О некоторых вопросах научного централизма

№ 12/64, XII.2021


В редакцию журнала поступили вопросы от размышляющего о научном централизме читателя, ответы на которые, правда, уже не раз давались в наших публикациях. Однако попробую ещё раз максимально доходчиво ответить человеку, искренне желающему разобраться.

Прежде всего всем сомневающимся товарищам и симпатизантам «Прорыва» следует знать, что мы совершенно не рассчитываем склонять аудиторию к принятию научного централизма на веру. Важно, чтобы каждый своей головой доходил до соответствующих выводов. Старый принцип признания программы и соблюдения устава нам не нужен, он на практике показал свою историческую ограниченность. Признавать программу и работать в организации сегодня недостаточно, необходимо, чтобы каждый действительный член партийного коллектива в должной мере овладел теорией марксизма-ленинизма, не колебался, был самодостаточно убеждённым и твёрдым коммунистом.

Второе: следует понимать, что научный централизм — это не какой-то хитроумный метод, выдвинутый чисто логически. Научный централизм и есть применение теории коммунизма к вопросу об организации партии и деятельности людей в целом, заложенные Лениным ещё в работе «Что делать?» и с самого начала проверенные на практике большевистским крылом РСДРП. Это научная истина. Мы настаиваем на том, что ленинская теория партийного строительства и сталинский опыт управления партией содержательно являются применением научного централизма. В.А. Подгузов и другие прорывцы обобщили, более детально сформулировали и доразвили данные теоретические положения, учитывая катастрофический опыт КПСС и опыт поражений современных партий с коммунистическими названиями.

I

Первый вопрос читателя звучит следующим образом:

«В статье Анатолия Редина «О борьбе за коммунизм здесь и сейчас» сказано: „В состав организации войдут: 1) сочувствующие — кто участвует в мероприятиях; 2) сторонники — кто активно занимается самообразованием, оказывает материальную поддержку, выполняет постоянные и разовые поручения; 3) кандидаты — кто активно осваивает и пропагандирует теорию марксизма-ленинизма, публикует рефераты по отдельным важным вопросам теории марксизма-ленинизма, ведёт активную пропагандистскую работу и просветительскую деятельность с лицами наёмного труда; 4) члены партии. Подобная гибкая кадровая структура позволит сохранять необходимую массовость при строгом обеспечении качества состава партии“.

Непонятно, чем занимаются члены партии и какие у них функции?».

Дело в том, что приведённая градация состава организации не носит функционального характера, дескать, одним вменены такие-то служебные обязанности, а другим — иные. Вообще, рассмотрение коммунистической организации с точки зрения функционального подхода в корне неправильно. Этот подход чисто бюрократический, базируется на возведении в абсолют разделения труда. Если исходить из наделения тех или иных составных единиц организации служебными обязанностями, дееспособную партию большевистского типа построить вообще не удастся.

Однако сказанное не означает, что в Партии Научного Централизма нет разделения труда. Первая и действительно значимая граница такого разделения — это осмысленное признание всем её составом руководства и, как следствие, дисциплинированное подчинение решениям Центрального Органа и Центрального Комитета. Одним из источников специализации членов партии являются личные способности и уровень подготовки, а также личная инициатива, одобренная руководством соответствующего уровня.

И здесь важно понять разницу между дисциплиной научного централизма и традиционным демократическим принципом подчинения меньшинства решениям большинства. Историческая практика показала не только то, что большинство, как правило, не способно выработать правильных решений и что «решения большинства» всегда являются продуктом навязывания позиций или интриг, но и то, что люди, несогласные или колеблющиеся в отношении решений, принятых большинством, часто умело, вольно или невольно, их саботируют.

Разумеется, нельзя исключать варианта, что и в Партии Научного Централизма будут проникать люди, которые попытаются ввести в заблуждение организацию, чтобы изнутри вредить её работе. Однако при научно-централистском кадровом подходе, когда требованием к члену организации является овладение марксистской теорией и ведение пропаганды, трудозатраты для двурушников и вражеской агентуры значительно возрастают. Кроме того, кадровые требования, как читатель сам может видеть, не носят формального характера. А когда нет чёткого формализованного пути к достижению цели, пыл карьеристов и подонков значительно охладевает. Именно они всегда громче всех настаивают на бюрократизации организационной структуры и особенно движения по «цепочке должностей». Мы же убеждены, что каждый коммунист должен самоотверженно работать на вверенном ему участке, не помышляя о должностях и функциях. Когда он будет объективно готов для большего объёма и важности участка работы, почувствует себя вполне готовым для большего объёма и важности участка работы, партия и будет соответствующе реагировать. Процесс выявления и выдвижения талантов всегда зависит не от «прозрачности» и мнимой «гибкости» организационной структуры, а от способностей руководства к контролю за ходом учёбы кадров, к правильной расстановке людей, организации работы и сплочению коллектива.

Однако эта граница не вполне соответствует обычным представлениям о разделении труда на управленческий и исполнительный. Дело в том, что руководство Партии Научного Централизма не должно быть сосредоточено только лишь на управлении организацией. Здесь речь идёт о принятии ключевых решений, определяющих политическую линию организации. Принцип принятия всех ключевых решений только руководством незыблем в научном централизме, что, впрочем, предполагает возможность участия на стадии обсуждения в их выработке всеми членами, а иногда и кандидатами в партию.

Что касается «функционала» руководства партии, то он не просто не ограничивается управлением, но предполагает самую активную исполнительную работу наряду с рядовыми членами организации. Одной из локальных причин загнивания КПСС стало как раз то, что её руководители сосредоточились на управленческой работе, отдав теоретическую на откуп академикам, политическую на откуп политологам, экономическую на откуп хозяйственникам, художественную на откуп художественной интеллигенции и так далее.

Приведённая в цитате градация состава организации регулирует меру воздействия разных составных единиц на принятие ключевых решений партии. Более того, она не носит пирамидальный характер, как это видится на первый взгляд человеку, привыкшему к типичным бюрократическим структурам. Институты сочувствующих, сторонников и кандидатов не предполагаются менее «престижными» и более загруженными черновой, исполнительной работой. Тут как раз наоборот, чем ближе к статусу руководителя партии, тем больше работы. Такая градация состава партии необходима для правильного использования реальной подготовки и готовности людей к борьбе, их знаний, навыков и морально-волевых качеств. Задача данной градации состоит в том, чтобы сохранять максимальную чистоту рядов организации. Грубо говоря, если большевики применяли метод периодических чисток партии, то мы предлагаем работать на упреждение. Тем более этому способствует то обстоятельство, что построение Партии Научного Централизма осуществляется в условиях отсутствия массового притока людей.

Таким образом, краткий ответ на поставленный вопрос звучит так: члены партии занимаются всей партийной работой, всем. А первая и главная функция члена партии на всю оставшуюся жизнь — добросовестно учиться коммунизму и учить научному мировоззрению тех, кто ещё не коммунист. Эту обязанность практически все члены КПСС, как показала практика, выполняли преступно формально.

Сочувствующие, сторонники и кандидаты же выступают лишь в качестве помощников, которые постоянно воспитываются, закаляются и проверяются в реальной работе, прежде всего по пропаганде и агитации.

II

Второй вопрос звучит следующим образом:

«Меня очень интересует вопрос, как выбрать самого лучшего (в смысле знаний теоретических и практических), самого идейного, самого работоспособного в лидеры партии (страны). Во всех практически левых организациях для этого используют принцип демцентрализма. В этой статье Анатолий Редин пропагандирует новый принцип научного централизма. Во многом согласен с тезисами статьи, что при демцентрализме в руководство могут проникать оппортунисты. Но все-таки в статье не приведены факты и доказательства, что этого не случится при научном централизме».

Абсолютной гарантий от оппортунистического перерождения любой организации не существует и существовать не может. Всякая организация — это прежде всего люди, а коммунистическая организация — это люди, которые вознамерились построить коммунистическое общество, знают, как его строить, и готовы пожертвовать ради этого жизнью. А люди — это не математические функции и не деревянные пешки, они действуют субъективно, на основе интеллекта, воли и чувств. Борьба за коммунизм — это процесс, в котором субъективная сторона деятельности людей является ведущей. Все объективные, материальные предпосылки коммунизма уже давно созрели и проявляются в том числе в том, что неизбежно возникают марксисты, неизбежно пролетарии обращаются и приобщаются к борьбе за коммунизм.

Истоком же оппортунизма является всеобщий объективный закон живых организмов приспосабливаться к окружающей среде. Когда этот закон работает «со знаком плюс», мы наблюдаем преобразующую деятельность людей, но в большинстве случаев он проявляет себя именно как индивидуальное или коллективное приспособление к господствующим в данном случае социальным силам (буржуазии). Например, профсоюзничество является формой такого приспособления, когда люди объединяются, чтобы выгоднее продавать свою рабочую силу капиталистам и улучшать условия труда.

Основанием появления оппортунистов является объективное наличие капитализма и пережитков всех классовых обществ в социуме и в психике отдельных людей. Чтобы уничтожить оппортунизм, необходимо уничтожить капитализм и искоренить традиции и привычки классового общества. До этого момента абсолютных гарантий от оппортунизма дать невозможно, необходим поиск не гарантированных рецептов, а постоянная санитария, организационная форма, в которую эта антиоппортунистическая санитария будет органически вплетена. Это и есть наша гарантия.

Кстати говоря, на этапе ведения борьбы за установление диктатуры рабочего класса и успешное построение коммунизма речь идёт не о полном уничтожении оппортунизма, ибо это, как сказано выше, дело будущего, а об эффективной изоляции оппортунистов от пролетарского движения и оппортунистической идеологии от сознания работающего (рабочего) класса. И главными инструментами этой изоляции служат, во-первых, теоретическое, во-вторых, политическое разоблачение оппортунизма и оппортунистов. И нужно быть готовыми, что часто это разоблачение возможно только тогда, когда они на практике предают дело коммунистической борьбы. Здесь важно, чтобы это предательство происходило за пределами Партии Научного Централизма, то есть чтобы оппортунисты отсекались партией и вычищались на максимально ранних стадиях своей деятельности, не пятнали наше знамя.

Поэтому «фактов и доказательств», что научный централизм абсолютно гарантирует искоренение оппортунизма и непроникновение оппортунизма в партию, быть не может. Наши факты и доказательства состоят в том, что наш коллектив многие годы успешно не допускает в свои ряды оппортунистов и успешно их изгоняет.

Мы настаиваем на том, что партийная демократия является наиболее удобным средством проникновения оппортунистов в руководство коммунистических организаций. Она по сути не даёт никаких преимуществ в коммунистической борьбе, служит только разболтанности партии и снижению её дисциплинной силы.

Далее, что касается «выбора самого лучшего (в смысле знаний теоретических и практических), самого идейного, самого работоспособного в лидеры партии (страны)».

Проведём мысленный эксперимент. Согласно господствующим сегодня в левой среде представлениям об оргстроительстве, все люди марксистских взглядов, признающие основные программные положения (скажем, необходимость диктатуры рабочего класса и строительства коммунизма), должны объединиться и посредством голосования выбрать вождей, которые будут руководить ими. Так, самые твёрдые сторонники Тюлькина, Зюганова, Попова, Платошкина, Рудого, Сёмина и других ярких фигур левого движения, разумеется, проголосуют за своих кумиров. Победит тот, у кого больше сторонников, кто сумеет завоевать большинство голосов. Дальше возможно два варианта: или возникнет коллегиальный орган, в который на равных правах войдёт большинство «лидеров мнений», или полномочия сосредоточатся в руках одного из них. Но так или иначе, такая организация будет страдать от фракционности, так как каждая политическая линия и каждый её лидер в силу амбиций будут тянуть одеяло на себя, саботировать решения конкурентов. Через какое-то время последует раскол, затем следующий раскол и движение вернётся в изначальное состояние. Какая-то фракция выиграет от этого объединения, какая-то проиграет, но суть останется прежней.

Вопрос же объективно состоит в том, чтобы научно выработать цели, средства и пути борьбы за коммунизм. Затем сформировать крепкий костяк организации и убеждать массы в необходимости реализации именно научной программы действий. Дискуссии, «праймериз», голосования не являются средством выработки теории и программы, стратегии и тактики. Если же считать их средством пропаганды и агитации, то практика показывает, что научная линия всегда оказывается в меньшинстве. И Маркс, и Ленин, и Сталин постоянно оказывались в меньшинстве, и им стоило титанических организационных усилий руководить партией в условиях демцентализма.

Таким образом, сама постановка вопроса о выборе вождей некорректна. Выбор — это процедура с уже заведомо готовыми вариантами и совершенной неопределённостью в головах выбирающих. Если, скажем, читателю очевидно, что «самым лучшим (в смысле знаний теоретических и практических), самым идейным, самым работоспособным в лидеры партии (страны)» является лидер «Прорыва», значит, никакого выбора здесь нет. Налицо авторитет, а не выбор.

Мы уверены, что настоящие коммунисты и настоящие коммунистические вожди выковываются в практике борьбы. Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин и другие вожди поднялись на высоту своего авторитета не по выбору большинства, а в жерле объективной классовой борьбы.

Если сказать проще, то руководители в научном централизме самоназначаются и только практика проверяет на прочность их авторитет. Каждый настоящий коммунист должен стремиться работать так, чтобы не посрамить наше дело, браться за самые смелые задачи и решать их. Тогда не возникнет ни условий, ни смысла в выборе.

Возникает вопрос: можно ли с точки зрения научного централизма добиться успеха в деле коммунистической борьбы без выдающихся личностей, без вождей? Ответ на него даёт историческая практика. Нет ни одной успешной коммунистической организации, ни одной успешной революции без вождей. Таковы объективные исторические условия капитализма. Коммунисты и тем более коммунистические вожди — это люди будущего, люди, которые в условиях старого общества живут по-новому, борясь с обстоятельствами. Низвергнуть капитализм и возвести коммунизм без таких людей невозможно. И чем их больше, тем перспектива победы прочнее.

Некоторые скажут, что такой подход субъективный, непрочный и сомнительный. Объективно, прочно и несомненно выглядят, например, коммунистические ГЭС, ЛЭП, атомные и космические станции — все те материально-физические образования, которые дал Великий Октябрь. Однако практика показала, что без «непрочной» субъективности ничего не помешало обратить их в собственность олигархов.

Одна из основных проблем левых состоит в непонимании отношения объективного и субъективного в коммунизме, они постоянно пытаются найти какие-то 100% рецепты и гарантированные приёмы, впадая то в демократизм, то в анархизм, то в технократизм.

Конечно, идеально, если бы всех или большинство людей можно было бы перевоспитать в коммунистов уже сейчас, но поскольку это объективно невозможно при капитализме и на первой фазе коммунизма, постольку нужна партия, нужны руководители-вожди, а в дальнейшем нужна не только эффективная система убеждения, но и система принуждения. К слову, в КНДР эту истину давно усвоили и ТПК поставила перед собой задачу перековать всех своих граждан в носителей идеологии чучхе. Это правильный подход.

Между прочим, капиталисты давно поняли преимущества субъективного фактора своей формации, поэтому воспитывают всех людей в духе антикоммунизма. Но им, конечно, проще: достаточно насаждать плюрализм, уважение ко всякому мнению, к любой позиции, узкопрофессиональный кретинизм и засорять мозги идеалистической чепухой и религией.

III

Третий вопрос такой:

«В статье описывается новый способ: „…Таким образом, поиски противоядия от оппортунистического перерождения партии обязаны проходить по линии выработки гарантий научности кадрового состава руководства и укрепления централизма. Иными словами, наша задача — воспитать коммунистических вождей и полностью отказаться от всех демократических процедур — это и есть гарантия от перерождения, причём опробованная на практике большевизма (сталинский период) и чучхе…“. Вопрос сразу: как воспитать? Надо раскрыть сущность, так как в этом и есть главная загвоздка, на мой взгляд. Если не будет выбора путем большинства (здесь я не защищаю этот способ), то кто будет выбирать кого повышать и вести человека до условного генсека? Не будет ли здесь кумовства или даже взяточничества? Где от этого защита? При демцентрализме, например, генсеки постепенно поднимались по должностям, на повышение забирали проявивших себя с лучшей стороны (в теории) <…> Человек — такое существо, единственное на планете, которое может сколь угодно долго скрывать свою сущность. Не будет ли такого, что, добравшись до самой вершины власти, он станет действовать в оппортунистическом ключе? Мало ли мы знаем примеров умных и беспощадных к себе людей со стороны либералов или правых? Даже среди них есть люди с честью и достоинством. А как звучат, как гром среди ясного неба, преступления вроде бы кристально честных и достойных людей, примерных семьянинов и профессоров из лучших университетов? Сколько мы знаем великих шпионов, которые жили десятки лет чужой жизнью в чужой стране и даже занимали высокие посты? В связи с этим возникает мой самый главный вопрос. Как распознать карьериста, который будет умен, теоретически подкован, совестлив и обладать прочими качествами, но глубоко в душе не будет иметь идейного стержня и начнет действовать оппортунистически, добравшись до вершины?»

Важнейшая причина крушения КПСС состоит в том, что после Сталина в СССР ни один генсек не встал к рулю партии на основе своих явных заслуг в развитии коммунистической теории и признании этих заслуг, прежде всего партийными массами. Более того, каждый последующий генсек по уровню своей научно-теоретической подготовки был ниже предыдущего, а Горбачева вообще приходится признавать откровенным неучем и негодяем. Относительно более высокая устойчивость КПК, ТПК, Кубинской Коммунистической Партии состоит именно в том, что их возглавляли личности со значительным научным багажом и опытом теоретических побед над оппортунистами в национальных партиях. Даже Дэн Сяопин некоторое время возглавлял КПК в качестве признанного теоретика НЭП, чего нельзя сказать ни о Хрущёве, ни об Андропове, ни тем более о Горбачеве.

В том-то и дело, что согласно принципу демцентрализма, в руководители попадают, те, за кого проголосовало большинство, а не те, кто объективно способен правильно руководить. Нет более сомнительной идеи, что выбор большинства верно отражает требования к расстановке кадров. Ещё раз обращаю внимание, что в коммунистической партии не должно быть конкурентности и соревновательности, так как она состоит из единомышленников. Если нет научного единомыслия, организация не имеет морального права именоваться коммунистической. А если есть научное единомыслие, значит, исключается конкурентность. Карьеризм и коммунизм — явления несовместимые. Необходимо изначально строить организацию из людей, которые подавили в себе стремление «залезть наверх». Властолюбцы, какими бы они ни были способными в частных делах, должны изгоняться из партии незамедлительно.

На вопрос, как воспитать коммуниста, однозначного научного ответа пока нет. Однако некоторые теоретические и практические обобщения даны в ряде публикаций журнала, например в серии статей А. Иванова: «Отправить мысль в научный полёт», «Осознание необходимости коммунизма», «О марксистском самовоспитании».

Что касается двурушников и способов их выявления, то суждения читателя по этому вопросу не вполне верные. Его тираду об «умных, кристально честных и достойных» перевёртышах можно упростить до простой формулы превращения настоящего коммуниста в оппортуниста. Предположим, у нас есть настоящий коммунист, твёрдый борец, владеющий марксистской теорией и умело применяющий её на практике. Возможно ли, чтобы он переродился?

Здесь теоретизировать особого смысла нет, лучше обратиться к исторической практике, тем более она достаточно обширна. И что мы увидим? Мы увидим, во-первых, что большинство настоящих коммунистов прошлого марксизмом владели не в должной мере, однако при этом оставались верны коммунизму. Во-вторых, что ни один из них не переродился так, как этого боится читатель. В-третьих, что настоящего коммуниста можно только уничтожить, если он достаточно силён духом, или сломить его волю до бездействия, если он недостаточно силён духом. Коммунист предать коммунизм не может, потому что это бы означало предать себя самого. Следовательно, речь можно вести только о двурушниках, то есть изначальных замаскированных некоммунистах.

Здесь в качестве отступления можно вспомнить один важный момент, смущающий левых. Так, известно, что Ленин говорил, что Каутский и Плеханов были марксистами до определённого момента. Это часто трактуют так, что они были коммунистами, а затем переродились. Однако такое восприятие позиции Ленина является неверным. Ленин писал прежде всего о том, что тексты Каутского и Плеханова до определённого периода их творчества могут послужить учебным пособием для молодых членов партии в условиях отсутствия лучших книг. Разумеется, ни Каутский, ни Плеханов никогда не были коммунистами, всегда были носителями теоретических ошибок и лицами, не способными к правильному руководству коммунистическим движением. Они всегда были оппортунистами. Это многократно подтверждается практикой их руководства и полным отсутствуем в их творчестве развития теории марксизма.

Далее, касательно двурушников и шпиков. Какова сила и цена коммунистической организации, в руководство которой может пробраться враг? Это, кстати, к вопросу об эталонности большевистской организации, в ЦК которой на разных этапах заседали Троцкий, Малиновский, Каменев, Зиновьев, Бухарин, Томский и прочая сволочь. Так мы будем повторять ошибки предшественников или учиться на них? По-моему, Сталин выучил печальные уроки борьбы с врагами внутри партии и значительно повысил качество кадрового отбора в 1930-е — 1940-е. Теперь нам нужно выучить печальные уроки пролезания в руководство врагов уже при Сталине и обеспечить более высокий уровень кадровой работы.

Читатель считает, что всему виной идейный стержень в душе человека. В «Прорыве» предпринята попытка научно разработать вопрос о диаматике личности, чтобы понять, что делает человека коммунистом. Было установлено, что «продуктивная человеческая совесть и есть эмоционально окрашенная диаматика личности», а «диаматика безф совести мертва, совесть без диаматики глупа». Если предельно кратко обрисовать нашу теорию, то мы убеждены, что овладение научным, марксистским мировоззрением сопряжено с развитием совести. Грубо говоря, понять коммунизм и стать коммунистом без соответствующего уровня добросовестности невозможно вообще, а предельно добросовестный человек неизбежно придёт к коммунизму или как минимум будет действовать как коммунист.

Поэтому совестливый карьерист, совестливый двурушник или шпион — это оксюмороны.

Вычислить карьериста и врага — это оперативное искусство, приобретаемое с опытом. Ничего нового здесь придумать нельзя, метод наблюдения и проверки, помноженный на внимательность и жизненный опыт. Но суть в том, что никакой шпион и оппортунист не будет и не сможет развивать марксизм, строить коммунизм, быть идейным борцом. Все известные в истории партийные подонки ничего подобного не демонстрировали, а лишь имитировали. Они всегда пользуются тем или иным формализмом. Поэтому важно максимально исключать условия для формализации деятельности, пытаться ориентировать работу на содержание социальных процессов. Нужно не придумывать хорошие правила и методики работы, а воспитывать качественные кадры, проявлять к ним доверие и судить по результатам.

А. Редин
16/12/2021

О некоторых вопросах научного централизма: 11 комментариев

  1. Тов. Редин в очередной раз демонстрирует, чем «Прорывист» отличается от левацкого бла-бла-бла.

    Технический вопрос: Малиновский (Радион Яковлевич) в компании троцкистов за какие заслуги?

  2. Без определённой доли бюрократизма и формализма никакая существенного размера организация существовать не может. В том числе и партия.
    Но хорошо, если вы так чётко разобрали как надо строить партию, то надо писать её устав. Или он тоже будет не нужен?

    • Все современные партии России с коммунистическими названиями возникли на учредительных съездах, в торжественной обстановке, с обсуждения и утверждения программы и устава. И что, есть результаты? Вот и вы, пилот, вместо того, чтобы осчастливить читателей добротными марксистскими материалами, предлагаете погрузиться в, как вы сами называете, бюрократизм и формализм. В том-то и прелесть переживаемого нами периода, что устава ещё нет, а, практически, весь актив нашей организации стремиться работать точно по установкам марксизма, проверенных практикой побед ленинского и сталинского периодов. Вы думаете, что коммунизм будет хорошо функционировать потому, что будет Устав, а не потому, что при коммунизме все люди будут обладать научным подходом к решению всех задач. Сегодня большинство активистов «Прорыва» работают не потому, что его положение соответствует строчке в «табеле о рангах», или в инструкции по пожарной тревоге, а потому, что каждый наш активист точно знает, что он должен делать по основной своей функции — марксиста.

      • Антип, содержание без формы также ущербно как и форма без содержания. Попытки совсем избежать всяких формальностей выглядят по детски наивно.
        Такова диалектика что форма обладает способностью подталкивать развитие содержания.

        • Б-же мой, ув. Пилот, сколько ваших комментариев ни читал под различными статьями, каждый раз ощущение, что Вы троллите. Вам более чем по фактам отвечают, в ответ от Вас же полное игнорирование и отсутствие даже попыток понять сказанное.

          • Sotha Sil, что конкретно тут вам не понятно? Никакая партия не сможет существовать без формальностей типа устава, программы, решений, съездов и т.п. А клуб любителей диванного марксизма конечно может существовать бесконечно.

  3. Я думаю, это самая важная часть: «Было установлено, что «продуктивная человеческая совесть и есть эмоционально окрашенная диаматика личности», а «диаматика без совести мертва, совесть без диаматики глупа». Если предельно кратко обрисовать нашу теорию, то мы убеждены, что овладение научным, марксистским мировоззрением сопряжено с развитием совести.»

  4. А компартия Китая и КНР почему не саморазвалились,в отличие от КПСС и СССР?

    • Александр, вы, видимо, имеете в виду КНДР. КПК и ТПК не развалились, прежде всего, в силу в силу более старательного изучения коммунистами Китая и Кореи марксизма-ленинизма, трудов Мао и Ким Ир Сена, творчески применивших марксизм к анализу специфики Китая и Кореи. Они решительно отказались от следования хрущевине и горбаёвине антисталинизма, чем и отличались от безграмотного стада под названием КПСС времён Хрущева, Андропова и Горбачева.

    • КПК сразу после XX Съезда назвал советскую концепцию мирного сосуществования с капиталистической системой, провозглашенную Н.С. Хрущевым предательством коммунизма. КПК не имеет ничего общего с предавшей коммунизм КПСС и даже ввело для послесталинского СССР специальный термин «социалистический империализм».

      Ну и в честь чего китайский народ и КПК должен повторить путь неудачников КПСС и СССР?

      Обычно пропускают мимо ушей, так что акцентирую: с точки зрения КПК после 20-го Съезда — абсолютно все 16 млн. членов КПСС предатели коммунизма, а СССР империалистическая держава — они проиграли ибо должны были проиграть. Империалисты всегда проигрывают более богатым империалистам и коммунистам.

Добавить комментарий для Alx Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s