Фрагменты писем Энгельса К. Шмидту по поводу изучения Гегеля


Конраду Шмидту от 1 ноября 1891 года

Без Гегеля, конечно, обойтись невозможно, и притом нужно время, чтобы его переварить. «Малая Логика» в «Энциклопедии» — очень хорошее начало. Но Вы возьмите VI том в издании «Сочинений», а не отдельное издание Розенкранца (1845), так как в первом имеется гораздо больше поясняющих добавлений из «Лекций», хотя осел Хеннинг часто сам в них не разбирался.

В введении Вы найдете § 26 и т. д., прежде всего критику вольфовской обработки Лейбница (метафизика в историческом смысле), затем англо-французского эмпиризма, § 37 и т. д., затем Канта, § 40 и следующие, наконец, мистицизма Якоби, § 61. В отделе первом («Бытие») Вы не останавливайтесь чересчур долго на «Бытии» и «Ничто», последние параграфы «Качества», затем «Количество» и «Мера» гораздо лучше. Но главная часть — это «Учение о сущности»: раскрытие абстрактных противоположностей во всей их несостоятельности, причем как только собираешься удержать лишь одну сторону, так она незаметно превращается в другую и т. д. Вы можете уяснить себе это всегда на конкретных примерах.

Например, яркий образец нераздельности тождества и различия Вы как жених найдете в себе самом и в Вашей невесте. Совершенно невозможно установить, является ли половая любовь радостью от того, что тождество в различии или различие в тождестве? Откиньте здесь различие (в данном случае полов) или тождество (принадлежности обоих к человеческому роду), и что же у Вас останется? Я припоминаю, как меня вначале мучила как раз эта нераздельность тождества и различия, хотя мы не можем и шагу ступить, чтобы не наткнуться на это.

Но никоим образом не следует читать Гегеля так, как читал его г-н Барт, именно для того, чтобы открывать в нем паралогизмы и передержки, которые ему служили рычагами для построений. Это работа школьника. Гораздо важнее отыскать под неправильной формой и в искусственной связи верное и гениальное. Так, переходы от одной категории к другой или от одной противоположности к следующей почти всегда произвольны. Часто это происходит при помощи остроты, как, например, положительное и отрицательное — § 120 — оба «гибнут», чтобы Гегель мог перейти к категории «основания». Раздумывать об этом много — значит просто терять время.

Так как каждая категория у Гегеля представляет собой ступень в истории философии (он по большей части и указывает такого рода ступени), то Вы сделаете хорошо, если возьмете для сравнения «Лекции по истории философии» (одно из гениальнейших произведений). Для отдыха могу Вам порекомендовать «Эстетику». Когда Вы уже несколько вработаетесь в нее, то будете поражены.

Извращение диалектики у Гегеля основано на том, что она должна быть, по Гегелю, «саморазвитием мысли», и потому диалектика вещей — это только ее отблеск. А на самом-то дело ведь диалектика в нашей голове — это только отраженно действительного развития, которое совершается в мире природы и человеческого общества и подчиняется диалектическим формам.

Сравните хотя бы у Маркса развитие от товара к капиталу с развитием у Гегеля от бытия к сущности, и у Вас будет прекрасная параллель: с одной стороны, конкретное развитие, как оно происходит в действительности, и, с другой стороны, абстрактная конструкция, в которой в высшей степени гениальные мысли и местами очень важные переходы, как, например, качества в количество и обратно, перерабатываются в кажущееся саморазвитие одного понятия из другого. Примеров чего можно было бы сфабриковать еще дюжину.


Конраду Шмидту от 4 февраля 1892 года

Я очень рад, что Вы так удачно начали свою доцентскую деятельность. Надеюсь, что так будет продолжаться и впредь. Г-ну Вольфу это будет особенно приятно — так ему и надо. Конечно, очень хорошо, что некоторые из недовольных ходом партийных дел господ студентов снова принимаются за ученье. Чем больше они будут учиться, тем терпимее они будут относиться к людям, занимающим действительно ответственное положение и старающимся добросовестно выполнять свои обязанности; со временем они увидят, что для достижения великой цели и сплочения необходимой для этого миллионной армии надо всегда помнить о главном и не давать сбивать себя с пути мелочными придирками. Они должны будут обнаружить также, что «образование», которым они так кичатся перед рабочими, оставляет еще желать очень многого и что рабочие инстинктивно, «непосредственно» — выражаясь по-гегелевски, уже обладают тем, что им, студентам, приходится приобретать с таким трудом. «Молодые» попали в Эрфурте в весьма плачевное положение, а их газета, судя по тем номерам, которые я видел, — только убогий перепев здешней анархистской автономии.

Если при чтении Гегеля Вы забредете на «болотистую почву», пусть это Вас не останавливает: через полгода Вы в том же самом болоте обнаружите опорные точки, по которым благополучно выберетесь на дорогу. Законченная последовательность ступеней в развитии понятия относится у Гегеля к системе, к преходящему, и эту последовательность я считаю наиболее слабой стороной, хотя и наиболее остроумной, ибо Гегель пытается преодолеть все трудности посредством остроумных каламбуров: положительное и отрицательное гибнут и поэтому приводят к категории основания («Энциклопедия»). Это, конечно, на всяком другом языке пришлось бы сделать по-иному. Переведите последовательный ряд понятий в «Учении о сущности» на другой язык, и в большинстве случаев переходы окажутся невозможными.

Фрагменты писем Энгельса К. Шмидту по поводу изучения Гегеля: 2 комментария

  1. Как известно, одна тренировка ни в одном виде спорта ничего ещё не решает. Один решенный алгебраический пример не делает человека математиком. Чтение одной главы из Гегеля не сделает человека диалектиком. Просто, на пути к прочному постижению марксизма, не лишне пройти путь, по которому прошли Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин, т.е. предметнее познакомиться с трудом, который во многом сформировал стиль и силу мышления Маркса, у которого, потом, учились все остальные. У текстов Гегеля есть такое свойство: чем дольше и внимательнее их читаешь, даже, если не совсем улавливаешь смысл, то, постепенно, привыкаешь к необходимости доказательного изложения от исходного посыла к выводу. Гегель, фактически, не пользуется цитатным методом «доказательства», опорой на авторитеты, он всё доказывает логически и, даже, умудряется доказать недоказуемое, но это уже для верующих в исходный его посыл о существовании всемирного духа.

    1. На счёт «мирового духа» говорить конечно сложно. Но если вот взять тот же империализм. Это тоже своего рода «дух» носителями которого является высшая военно-политическая верхушка какой то страны. В одной стороны они действуют как бы субъективно — самостоятельно принимают решения, а с другой — объективно как типичные империалисты. Субъективная сторона дела выражается набором «понятий» которыми они оперируют. Объективная же сторона хорошо описана Лениным.

Добавить комментарий для Антип Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close