Реформа от Верховного суда

«Верховный суд России предложил провести глобальную процессуальную реформу, которая должна существенно снизить нагрузку на суды.

Обсуждение этого вопроса проходило 3 октября на пленуме ВС РФ. Согласно предложению суда в Госдуму будут внесены законопроекты, предусматривающие внесение изменений в Гражданский процессуальный (ГПК), Арбитражный процессуальный (АПК) и Уголовно-процессуальный кодексы (УПК), а также Кодекс административного судопроизводства (КАС).

Как пишет „КоммерсантЪ“, наиболее важным изменением является отказ от составления мотивировочной части судебного решения по большинству дел. Таким образом суду необходимо будет только вынести решение по делу, не объясняя его причин. Исключение планируется сделать только для нескольких категорий дел. Для арбитражных судов это будут дела о взыскании средств с бюджетов, о банкротствах, споры по интеллектуальным правам и корпоративные споры, коллективные иски и дела с участием иностранных лиц и государств. Для судов общей юрисдикции — споры о детях, о возмещении вреда жизни или здоровью, о восстановлении на работе, о правах на жилье и др. Полные судебные акты с мотивировочной частью будут составляться по просьбе сторон или по инициативе суда. Описывать все решения в подавляющем большинстве случаев бессмысленно, заявили на пленуме ВС.

Еще одна инициатива, предложенная Верховным судом — представителями в суде при рассмотрении гражданских и арбитражных дел могут выступать только „лица, имеющие высшее юридическое образование“. В то же время по просьбе представителя в суде может участвовать поверенный, который вправе лишь давать устные и письменные объяснения или получать документы по делу. Других полномочий у него быть не может.

Другое нововведение, предложенное Верховным судом, предусматривает исключение такого понятия, как подведомственность — его заменят на „подсудность“ или „компетенцию“ для того, чтобы исключить любые неясности и „подведомственные споры“.

Предполагается изменить и правила извещения граждан судами общей юрисдикции. Теперь, помимо личного вручения повестки, ее также можно передать любому совершеннолетнему лицу, проживающему вместе с участником процесса. Кроме того, теперь не будет играть роли, если гражданин не явился за повесткой или его не застали дома. Более того, за судьбой своего спора и обжалования решений в вышестоящих инстанциях физлица должны будут следить самостоятельно.

Еще одно нововведение ВС связано с тем, что арбитражные судьи смогут сами рассматривать заявления об их отводе — такое правило действует в судах общей юрисдикции. В арбитражах подобные заявления относятся к компетенции председателей судебных составов или самих судов.

Коснулись перемены в работе судов и практики применения судами уголовного законодательства в сфере предпринимательской деятельности. В частности, теперь судьям предложено проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий при рассмотрении жалоб на постановления о возбуждении уголовных дел. Также предложена инициатива, в соответствии с которой арест не может быть применен в отношении подозреваемого или обвиняемого, если преступления „совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности“.

Помимо всего прочего, пленум ВС предложил увеличить нагрузку на следователей, а именно обязать их обосновывать свои требования при продлении арестов и указывать, какие конкретные следственные действия были ими проведены, а какие лишь намечены. Если следователь будет указывать „старые“ основания, суд будет вправе не только заменить заключение под стражу на домашний арест или залог, но и вообще освободить подследственного.

Предложения Верховного суда оценивает юрист Ян Чеботарев (Киров): „Я считаю, что те предложения, которые высказываются сейчас, в большей части носят все-таки косметический характер. Уже сейчас по некоторым категориям дел, рассматриваемых, например, мировыми судами, судьи могут не выносить мотивированного решения, если в установленный законом срок — 5 дней — сторона не обратится с соответствующим запросом. Я не думаю, что распространение этой практики на другие категории дел, на арбитражный процесс, облегчит положение судов. <…> Может быть, снижение нагрузки здесь и произойдет, но только в отношении тех случаев, когда в споре принимают участие люди, абсолютно далекие от юриспруденции. Если мне не изменяет память, то поправки, которые предлагаются сейчас Верховным судом, среди прочего предусматривают и обязательное наличие высшего юридического образования у представителя. Соответственно если здесь и произойдет какое-то снижение нагрузки на судей, то только в тех случаях, когда дипломированный юрист в процессе не участвует (когда гражданин Иванов судится с гражданином Петровым самостоятельно, без привлечения специалиста).

Что же касается всего остального, то, на мой взгляд, это чистой воды декорация. <…>

Процессуальная реформа назрела достаточно давно. Однако, я не уверен в том, что она будет радикальная. Система будет пытаться эволюционировать, но приведет ли это к изменению судебной системы России либо все это будет абсолютной декорацией — покажет время“.

Блогер и правозащитник Денис Коркодинов (Ульяновск) опасается негативных последствий реформы: „Практически каждый человек в России связывается с теми или иными проблемами, приводящими его в суд. В этой связи даже если изменится процессуальная система, то нагрузка на суды никаким образом не уменьшится. Наоборот, реформа может привести к тому, что коррупции в судах станет больше, что не будет отвечать интересам ни истцов, ни ответчиков, ни судей. <…> Уверен, что поправки, призванные снизить нагрузку на судей и упростить для них вынесение решений по спорам, касающиеся гражданского, арбитражного и административного судопроизводства носят популистский характер, поскольку в настоящих условиях, когда деятельность судов и так упрощена, вносить какие-то изменения не просто излишне, но и невозможно. <…>
Если суды не будут выносить мотивированные решения, это явится основанием для злоупотребления правом. <…> То, что отводы по экономическим спорам будут рассматривать сами отводимые судьи, то, что апелляция станет единоличной и граждане самостоятельно будут узнавать о заседаниях со своим участием, также не будет способствовать снижению нагрузки на суды. Это только явится основанием для негативного восприятия деятельности судей и судопроизводства, потому что поле злоупотребления правом будет увеличено и суды станут фактически бесконтрольны“.

Адвокат, член Свердловской областной коллегии адвокатов Иван Кадочников рассуждает о том, насколько нужна эта реформа в принципе: „Относительно процессуальной реформы важно понимать ряд основных вещей. Во-первых, за судопроизводство отвечают судьи — государственные служащие. Так вот, государственные служащие для себя устанавливают правила, по которым им удобно работать. Замечу, правила устанавливают не адвокаты для имитации кипучей деятельности, а именно судьи. Если судьи хотят упростить себе работу по ряду объективных причин, то это правильно и ругать их за это нельзя. Они по большей части правок действительно упрощают себе работу (в части мотивированных судебных актов, в части квалификационных требований). Эти изменения нужны судебной системе, и она это сделает. <…> Еще раз подчеркну: на процесс судопроизводства влияют судьи, следователи, дознаватели, то есть государственные служащие. Если им выгодна эта реформа, они ее сделают. И это вполне нормально“.

Следует отметить, что реформа, предложенная Пленумом Верховного суда, всего лишь закрепляет те изменения в системе судопроизводства, которые уже фактически произошли. Наши краткие комментарии.

1. Отказ от составления мотивировочной части судебного решения по большинству дел

Логика Верховного суда понятна: судебная система является поточной по своей классовой сути, публичность и влияние на общество проявляется скорее через громкие дела и путём складывания массовой уголовно-репрессивной практики. Собственно, мотивировка большинства судебных решений как суда общей юрисдикции, так и арбитражного, состоит из шаблонных фраз и дословного копирования статей кодексов. Так зачем, мол, тратить бумагу?

Сущность судебной системы РФ такова, что мотивировочная часть судебных актов необходима только в микроскопическом количестве дел. Когда огромная экономическая власть сосредоточена в руках очень узкой группы лиц, то судебная ветвь власти государства практически перестает играть третейскую функцию внутри все уменьшающегося класса буржуазии.

С точки зрения коммунистической пропаганды — это даже выгодное изменение, которое показывает господство формализма и поточности, массированное проявление классовой воли буржуазии с закономерным игнорированием содержательной части собственно разрешения дел. Достаточно сложно доказать обывателю, что каждое разрешение судом дела по существу — это акт классовой борьбы. Попрание мотивировки делает классовую сущность судопроизводства более очевидной.

2. Обязательность высшего образования представителей и введение института поверенных при рассмотрении гражданских дел

Система судопроизводства закономерно движется в сторону максимальной формализации, оторванности от масс и профессиональной закастованности. Это, конечно, ещё не идиотские английские мантии и парики, но своими шагами система идёт к тому, чтобы пролетарию судебная защита была недоступна, даже если у него есть компетентный защитник, например, товарищ, друг или родственник. Это самая антинародная часть реформы, которая направлена против пролетариата, делая невозможной непрофессиональную защиту в суде. Теперь — только за деньги. А когда деньги решают всё или почти всё, то известно, кто всегда побеждает в суде.

3. Ужесточение порядка заседания и ослабление правил извещения

Правила извещения в гражданских делах становятся как в арбитраже: по сути суду достаточно отправить письмо, а получили его или нет — почти не важно.

Кроме описанного выше, в обоих кодексах появятся нормы на случай, если участник дела нарушает правила выступления в заседании. Если он говорит не по делу, ему могут ограничить время выступления. Если участник самовольно нарушает последовательность выступлений, дважды не подчиняется требованиям судьи, выражается грубо или оскорбительно — суд вправе лишить его слова. Такие меры, равно как и возражения наказанного, заносятся в протокол судебного заседания. Повторное нарушение порядка грозит выдворением из зала заседаний — на время или до конца разбирательства. А за неуважение к суду предусмотрены штрафы.

Свобода действий по защите непосредственно в судебном заседании значительно ограничивается раздутыми до абсолюта правами судьи по соблюдению порядка. На самом деле и сегодня судья может чисто процессуальными мерами практически под корень ограничить возможность человека защищаться в суде, но теперь у него будет более «плотная» нормативная база для произвола. Следовательно, крайне пассивные и запуганные профессиональные юристы и адвокаты будет ещё более пассивными и ещё более запуганными, послушными для судьи винтиками судопроизводства.

Это меньший, чем требование высшего юридического образования, но также значительный шаг судопроизводства против пролетариата и народных масс.

4. Привилегии представителям буржуазного класса

Что тут скажешь? И в Уголовном кодексе и в Уголовно-процессуальном кодексе предприниматели имеют особые права. Эта политика продолжается дальше. Ясно, кому служит и кого защищает государство.

5. Санкции суда на заключение под стражей и уголовно-репрессивная система в целом

Общее направление отправления государственной репрессии следующее. Дело в том, что современное империалистическое государство осуществляет уголовные репрессии в отношении самых незащищённых слоёв населения, практически люмпенов. «Бьёт» по «наркотикам» и воровству. Смысл этой уголовной мясорубки совершенно изуверский — воспитать в массах страх перед уголовно-репрессивным аппаратом государства. Целью этого страха является, главным образом, защита частной собственности и защита господствующего буржуазного порядка в целом. Государство бьёт слабых и убогих наотмашь, чтобы остальное общество его боялось. Это количественная сторона репрессий.

Качественная сторона состоит, во-первых, в том, что репрессивный аппарат используется в качестве инструмента конкуренции между олигархами и в основном для подавления средней и мелкой немонополистической буржуазии, которая зачастую почкуется на региональном уровне. Это и есть пресловутая путинская борьба с коррупцией — разгром «местных элит». Кризис и передел собственности родил такое явление, как аресты губернаторов, вокруг которых были кооперированный местные капиталисты, для освобождения рынка федеральным корпорациям и монополистам. Во-вторых, это политическая репрессия, которая в редких случаях отправляется адресно, но в основном бездумно, за всякие репосты, лайки и митинги.

От характера применения закономерно следует профессиональное разложение уголовно-репрессивной системы государства. Органы следствия, прокуратуры и суда представляют собой жалкое зрелище некомпетентных чинуш. Реальными разлагающими факторами являются: 1) фактическое отсутствие персональной ответственности судей, следователей, прокуроров, в том числе размазывание ответственности между ними, 2) непонимание задач государственной политики в области уголовной репрессии, 3) идейно-политическая пустота в области идеологии, 4) захламлённость законодательства и господство административщины.

На основе вышесказанного в интересах пролетариата примерный перечень требований в рамках капитализма следующий:

— Отмена судебной санкции на избрание меры пресечения в виде содержания под стражей. Санкция априори некомпетентного в этих вопросах судьи снимает ответственность с органа следствия и прокурора за превращение данной меры в метод расследования.

— Отмена уголовной ответственности за мелкое воровство. Отмена статей, на которых легко набивают статистику.

— Возврат института отправления судом уголовного дела на доследование.

— Введение уголовной ответственности за некоторые процессуальные нарушения.

— Отмена несменяемости судей. В идеале — выборность судей.

— Внесение в Уголовно-процессуальный кодекс нормы о необходимости установления объективной истины по уголовному делу.

Данные изменения будут иметь как оздоравливающий эффект на полицейско-прокурорские кадры, который несколько отвратит их профессионально от классовых задач олигархии, так и улучшит правовые условия для революционной борьбы.

Подготовлено Prorivists.org

Реформа от Верховного суда: Один комментарий

  1. Заглянул в «Политштурм». У этих леваков крики «Караул!», «Реакция!». Марксистского анализа — ноль.

    Я уже не говорю про нелепые и корявые формулировки теоретической части:

    Предложенная судебная реформа носит крайне реакционный характер. Хотя буржуазный суд, как и буржуазное право, и весь государственный аппарат в буржуазном государстве всегда служил исключительно интересам правящего класса

    Энгельс писал, что государство — это продукт непримиримости классов. Если бы наш отец и учитель Фридрих Энгельс хотел бы написать, что государство — это продукт классовых интересов, то, не стоит сомневайться, он так бы и сделал. Владимир Ильич Ленин указывал, что сущность государства состоит в том, что оно суть машина классового подавления. Если бы наш отец и учитель Ленин хотел бы написать, что сущностью государства является классовый интерес, то, не стоит сомневаться, он так бы и сделал. Но этого нет, поэтому формулировка штурмовиков — сплошная путаница, которая превращает марксизм в протестную кашицу. Штурмовики не освоили интеллектуально основные работы классиков.

Комментарии

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s