Капремонт, ЖКХ в целом и марксизм

Стоит ли платить за капремонт?

Дадим справку по данному вопросу, а затем развернём некоторые понятия.

В соответствии со ст. 158 ЖК РФ собственник помещения в многоквартирном доме обязан нести расходы на содержание принадлежащего ему помещения, а также участвовать в расходах на содержание общего имущества в многоквартирном доме соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество путем внесения платы за содержание жилого помещения, взносов на капитальный ремонт.

Уплата дополнительных взносов (т. е. плюсом к обычным, если собственники сами решили сделать капремонт), предназначенных для финансирования расходов на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме, осуществляется собственниками помещений в многоквартирном доме в случае принятия собственниками помещений в многоквартирном доме, которые формируют фонд капитального ремонта на счете регионального оператора, решения о проведении капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме и при этом невозможности использования средств фонда капитального ремонта на финансирование услуг и (или) работ по капитальному ремонту, предусмотренных принятым решением собственников помещений в многоквартирном доме, в определенные принятым решением сроки собственники помещений в этом доме вправе принять на общем собрании собственников помещений в этом доме решение о дополнительном взносе для оплаты указанных услуг и (или) работ и порядке его уплаты. При этом уплата таких платежей не может начинаться ранее чем за три календарных месяца до конечного срока выполнения указанных услуг и (или) работ, предусмотренных договором. Использование средств, сформированных за счет дополнительных взносов, осуществляется в порядке, установленном решением общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме.

Расходы на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме финансируются за счет средств фонда капитального ремонта и иных не запрещенных законом источников.

Обязанность по оплате расходов на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме распространяется на всех собственников помещений в этом доме с момента возникновения права собственности на помещения в этом доме. При переходе права собственности на помещение в многоквартирном доме к новому собственнику переходит обязательство предыдущего собственника по оплате расходов на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме, в том числе не исполненная предыдущим собственником обязанность по уплате взносов на капитальный ремонт.

Таким образом, на основании ч.ч. 1, 3 ст. 158 ЖК РФ (пересказаны выше) собственник помещения в многоквартирном доме обязан нести расходы на содержание принадлежащего ему помещения, а также участвовать в расходах на содержание общего имущества в многоквартирном доме соразмерно доле в праве общей собственности на это имущество путем внесения за содержание и ремонт жилого помещения и взносов на капитал ремонт. Обязанность по оплате расходов на капитальный ремонт многоквартирного дома распространяется на всех собственников помещений в этом доме с момента возникновения права собственности на помещения в этом доме.

Право собственников помещений в многоквартирном доме на денежные средства фонда капитального ремонта, образованного за счет их взносов, конкретизировано в разделе IX Жилищного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым фонд капитального ремонта формируется путем перечисления взносов собственников помещений на специализированный счет либо путем их перечисления на счет регионального оператора (ч. 3 ст. 170 ЖК РФ).

Собственники помещений в многоквартирном доме обязаны уплачивать ежемесячные взносы на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме (ч.1 ст. 169 ЖК РФ), за исключением (ч.2) признания в установленном Правительством РФ порядке многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу, а также в случае принятия исполнительным органом государственной власти или органом местного самоуправления решений об изъятии для государственных или муниципальных нужд земельного участка, на котором расположен этот многоквартирный дом, и об изъятии каждого жилого помещения в этом многоквартирном доме, за исключением жилых помещений, принадлежащих на праве собственности Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию.

Доходы от передачи в пользование объектов общего имущества в многоквартирном доме, средства товарищества собственников жилья, жилищного кооператива, в том числе доходы от хозяйственной деятельности товарищества собственников жилья, жилищного кооператива, могут направляться (ч.4) по решению собственников помещений в многоквартирном доме, решению членов товарищества собственников жилья, решению членов жилищного кооператива, принятым в соответствии с настоящим Кодексом, уставом товарищества собственников жилья, уставом жилищного кооператива, на формирование фонда капитального ремонта в счет исполнения обязанности собственников помещений в многоквартирном доме по уплате взносов на капитальный ремонт и (или) на формирование части фонда капитального ремонта сверх формируемой исходя из установленного минимального размера взноса на капитальный ремонт, которая может использоваться на финансирование любых услуг и (или) работ по капитальному ремонту общего имущества в многоквартирном доме. Следовательно, допустимо, пополнять фонд, например, за счет размещения рекламного банера на фасаде здания.

Следует отметить, что многократно предпринимались попытки оспорить взносы на капремонт. Самая известная из них:

«12 апреля 2016 года Конституционный Суд РФ защитил права жильцов при реализации программы капитального ремонта. Дело о проверке конституционности части 1 статьи 169, частей 4 и 7 статьи 170 и части 4 статьи 179 Жилищного кодекса Российской Федерации по запросам групп депутатов Государственной Думы было рассмотрено 3 марта 2016 года.

История вопроса. В 2012 году были приняты поправки в Жилищный кодекс, обязавшие всех собственников помещений в многоквартирных домах ежемесячно вносить взносы на капитальный ремонт. Размер платы был привязан к площади квартиры. Субъектам Федерации было предоставлено право создать специальные уполномоченные компании – региональных операторов капитального ремонта. Жильцы дома могли выбрать один из двух вариантов финансирования – либо вносить деньги на специальный счет (только на ремонт своего дома), либо перечислять их региональному оператору (в так называемый «общий котел»). Данные положения Жилищного кодекса были оспорены двумя группами депутатов Государственной Думы. Конституционный Суд объединил их запросы в общее производство.

Позиция заявителя. Заявители считают взносы на капремонт дополнительным и неправомерно установленным налогом. По их мнению, первоначальный капитальный ремонт домов с приватизированным жильем должно производить государство. Они обращают внимание на то, что муниципалитету предоставлено право выбрать способ финансирования ремонта без согласия жильцов (если они не приняли такого решения в срок). Авторы запроса считают, что такая возможность нарушает права собственников. Интересам последних, по мнению заявителей, не отвечает и норма об «общем котле», поскольку позволяет оператору произвольно распоряжаться перечисленными средствами.

Заявители требуют признать данные нормы не соответствующими статьям 2 (часть 4), 15 (часть 1), 19 (часть 1), 35 (части 1 и 2), 40 (часть 1) и 57 Конституции Российской Федерации.

Позиция Суда. Конституционный Суд отметил, что из права собственности на жилые помещения вытекает обязанность заботиться об общем имуществе и сохранности многоквартирного дома. Взносы на капитальный ремонт не являются налогом, поскольку собранные средства должны расходоваться исключительно целевым образом.

Введение взносов не отменяет обязательств государства перед жителями домов, требовавших капитального ремонта на момент приватизации жилья. Подобные здания должны в первоочередном порядке включаться в соответствующую региональную программу. Для проведения их капитального ремонта из бюджетов всех уровней может оказываться дополнительная финансовая поддержка. Вместе с тем законодателю надлежит конкретизировать порядок исполнения данного обязательства государства.

Право муниципалитета самостоятельно определить способ финансирования капитального ремонта, если сами жильцы уклонились от выбора, не противоречит Конституции. В то же время, местные власти обязаны надлежащим образом проинформировать граждан о механизме финансирования капремонта. Если суд установит несоблюдение этого требования, то жильцы вправе досрочно изменить порядок внесения средств в пользу специального счета (только на ремонт своего дома).

Система «общего котла» сама по себе не противоречит Конституции, поскольку позволяет быстро аккумулировать средства для неотложного проведения работ в аварийных зданиях. Исходя из этого, очередность проведения капитального ремонта должна определяться на основе объективного состояния домов и может быть оспорена жильцами в судебном порядке. Прекращение деятельности конкретного регионального оператора не освобождает власти от обязательств перед гражданами. Законодатель должен установить механизм, обеспечивающий непрерывность их исполнения. Кроме того, должна быть гарантирована прозрачность реализации региональных программ капитального ремонта.

Выявленный Конституционным Судом смысл положений Жилищного кодекса является обязательным для всех органов власти, граждан и их объединений.

Председательствует в процессе ЗОРЬКИН Валерий Дмитриевич

Судья-докладчик МАВРИН Сергей Петрович»

Кроме того, следует найти сайт регионального фонда и там, в разделе с нормативно-правовыми документами, посмотреть региональный акт, устанавливающий размер взноса руб./м2. Обычно субъекты предоставляют компенсации некоторым категориям граждан, в основном это одиноко проживающие не имеющие работы пенсионеры, граждане в возрасте более 70 и 80 лет и т.п. Посмотреть, следовательно, можно там же.

Практика показывает, что фонды капитального ремонта не справляются с судебной нагрузкой по взысканию задолженности (по статистике платят только 70% собственников). Как правило они просуживают домами и в тех районах субъекта, где наиболее низкая платёжная дисциплина. Задолженность коллекторским службам не продают, их не привлекают. Политика государства в области бизнеса по взысканию задолженности в настоящий момент, тем более в сфере ЖКХ, — это, вопреки крику леваков, защита населения. Власть боится системных кризисных явлений, поэтому выступает против дополнительного давления на бедствующие слои населения, чтобы избежать социальных взрывов. По ТВ идёт постановочное шоу «Антиколлектор» и т. п. Поэтому фонды боятся привлекать к работе взыскателей и других головорезов. В данном конкретном случае общеклассовые интересы буржуазии доминируют над частными интересами нескольких олигархов ЖКХ.

Следовательно, собственными кадрами по судебно-претензионной работе в необходимом объёме не обладают. Стало быть, следует изучить количество и качество их судебной работы (обычно на сайте публикуют список домов, на собственников квартир которых фонд подал в суд), и вполне возможно, что вашу задолженность просудить не успеют.

Напомним, что срок исковой давности — три года. Напомним также, что истечение срока исковой давности не лишает взыскателя права обратиться в суд, а даёт право должнику заявить истечение срока в суде (т. е. долги не исчезнут сами по себе, пока вы в суде не заявите, что истёк срок исковой давности, и сам суд сделать это не имеет права).

Что собой представляют ЖКУ (жилищно-коммунальные услуги) вообще и взносы на капремонт в частности для пролетариата?

В целом ЖКУ — это товар на рынке, необходимая часть которого связана с воспроизводством условий жизнедеятельности, а точнее — в основном товара «рабочая сила», а остальное есть алчное желание монополистов ЖКХ перераспределить прибавочную стоимость, то есть создать известное «давление» на кошелёк пролетария, чтобы «перекачать» прибыль из сферы товаров потребления себе в карман путём снижения платёжеспособного спроса населения. Это становится возможным из-за монопольного положения производителей коммунальных услуг и особого фактора их жизненной необходимости. У них единственная проблема — это поставщики услуг, которые занимаются сбором денег с населения и не спешат с ними расставаться. Но как заявил Путин на последней пресс-конференции, скоро этот денежный туннель ликвидируют.

ЖКУ впору сравнить с расходами пролетариата на жильё в целом.

Обратимся к классикам.

Работы классиков марксизма — это сокровищница научных знаний. В данном вопросе проявляет свою актуальность работа Энгельса «К жилищному вопросу».

«Жилищная нужда рабочих и части мелкой буржуазии наших современных больших городов представляет собой одно из бесчисленных более мелких, второстепенных зол, вытекающих из современного капиталистического способа производства. Она вовсе не является прямым следствием эксплуатации капиталистом рабочего как рабочего. Эта эксплуатация — вот коренное зло, которое социальная революция стремится уничтожить, уничтожая капиталистический способ производства».

Обратите внимание, что Энгельс чётко разделяет социальные проблемы на первостепенные и второстепенные. Об этом сегодня часто забывают, считая, что «первостепенно» — это либо то, что представляется наиболее катастрофическим в данный момент, либо наиболее волнующим целевую аудиторию, на которую работает пропаганда.

«…Распределение произведенной рабочим классом и безвозмездно отнятой у него прибавочной стоимости между нетрудящимися классами совершается в ходе весьма поучительной мелочной борьбы и взаимного надувательства: поскольку это распределение осуществляется путем купли и продажи, одним из главных его рычагов является обман покупателя продавцом, и этот обман стал теперь в розничной торговле, особенно в больших городах, подлинным условием жизни для продавца. Но если лавочник или булочник обманывает рабочего на цене или на качестве товара, то он обманывает его не в его специфическом качестве рабочего. Напротив, коль скоро в каком-либо месте некоторая средняя мера надувательства становится общественным правилом, она, с течением времени, неизбежно находит свое возмещение в соответствующем повышении заработной платы. Рабочий выступает по отношению к лавочнику как покупатель, то есть как владелец денег или кредита, и, следовательно, вовсе не в качестве рабочего, то есть продавца рабочей силы. Пусть надувательство затрагивает его, как вообще неимущие классы, сильнее, чем более богатые классы общества, но оно не является злом, затрагивающим исключительно рабочего, свойственным только его классу».

Из этой цитаты хорошо видно верность актуализации марксизма Валерием Алексеевичем Подгузовым и очищение его от позднесоветской ереси того, что капитализм = соблюдение закона стоимости. Тогда как, если бы закон стоимости строго соблюдался, то капитализма не существовало бы вообще, а если бы он строго соблюдался всюду, кроме покупки товара «рабочая сила», то была бы существенно подорвана почва для возникновения кризисов. Энгельс прямо пишет, что главным рычагом распределения прибавочной стоимости является обман. Иными словами: неэквивалентный обмен или нарушение закона стоимости. Ясно, что монополисты ЖКХ в основном этим и грешат, пользуясь своим положением и свойством своего товара. Результаты этого дела хорошо видны, например, в западных богатых странах, где ЖКУ, аренда жилья и стоимость жилья занимают абсолютное доминирующее положение в системе расходов населения.

«Точно так же обстоит дело и с жилищной нуждой. Рост современных больших городов приводит к искусственному, часто колоссальному повышению стоимости земельных участков в некоторых районах, в особенности в центре города; возведенные на этих участках строения, вместо того, чтобы повышать эту стоимость, наоборот, снижают ее, так как уже не соответствуют изменившимся условиям; их сносят и заменяют другими. В первую очередь такая участь постигает расположенные в центре рабочие жилища, наемная плата со сдачи которых, даже при величайшей скученности, никогда не может, или во всяком случае крайне медленно может превысить известный максимум. Их сносят и строят на их месте магазины, склады, общественные здания».

Здесь видно, что, во-первых, повышение стоимости земли в центре города — искусственное. Как это понимать? Исходя из теории земельной ренты, это следует понимать следующим образом. Стоимость земли есть величина капитализированной ренты плюс расходы на содержание, в том числе налоги. Используя объективные факторы движения рабочей силы, средоточия капитала в крупных городах, собственник земли в центре города, или более актуально для нас сейчас — жилого помещения, как и всякий участник рыночной сделки пытается реализовать свой «товар» (ренту) наиболее выгодном образом. Поэтому всякий рост стоимости обусловлен ростом потенциальной ренты, подхлёстываемой как высоким спросом, так и неуёмными аппетитами. Но самое важное: что ограничивает его цену аренды помещения, кроме падения спроса? Средний уровень процента на капитал, который опосредованно и в простом виде (упрощённо в нашей схеме) проявляет себя как процент на банковский депозит. Так, например, в Москве и получается, 6-7 млн рублей — средняя стоимость дешевой однокомнатной квартиры приносит в среднем столько же дохода в год как банковский депозит на эту же сумму. То есть, грубо говоря, рост цены аренды помещения, в условиях физического достатка жилья, не особенно зависит от волнений спроса, но железно ограничен средним уровнем процента на капитал. Это такая иллюзия, что «дорого», потому что все хотят жить в Москве, Питере, Екатеринбурге, Казани. На самом деле «дорого», потому что аренда жилья проявляет себя как абсолютная рента, то есть как перераспределение прибавочной стоимости, величина которого ограничена средней нормой прибыли в экономике (которая и определяет доход по депозиту).

Нет оснований сомневаться, что и величина и системное повышение тарифов ЖКУ — также искусственные, проявление той же возможности использовать объективные факторы (монополию и жизненную необходимость в ЖКУ) для перераспределения прибавочной стоимости.

Во-вторых, видно, что вопрос о земле очень часто вращается вокруг относительно объективных условий, будь то несоответствие окружающей обстановки, плодородность, наличие редких ископаемых, факторов, увеличивающих производительность труда (водопады, реки, рельеф), особенностей географического расположения и т. д. И вообще: проникновение отношений частной собственности в область объективных факторов практически всегда несёт с собой катастрофические последствия.

Кстати говоря, описанная Энгельсом ситуация сегодня повторяется в виде т.н. реновации.

Рекомендуем, кроме того, перечитать известный отрывок из «Капитала» по теме жилищных проблем.

Далее, Энгельс:

«…В результате, из городских центров рабочих оттесняют на окраины; жилища для рабочих и вообще маленькие квартиры становятся редкими и дорогими, а зачастую их и вовсе не найти, так как при таких условиях строительная промышленность, для которой дорогие квартиры представляют гораздо более выгодное поле для спекуляции, строит жилища для рабочих лишь в виде исключения. Эта жилищная нужда, таким образом, несомненно сильнее бьет по рабочему, чем по зажиточным классам, но, подобно надувательству лавочников, она отнюдь не представляет собой бедствие, гнетущее исключительно рабочий класс, и, поскольку она затрагивает рабочий класс, на известном уровне и при известной продолжительности она точно так же неизбежно находит известное экономическое возмещение. Преимущественно этими-то страданиями, общими у рабочего класса с другими классами, в особенности с мелкой буржуазией, и предпочитает заниматься мелкобуржуазный социализм…

„Съемщик по отношению к домовладельцу — то же, что наемный рабочий по отношению к капиталисту“».

Думается, под этим подпишется большинство левых верхоглядов! Что скажет Энгельс?

«Это совершенно неверно.

В жилищном вопросе есть две противостоящих друг другу стороны: съемщик и сдающий внаем, или домовладелец. Первый хочет купить у второго временное пользование жилищем; у него есть деньги или кредит, хотя бы он был вынужден покупать этот кредит опять-таки у того же домовладельца по ростовщической цене, в виде надбавки к квартирной плате. Это — простая продажа товара; это не сделка между пролетарием и буржуа, между рабочим и капиталистом. Съемщик — даже если он рабочий — выступает как человек имущий; он должен был либо уже заранее продать свойственный ему товар, рабочую силу, чтобы с выручкой от этой продажи иметь возможность выступить в качестве покупателя права пользования жилищем, либо же он должен быть в состоянии представить гарантии того, что эта рабочая сила будет продана. Своеобразные результаты, к которым приводит продажа рабочей силы капиталисту, здесь совершенно отсутствуют. Капиталист заставляет купленную рабочую силу, во-первых, воспроизвести свою стоимость, а во-вторых, производить еще прибавочную стоимость, которая временно и впредь до распределения среди класса капиталистов остается в его руках. Здесь, следовательно, производится избыточная стоимость; общая сумма наличной стоимости увеличивается. Совершенно иначе обстоит дело при сделке найма. Сколько бы ни сорвал сдающий внаем у съемщика, это всегда лишь передача уже существующей, ранее произведенной стоимости, а общая сумма стоимости, которой обладают съемщик и сдающий внаем вместе, остается без изменений. У рабочего всегда вымогают часть продукта его труда — все равно, оплачивает ли капиталист его труд ниже, выше или по его стоимости; а со съемщиком это бывает лишь в том случае, когда он вынужден оплачивать жилье выше его стоимости. Поэтому попытка отождествить отношение между съемщиком и сдающим внаем с отношением между рабочим и капиталистом является полным извращением этого отношения. Напротив, мы имеем здесь дело с совершенно обычной товарной сделкой между двумя гражданами, и сделка эта совершается согласно экономическим законам, регулирующим продажу товаров вообще и продажу товара „земельное владение“ — в частности.

Прежде всего принимаются в расчет расходы по постройке и содержанию дома или данной части дома; во вторую очередь — стоимость земли, обусловленная более или менее благоприятным местоположением дома; наконец, решает дело соотношение между спросом и предложением в данный момент. Это простое экономическое отношение отражается в голове нашего прудониста следующим образом.

„Однажды построенный дом служит вечным юридическим основанием для получения определенной доли общественного труда, хотя действительная стоимость дома в более чем достаточной мере давно уже выплачена владельцу в форме квартирной платы. Так получается, что для дома, построенного, например, 50 лет тому назад, первоначальные издержки покрываются за это время 2, 3, 5, 10 и более раз получаемой с него квартирной платой“.

Здесь перед нами Прудон весь как на ладони. Во-первых, упускается из виду, что квартирная плата должна покрывать не только проценты на издержки по постройке дома, но также и ремонт, среднюю сумму безнадежных долгов и невыплаченной квартирной платы, равно как и возможные убытки от пустующих квартир; и, наконец, ежегодное погашение соответствующей доли капитала, вложенного при постройке, поскольку дом с течением времени становится негодным для жилья и обесценивается. Во-вторых, упускается из виду, что квартирная плата должна также покрывать проценты на повышение стоимости земельного участка, на котором стоит дом; что, следовательно, часть ее состоит из земельной ренты. Правда, наш прудонист тотчас же разъясняет, что это повышение стоимости, происходящее помимо участия собственника земли, принадлежит по праву не ему, а обществу; он не замечает, что тем самым по сути дела требует упразднения земельной собственности, но на этом вопросе мы здесь останавливаться не будем, так как это отвлекло бы нас слишком далеко. Наконец, он не замечает, что во всей этой сделке речь идет вовсе не о покупке дома у собственника, а лишь о праве пользования им на известный срок. Прудон, который никогда не задумывался о действительных фактических условиях, при которых происходит какое-либо экономическое явление, не может, конечно, объяснить себе, каким образом первоначальная сумма издержек по постройке дома при известных обстоятельствах может за 50 лет быть выплачена в десятикратном размере в виде платы за н аем помещения. Вместо того, чтобы исследовать экономически этот отнюдь не сложный момент и твердо установить, — действительно ли и если да, то каким образом он находится в противоречии с экономическими законами, — Прудон спасается смелым прыжком из экономической области в юридическую: «Однажды построенный дом служит вечным юридическим, основанием» для определенного ежегодного платежа. Как это происходит, каким образом дом становится юридическим основанием, об этом Прудон умалчивает. А ведь именно это он и должен был бы объяснить. Исследовав это, он нашел бы, что все юридические основания на свете, как бы вечны они ни были, не могли бы наделить дом такой силой, чтобы за пятьдесят лет сумма издержек на его постройку была выплачена в десятикратном размере в виде квартирной платы, и что это возможно лишь в результате экономических условий (которые могут получить общественное признание под видом юридических оснований). А тут ему снова пришлось бы начинать сначала.

Все учение Прудона покоится на этом спасительном прыжке из экономической действительности в юридическую фразеологию. Там, где храбрый Прудон не улавливает экономическую связь явлении — а это происходит с ним во всяком серьезном вопросе, — он спасается бегством в область права и апеллирует к вечной справедливости.

„Прудон сначала черпает свой идеал вечной справедливости из юридических отношений, соответствующих товарному производству, чем дает, кстати сказать, столь утешительное для всех филистеров доказательство того, что форма товарного производства столь же вечна, как справедливость. Затем он старается, наоборот, преобразовать в соответствии с этим идеалом справедливости действительное товарное производство и соответствующее ему действительное право. Что мы сказали бы о химике, который, вместо того чтобы исследовать действительные законы обмена веществ и разрешать на основе их определенные задачи, захотел бы преобразовать обмен веществ сообразно „вечным идеям“ „естества“ и „сродства“? Когда нам говорят, что ростовщичество противоречит „вечной справедливости“, „вечной правде“, „вечной взаимности“ и другим „вечным истинам“, то разве мы узнаем о ростовщичестве хоть немного больше, чем знали еще отцы церкви, когда они говорили, что ростовщичество противоречит „вечному милосердию“, „вечной вере“, „вечной воле божией“?“ (Маркс, Капитал, стр. 45226).

У нашего прудониста дело обстоит не лучше, чем у его учителя:

„Договор о найме является одной из тысячи меновых сделок, которые в жизни современного общества так же необходимы, как кровообращении в теле животного. Было бы, естественно, в интересах общества, чтобы все эти меновые сделки были проникнуты правовой идеей, то есть повсюду проводились бы согласно строгим требованиям справедливости. Одним словом, экономическая жизнь общества должна, как говорит Прудон, подняться до высоты экономического права. На самом деле, как известно, происходит как раз обратное“.

Можно ли было подумать, что через пять лет после того, как Маркс так кратко и метко обрисовал прудонизм именно с этой решающей стороны, окажется возможным печатать на немецком языке подобный вздор? Что же означает эта галиматья? Ничего иного, кроме того, что практические последствия экономических законов, управляющих современным обществом, оскорбляют правовое чувство автора и что последний питает благочестивое желание, чтобы обстоятельства изменились и зло было исправлено. — Да, если бы у жаб были хвосты, они не были бы жабами! И разве капиталистический способ производства не «проникнут правовой идеей», а именно идеей своего особого права на эксплуатацию рабочих? Если же автор заявляет нам, что это — не его правовая идея, то продвинулись ли мы хоть на шаг вперед?

Однако вернемся к жилищному вопросу. Тут наш прудонист дает полную волю своей «правовой идее» и потчует нас следующей трогательной декламацией:

„Мы утверждаем без всяких колебаний, что нет более ужасного издевательства над всей культурой нашего прославленного века, чем тот факт, что в больших городах 90 и более процентов населения лишены крова, который они могли бы назвать своим собственным. Подлинное средоточие нравственного и семейного существования, домашний очаг, уносится социальным вихрем… Мы в этом отношении стоим гораздо ниже дикарей. У троглодита есть своя пещера, у австралийца своя глиняная хижина, у индейца свой собственный очаг, — современный же пролетарий фактически висит в воздухе“ и т. д.

В этой иеремиаде прудонизм проявляется во всей своей реакционности. Для создания современного революционного класса, пролетариата, было абсолютно необходимо, чтобы была перерезана пуповина, еще привязывавшая рабочего прежних времен к земле. Ручной ткач, у которого, наряду с его ткацким станком, был свой домик, огородик и клочок поля, при всей нищете и при всем политическом гнете был тихим, довольным человеком, „исполненным благочестия и почтительности“, снимал шапку перед богачами, попами и чиновниками и был весь насквозь пропитан рабским духом. Именно современная крупная промышленность, превратившая прикованного к земле рабочего в лишенного всякой собственности, избавленного от всех унаследованных цепей, поставленного вне закона пролетария, — именно эта экономическая революция создала условия, при которых только и может быть ниспровергнута эксплуатация трудящегося класса в ее последней форме, в форме капиталистического производства. И вот приходит этот плаксивый прудонист и сокрушается по поводу изгнания рабочих из их домашних очагов, видя в этом большой шаг назад, тогда как именно это изгнание и было первейшим условием их духовного освобождения.

…именно благодаря этой промышленной революции производительная сила человеческого труда достигла такого высокого уровня, что создала возможность — впервые за время существования человечества — при разумном разделении труда между всеми не только производить в размерах, достаточных для обильного потребления всеми членами общества и для богатого резервного фонда, но и предоставить каждому достаточно досуга для восприятия всего того, что действительно ценно в исторически унаследованной культуре — науке, искусстве, формах общения и т. д., — и не только для восприятия, но и для превращения всего этого из монополии господствующего класса в общее достояние всего общества и для дальнейшего развития этого достояния. В этом-то и заключается решающий пункт. Коль скоро производительная сила человеческого труда развилась до такого высокого уровня, — исчезает всякий предлог для существования господствующего класса. Ведь последним доводом в защиту классового различия было всегда следующее: нужен класс, избавленный от необходимости повседневно изнурять себя добыванием хлеба насущного, чтобы он мог заниматься умственным трудом для общества. Этой болтовне, находившей себе до сих пор немалое историческое оправдание, раз навсегда подрезала корни промышленная революция последнего столетия. Существование господствующего класса с каждым днем становится все большим препятствием развитию производительной силы промышленности и точно так же — развитию науки, искусства, а в особенности культурных форм общения. Больших невежд, чем наши современные буржуа, никогда не бывало.

Но до всего этого приятелю Прудону нет никакого дела. Он жаждет „вечной справедливости“ и ничего другого. Каждый должен получить в обмен на свой продукт полный доход труда, полную стоимость своего труда».

Прямо как профессор Попов!

«Но вычислить ее в продукте современной промышленности — дело не легкое. Современная промышленность затемняет именно ту особую долю участия каждого отдельного человека в совокупном продукте, которая при прежнем обособленном ручном труде сама собой выражалась в произведенном продукте. Далее, современная промышленность все более и более устраняет единичный обмен, на котором построена вся система Прудона, а именно — непосредственный обмен между двумя производителями, из которых каждый выменивает свой продукт на продукт другого, в целях потребления.

…Впрочем, само собой разумеется, что и при общественном производстве, обусловленном современной крупной промышленностью, каждому может быть обеспечен „полный доход его труда“, поскольку эта фраза вообще имеет смысл. А смысл эта фраза имеет лишь в том случае, если понимать ее в более широком смысле таким образом, что не каждый отдельный рабочий становится собственником этого „полного дохода своего труда“, а что все общество, состоящее из одних рабочих, является собственником совокупного продукта своего труда, продукта, который оно частью распределяет для потребления среди своих сочленов, частью употребляет на возмещение и увеличение своих средств производства, а частью накопляет в качестве резервного фонда производства и потребления.

После всего сказанного мы уже заранее можем знать, как наш прудонист разрешит великий жилищный вопрос. С одной стороны, он выдвигает требование, чтобы каждый рабочий имел свое собственное, принадлежащее ему жилище, дабы мы больше не стояли ниже дикарей. С другой стороны, он уверяет, что двух-, трех-, пяти-или десятикратная оплата первоначальных издержек по постройке дома в виде квартирной платы, как это происходит на деле, покоится на правовом основании и что это правовое основание находится в противоречии с „вечной справедливостью“. Решается все очень просто: мы отменяем правовое основание и в силу вечной справедливости объявляем выплачиваемую квартирную плату платежом в счет погашения цены самого жилища. Если приняты такие предпосылки, которые уже содержат в себе конечный вывод, то, конечно, достаточно той ловкости, какой обладает любой фокусник, чтобы вытащить из кармана заранее приготовленный результат и кичиться несокрушимостью логики, приведшей к этому заключению.

Так и здесь. Отмена найма жилищ провозглашается необходимостью, и именно в форме требования превратить каждого съемщика в собственника своего жилища. Но как это сделать? Очень просто:

„Наемное жилище выкупается… Прежнему домовладельцу выплачивается стоимость его дома до последнего гроша. Вместо того, чтобы выплачиваемая плата за наем помещения представляла собой, как раньше, дань, которую съемщик платит вечному праву капитала, вместо этого, со дня объявления выкупа наемных жилищ, выплачиваемая съемщиком точно установленная сумма становится ежегодным платежом в счет погашения перешедшего в его владение жилища… Общество… превращается таким путем в совокупность независимых свободных квартировладельцев“.

Прудонист видит преступление против вечной справедливости в том, что домовладелец, не трудясь, может выколачивать земельную ренту и проценты со своего вложенного в дом капитала. Он декретирует, что это надо прекратить, что вложенный в дома капитал не должен больше приносить процентов, а в той мере, в какой этот капитал представляет собой купленный земельный участок, он не должен приносить и земельной ренты. Но мы видели, что капиталистический способ производства, основа современного общества, вовсе не затрагивается этим. Узловой пункт, вокруг которого вращается эксплуатация рабочего, это — продажа рабочей силы капиталисту и то, как использует капиталист эту сделку, заставляя рабочего производить гораздо больше того, что составляет оплаченная стоимость рабочей силы. Эта сделка между капиталистом и рабочим и создает всю ту прибавочную стоимость, которая затем распределяется между различными разновидностями капиталистов и их слуг в виде земельной ренты, торговой прибыли, процентов на капитал, налогов и так далее. И вот является наш прудонист и заявляет, что если бы одной-единственной разновидности капиталистов, — и притом таких капиталистов, которые непосредственно вовсе не покупают рабочей силы, следовательно, не заставляют производить прибавочную стоимость, — запретили получать прибыль, или проценты, то это явилось бы шагом вперед! Масса отнятого у рабочего класса неоплаченного труда нисколько не изменилась бы, если бы домовладельцы были завтра лишены возможности заставлять выплачивать себе земельную ренту и проценты; это не мешает, однако, нашему прудонисту заявить:

„Отмена найма жилищ является, таким образом, одним из самых плодотворных и самых возвышенных стремлений, зародившихся в лоне революционной идеи, она должна стать для социальной демократии первостепенным требованием“.

Точь-в-точь как базарные выкрики самого мэтра Прудона, у которого тоже кудахтанье всегда обратно пропорционально величине снесенного яйца.

…Поскольку же в этом прудоновском разрешении жилищного вопроса имеется рациональное, практически осуществимое содержание, постольку оно уже теперь проводится в жизнь и возникло это не «в лоне революционной идеи», а… в среде самих крупных буржуа.

…Как разрешить жилищный вопрос? В современном обществе он решается совершенно так же, как всякий другой общественный вопрос: постепенным экономическим выравниванием спроса и предложения, а это такое решение, которое постоянно само порождает вопрос заново, то есть не дает никакого решения. Как решит этот вопрос социальная революция, это зависит не только от обстоятельств времени и места, это связано также с вопросами, идущими гораздо дальше, среди которых один из важнейших — вопрос об уничтожении противоположности между городом и деревней. Так как мы не занимаемся сочинением утопических систем устройства будущего общества, то было бы более чем праздным делом останавливаться на этом. Несомненно одно, — именно, что уже теперь в больших городах достаточно жилых зданий, чтобы тотчас помочь действительной „нужде в жилищах“ при разумном использовании этих зданий. Это осуществимо, разумеется, лишь посредством экспроприации теперешних владельцев и посредством поселения в этих домах бездомных рабочих или рабочих, живущих теперь в слишком перенаселенных квартирах. И как только пролетариат завоюет политическую власть, подобная мера, предписываемая интересами общественной пользы, будет столь же легко выполнима, как и прочие экспроприации и занятие квартир современным государством.

На самом деле наш прудонист упускает из виду, что уже теперь при покупке товаров в буржуазном обществе в среднем ничто больше не оплачивается, кроме „труда, необходимого для оборота капитала“ (что должно означать: для производства определенного товара). Труд есть мера стоимости всех товаров, и в современном обществе — оставляя в стороне колебания рынка — совершенно невозможно, чтобы в общем и целом товары оплачивались выше труда, необходимого для их изготовления. Нет, нет, любезный прудонист, загвоздка совсем в другом: она заключается в том, что «труд, необходимый для оборота капитала» (употребляя Вашу путаную манеру выражения), просто не оплачивается полностью! Как это происходит, Вы можете прочесть у Маркса („Капитал“)».

Далее просто убийственный для экономистов отрезок.

«Кредит! Какой кредит нужен рабочему, кроме кредита от получки до получки или кредита ломбарда? Предоставят ли ему такой кредит даром или же под проценты, даже под ростовщические проценты ломбардов, — велика ли для него разница? И если бы рабочий, вообще говоря, и получил от этого выгоду, а, следовательно, издержки производства рабочей силы стали бы дешевле, — то разве не упала бы и цена рабочей силы? — Но для буржуа, и особенно для мелкого буржуа, кредит вопрос важный, а мелкому буржуа в особенности было бы удобно иметь возможность во всякое время получить кредит, да к тому же беспроцентный. — Государственные долги! Рабочий класс знает, что не он их сделал, и что, захватив власть, он предоставит расплачиваться за них тем, кто их сделал. — Частные долги! — смотри кредит. — Налоги! Вещь, которая сильно интересует буржуазию, но рабочих — весьма мало: то, что рабочий платит в качестве налогов, входит в конечном счете в издержки производства рабочей силы и, следовательно, должно быть возмещено капиталистом. Все эти пункты, выдвинутые здесь перед нами в качестве вопросов, в высшей степени важных для рабочего класса, на самом деле представляют существенный интерес только для буржуа, а еще более для мелкого буржуа, и мы утверждаем, вопреки Прудону, что рабочий класс отнюдь не призван блюсти интересы этих классов».

Вот в чём суть! Любой дополнительный доход для пролетария равен падению цены рабочей силы или, если понятнее, то — повышению цен на товары, которые в основном покупает пролетарий. То есть арендная плата в московских или других мегаполисах, как и стоимость ЖКУ, равна добавке к заработной плате, то есть к цене товара «рабочая сила», и является способом собственников жилых помещений и монополистов ЖКХ участвовать в перераспределении прибавочной стоимости, используя объективный фактор движения рабочей силы (пролетариям нужно где-то жить) и фактор монопольного господства в объективно необходимом секторе ЖКХ. Однако собственники жилых помещений (или земли) не могут развить свои наступательные аппетиты на капиталистов выше среднего процента на капитал, так как в таком случае капиталисты тупо перекупят у них землю или квартиры и вложатся в них, вместо производства и таким образом обрушат рынок недвижимости. Этот тонкий баланс между сферой недвижимости и отраслями капиталистического производства поддерживают, конечно, банки, которые и распределяют потоки капитала.

Поскольку ещё ни разу такого не происходило, чтобы российские банки массово вкладывали в недвижимость, значит искусственное завышение ренты, а значит и стоимости земли (помещений), весьма велико. Это показывает и замерзший уровень арендной платы в последние три года, при росте инфляции. На наш взгляд, стоимость ещё значительно искусственно завышена. Но обращаем ещё раз внимание, что цена аренды и стоимость земли в конечном счёте никакого влияния на класс пролетариев не оказывают, а являются формой классовой борьбы собственников земли и помещений за прибавочную стоимость с капиталистами, то есть борьбы раньте и буржуа.

А вот монополисты ЖКХ не ограничены рыночными способами, но только государственным регулированием, которое выражает интересы всех остальных олигархов, контролирующих рынок товаров широкого потребления. То есть всякого рода знаменитые путинские ограничения предельного роста тарифов лоббируют олигархи, контролирующие рынки продуктов питания, одежды, мебели и других товаров, понимая, что чем выше ставки в ЖКХ, тем ниже платёжеспособный спрос на их товары на период пока разница не «войдёт» в рост стоимости рабочей силы. Ну и страх, конечно, перед социальными взрывами, ибо искусственное завышение ЖКУ — это чистой воды обман без роста фактического потребления , и каждый скачок в стоимости ЖКУ достаточно длительное время будет вызывать повышение заработной платы, которое может вылиться в бунты.

Что же касается взносов на капитальный ремонт, то это нововведение отражает приведение права частной собственности на жилые помещения в соответствие с рыночными отношениями. Государство с себя снимает всякие обязательства по отношению к жилищному фонду в полном соответствии с принципом права частной собственности. Изживание «совка», говоря словами либеральных интеллигентов.

ЖКХ для непролетарских слоёв

Пожалуй, самое интересное в проблеме ЖКХ — в отношении непролетарских слоёв, в частности для мелкой буржуазии и пенсионеров.

Как видно по цитате Энгельса, он показывает чрезвычайный интерес мелких буржуа к борьбе за снижение стоимости земли и, следовательно, за снижение стоимости аренды жилых помещений. Точно также мелкая буржуазия крайне заинтересована и в снижении тарифов ЖКХ, налогов и вообще любых расходов, так как для неё они есть снижение затрат в обороте капитала, а не представляют собой снижение стоимости товара «рабочая сила». То есть это не влечёт к снижению цены рабочей силы, как для пролетариата.

С пенсионерами ситуация не менее интересная. Размер пенсии (кроме военной и полицейско-чиновничей) — это дотация буржуазного государства, величина которой всецело определена 1) страхом перед социальными волнениями, 2) необходимостью мобилизации данного слоя на выборах, 3) компенсацией вложений в воспроизводство товара «рабочая сила», как пассивных, то есть обязанности содержания родителей со стороны пролетариев, так и активных — участие в воспитании детей и присмотр за ними. Поэтому излишние посягательства на выработанный буржуазным государством размер пенсий создаёт путаницу в политике государства. Но следует отметить, что снижение тарифов ЖКУ, чего никогда ещё не случалось, стало бы реальным улучшением экономического положения пенсионеров, в отличие, например, от пролетариата, зарплата (цена рабочей силы) которого бы неминуемо упала. Правда, данное вполне реальное улучшение быстро было бы ликвидировано классом предпринимателей повышением товарных цен.

Капремонт, ЖКХ в целом и марксизм: 3 комментария

  1. Не знаю точно, чем обусловлена анонимность автора статьи, но в условиях современной демокрактии и либерализма в РФ, часто — это разумная мера предосторожности. Проблема заслуживает дальнейшей разработки, акцентации сущностных аспектов, ведь еда, одежда и жилище явлются абсолютно достаточными условиями простого воспроизводства человечества, тем более, в условиях климата России. Иной вопрос, что список необходимых условий человеческого счастья, возможно, бесконечен, но только решив надёжно жилищный вопрос, человек может решить все необходимые задачи. В будущих публикациях на эту тему полезно показать, как далеко ущел СССР вперёд при Сталине и Брежневе в деле решения жилищного вопроса для всех трудящихся по сравнению со всеми капиталистическими странами мира, в жилищном обеспечении неуклонно растущих социальных качеств советских трудящихся. Подавляющая масса советских рабочих, чиновников, генералов, артистов имели реальное, совершенно не аскетичное, равенство в жилищных условиях, стандарты которых неуклонно повышались. Рабочие всё меньше чувствовали себя, в этом смысле, быдлом, хотя, большое количество беззвестной интеллигенции страшно комплексовали, что их «интеллигентное величество» и сосед рабочий, при равном составе семьи, имееют одинаковые квартиры, одинаково мизерную квартплату, копеечную плату за электричество, которая не росла десятилетиями. Не было повода на этом поле задирать нос. Именно это, как ни странно, на первый взгляд, бросило большое количество интеллигентов средней руки в объятия демократов и либералов. Им хотелось видом своего жилища демонстрировать величие своей интеллигентности, своё отличие от «простых» работяг. Очень полезно познакомить читателей с реальными, абсолютно незавидными условиями жизни миллионов бывших советских граждан, которые теперь прозябают в унизительном качестве гастарбайтеров. Не все знают о том, как убоги жилищные условия большинства рабочих и интеллигентов в Японии, Ю.Корее, Сингапуре, Англии, США. Эта проблема лостойна самой детальной дальнейшей разработки.

    • Спасибо за направляющие советы и указания!

      Дело в том, что это не статья, а справка, поэтому и подпись отсутствует.

      Было решено, что по некоторым вопросам, которые мы разрабатываем, или которых касаемся, за которыми следим, будем составлять информационно-аналитические справки. Это бывает просто хронология событий с нашими краткими оценками, или статистические выкладки, или, как в данном случае, общий набросок по теме, показывающий как мелкие казалось бы вопросы и увязаны с общими, и разрешаются на базе общих.

      Тему жилищного вопроса в самых широких пределах обязательно нужно разрабатывать, но пока этот материал на статью не тянет. Поэтому он здесь в виде справки.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s