Марксизм об историческом материализме на примере работы В.И. Ленина: «Что такое „друзья народа“ и как они борются против социал-демократов»

№ 4/44, IV.2020


В одной из первых своих работ «Что такое „друзья народа“ и как они борются против социал-демократов» молодой В.И. Ленин выступил против либеральных народников в лице журнала «Русское богатство», главным образом Н.К. Михайловского, С.Н. Южакова и С.Н. Кривенко. Причиной выступления послужили статьи сих гг., в которых они открыли «поход против социал-демократов». В своей заметке я не буду брать в качестве примера всю работу целиком, но только первую часть, посвящённую критике «критики» марксизма и русских марксистов со стороны одного из главарей журнала «Русское богатство» Н.К. Михайловского.

Он выступал против марксизма как раз по линии «опровержения» исторического материализма. Для начала следует сказать, что такое исторический материализм. Итак, исторический материализм есть применение диалектического материализма к обществу и его истории, т. е. материалистическое понимание общества, законов его развития.

Ленин, опровергая «доводы» Михайловского против марксизма, в частности обвинение Маркса и других марксистов в отсутствии изложения материалистического понимания истории в какой-то отдельной работе, приводит слова Маркса из предисловия к «Капиталу»:

«Моя точка зрения состоит в том, что я смотрю на развитие экономической общественной формации как на естественно-исторический процесс».

Уже это даёт понять, что на основе материалистического понимания истории построен сам «Капитал», в ходе самого разбора капиталистической формации, в раскрытии законов её развития как раз и применялся историко-материалистический метод, потому что Маркс никогда не рассматривал экономику изолированно от истории.

Далее Ленин переходит к разбору собственно понятия общественно-экономической формации и её естественно-исторического развития, попутно обличая метафизический подход Михайловского, который рассматривает общество с позиции абстрактных идеалов, а задачей социологии объявляет выяснение

«общественных условий, при которых та или другая потребность человеческой природы получает удовлетворение».

Маркс, как великий диалектик, из всего богатейшего разнообразия общественных отношений выделяет первоначальные, стоящие у истоков всех иных общественных отношений, те отношения, которые можно назвать материальными, отнести к самому бытию общества. Ленин приводит следующие его рассуждения по данному вопросу:

«Первая работа, которую я предпринял для разрешения обуревавших меня сомнений, был критический разбор гегелевской философии права. Работа привела меня к тому результату, что правовые отношения так же точно, как и политические формы, не могут быть выводимы и объясняемы из одних только юридических и политических оснований… Корень их заключается в одних только материальных, жизненных отношениях».

Строение материальных отношений Маркс выясняет через критику буржуазной экономической теории рынка, т.е. политической экономии. Становится ясно, что те самые материальные, жизненные отношения есть отношения производства, т.е. такие отношения, в которые люди вступают в ходе объективно необходимого материального производства и, следовательно, распределения.

Не менее важным открытием Маркса является то, что производственные отношения, поскольку они являются отношениями людей в производственной деятельности, постольку зависят от уровня развития самих людей и тех орудий труда, которыми они вооружены. Сами люди и их орудия труда составляют реальные производительные силы общества.

«Совокупность этих производственных отношений, — рассуждает Маркс, — образует экономическую структуру общества, реальное основание, над которым возвышается политическая и юридическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания».

Движущей силой исторического развития являются сами люди, которые непрерывно совершенствуют орудия труда и обретают всё более глубокое понимание окружающего мира. В свою очередь формой их взаимодействия служат производственные отношения — то, каким образом люди соединяются в процессе преобразования природы. Производственные отношения как базис всей общественной жизни могут соответствовать уровню развития производительных сил, тем самым оптимизируя труд, а могут сковывать производительные силы общества и тем самым тормозить прогресс. Когда производственные отношения перестают соответствовать уровню развития производительных сил, следовательно, и надстройка начинает играть крайне реакционную роль в их насильственном сохранении. Базис и надстройка становятся оковами для производительных сил. Из противоречия производительных сил, т. е. уровня развития людей и орудий труда, и производственных отношений, удерживаемых силой и обманом, «возникает эпоха общественного переворота». С изменением экономического базиса — производственных отношений — меняется «более или менее медленно или скоро» и надстройка.

«При рассмотрении этих переворотов всегда необходимо строго различать материальную перемену в условиях производства, которая должна быть естественно-научно констатирована, и перемену в юридических, политических, религиозных, художественных и философских, словом — идеологических формах, в которых мысль о столкновении проникает в человеческое сознание и в которых скрытым образом из-за него происходит борьба».

Самосознание этих переворотов

«должно быть объяснено из противоречий материальной жизни, из столкновения между условиями производства и условиями производительности…» (Маркс).

Такие выводы Маркс делает в своей работе «К критике политической экономии» на начальном ещё этапе изучения капитализма. Когда они были написаны, они являлись гипотезой, но, как верно выразился Ленин, такой гипотезой,

«которая впервые создавала возможность строго научного отношения к историческим и общественным вопросам».

В дальнейшем же она подтвердилась на практике. Материализм доказал зависимость хода идей от хода вещей, показав, что вторые первичны по отношению к первым. Домарксовы мыслители не умели различить общего и частного, обязательного и единичного, необходимого и случайного в «сложной сети общественных явлений» и не могли найти объективного критерия для подобного разграничения.

«Материализм дал вполне объективный критерий, выделив производственные отношения, как структуру общества, и дав возможность применить к этим отношениям тот общенаучный критерий повторяемости, применимость которого к социологии отрицали субъективисты».

Анализ производственных отношений

«сразу дал возможность подметить повторяемость и правильность и обобщить порядки разных стран в одно основное понятие общественной формации. Только такое обобщение и дало возможность перейти от описания (и оценки с точки зрения идеала) общественных явлений к строго научному анализу их, выделяющему, скажем для примера, то, что отличает одну капиталистическую страну от другой, и исследующему то, что обще всем им» (Ленин).

«Сведение общественных отношений к производственным и этих последних к высоте производительных сил дало твёрдое основание для представления развития общественных формаций естественно-историческим путём» (Ленин), что в свою очередь, ознаменовало появление науки об обществе.

Далее Ленин разбирает методы метафизических теорий об обществе и прогрессе, показывая, что они держатся на сочинении общих положений для всего, независимо от исторического опыта. Теории строились без изучения фактического материала, на совершенно необоснованных выводах, которые случайным образом пришли в голову «учёным». Не исследуя, в частности, ни одной общественно-экономической формации, они городили теории об обществе и прогрессе вообще, не имея под ними никаких серьёзных оснований, а лишь выдумки.

Исследуя капиталистическую организацию производства, законы её функционирования и развития, Маркс показал сущность эксплуатации при такой организации. Исследуя фактический материал, анализируя его, Маркс убеждался в необходимости таких-то и таких-то явлений, процессов, вещей, например в необходимости превращения капиталистического строя в коммунистический.

Михайловский, как любой субъективный социолог, строит «„конфликт“ между идеей исторической необходимости и значением личной деятельности», между нею же и нравственностью. Однако, конфликт надуман, историческая необходимость нисколько не умаляет значения личности в истории. Она не умаляет, по словам Ленина, «ни разума, ни совести человека, ни оценки его действий», а лишь отвергает сказки старые (и новые) о «свободе» воли. При таком представлении, что все явления материального и духовного мира имеют причинно-следственную связь, т.е. при детерминистическом взгляде на окружающий мир, «возможна строгая и правильная оценка, а не сваливание чего угодно на свободную волю». А значит, надо ставить вопрос таким образом: «При каких условиях моя деятельность будет успешной?». И честно отвечать на него.

Выделяя капиталистическую общественно-экономическую формацию, Маркс тем самым доказывает, что законы экономической жизни неодинаковы в прошлом и настоящем.

«Напротив, каждый исторический период имеет свои собственные законы» (Ленин).

Что же, к примеру, входит в противоречие между производительными силами и производственными отношениями при капиталистической формации? Общественный процесс труда и частный характер присвоения. От мелкого производства дело идёт неизбежно, необходимо к крупному, «к концентрации средств производства вместе со специализацией труда, к уменьшению числа капиталистов в каждой данной отрасли промышленности и увеличению числа особых отраслей промышленности». Различные предприятия всё более связываются между собой, без одного не может работать другое, связи эти ширятся, повышается роль науки по необходимости роста производительности труда, средства производства уже не могут использоваться разрозненно, мелкими, обособленными производителями, но только общественно. Однако остаётся ещё капиталист, который присваивает прибавочный продукт, чем ограничивает рост производительных сил.

В итоге:

Люди как социальные субъекты вступают первым делом в производственные отношения, которые определяются уровнем развития производительных сил: самих людей и орудий производства. Над производственными отношениями, т.е. базисом, возвышается его обслуживающая идейно-политическая надстройка. Общественно-экономическая формация составляет единство базиса и надстройки. Таким образом, экономические порядки определяют политико-юридические, а не наоборот.

Общество есть живой, постоянно развивающийся организм, для изучения которого необходим анализ производственных отношений, законов их функционирования и развития. Экономические законы жизни неодинаковые в разные исторические периоды. Что было доказано установлением экономических законов капитализма. Диаматика не устремляется к будущему без объяснения настоящего, напротив, свои усилия она концентрирует на настоящем.

Аналогичный детерминистический взгляд на мир позволяет правильно оценивать свои действия и формулировать те условия, которые нужны для успешной с точки зрения прогресса деятельности.

М. Фәнни
07/04/2020

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close