Изменения в уставе ВКП(б)

Комментарий редакции СП

Представленное ниже выступление Жданова на XVIII съезде даёт картину партийной жизни сталинской ВКП(б) и линию организационного развития партии. Исходя из известной победы хрущёвины после смерти Сталина, следует поразмышлять над тем какие были сделаны ошибки и какие подходы устарели. Предлагается товарищам к изучению теории научного централизма.


Доклад А. Жданова, 1939 г.

Введение

Товарищи!

В своем докладе на XVIII съезде товарищ Сталин подвел итог грандиозных побед социализма, которых добилась наша партия во второй пятилетке. Товарищ Сталин дал исключительный по глубине и мудрости анализ условий наших побед и начертал грандиозную программу работ, связанных с задачами постепенного перехода Союза ССР от социализма к коммунизму.

Победа социализма — триумф нашей партии, триумф её Ленинско-Сталинского руководства.

Победила политика партии, победила её теория, её идеология, победили её организационные принципы.

Вокруг нашей партии сплотились многомиллионные массы трудящихся нашей страны. Её идеи, идеи коммунизма стали знаменем советского народа.

Решение всемирно-исторических задач строительства социализма и охраны завоеваний победившего социализма от капиталистического окружения и его агентуры внутри СССР потребовало от партии коренной перестройки партийно-политической и организационной работы.

Очистившись от вражеской мрази, укрепив тем самым большевистское единство и крепость своих рядов, перестроив партийно-политическую и организационную работу, партия неизмеримо укрепила свою силу и мощь, своё идейное и организационное вооружение.

Партия стала сильной как никогда!

Этим мы обязаны руководству товарища Сталина! (Бурные аплодисменты, все встают, возгласы «ура»).

Источник силы нашей партии, источник её всемирно-исторических побед заключается в том, что она является партией нового, ленинско-сталинского типа, непримиримой в отношении оппортунистов, всех врагов рабочего класса. Наша партия — это партия социальной революции, выросшая на прочной базе теории Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина. Её программа и тактика, организационные принципы базируются на гранитной основе марксизма-ленинизма. В её рядах лучшие представители рабочего класса, самые преданные его сыны, наиболее сознательные, революционные, смелые, дисциплинированные. Благодаря этому большевистская партия стала боевым штабом рабочего класса, его революционным авангардом, партией «…достаточно смелой для того, чтобы повести пролетариев на борьбу за власть, достаточно опытной для того, чтобы разобраться в сложных условиях революционной обстановки, и достаточно гибкой для того, чтобы обойти все и всякие подводные камни на пути к цели» (Сталин, «Об основах ленинизма»).

Роль авангарда рабочего класса партия большевиков выполняет не только своей последовательно революционной, научной программой и тактикой, но и организацией. Отличительная особенность нашей партии заключается в том, что она на всех этапах своей революционной деятельности придавала исключительное значение организации. Она громила оппортунизм в организационных вопросах, выдвигая каждый раз такие организационные формы, такие правила и законы своей внутренней жизни, которые отвечали историческим условиям деятельности партии и обеспечивали выполнение её политических задач.

Организационные принципы большевизма являются орудием осуществления последовательной революционной программы и тактики, ибо революционная программа не может быть осуществлена без железной, централизованной организации. Ленинско-сталинские организационные принципы строительства партии нашли своё воплощение в уставе партии, который определяет способы практической деятельности партийных организаций, формы построения партии и правила её внутренней жизни. Всемирно-историческая миссия нашей партии, как организатора и руководителя социалистической революции и осуществления диктатуры рабочего класса, определила собой и основные организационные принципы строительства нашей партии: строжайший централизм в деятельности партийных организаций, внутреннюю сознательную дисциплину, единство воли и единство действий, недопустимость фракций и группировок, тщательный отбор вступающих в партию, ограждение партии от оппортунистических мелкобуржуазных элементов, постоянная забота о поднятии активности членов партии и развитии внутрипартийной демократии. Эти принципы, воплощенные в уставе партии, составляют незыблемую основу партии.

Партия всегда считала устав нерушимой основой партийной жизни и партийного строительства. Она всегда боролась за точное выполнение всех положений устава. Зная великую мощь, заложенную в большевистских организационных принципах и в концентрированном выражении их — в уставе ВКП(б), всякие прихвостни буржуазии и двурушники, прикрываясь великим званием члена партии, не раз пытались подорвать устав партии, нарушить единство партии, ослабить партию в целях подготовки реставрации капитализма в СССР. Факты последних лет показали, как широко пользовали подлые враги народа — троцкистско-бухаринские, буржуазно-националистические агенты фашизма, шпионы, диверсанты, нарушения устава партии в своих подрывных целях. Эти нарушения, — отступления от принципов демократического централизма, огульный приём в партию, учинение хаоса в партийном хозяйстве и т. д., — явились следствием притупления большевистской бдительности и забвения организационных основ нашей партии. Вот почему отступления от устава партии, нарушения уставных правил и законов являются нарушением учения Ленина—Сталина о партии, наносят партии вред.

Партия революционного марксизма определяет организационные формы и методы своей работы в зависимости от конкретной обстановки. Исходя из этого партия большевиков никогда не превращала раз установленные формы партийного строительства в догму, в мертвую схему. В организационных формах устава, как и в развитии марксистской теории, наша партия стоит на почве творческого марксизма, обогащая формы организационного устава новым опытом, в зависимости от развивающихся условий классовой борьбы и новых политических задач.

Позвольте напомнить вам следующие указания, которые на этот счет дал X партийный съезд в своей резолюции «О партийном строительстве»:

«1. Партия революционного марксизма в корне отрицает поиски абсолютно правильной, годной для всех ступеней революционного процесса, формы партийной организации, а равно и методов её работы. Наоборот, форма организации и методов работы всецело определяется особенностями данной конкретной исторической обстановки и теми задачами, которые из этой обстановки непосредственно вытекают.

2. С этой точки зрения понятно, что всякая организационная форма и соответствующие методы работы могут с изменением объективных условий развития революции превратиться из форм развития партийной организации в оковы этого развития; и обратно, сделавшаяся негодной организационная форма может снова стать необходимой и единственно целесообразной при возрождении соответствующих объективных условий.

3. Противоречия между потребностями нового складывающегося положения, с одной стороны, и установившейся формой организации и методами её работы — с другой, намечаются в общем раньше, чем окончательно скажется необходимость изменения курса. Этот последний должен меняться лишь тогда, когда в общем, в главном и основном, выполнена задача, выдвинувшая предыдущий тип организации и соответствующий ему метод работы».

История нашей партии знает многочисленные примеры изменения форм и методов организационной деятельности. Оставляя незыблемыми основные, коренные организационные принципы, партия всегда устанавливала такие организационные формы, которые содействуют развитию содержания её работы, обеспечивают выполнение политических задач, обеспечивают единство слова и дела. Исходя из этого партия неоднократно меняла свой устав, учитывая изменения в обстановке, новые задачи и опыт своей работы. Не случайно, что большим изменениям и поворотам в политической жизни страны и новым политическим задачам нашей партии сопутствовали изменения в уставе партии. Я напомню, что основные изменения устава партии относятся к 1922 г. — периоду развития новой экономической политики, к 1925 г., когда на XIV съезде партии перед партией встали задачи социалистической индустриализации, к 1934 г. — периоду XVII съезда партии, когда партия приступила к разрешению исторических задач второй пятилетки.

Вопросы партийной работы и партийного строительства приобрели особое значение за последние годы. Грандиозный размах социалистических преобразований, высокие темпы партийного и государственного строительства, вовлечение в социалистическое строительство многомиллионных масс советского народа повышают требования к партии и её руководству.

Повышение значения организационного вопроса означает повышение роли авангарда рабочего класса, каковым является наша партия.

На XVII съезде партии организационные вопросы, вопросы о подтягивании оргработы к требованиям политической линии были поставлены в докладе товарища Сталина и в докладе товарища Кагановича и в резолюциях XVII съезда во всю ширь.

Еще более повышается роль авангарда рабочего класса, роль передового отряда трудящихся, каким является наша партия, в условиях победы социализма, в условиях, когда СССР вступил в новую полосу развития — в полосу завершения строительства бесклассового социалистического общества и постепенного перехода от социализма к коммунизму.

Истекшие годы были годами непрерывного вооружения партии, оттачивания её организационного оружия. Если Ленин в своей замечательной работе «Шаг вперед, два шага назад» развил организационные положения, ставшие затем организационными основами партии нового типа, партии большевиков, то товарищ Сталин как в области теории, идеологии и тактики, так и в вопросах постановки всей нашей организационной работы на научные рельсы, развил далее основы организационного учения о партии, данные Лениным, пополнил организационное учение о партии новыми положениями, новыми законами, двинул организационную науку большевизма вперед и тем самым вооружил партию и рабочий класс на осуществление всемирноисторических задач построения социализма в нашей стране. (Аплодисменты).

Здесь я хочу лишь подчеркнуть, какое громадное значение имел период от XVII до XVIII съезда партии с точки зрения обогащения её организационного опыта.

Товарищ Сталин преподал партии блестящие образцы творческого марксизма в вопросах организационного строительства партии. Я имею в виду учение о соотношении между политической линией и организационной работой, о научной организации подбора, воспитания, выдвижения и распределения кадров; о большевистской организации проверки исполнения; о способах борьбы партии с врагами, проникающими в её ряды, борьбы партии за очищение её рядов от перерожденцев и двурушников; о бдительности, об овладении большевизмом.

По всем этим вопросам товарищ Сталин вооружил партию мудрыми и прозорливыми указаниями, представляющими собой богатейший вклад в сокровищницу большевистской теории организации и руководство к действию.

Почему необходимы изменения в уставе ВКП(б)?

XVIII партийный съезд собрался в условиях, когда в экономике и классовой структуре СССР произошли коренные изменения.

Мне нет необходимости подробно останавливаться на этих вопросах, поскольку они с исчерпывающей ясностью и полнотой были освещены в докладах товарища Сталина и товарища Молотова.

Победа социализма в СССР обеспечила господство социалистической экономики. Сообразно с коренными изменениями в области экономики, изменился классовый состав Союза ССР. За годы социалистического строительства были ликвидированы все эксплуататорские элементы — капиталисты, купцы, кулаки, спекулянты. Трудящиеся СССР — рабочие, крестьяне, интеллигенция — глубоко изменились за годы социалистического строительства.

Классовые грани между трудящимися СССР стираются, падают, — стираются экономические и политические противоречия между рабочими, крестьянами и интеллигенцией. Именно на этой основе выросло морально-политическое единство советского общества. Это морально-политическое единство советского общества получило своё блестящее подтверждение в создании и полной победе блока коммунистов и беспартийных на выборах в Верховный Совет СССР и в Верховные Советы Союзных Республик.

Вокруг партии выросли многочисленные кадры непартийных большевиков из передовых рабочих, крестьян и интеллигенции, активных и сознательных борцов за дело партии, проводников её линии в массах.

В связи с этими коренными изменениями в экономике и классовой структуре СССР назрела необходимость изменении предусмотренных уставом ВКП(б) условий приёма в партию новых членов.

Об отмене категорий по приёму в партию

Ныне действующий, согласно уставу партии, порядок приёма в партию новых членов по четырем разным категориям, в зависимости от социального положения принимаемого в партию, явно не соответствует изменившейся в результате победы социализма в СССР классовой структуре советского общества. Нужда в установлении разных категорий при приёме в партию и разного кандидатского стажа отпадает.

Различные категории при приёме в зависимости от социального положения принимаемого в партию были установлены, как известно, на XI-м съезде партии в 1922 году, в начале нэпа, с целью затруднить доступ в нашу партию непролетарским элементам. Обстановка тогда в корне отличалась от теперешней обстановки. Тогда пролетариат был частично деклассирован. Крестьянство было единоличным. Эксплуататорские классы не были ещё полностью ликвидированы. Нэп оказывал разлагающее влияние на часть членов партии, особенно на непролетарские её элементы. В тех условиях, для того, чтобы партия с успехом могла осуществлять свою авангардную роль, такой барьер против проникновения в партию неустойчивых, мелкобуржуазных элементов как установление различных категорий по приёму был необходим. Он сыграл исключительную роль в деле укрепления партии и выполнения ею своей исторической миссии.

Однако, нужда в этих ограничениях, в результате победы социализма в нашей стране, отпала. Они — эти ограничения — уже мешают и тормозят пополнение рядов партии за счет преданных делу рабочего класса передовых рабочих, крестьян, интеллигентов. Партия не может уже оставаться при старых рамках, при старых нормах. Нужда в существовании разных категорий по приёму отпадает.

К каким практическим несуразностям и несообразностям приводит существующий порядок приёма в партию могут иллюстрировать многочисленные примеры, имеющиеся в любой партийной организации.

Лучшие стахановцы, ставшие мастерами или директорами, т. е. выдвинувшиеся в силу своих талантов и заслуг на руководящие посты, при приёме в партию попадают в положение людей второго сорта.

Рабочий или сын рабочего, получивший образование, попадает в четвертую категорию при приёме в партию.

Вот, например, один из лучших стахановцев Ленинграда тов. Сметанин, ныне зам. наркома легкой промышленности СССР, бывший рабочий-затяжчик на фабрике «Скороход». Как лучший стахановец он был выдвинут начальником цеха. Принимали его в кандидаты партии, как начальника цеха, по второй категории. Затем, в силу твоих заслуг и способностей, он был выдвинут директором фабрики, и когда в феврале месяце 1939 года встал вопрос о переводе его из кандидатов в члены партии, ему пришлось вступать в партию уже по четвертой категории.

Человек идет вперед, растет, а условия его приёма в партию усложняются и затрудняются. Для таких товарищей, как Сметанин, и для всех, попадающих в такое положение, непонятно, почему условия их приёма в партию должны ухудшиться при выдвижении. Тов. Сметанин протестовал и вполне справедливо: «Чем я хуже стал, — спрашивал он, — когда из рабочих выдвинулся в начальники цеха? Чем я хуже стал, когда сделали меня директором фабрики? Почему я должен искать большее количество «рекомендателен», с большим партийным стажем, чем раньше, когда я был рядовым рабочим?».

Или вот взять тов. Карташева, который здесь выступал с приветствием съезду от Ленинграда. Как будто не плохой работник и не плохо выступал. Он выдвинулся в качестве беспартийного агитатора на выборах в Верховный Совет Союза ССР. По профессии тов. Карташев — слесарь, был стахановцем, а сейчас выдвинут по линии организации ИТР. Когда встал вопрос о принятии его в партию, он был принят уже по второй категории. Какой в этом смысл? Выходит, что от Карташевых нужно «ограждать» партию.

Еще пример, приведенный на конференции Сталинского района, Сталинградской области, когда передовик-рабочий тов. Мусин, будучи выдвинут на руководящую работу — пошел обратно на работу в цех, чтобы быть принятым по первой категории.

Таких примеров можно привести тысячи. Они порождают законное чувство недоумения и обиды у товарищей, единственная «вина» которых заключается в том, что они пошли вверх. Всё это свидетельствует о том, что существующие нормы по приёму устарели и стали играть роль тормоза при приёме в партию действительно передовых рабочих, крестьян, интеллигентов.

Вы знаете, к чему привела практика приёма по разным категориям, когда ломали голову над тем, чтобы определить к какой категории отнести монтера, мастера и т. д. Создавали целые «тарифные справочники» по вопросу об отнесении разных профессий к той или иной категории. По как тут не мудри, какой «справочник» не выдумывай, одно ясно, что нормы устарели, что они перестали служить тому делу, во имя которого были учреждены. Эти уставные нормы стали изжитой формой, выражаясь на языке металлургов — выбитой опокой. (Смех).

За устаревшие нормы цепляются отсталые элементы, которые не хотят, чтобы выдвигались новые, молодые силы.

Устаревшие нормы дают повод для культивирования отсталых, по сути дела антимарксистских, антиленинских тенденций по отношению к новой советской интеллигенции, по отношению к передовым людям рабочего класса и крестьянства, для культивирования пренебрежения в отношении передовых лютей, которые в силу своего образования или заслуг выдвинулись на передовые посты.

Всё это говорит о том, что когда то необходимая форма изжила себя, стала формой без содержания и достоинства, превратилась в свою собственную противоположность, в недостаток. Организационная форма должна соответствовать содержанию, а содержание будет идти у нас по линии сближения классов и ликвидации классовых различий.

Поэтому тезисами, внесенными на обсуждение съезда, предлагается изменить существующий порядок приёма в партию по разным категориям и установить единые условия приёма и одинаковый кандидатский стаж, независимо от принадлежности к рабочему классу, крестьянству или интеллигенции.

Предлагаемые тезисами изменения условий приёма в партию — прямой результат победы социализма.

Тезисами предусматривается установление для вступающих в партию годичного кандидатского стажа. Такой стаж вполне достаточен для того, чтобы за этот срок кандидат мог получить основательное ознакомление с уставом, программой и тактикой партии и чтобы партийная организация могла проверить личные качества кандидата.

Нельзя забывать, что сейчас в нашу партию идут люди передовые, проверенные на различных участках борьбы за социализм.

Как вы знаете, приём в партию был в своё время прекращен. Возобновлен он был лишь 1 ноября 1936 года. Актив, который вырос вокруг партии за время, когда не было приёма в партию, как раз и представляет из себя основной источник, из которого идет сейчас приток новых членов партии.

Существующая ныне практика прохождения кандидатского стажа страдает очень крупными недостатками. Наиболее крупным недостатком является совершенно неудовлетворительная во многих парторганизациях работа с кандидатами, которая приводит к созданию так называемых «вечных» кандидатов, обретающихся в кандидатах по 6—7—8 и более лет. (Оживление в зале, смех). Вместо того, чтобы кадр кандидатов был живым резервом, из которого партия ежедневно черпает свежие пополнения, он превратился в ряде организаций в своего рода «неприкосновенный фонд».

За последнее время, перед съездом, партийные организации несколько улучшили работу по переводу из кандидатов в члены партии. Но всё же ещё и сейчас немалое количество кандидатов насчитывают свой кандидатский стаж многими годами. А если принять во внимание, что и в группах сочувствующих люди сидят без движения годами, ожидая приёма в кандидаты, то, спрашивается, когда же они будут приняты в партию? Года четыре в сочувствующих, лет 7—8 в кандидатах, — когда же они могут стать членами партии? (Общее оживление в зале). Нет нужды доказывать, что такая вредная практика исходит из осужденного партией формально-бюрократического отношения к работникам, к членам партии.

Установление кандидатского стажа сроком в один год имеет целью ликвидировать эту вредную практику и заставить партийные организации подтянуться, поднять воспитательную и организационную работу среди кандидатов, сделать прохождение кандидатского стажа не формальным делом.

Согласно тезисам, все вступающие в партию обязаны представить рекомендации трех членов партии с трехлетним партийным стажем, знающих их по совместной работе не менее одного года.

Это предложение исходит из указания товарища Ленина, данного им в записке товарищу Молотову от 15 сентября 1921 года, когда товарищ Ленин предложил:

«Рекомендации разрешается давать лишь тем, кто не меньше года лично наблюдал работу рекомендуемого, работая с ним вместе в той или иной парторганизации».

Такое предложение усиливает ответственность рекомендующих за рекомендуемого.

Что касается количества рекомендующих и их партийного стажа, то предложенная в тезисах формулировка исходит из того, чтобы предоставить возможность дачи рекомендаций членам партии, вступившим в партию за последние годы. Это предложение является, несомненно, своевременным и целесообразным.

Партия пополнилась активными передовыми людьми, прошедшими большую школу политического воспитания. Лишить этих новых членов партии права дачи рекомендаций было бы неправильным.

Товарищи, существующая система дачи рекомендаций по различным категориям создавала, как известно, излишние трудности и чрезмерные рогатки.

Вам известно, что найти рекомендации — дело не легкое, особенно для товарищей, вступающих в партию по четвертой категории. Иной раз человек вынужден из сил выбиться, чтобы найти достаточное количество рекомендаций. (Оживление в зале).

Предлагаемый тезисами новый порядок дачи рекомендаций даст возможность снять эти стеснительные и ненужные рогатки.

Новые условия приёма в партию предусматривают, что райкомы и горкомы в городах, где нет районного деления, являются последней инстанцией, утверждающей решение первичной парторганизации о приёме в партию. Это накладывает на наши райкомы и горкомы особую ответственность за приём, за отбор в партию действительно лучших людей из рабочего класса, колхозного крестьянства и интеллигенции.

Новый порядок облегчает отбор лучших людей в партию, облегчает создание полнокровных партийных организаций, в частности в деревне, где сеть партийных организаций особенно недостаточна. В значительной части колхозов мы не имеем первичных партийных организаций. Создание крепких партийных организаций в деревне будет иметь большое значение для укрепления партийной работы в колхозах и совхозах.

О правах членов партии

Следующее предложение в отношении изменений устава заключается в дополнении уставного положения о членах партии и их обязанностях положением о правах членов партии, считающихся само собою разумеющимися, но не отмеченных в уставе.

Тезисы предусматривают, что в уставе должны быть оговорены следующие права членов партии:

а) право членов партии критиковать на партийных собраниях любого работника партии;
б) право членов партии избирать и быть избранными в партийные органы;
в) право членов партии требовать личного участия во всех случаях, когда выносится решение о их деятельности пли поведении;
г) право членов партии обращаться с любым вопросом и заявлением в любую партийную инстанцию вплоть до ЦК ВКП(б).

Внесение в устав этих дополнений о правах членов партии будет играть огромное значение для дальнейшего подъёма активности членов партии, для повышения ответственности членов партии за дело партии, для ограждения членов партии от проявлений бюрократизма.

Опыт показывает, что в практике права членов партии часто нарушались. Нередки случаи преследования и гонения за критику и самокритику со стороны бюрократических и враждебных элементов. Нередки случаи, когда решение, касающееся деятельности или поведения того или иного члена партии, выносится в его отсутствии.

Известно немало фактов, когда враждебные и бюрократические элементы запрещали членам партии обращаться с тем или иным заявлением в партийные инстанции. Враждебные элементы широко культивировали практику противопоставления служебной дисциплины, как высшей, дисциплине партийной, разлагая тем самым честных работников.

Тезисы исходят из того, что нет более высокой дисциплины, чем дисциплина партийная.

Имели место также факты ущемления прав членов партии в отношении возможности избирать и быть избранными.

Всем вам памятно разъяснение ЦК перед выборами партийных органов в прошлом году, исправившее неправильную практику, когда переведенные уже в члены партии из кандидатов, но не получившие ещё партийных билетов, товарищи не допускались к участию в выборах парторганов.

Для того, чтобы проиллюстрировать фактами нарушения прав членов партии, имеющие место в практике, остановлюсь на нескольких примерах.

Тов. Седенков — член ВКП(б) с 1924 года, рабочий завода «Баррикады» в Сталинграде, с 28-ми летним производственным стажем. Он неоднократно указывал на недостатки работы в цехе, но руководство цеха и общественные организации не прислушивались к его голосу. Тогда тов. Седенков решил написать заявление в ЦК, в котором описал некоторые недостатки в работе цеха. Это заявление он передал секретарю цеховой парторганизации для направления в ЦК ВКП(б). Вместо того, чтобы исполнить требование члена партии и направить письмо по назначению, бюро цеховой ячейки стало обсуждать «проступок» тов. Седенкова и заставило его признать ошибкой написание заявления в ЦК и дать обещание, что он подобных «ошибок» впредь не допустит. Письмо так и не было направлено в ЦК. При проверке партдокументов об этом письме тов. Седенкова вспомнили и заводская парторганизация исключила тов. Седенкова из партии за «неустойчивость» (Оживление в зале).

9 января 1936 года Сталинградский обком подтвердил исключение тов. Седенкова из партии. Местные партийные организации настолько запугали т. Седенкова, что он, апеллируя в 1937 году в КПК, в своей апелляции снова раскаивался в допущенных им «ошибках», — вот до чего «убедили» человека. Партколлегия КПК восстановила тов. Седенкова в партии.

Подобный же факт имел место и с тов. Толстиковым — директором Икорецкой МТС, Лискинского района, Воронежской области. Тов. Толстиков на имя товарищей Сталина и Молотова прислал письмо о том, что его несправедливо травят секретари райкома, которые сами допускают извращения в хлебопоставках.

При выяснении на месте работником КПК, заявление тов. Толстикова полностью подтвердилось и секретари райкома были разоблачены как враги народа. Однако, и после их ареста в районе продолжали травить тов. Толстикова, добились исключения его из партии и даже ареста.

Многочисленные его жалобы в Воронежский обком партии оставались нерассмотренными обкомом на протяжении трех месяцев, несмотря на неоднократные напоминания из секретариата ЦК ВКП(б). Только вторичным вмешательством КПК в августе 1938 г, тов. Толстяков был полностью реабилитирован, а на виновных в травле и произволе наложены взыскания.

Очень часто нарушается право членов партии требовать личного участия во всех случаях, когда разбирается вопрос о их деятельности или поведении. Заочное исключение, к сожалению, не редкость во многих партийных организациях.

Упоминание в уставе о правах члена партии имеет также исключительное значение с точки зрения осуществления одного из важнейших положений ленинизма: не только учить массы, но и учиться у масс.

Товарищ Сталин на февральско-мартовском пленуме ЦК в 1937 году указывал, что «одного лишь нашего опыта, опыта руководителей, далеко ещё недостаточно. Для того, чтобы правильно руководить, необходимо опыт руководителей дополнить опытом партийной массы, опытом рабочего класса, опытом трудящихся, опытом так называемых, маленьких людей».

Это значит — ни на минуту не ослаблять, а тем более не разрывать наших связей с массами.

Отсюда вытекает необходимость специального пункта устава, который предусматривал бы право членов партии обращаться с любым вопросом и заявлением в любую партийную инстанцию, вплоть до ЦК ВКП(б). Большой важности государственные и партийные вопросы, факты, имеющие исключительное значение для вскрытия непорядков в той или иной партийной или советской организации, часто всплывают на свет именно в связи с заявлениями «маленьких» людей.

Ленин и Сталин неоднократно указывают на то, что бюрократ с партийным билетом — это самый опасный и худший вид бюрократа, потому что, обладая партийным билетом, он воображает, что может не считаться с партийными и советскими законами, с нуждами и интересами трудящихся.

Уставное закрепление прав членов партии дает в руки партии сильнейшее оружие для борьбы с зазнайством, с бюрократическим самомнением и чванством, для улучшения связей руководителей с руководимыми, а, следовательно, для улучшения всей партийной и государственной работы.

Об отмене массовых чисток

Тезисами предусматривается, далее, отмена массовых чисток партии. Опыт показал, что от них сейчас можно и нужно отказаться по следующим мотивам.

Метод массовых чисток, введенный в начале нэпа, в период оживления капиталистических элементов, чтобы оградить партию от проникновения в её ряды людей, разлагавшихся в связи с нэпом, потерял почву для нынешней обстановки, — когда капиталистические элементы ликвидированы.

Необходимо подчеркнуть здесь, что массовые чистки сыграли огромную роль для укрепления партии. Если наша партия представляет сейчас гораздо более организованную силу, чем когда-либо, если партия укрепила свою мощь, очистив свои ряды от всякой мрази, то в этом деле массовые чистки имели большое значение.

Однако, метод массовых чисток в условиях, когда капиталистические элементы ликвидированы, когда в партийном хозяйстве наведён большевистский порядок, когда партия уже избавилась от ненадежных и сомнительных элементов, явно не соответствует изменившимся условиям, не достигает цели.

Партия может в обычном порядке очищать свои ряды от людей, нарушающих программу и устав партии.

Отрицательные стороны массовых чисток заключаются в том, что кампанейский характер массовых чисток влечет за собой много ошибок, в первую очередь по линии нарушения ленинского принципа об индивидуальном подходе к людям.
Метод массовых чисток, вводя определенный стандарт, подгоняя людей под определенную мерку, способствует формальному подходу, не дает возможности в полной мере осуществлять партийную установку о внимательном отношении к членам партии, к работникам, и на практике зачастую ведет к ущемлению прав членов партии.

В связи с этим при массовых чистках имели место многочисленные необоснованные исключения из партии, а враждебные элементы, пробравшиеся в партию, использовали чистки для травли и избиения честных работников.

Стало быть, в условиях, когда партия уже провела большую очистительную работу, метод массовых чисток не вызывается необходимостью. Об этом говорит тот факт, что наиболее серьезная работа по очищению партии от врагов народа, изменников, предателей и агентов фашизма развернулась после массовых чисток. Эта не случайно. Новые методы подрывной деятельности враждебных элементов, пробравшихся в партию, заключались в двурушничестве, в прикрытии своей подрывной деятельности внешним согласием с линией партии, внешней готовностью бороться за её решения. Известно, что созданием шумихи, показной активности, подхалимства, созданием атмосферы лести, торжественных речей, приветствий и т. д., враждебные элементы широко пользовались для того, чтобы обмануть и усыпить бдительность некоторых наших руководителей.

Следовательно, по отношению к враждебным элементам, пробравшимся в партию: маскирующим своё вражеское лицо средствами двурушничества и обмана партии, метод массовых чисток оказался мало действительным и не достигающим цели.

Метод массовых чисток оказался обращённым своим острием, главным образом, против так называемых пассивных членов партии и приводил к исключению из партии честных и добросовестных членов партии по мотивам их, якобы, пассивности.

Во время чистки 1933 года так называемые пассивные составляли наибольшую группу среди исключенных из рядов партии. Наибольшее количество ошибок было допущено партийными организациями именно в отношении так называемых пассивных. В пассивные зачастую оказывались зачисленными честные, преданные работники, передовые производственники. В ряды пассивных зачисляли товарищей, не имевших той или иной, часто пустопорожней, нагрузки, связанных большой семьёй, не посетивших несколько раз кружок, не ответивших на какой-либо головоломный или головотяпский вопрос при политэкзаменах.

Нет нужды приводить примеры необоснованных исключений за пассивность. В любой организации их найдется немало.

Таким образом, в связи с укреплением партии потребность в массовых чистках отпадает.

Партия на февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 г. и январском пленуме ЦК 1938 г. осудила практику формального и бездушно-бюрократического отношения к вопросу о судьбе членов партии, об исключении из партии и о восстановлении исключённых из партии. Эта практика, как известно, была широко использована проникшими в партию карьеристскими элементами, стремившимися отличиться и выдвинуться на исключениях из партии, а равно замаскированными врагами внутри партий, стремившимися путём широкого применения мер репрессий перебить честных членов партии и посеять излишнюю подозрительность в партийных рядах. Враг, изменив тактику, уцепился за бдительность и спекулировал на этом, стремясь под прикрытием фальшивых речей о бдительности перебить как можно больше честных коммунистов, имея в виду посеять взаимное недоверие и дезорганизовать наши ряды.

Клевета на честных работников под флагом «бдительности» является в настоящее время наиболее распространенным способом прикрытия, маскировки враждебной деятельности. Неразоблачённые осиные гнезда врагов ищите прежде всего среди клеветников.

Январский пленум ЦК ВКП(б) 1938 года принял ряд мер, обеспечивающих ликвидацию практики огульных исключений из партии и установление на деле диференцированного подхода при решении вопросов об исключении из партия или о восстановлениях исключенных.

ЦК исходил из известного указания товарища Сталина на февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 г.:

«…некоторые наши партийные руководители страдают отсутствием внимания к людям, к членам партии, к работникам. Более того, они не изучали членов партии, не знают чем они живут и как они растут, не знают вообще работников. Поэтому у них нет индивидуального подхода к членам партии, к работникам партии. И именно потому, что у них нет индивидуального подхода при оценке членов партии и партийных работников, они обычно действуют наобум: либо хвалят их огулом, без меры, либо избивают их также огулом и без меры, исключают из партии тысячами и десятками тысяч. Такие руководители вообще стараются мыслить десятками тысяч, не заботясь об „единицах“, об отдельных членах партии, об их судьбе. Исключить из партии тысячи и десятки тысяч людей они считают пустяковым делом, утешая себя тем, что партия у нас двухмиллионная и десятки тысяч исключённых не могут что-либо изменить в положении партии. Но так могут подходить к членам партии лишь люди, по сути дела, глубоко антипартийные.

В результате такого бездушного отношения к людям, к членам партии и партийным работникам искусственно создается недовольство и озлобление в одной части партии, а троцкистские двурушники ловко подцепляют таких озлобленных товарищей и умело тащат их за собой в болото троцкистского вредительства».

Товарищи, вы очевидно обратили внимание на то, что во время дискуссии по тезисам об изменениях в уставе ВКП(б) вопрос о мерах борьбы против опорачивания честных членов партии занимал не последнее место. В ЦК и в редакцию «Правды» поступило также большое количество писем на эту тему.

Приведу несколько примеров вражеской деятельности под флагом «бдительности».

Секретарем Иссинского райкома ВКП(б) Тамбовской области был некий Калякайкин. В течение короткого срока из общего числа парторганизации в 175 человек он исключил из партии 58 человек. Калякайкин делал таким образом: как только он исключал кого-нибудь из партии, то сейчас же ставил вопрос о привлечении к партийной ответственности всех коммунистов, имевших какое-либо отношение к исключенному. Он действовал по своеобразному «конвейеру». Например, по настоянию Калякайкина был исключен из партии Назаров, который затем по требованию райкома был арестован. Пробыл он под арестом около 7 месяцев и за недоказанностью предъявленных ему обвинений был освобожден следственными органами. Но за время нахождения Назарова под арестом, за связь с ним были исключены из партии его жена и 7 коммунистов, а также были исключены из комсомола 28 комсомольцев, а 10 беспартийных учителей были сняты с работы. Калякайкин был, в конце концов, как полагается, разоблачен, как враг народа, исключен из партии и арестован.

В Архангельской партийной организации был, например, разоблачен такой злостный клеветник, как Прилучный, который написал 142 заявления на коммунистов и ни одно из них не подтвердилось.

В Ленинграде в течение долгого времени орудовала антипартийная группа Напольской, которая усердно «организовывала» компрометирующие материалы на честных коммунистов, писала на них заявления в НКВД и добивалась избиения честных люден. Этой группой, были оклеветаны несколько десятков честных людей.

Гладких, бывший секретарь Ровдинского РК ВКП(б) Архангельской области, давал задания каждому коммунисту найти врага народа и предупреждал заранее, что «перегибов от этого никаких не будет».

В Ключевом районе Актюбинской области врагом народа Песковской было организовано исключение из партии 156 коммунистов, что составляло 64% всей организации. В колхозе «Прогресс» этого района была исключена из партии вся партийная организация в составе 13 человек.

Главные свои усилия враги направляли на то, чтобы перебить честные большевистские кадры. Враг народа Кудрявцев, до своего разоблачения находившийся на руководящей работе в одной из украинских партийных организации, в своих показаниях говорил следующее:

«Мы стремились исключать возможно большее количество людей из партии. Исключали и тех, кого не за что было исключать. Расчет был один — увеличить количество озлобленных людей и тем самым увеличить число наших союзников».

Разгром партийного аппарата также входил в план подрывной деятельности врагов народа. Вот что показал другой враг народа, пробравшийся обманным путем в один из обкомов партии на Украине:

«В течение 5—6 дней я разогнал аппарат обкома, снял почти всех заведующих отделами обкома, разогнал 12—15 инструкторов и заменил даже технический аппарат обкома.

Все это делал под флагом борьбы с врагами и расчистки обкома КП(б)У от потерявших бдительность людей. После „расчистки“ аппарата обкома под тем же флагом я приступил к разгону горкомов и райкомов. За короткое время снял с работы 15 секретарей и целый ряд работников, на которых никаких компрометирующих материалов я не имел. Я создавал видимость борьбы с врагами, озлобляя против партии ряд коммунистов, совершенно незаслуженно снятых мною с работы. Кроме того, я снял с работы и ряд участников нашей контрреволюционной организации, переведя их на меньшую работу и спасая их от провала».

В некоторых организациях клеветники настолько распоясались, что кладут ноги на стол.

Вот, например, в одном из районов Киевской области был разоблачен клеветник Ханевский. Ни одно из многочисленных заявлений, поданных Ханевским на коммунистов, не подтвердилось. Однако, этот клеветник не потерял присутствия духа и в одном из своих разоблачительных заявлений в обком КП(б)У обратился с такой просьбой: «Я выбился из сил в борьбе с врагами, а поэтому прошу путевку на курорт». (Громкий смех).

Характерным является выступление на собрании Иркутского актива секретаря парткома Нефедова. Членов партии он разбивает на три группы: «Первая фигура, — заявляет он, — если сильно активничает, значит его проверять надо, наверняка дорожка ведет к врагу. Вторая фигура, если есть у него „багаж“, тяжёлая гиря, то ясно, он будет отставать, гиря ему мешает, учесть тоже надо, проверить, и дорога, видимо, тоже поведет к врагу. И третья фигура, когда найдем человека, который работает не за совесть, а за страх, то наверняка не прогадаешь — враг». (Громкий смех).

Как видите, целая «теория».

«Деятельность» некоторых клеветников приняла настолько широкий размах, что они начали вводить в неё некую «рационализацию».

Вот, например, Алексеев — член партии с 1925 года, заведующий Ирбейским районным партийным кабинетом (Красноярский край). Работал он плохо, всё своё время отдавая писанию клеветнических заявлений на честных коммунистов и беспартийных учителей. Здесь «дел» было у него много и он завел себе список со специальными графами: «большой враг», «маленький враг», «вражек», «вражёнок» (общий смех). Нечего и говорить, что он создавал в районе совершенно невозможную обстановку. В конце концов, он был исключен из партии как клеветник.

В связи с Алексеевым я думал, кого напоминает такой тип и мне вспомнился Собакевич из повести Гоголя «Мертвые души». Собакевич, как известно, всех считал мошенниками и разбойниками. Когда Чичиков признался Собакевичу, что ему более всех в губернском городе нравится полицмейстер за прямоту и простосердечие, Собакевич хладнокровно ответил:

«Мошенник! Продаст, обманет, ещё и пообедает с вами! Я их знаю всех: это все мошенники, весь город там такой: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы. Один там только и есть порядочный человек: прокурор; да и то, если сказать правду, свинья». (Хохот в зале).

Очевидно, праправнуки Собакевича дожили и до наших времен, кое-где даже пробрались в партию. Надо взять метлу покрепче и вымести из нашего партийного дома подобный мусор. (Дружные аплодисменты).

Стремление отмахнуться от живого человека, нежелание разобраться в предъявленных к нему обвинениях по существу, продолжает ещё оставаться болезнью очень многих партийных руководителей. Страховщиков и перестраховщиков у нас в партийных организациях ещё немало.

Особенно большие размеры приняло в своё время, да и сейчас ещё имеет место, исключение из партии по мотивам «связи» с врагами.

На этом основании было огульно исключено из партии немалое количество честных работников, вся вина которых заключалась в том, что им приходилось по условиям работы встречаться и видеться с врагами народа, — «проходить по одной улице».

Эта ходкая формула — «связь с врагами народа» широко использовывалась антипартийными элементами для избиения честных коммунистов. Она, эта формула, употреблялась в таком широком и расплывчатом толковании, когда под неё подводились самые разнообразные вещи — и обычное знакомство, и совместная по обязанности работа с врагами, и действительная связь с врагами, и участие в контрреволюционной работе — без каких бы то ни было градации, всё тонуло за общей формулой.

На этом основании было допущено, да и сейчас ещё допускается, большое количество, ошибок.

При таком огульном осуждении людей по формальным поводам, настоящие матёрые враги народа, первостатейные жулики ускользали от кары правосудия.

Клеветники орудуют там, где им помогают самостраховщики.

Вот один из примеров такой самостраховки. На одной из шахт треста «Свердловуголь» зав. шахтой и главный инженер написал такого сорта характеристику начальнику участка:

«Работать умеет. Пьянствует систематически. Способен пьянствовать с подчиненными. Последнее время программу выполняет. Организационные способности имеет. Работы участка обеспечит. Не любит размаха работ. Большой консерватор и оппортунист в вопросе добычи. Стремится получить поменьше задание, полегче работать и побольше заработать». (Смех).

Некоторые члены партии, для того, чтобы перестраховаться, прибегали к помощи лечебных учреждений. Вот справка, выданная одному гражданину:

«Тов. (имя) по состоянию своего здоровья и сознания не может быть использован никаким классовым врагом для своих целей.

Райнсих Окт. р-на г. Киева (подпись)». (Громкий смех).

Довольно широко у нас укоренилась теория своеобразного «биологического» подхода к людям, к членам партии, когда о коммунисте судят не по его делам, а по делам его родственников ближних и дальних, когда недостаточная идеологическая выдержанность и социальная направленность какой-нибудь прабабушки может испортить карьеру потомков на целый ряд поколений. (Смех).

Подобный подход ничего общего с марксизмом не имеет. Мы должны исходить из того положения, которое неоднократно развивалось и подчеркивалось товарищем Сталиным, что сын за отца не ответчик, что нужно судить о члене партии по его делам. У нас же на практике, к сожалению, распространенным явлением является определение делового и политического лица работника не по его собственной работе, а по физиономии его родственников и предков — ближних и дальних.

Нельзя сказать, чтобы представители этой «теории» выступали открыто. А в тоже время они потихонечку свою работу ведут да ведут и судят о человеке не по его работе, а по его родословной.

С этим «биологическим» подходом надо кончать. (Шумные аплодисменты).

Не мало развелось у нас людей, я бы их назвал псевдоморалистами, видящих у членов партии только отрицательные стороны, не желающих видеть и оценить весь жизненный путь работника, знать его достоинства и недостатки. Эти люди расценивают человека как однажды сложившуюся, неподвижную мертвую схему.

Эти люди являются изобретателями «эталонов» и схем, которые затем прикладываются к отдельным работникам, чтобы судить — хорош он или плох, укладывается в схему или нет. (Смех).

Эти люди забывают, что вся наша работа по строительству социализма, вся наша воспитательная работа направлена к переделке сознания людей. На то и существует наша партия, на то мы и добились побед социализма, на то мы и ставим задачи коммунистического строительства, чтобы переделывать людей, их сознание. Если некоторые думают, что переделка сознания людей не касается членов партии, что коммунисты от рождения свободны от всяких предрассудков и абсолютно не нуждаются ни в каком перевоспитании, то это не что иное, как идеалистический, схематический взгляд на людей. Такой подход к человеку, когда о нём судят абстрактно, но заранее заготовленной мерке, и не изучают его во всех связях и опосредствованных, — обрекает на пассивность, на пессимистическую оценку людей. Такой пессимистический подход обращен к прошлому. Такой подход к оценке людей ничего общего с большевизмом не имеет. По своей методологии он глубоко враждебен большевизму.

Мне кажется, что всё это есть рецидив меньшевизма, своеобразная форма оппортунизма в отношении к живым людям, когда исходят не из того, чтобы вести человека вперед, исправлять его недостатки и перевоспитывать, а гипертрофируют, раздувают недостатки людей и не распознают в людях то ценное, что необходимо развивать, всячески поддержать. А если поскрести этих псевдоморалистов, то ханжей и лицемеров, среди них не оберешься. С такого рода гробокопателями, конечно, никакой каши не сваришь. (Бурные аплодисменты).

Вместе с этим, необходимо покончить с практикой половинчатой реабилитации восстанавливаемых членов партии. На практике у нас довольно широко распространен тип партийного работника, который ради перестраховки, «на всякий случай», оставляет хвост или хвостик у реабилитируемого члена или кандидата партии: если человек был исключен, а теперь его приходится реабилитировать, то записывают ему выговор, хотя и неизвестно за что; если у него был выговор — ставят ему на вид, — так, для острастки. (Смех).

С такой практикой половинчатой реабилитации необходимо решительно покончить и если человек заслуживает полной реабилитации — снимать с него взыскание начисто.

Из этих фактов ясно, что решение январского пленума ЦК, указавшего на необходимость разоблачить и до конца истребить замаскированных врагов, пробравшихся в наши ряды и старающихся фальшивыми криками о бдительности скрыть свою враждебность от партии, проводится в ряде организаций ещё недостаточно решительно.

Метод индивидуального подхода к членам партии ещё не восстановлен полностью. Огульные, безосновательные исключения из партии всё ещё имеют место.

Решение январского пленума ЦК имело в виду создать максимум гарантии для борьбы против необоснованных исключений, восстановить полностью индивидуальный подход, проявлять исключительную внимательность к вопросам о судьбе членов партии.

Ввиду исключительного значения этих вопросов необходимо дополнить устав рядом положений, которые должны обеспечить внимательный подход и тщательный разбор обоснованности обвинений, предъявленных члену партии; оградить права членов партии от всякого произвола и изъять из практики применение исключения из партии, являющегося высшей мерой партийного наказания, по отношению к членам партии, совершившим маловажные проступки.

Необходимо помнить указания товарища Сталина:

«Партия стала для члена партии очень большим и серьезным делом и членство в партии или исключение из партии — это большой перелом в жизни человека».

«Для рядовых членов партии пребывание в партии или исключение из партии, — это вопрос жизни и смерти».

Товарищ Сталин в другом месте указывал, что высшая мера партийного наказания — это исключение из партии, равно как высшей мерой наказания в армии является расстрел. (См. Сталин, Сборник «Об оппозиции»).

Решения февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года и январского пленума ЦК ВКП(б) 1938 года по вопросу об исключении из партии сводятся именно к тому, что исключения из партии надо свести к минимуму.

Если исключение из партии равносильно высшей мере наказания в армии, т. е. расстрелу, то его нельзя применять направо и налево.

Необходимо восстановить роль мер партийного взыскания, предусмотренных уставом партии по отношению к различного рода проступкам. Нельзя судить о всех проступках одинаково, не разбирая: важный или маловажный это проступок. Исключения из партии стали одно время в практике многих партийных организаций мелкой разменной монетой, а такие меры партийного взыскания, как постановка на вид, объявление порицания, указание на проступок, выговор, строгий выговор, строгий выговор с предупреждением, т. е. вся достаточно гибкая шкала мер партийного воздействия, которая предусмотрена нашим уставом и соответствует различному роду и различным степеням партийных проступков, — оказалась забытой.

Необходимо восстановить роль мер партийного воспитания и воздействия, предусмотренных уставом.

Надо сказать и о старых, снятых взысканиях. Об этом тоже немало говорили на партийных собраниях перед съездом. Если человек исправился и взыскание с него снято, — незачем о нем постоянно напоминать, незачем мстить за старые, исправленные ошибки и ущемлять морально члена партии.

Не мало у нас фактов, когда человек лет 10 тому назад совершил проступок и получил за это взыскание. Потом человек исправился, взыскание с него было снято. Однако, об этом взыскании обязательно напоминают, когда заходит речь об этом человеке. Это приносит много вреда с точки зрения, например, осуществления права быть избранным в парторганы. Известно, что при обсуждении кандидатур при выборах в партийные органы такого товарища зачастую отводят. А это неправильно: если человек исправил свой проступок, зачем он должен нести всю жизнь моральное пятно? За старое мстить не нужно. (Голоса: правильно).

Об усвоении и признании программы партии

В тезисах выдвинута необходимость отменить уставное требование к кандидатам, вступающим в партию, согласно которому условием их приёма ставится, помимо признания программы и устава партии и прохождения уставного кандидатского стажа, также усвоение программы.

Товарищ Сталин в докладе на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) в 1937 г. указывал:

«Чтобы усвоить программу партии, надо быть настоящим марксистом, проверенным и теоретически подготовленным марксистом. Я не знаю, много ли найдется у нас членов партии, которые уже усвоили нашу программу, стали настоящими марксистами, теоретически подготовленными и проверенными. Если идти дальше по этому пути, то нам пришлось бы оставить в партии только интеллигентов и вообще людей ученых. Кому нужна такая партия? У нас имеется проверенная и выдержавшая все испытания ленинская формула о членстве в партии. По этой формуле членом партии считается тот, кто признает программу партии, платит членские взносы и работает в одной из её организаций. Обратите внимание: в ленинской формуле говорится не об усвоении программы, а о признании программы. Это две совершенно различные вещи. Нечего и доказывать, что прав здесь Ленин, а не наши партийные товарищи, всуе болтающие об усвоении программы. Оно и понятно. Если бы партия исходила из того, что членами партии могут быть только такие товарищи, которые уже усвоили программу и стали теоретически подготовленными марксистами, то она не создавала бы в партии тысячи партийных кружков, сотни партийных школ, где членов партии обучают марксизму и помогают им усвоить нашу программу. Совершенно ясно, что если партия организует такие школы и кружки среди членов партии, то это потому, что она знает, что члены партии не успели ещё усвоить партийную программу, не успели ещё стать теоретически подготовленными марксистами».

Усвоить программу — это значит уметь её обосновать. Признавать программу — это значит разделять её положения, быть согласным с ней и быть готовым её защищать. Ясно, что требовать от кандидата усвоения программы, т. е. обоснования — это значит отпугивать людей от партии. Эти требования, теоретически неправильные и на практике вели к неправильному подходу к принимаемым. Многие кандидаты опасались подавать заявления о переводе в члены партии из-за боязни подвергнуться политическому экзамену, проводимому к тому же, нередко, людьми невежественными. На практике эти необоснованные требования вели к нарушению основных принципов партии и создавали неопределённость и неустойчивость в положении у многих членов партии.

Конечно, товарищи, это не значит, что кандидату возбраняется усваивать программу за тот период, когда он проходит кандидатский стаж. Но речь идет об уставном требовании к кандидату. Ясно, что требовать от кандидата усвоения программы, это значит отпугивать людей от партии.

Признание программы и устава партии, уплата членских взносов, работа в одной из партийных организаций — вот, что требуется от члена партии по уставу. Испытанная ленинско-сталинская формула о членстве в партии не требует никаких улучшений. Вот почему необходимо отменить требование об усвоении программы, имеющееся в ныне действующем уставе партии.

О внутрипартийной демократии

Товарищи! В связи с поворотом в политической жизни страны, обусловленным принятием новой Конституции СССР, перед партией возникли новые задачи. Поворот в политической жизни страны заключался в проведении полной демократизации избирательной системы, в переходе от ограничительных выборов к всеобщим, от не вполне равных выборов — к равным, от многостепенных выборов — к прямым, от открытых выборов — к закрытым.

Новая избирательная система должна была привести и действительно привела к усилению политической активности масс, к усилению контроля масс в отношении органов советской власти, к усилению ответственности органов советской власти перед народом.

Чтобы встретить поворот в политической жизни страны во всеоружии, партия должна была стать во главе этого поворота и обеспечить полностью свою руководящую роль в предстоявших выборах Верховного Совета СССР и Верховных Советов Союзных республик. Но для этого необходимо было, чтобы партийные организации сами стали в своей практической работе до конца демократическими, чтобы они проводили полностью в своей внутрипартийной жизни основы демократического централизма, как этого требует устав партии, чтобы все органы партии являлись выборными, чтобы критика и самокритика развивались в партии в полной мере, чтобы ответственность партийных организаций перед партийной массой была полная и чтобы сама партийная масса была полностью активизирована.

На февральско-мартовском пленуме ЦК было выяснено, что целый ряд партийных организаций в своей практической работе сплошь и рядом нарушают устав партии и основы демократического централизма, подменяя выборность — кооптацией, голосование по отдельным кандидатурам — голосованием по списку и т. д. Необходимо было, поэтому, прежде всего ликвидировать антидемократическую практику партийных организаций и перестроить партийную работу на основе развернутой внутрипартийной демократии.

В чем существо большевистской внутрипартийной демократии? Существо большевистской внутрипартийной демократии, как неоднократно об этом учил товарищ Сталин, сводится к вопросу о самодеятельности, об активном участии членов партии в партийном руководстве. «Внутрипартийная демократия есть поднятие активности партийных масс и укрепление единства партии, укрепление сознательной пролетарской дисциплины в партии» — так учит товарищ Сталин.

Именно в этих целях партия ликвидировала имевшие место в практике партийной работы нарушения основ демократического централизма и восстановила, в соответствии с уставом партия, выборность руководящих органов партийных организаций.

Партия провела также ряд дополнительных мер, обеспечивающих проведение последовательной демократической практики, а именно: отмена практики кооптации, воспрещение при выборах партийных органов голосования списком, переход к голосованию по отдельным кандидатурам, обеспечение за всеми членами партии неограниченного права отвода кандидатов и критики последних, установление при выборах партийных органов закрытого (тайного) голосования кандидатов, установление обязательности периодического созыва городских партийных активов, а в больших городах — также и районных активов.

Устав должен отразить эти новые мероприятия партии, проверенные практикой, обеспечившие дальнейшее развитие критики и самокритики, подъем ответственности партийных органов перед партийной массой, рост активности партийной массы и тем самым способствовавшие вооружению партии для успешного разрешения новых задач политического руководства.

Известно, что выборы в Верховные Советы Союза ССР и Союзных республик показали, что партия добилась полной победы блока коммунистов и беспартийных именно в результате перестройки практики партийной работы на основе проведения в жизнь начал внутрипартийного демократизма.

Последовательное проведение в жизнь демократической практики оказало плодотворное влияние на всю жизнь партийных организаций. Итогом роста активности и сознательности членов партии, их ответственности за дело партии, являются предсъездовская дискуссия и результаты выборов партийных органов, которые продемонстрировали расцвет партийного демократизма. (Аплодисменты). На этой основе к участию в жизни партии поднялись огромные новые слои членов партии.

Во время выборов парторганов в 1938 году широко развернулась критика деятельности слабо работавших партийных органов. В результате этой критики была признана неудовлетворительной работа большого числа партийных комитетов и парторгов первичных парторганизаций, райкомов партии, горкомов, обкомов и крайкомов.

Во время выборов 1938 года в руководящие партийные органы было выдвинуто много новых работников, причем большая часть работников впервые была избрана в руководящие партийные органы. Это — молодняк. Всего впервые было избрано 35% членов партийных комитетов первичных парторганизаций, 41% состава райкомов, 46% состава горкомов, 60% — состава обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий.

Отчетные материалы местных партийных организаций показывают, что в обсуждении тезисов к XVIII партийному съезду на партийных собраниях принимало участие свыше 2-х миллионов членов и кандидатов партии. Около одного миллиона коммунистов выступило в прениях на этих собраниях. (Аплодисменты).

Товарищи, такой дискуссии, какая была перед XVIII съездом, наша партия ещё не имела никогда. Эта дискуссия проходила в обстановке небывалого сплочения и единства нашей партии, в обстановке исключительного роста активности членов, партии.

Каждый принимавший участие в дискуссии вносил свои поправки и предложения с точки зрения помощи партии, с точки зрения укрепления общепартийного дела.

Результаты дискуссии подтверждают, что мы переживаем сейчас расцвет внутрипартийной демократии, небывалый подъём активности и самодеятельности членов партии.

Работа, проделанная партией на основе известных решений февральско-мартовского пленума ЦК 1937 г. и указаний, данных партии на этом пленуме товарищем Сталиным, дала свои благие результаты. Поднялось и окрепло чувство связи каждого члена партии с партией и её работой: каждый член партии стал чувствовать себя полноценной единицей, связанной с общим коллективом партии и ответственной за общее, за целое. Это есть важнейший и ценнейший результат развития внутрипартийной демократии.

И второе, что не менее важно и что также должно быть нами отмечено как итог развития партии за последние годы, — это то, что укрепились новые отношения между руководителями и массами: неизмеримо выросло доверие масс к руководителям и их взаимная связь и близость. Масса привыкла рассматривать руководителей как своих посланцев, родных и близких ей, которые, вместе с тем, ответственны перед партией, перед массой, перед народом. Это есть второй ценнейший итог работы партии за последние годы. (Бурные аплодисменты).

Вывод: перестройка партийно-политической работы на основе последовательного проведения в жизнь начал большевистской внутрипартийной демократии укрепила мощь нашей партии. Партия находится на пути к полной активизации партийной массы, а это есть важнейшее условие для осуществления партией в целом и каждым коммунистом в отдельности своей авангардной роли в массах, а следовательно и для дальнейших побед социалистического строительства.

Партия будет и впредь развивать и обеспечивать внутрипартийную демократию, как средство поднятия активности и самодеятельности членов партии, как средство очищения партии от вражеской мрази и отребья. (Продолжительные аплодисменты).

О подборе кадров, проверке исполнения, выдвижении новых кадров партийных работников

Перехожу к вопросам перестройки партийного аппарата, подбора кадров и проверки исполнения.

Товарищ Сталин в своем отчетном докладе на нашем съезде дал исчерпывающие определения значения кадров и правильного их подбора.

«Правильно подбирать кадры это значит:

Во-первых, ценить кадры, как золотой фонд партии и государства, дорожить ими, иметь к ним уважение.

Во-вторых, знать кадры, тщательно изучать достоинства и недостатки каждого кадрового работника, знать на каком посту могут легче всего развернуться способности работника.

В-третьих, заботливо выращивать кадры, помогать каждому растущему работнику подняться вверх, не жалеть времени для того, чтобы терпеливо «повозиться» с такими работниками и ускорить их рост.

В-четвертых, во-время и смело выдвигать новые, молодые кадры, не давая им перестояться на старом месте, не давая им закиснуть.

В-пятых, расставить работников по постам таким образом, чтобы каждый работник чувствовал себя на месте, чтобы каждый работник мог дать нашему общему делу максимум того, что вообще способен он дать по своим личным качествам, чтобы общее направление работы по расстановке кадров вполне соответствовало требованиям той политической линии, во имя проведения которой производится эта расстановка».

Далее товарищ Сталин указывал, в чем состоит теперь задача партии в отношении правильного подбора кадров.

«Задача состоит в том, чтобы взять полностью в одни руки дело подбора кадров снизу доверху и поднять его на должную, научную, большевистскую высоту.

Для этого необходимо покончить с расщеплением дела изучения, выдвижения и подбора кадров по разным отделам и секторам, сосредоточив его в одном месте.

Таким местом должно быть Управление кадров в составе ЦК ВКП(б) и соответствующий отдел кадров в составе каждой республиканской, краевой и областной парторганизации».

С этой точки зрения существующая организация партийного аппарата оказалась недостаточной.

Согласно уставу партии для практической работы по осуществлению партийных решений и постановлений и проверки их исполнения советско-хозяйственными органами и низшими парторганизациями, в обкомах, крайкомах, ЦК нацкомпартий и в ЦК ВКП(б) были организованы производственно-отраслевые отделы. Имелось в виду, что в производственно-отраслевых отделах будет сосредоточена вся работа в целом по данной отрасли, т. е. организационно-партийная работа, подготовка и распределение кадров, агитационно-массовая работа, производственная пропаганда, наблюдение за выполнением партийных решений соответствующими советскими, хозяйственными органами и партийными организациями.

Недостатки существующей организации дела сводились к тому, что подбор кадров, который требует направления из одного центра, — ибо дело подбора кадров связано с необходимостью сосредоточить в одном месте весь опыт и все знание кадров, — в этом и состоит искусство большевистского руководства, — дело подбора кадров оказалось распыленным между многочисленными производственно-отраслевыми отделами. Это привело к неправильному использованию кадров, отсутствию единых методов изучения кадров, а, следовательно, к прорывам по линии подбора людей. Распыление подбора кадров между различными производственно-отраслевыми отделами привело также к искусственному разгораживанию кадров по отдельным полочкам и ведомствам, в то время, как правильный подбор кадров требует искусного и гибкого маневрирования.

Многие из вас, товарищи, знают из своей практики, как распылено и расщеплено у нас дело подбора кадров. В обкомах и крайкомах существуют промышленные отделы, советско-торговые отделы, культурно-просветительные и др. Между этими отделами идет борьба и тяжба за того или иного работника. Это вредно отражается на деле изучения, подбора и выдвижения кадров.

Целесообразное использование работников в соответствии с потребностями работы и с способностями людей невозможно в рамках функционального раздробления дела подбора кадров.

Опыт показывает, что такая организация партийного аппарата нас удовлетворить не может.

В связи с этим и возникла необходимость создать в ЦК мощный аппарат по кадрам — Управление кадров, способный правильно, по-научному, как говорит тов. Сталин, разрешать задачи подбора и распределения кадров, выделив вопросы партийно-организационного руководства в специальный организационно-инструкторский отдел.

Центральным Комитетом за последние два года был уже предпринят в этом направлении ряд мер, которые заключались в том, что дело подбора и выдвижения руководящих кадров не только по линии парторганов, но и по линии советско-хозяйственного аппарата, по всем наркоматам, всё более и более централизовалось в современном ОРПО ЦК.

Эту перестройку дела подбора, изучения и распределения кадров необходимо провести в духе указаний, данных товарищем Сталиным в отчетном докладе о работе ЦК ВКП(б) на XVIII съезде партии.

Далее, я хотел бы остановиться ещё на одном изменении в уставе, которое вносится Центральным Комитетом на обсуждение XVIII партийного съезда. Я имею в виду предложение о снижении партийного стажа, требуемого от товарищей, выдвигаемых на руководящую партийную работу — секретарями обкомов, горкомов, райкомов и т. д. ЦК предлагает изменить этот пункт устава партии с тем, чтобы снизить требуемый партийный стаж, исходя при этом из необходимости создать необходимые условия для выдвижения на руководящую партийную работу новых кадров партийных работников.

Это предложение имеет большое принципиальное и практическое значение.

Товарищ Сталин в своем докладе на нашем съезде с гениальной ясностью сформулировал задачу выдвижения новых кадров.

«Задача, — как говорил товарищ Сталин, — состоит не в том, чтобы ориентироваться либо на старые, либо на новые кадры, а в том, чтобы держать курс на сочетание, на соединение старых и молодых кадров в одном общем оркестре руководящей работы партии и государства».

Вот почему необходимо своевременно и смело выдвигать молодые кадры на руководящие посты.

Именно своевременно и смело выдвигая молодые кадры на руководящие посты, наша партия сумела добиться одного из серьезнейших достижений — выдвинуть на руководящую государственную и партийную работу более полумиллиона молодых большевиков — партийных и примыкающих к партии.

Необходимо указать на улучшение качественного состава наших руководящих кадров. В составе партийных кадров появилось теперь немало людей с высшим образованием, людей культурных, знающих, образованных.

Если несколько лет тому назад чурались выдвигать на руководящую партийную работу людей образованных и молодежь, а вредители прямо душили молодые кадры, не давая им подниматься вверх, то самой крупной победой партии является то, что партии удалось, избавившись от вредителей, расчистить дорогу для выдвижения выросших за последний период кадров и поставить их на руководящую работу. В этом залог силы и непобедимости нашей партии. (Бурные аплодисменты).

Недостаточной оказалась также практика проверки исполнения партийных директив, которая распылена между различными производственно-отраслевыми отделами. Эту работу необходимо также централизовать в одном месте, изменив в соответствии с этим характер деятельности КПК. Партийный контроль должен быть действенным, должен во-время предупреждать ошибки.

Правильный контроль предполагает не только проверку исполнения директив, но и проверку правильности тех или иных директив, необходимость замены их другими.

Товарищ Сталин многократно, настойчиво нам разъяснял и разъясняет, что «руководить — это ещё не значит писать резолюции и рассылать директивы. Руководить — это значит проверять исполнение директив, и не только исполнение директив, но и сами директивы, их правильность или их ошибочность. Смешно было бы думать, что все наши директивы правильны на все 100%. Этого не бывает и не может быть, товарищи. Проверка исполнения в том именно и состоит, чтобы наши работники проверяли в огне практического опыта не только исполнение наших директив, но и правильность самих директив. Поэтому, прорехи в этой области означают прорехи во всем нашем руководстве» (Сталин, «О работах апрельского Объединенного пленума ЦК и ЦКК», 1928 г.).

Проверка исполнения — важнейшее средство против застоя в работе, против плесени. Это важнейшее средство для предупреждения вредительства. Там, где правильно налажена проверка исполнения — вредитель парализован.

Задача усиления контроля за исполнением партийных директив становится центральной задачей Комиссии Партийного Контроля.

Исходя из этого, необходимо установить, что КПК работает при ЦК ВКП(б). В связи с этим, отпадает необходимость выборов КПК непосредственно на съезде партии. КПК должна избираться пленумом Центрального Комитета и работать под руководством и по директивам ЦК ВКП(б).

О ликвидации теоретической и политической отсталости кадров

Товарищ Сталин в своем докладе со всей остротой и четкостью поставил задачи в области партийной пропаганды, в области марксистско-ленинского воспитания кадров.

Он сказал: «Можно удовлетворительно поставить дело регулирования состава партии и приближения руководящих органов к низовой работе; можно удовлетворительно поставить дело выдвижения кадров, их подбора, их расстановки; но если при всем этом начинает почему-либо хромать наша партийная пропаганда, если начинает хиреть дело марксистско-ленинского воспитания наших кадров, если ослабевает наша работа по повышению политического и теоретического уровня этих кадров, а сами кадры перестают в связи с этим интересоваться перспективой нашего движения вперед, перестают понимать правоту нашего дела и превращаются в бесперспективных деляг, слепо и механически выполняющих указания сверху, — то должна обязательно захиреть вся наша государственная и партийная работа. Нужно признать, как аксиому, что чем выше политический уровень и марксистско-ленинская сознательность работников любой отрасли государственной и партийной работы, тем выше и плодотворнее сама работа, тем эффективнее результаты работы, и наоборот, — чем ниже политический уровень и марксистско-ленинская сознательность работников, тем вероятнее срывы и провалы в работе, тем вероятнее измельчание и вырождение самих работников в деляг-крохоборов, тем вероятнее их перерождение».

Товарищ Сталин указал, что у нас есть все средства и возможности, необходимые для того, чтобы подготовить наши кадры идеологически и закалить их политически и что от этого зависит на девять десятых решение всех наших практических задач.

Задача ликвидации теоретического и политического отставания партийных кадров, задача вооружения членов партии марксистско-ленинской теорией и овладения большевизмом требует поднятия на надлежащий уровень дела партийной пропаганды и агитации, в соответствии с решением ЦК «О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском „Краткого курса истории ВКП(б)“», а также с теми указаниями, которые дал на нашем съезде по этому вопросу в своем докладе товарищ Сталин.

Задача овладения большевизмом прямо вытекает из задач современного этапа социалистического строительства.

Для того, чтобы успешно осуществить основную задачу третьей пятилетки, задачу коммунистического воспитания трудящихся, задачу преодоления пережитков капитализма в сознании людей, для того, чтобы успешно разрешать практические вопросы социалистического строительства, для того, чтобы быть подкованным в борьбе против капиталистического окружения и его агентуры, наши кадры должны быть вооружены теорией, т. е. знанием законов общественного развития и политической борьбы.

Коренные недостатки партийной пропаганды изложены в известном решении ЦК. В этом решении указаны и способы перестройки партийной пропаганды в связи с выпуском «Краткого курса истории ВКП(б)».

Сейчас началась перестройка пропагандистской работы. Первые шаги этой перестройки показывают, что выход «Краткого курса истории ВКП(б)» и решение ЦК дали могучий толчок для поднятия всей идейно-политической работы на новую ступень. За изучение марксизма-ленинизма, за изучение «Краткого курса истории ВКП(б)» взялись миллионы людей. Это есть крупнейшая победа нашей партии. «Краткий курс истории ВКП(б)» на русском языке разошелся тиражей около 12 миллионов экземпляров (шумные аплодисменты), да на других языках народов СССР около 2 миллионов экземпляров. «Краткий курс истории ВКП(б)» переведен на 28 иностранных языков и издается уже в числе свыше 673 тыс. экземпляров. Надо прямо сказать, что за время существования марксизма, это первая марксистская книга, получившая столь широкое распространение (Аплодисменты).

Партийные кадры взялись за самостоятельную учебу. Спрос на марксистско-ленинскую литературу колоссально возрос. К пропаганде марксизма-ленинизма приковано сейчас внимание всех партийных организаций.

Накопился уже некоторый опыт новых форм работы.

После решения ЦК к устной и печатной пропаганде марксизма-ленинизма привлечены лучшие теоретические и пропагандистские силы партии. Создается кадр опытных пропагандистов-профессионалов.

До перестройки партийной пропаганды у нас в партии насчитывалось свыше 112 тысяч пропагандистов. Само собой разумеется, что среди них было немало слабо подготовленных людей. Сейчас это количество значительно сократилось. В число пропагандистов партийные организации отбирают людей, действительно подготовленных для пропаганды.

Сократилось и количество кружков. Если, например, в Москве до решения ЦК насчитывалось более 9 тысяч кружков, а в Ленинграде более 5 тысяч кружков, то сейчас в Москве немногим более 500 кружков, а в Ленинграде около 300.

Основным методом работы кадров становится самостоятельная работа над книгой.

Расширяется печатная пропаганда, имеющая решающее значение в постановке пропагандистской работы.

Все это, однако, только начало того разворота пропагандистской работы, которого добивается наша партия. В этом подъёме решающую роль будет играть наша большевистская печать. Спрос на печатное слово колоссально возрос и будет расти.

Мы стоим накануне огромного подъема всей пропагандистской работы партии. Для целей пропаганды должны быть широко использованы такие могучие средства, как кино, радио, искусство.

Для того, чтобы успешно руководить делом марксистско-ленинской пропаганды в партии и государстве, для того, чтобы успешно решать задачи ликвидации теоретического и политического отставания партийных кадров, ЦК должен иметь мощный аппарат пропаганды и агитации, в виде Управления пропаганды и агитации, сосредотачивающего всю работу по печатной и устной пропаганде и агитации.

Идейная закалка воспитает в советских людях сознание достоинства советского гражданина и уверенность в своих силах. Как никогда с исключительной силой звучат сейчас слова товарища Сталина о том, что теория дает практикам силу ориентировки, уверенность в себе, перспективу, умение не только видеть, но и предвидеть события.

Перестройка нашей партийной пропаганды обеспечит расцвет теоретической работы и сделает нашу партию ещё более идейно вооруженной (Бурные аплодисменты).

О перестройке партаппарата и о всесоюзных конференциях

Товарищи! Тезисы об изменениях в уставе ВКП(б) выдвигают задачу перестройки аппарата отделов как в ЦК, так и на местах.

Производственно-отраслевые отделы ныне не знают, чем им, собственно, надо заниматься, допускают подмену хозорганов, конкурируют с ними, а это порождает обезличку и безответственность в работе.

Производственно-отраслевые отделы ЦК ВКП(б) должны быть ликвидированы, за исключением сельскохозяйственного отдела, ввиду особой важности задачи контроля и наблюдения за деятельностью советских и партийных организаций в области сельского хозяйства.

Сейчас во весь рост перед нашей партией встали задачи организационного укрепления колхозов, вопросы руководства колхозной экономикой, организация труда в колхозах, совхозах и МТС. Об этих задачах ярко и убедительно говорил на съезде — товарищ Андреев.

При наличия некоторой слабости работы Наркомзема и Наркомсовхозов и при условии, когда работа в области сельского хозяйства требует исключительного внимания и заботы со стороны местных партийных организаций, сохранение Сельхозотдела в составе аппарата. Центрального Комитета, крайкомов и обкомов является необходимым.

Необходимо также сохранить отдел школ. ЦК в связи с тем, что у нас нет союзного Наркомпроса и в связи с необходимостью контролировать постановку работы по народному образованию во всех республиках, краях и областях.

В обкомах, крайкомах и ЦК нацкомпартий должны быть созданы отделы: кадров, пропаганды и агитации, организационно-инструкторский и сельскохозяйственный. Все остальные производственно-отраслевые отделы должны быть упразднены.

В райкомах и горкомах необходимо иметь отделы: кадров, пропаганды и агитации и организационно-инструкторский.

Руководство отделами пропаганды и агитации и отделами кадров в обкомах, крайкомах и ЦК нацкомпартий должно быть возложено на особых секретарей.

Я думаю, товарищи, что нет необходимости, после того, что уже мною сказано относительно задач в деле подбора кадров и проверки исполнения, а также относительно задач пропагандистской работы, мотивировать необходимость такой реорганизации аппарата ЦК и местных партийных органов. Структура аппарата ЦК и местных партийных органов, предлагаемая на рассмотрение XVIII съезда партии, позволит обеспечить укрепление партийного руководства различными отраслями нашей работы.

В условиях быстрого подъема социалистического хозяйства, быстрого политического и культурного роста рабочих, крестьян и интеллигенции, резко повысился темп партийной и государственной жизни. Для того, чтобы осуществлять руководство государственными и партийными делами, быстро реагировать на запросы, выдвигаемые жизнью и своевременно разрешать назревшие вопросы, необходимо дополнить существующую схему центральных организаций партии — съезд партии, ЦК ВКП(б) — новым органом, — Всесоюзной партийной конференцией. Это тем более необходимо, что большой промежуток времени между съездами партия ограничивает возможность выдвижения на руководящую работу и в особенности в ЦК ВКП(б) выросших кадров работников партии, а конференция могла бы дать партии такую возможность. В связи с этим назрела необходимость дополнить схему центральных организаций партии — съезд партии, ЦК ВКП(б) — Всесоюзной конференцией партии, созываемой не реже одного раза в год из представителей местных организации с тем, чтобы главной задачей Всесоюзной конференции считать обсуждение назревших вопросов политики партии.

Всесоюзной конференции партии нужно предоставить право замены части членов ЦК, т. е. право вывода из состава ЦК отдельных членов ЦК, не обеспечивающих выполнения своих обязанностей, как членов ЦК, и замены их новыми, но в количестве не более одной пятой состава ЦК, избранного съездом партии, Конференция пополняет состав членов ЦК из числа кандидатов, избранных съездом партии я взамен их избирает соответствующее количество новых кандидатов в члены ЦК.

Решения конференции, за исключением решения об избрании новых членов ЦК и новых кандидатов в члены ЦК, не нуждающегося в утверждении ЦК ВКП(б), подлежат утверждению ЦК ВКП(б). Решения конференции, утвержденные ЦК ВКП(б), являются обязательными для всех партийных организаций. Делегаты конференции избираются на пленумах обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий. Члены ЦК, если они не являются делегатами по уполномочию от местных организаций, участвуют в работах конференции с правом совещательного голоса.

О задачах производственных и советских первичных парторганизаций

Товарищи!

За истекший период укрепились первичные партийные организации, являющиеся основой нашей партии, улучшилась их связь с массами, повысилась авангардная роль коммунистов, поднялся уровень партийной жизни. Партийные организации ближе подошли к практическим хозяйственным и культурным вопросам социалистического строительства.

Опыт показал, что успешная работа партийных организаций была обеспечена там, где первичные партийные организации сумели сочетать партийно-политическую работу с борьбой за успешное выполнение производственных планов, за улучшение работы государственного аппарата, за освоение новой техники, за укрепление трудовой дисциплины, развертывание стахановского движения, выдвижение на партийно-хозяйственную работу новых кадров. И, наоборот, там, где партийные организации отошли в сторону от хозяйства, ограничив свои задачи пропагандой и агитацией, или там, где партийные организации приняли на себя несвойственные им функции руководства хозяйством, подменяя и обезличивая хозяйственные органы, там работа неизбежно попадала в тупик.

Товарищ Сталин не раз указывал на необходимость правильного сочетания партийно-политической и хозяйственной работы. ещё в 1923 году он говорил:

«Необходимо вовлечь наши производственные ячейки в круг вопросов, связанных с ходом дел в предприятиях и трестах. Необходимо поставить дело так, чтобы ячейки были в курсе работы управляющих органов наших предприятий и объединений, чтобы они могли иметь влияние на эту работу. Вы знаете, как представители ячеек, до чего велика моральная ответственность наших производственных ячеек перед беспартийными массами за ход дел в предприятии. Чтобы ячейка могла руководить и вести за собой беспартийную массу на заводе, чтобы она могла нести ответственность за ход дел в предприятии, — а она моральную ответственность за прорехи предприятия безусловно несёт перед беспартийными массами, — она должна быть в курсе этих дел, она должна иметь возможность так или иначе влиять на эти дела. Необходимо поэтому, чтобы ячейки вовлекались в обсуждение хозяйственных вопросов, связанных с предприятием, чтобы время от времени собирались хозяйственные конференции представителей ячеек предприятий, входящих в состав треста, для обсуждения вопросов, связанных с делами в тресте. Это один из верных путей, необходимых как для обогащения хозяйственного опыта партийных масс, так и для организации контроля снизу» (И. Сталин. О задачах партии. Сборник «Об оппозиции»).

Сошлюсь хотя бы на опыт партийной организации такого гиганта, как Кировский завод в Ленинграде. Троцкистско-бухаринские бандиты, стоявшие одно время у руководства завода, нанесли заводу большой вред, довели его до такого состояния, что в середине 1937 года завод по многим позициям выполнял программу едва на 45—50%.

Сейчас заводом руководят новые люди, поднявшиеся из рядов заводской технической интеллигенции, из рядов стахановцев и ударников.

За последний год работа Кировского завода серьезно улучшилась и в этом деле большую роль сыграла партийная организация и её партийный комитет, сумевшие правильно сочетать партийно-политическую работу с хозяйственной.

Практика кировских коммунистов показывает, что правильное сочетание партийно-политической работы с хозяйственной не ведёт к нарушению единоначалия, с одной стороны, а с другой стороны, к забвению партийно-массовой работы.

В этом отношении большое значение имело то, что к руководству партийной организацией поднялись люди, хорошо знающие технику и экономику предприятия, поднялись люди из цехов, с отдельных участков завода, люди, крепко связанные со всем коллективом рабочих и инженерно-технических работников.

Партийная организация Кировского завода смело раскорчевала вражеские элементы на заводе и выдвинула новые кадры — до 500 лучших стахановцев, инженеров и техников, которые сейчас и управляют заводом, — и управляют неплохо.

Относясь внимательно к сигналам рядовых рабочих и служащих, партийная организация сумела принять участие в решении ряда крупных экономических вопросов на заводе. Партийная организация принимала живейшее участие в реформе системы зарплаты на заводе, которая была запутана вредителями. Вместо 100 тарифных сеток, сейчас на заводе осталось 4, пересмотрены сотни тысяч норм. Это имело колоссальное значение для правильной организации и повышения производительности труда на заводе.

За последние полгода завод выполняет производственные задания без перерасхода фондов зарплаты при значительной переработке новых норм.

Партком Кировского завода помог дирекции навести порядок в энергетическом хозяйстве завода, выдвинул на этот участок свежих людей и помог разработать конкретные мероприятия. В результате завод с честью справился с правительственным заданием удвоения выпуска тракторов к весеннему севу 1939 года.

Вот другой пример. Ярославский Резинокомбинат 7 лет не выполнял производственной программы. Плохую работу Резинокомбината, к руководству которым одно время пробрались враги народа, чувствовала вся страна.

ЦК ВКП(б) помог большевикам Резинокомбината разоблачить и разгромить врагов народа и потребовал в кратчайший срок вывести Резинокомбинат в число передовых предприятий страны. Парторганизация Резинокомбината указания ЦК ВКП(б) с честью выполнила. Программа IV квартала 1938 года по выпуску автопокрышек была выполнена комбинатом на 100%, в январе на 106%, а в феврале на 108%. Вместе с хозяйственными успехами росла и партийная организация. За четвёртый квартал парторганизация Резинокомбината выросла больше, чем за предыдущие 2 года.

На чём основаны успехи парторганизации Резинокомбината? Они основаны на правильном сочетании хозяйственной и политической работы парторганизации. Парторганизация Резинокомбината так строила свою работу, что задача выполнения производственной программы была поднята на уровень большой политической задачи и на этом воспитывался весь коллектив Резинокомбината. Парторганизация так сумела расставить партийные кадры, что ей удавалось точно знать, что делается на любом участке предприятия. Райком ВКП(б) и парторганизация не подменяли хозяйственного руководства. Более того, создавались все необходимые условия для проявления самостоятельности и инициативы хозяйственников, но парторганизация была в курсе каждого шага дирекции и в нужные моменты, хорошо зная состояние хозяйственных дел, направляла, учила, помотала хозяйственному руководству.

Резко критикуя распущенность и безответственность, долгое время прививавшиеся врагами народа, парторганизация поддерживала и морально и политически каждого хозяйственного руководителя, каждого рабочего и служащего, честно работавших на комбинате.

Таких примеров, как примеры с Кировским заводом и Ярославским Резинокомбинатом, можно привести десятки и сотни. Завод «Калибр» и 1-й Часовой завод в Москве; целый ряд авиационных заводов; ряд металлургических заводов; Харьковский завод «Свет шахтера»; завод Новое Сормово в Горьковской области и многие другие предприятия также дают примеры правильного сочетания партийной и хозяйственной работы в жизни первичных парторганизаций.

Во всех республиках, краях и областях найдётся немало парторганизаций, которые сумели установить правильное отношение к вопросам хозяйства, наладить контроль за состоянием дела на производстве и помочь хозяйственникам выполнить и перевыполнить программу.

Сошлюсь далее на опыт парторгов ЦК на оборонных заводах. Этому вопросу придает исключительное значение товарищ Сталин. Товарищ Сталин предложил установить на оборонных заводах институт парторгов ЦК и посылать в качестве парторгов квалифицированных инженеров — специалистов своего дела, хороших партийцев. Это мероприятие целиком себя оправдало и дало исключительные результаты. На оборонных заводах создался новый тип работников, которые сочетают партийную работу с умением проверить тот или иной хозяйственный или технический вопрос. Известно, что невежество в технических и хозяйственных вопросах некоторых: партийных работников было наруку вредителям. Паши первичные партийные организации — это передовой отряд наших предприятий, это цвет наших предприятий. Необходимо использовать весь опыт этого передового слоя, каким являются коммунисты на предприятиях. Для того, чтобы проверить состояние дела с выполнением того или иного ответственного заказа, с расходованием директорского фонда, с положением в рабочих общежитиях, с положением в рабочих столовых, надо положить на чашу весов весь опыт партийных организаций, осветить большевистским прожектором все стороны производственной жизни предприятия. Этим мы окажем огромную помощь всему делу хозяйственного социалистического строительства.

Во время дискуссии были голоса, что, дескать, предоставление права контроля производственным первичным партийным организациям — это есть удар по единоначалию. Мне кажется, что те люди, которые считают, что единоначалие заключается в том, чтобы командовать заводом, без опоры на актив, ничего в единоначалии не понимают.

Наше советское, большевистское единоначалие заключается в умении распорядиться, в умении организовать дело, подобрать кадры, дать правильную директиву, потребовать отчёт, устранить безответственность и обезличку. Но оно означает, вместе с этим, и умение опираться в этой работе на парторганизацию, на актив предприятия, на весь коллектив предприятия.

Поэтому, неправильны высказывания насчёт того, что можно как-нибудь обойтись без контроля со стороны первичных партийных организаций. Зря некоторые хозяйственники боятся такого контроля.

В связи с этим назрела необходимость более точно определить задачи различного типа первичных партийных организаций и, в частности, таких первичных партийных организаций, как партийная организация на производстве (фабрика, завод, совхоз, колхоз) и партийная организация наркомата.

Партийной организации производственного типа должно быть предоставлено право контроля за состоянием дел предприятия, совхоза и колхоза. Это должно привести к усилению роли и ответственности первичных партийных организаций на производстве.

Что касается партийных организаций наркоматского типа, то они, не имея, в силу специфических условий своей работы, функции контроля, должны усилить свою роль в деле улучшения работы аппарата. Их обязанность — сигнализировать о недочетах того или иного наркомата, отмечать недостатки отдельных работников и сообщать о них в ЦК и руководителям наркомата.

Товарищ Сталин на заседании Оргбюро ЦК 15 марта 1926 г., определяя задачи советских ячеек, говорил о том, «чтобы наши советские ячейки были блюстителями действительного советского порядка в наших учреждениях… …Ячейки должны следить за тем, чтобы в советских учреждениях, государственных и хозяйственных, чтобы в них был хотя бы элементарный порядок, элементарная отзывчивость, готовность выслушать людей, было бы поменьше бюрократизма. …Надо добиться того, чтобы советская ячейка жила жизнью всей партии, чтобы она помогала партии улучшить, упростить более и сблизить с населением советский и хозяйственный аппарат, сделать его честным и экономным» (См. «Известия ЦК ВКП(б)» № 16—17 за 1926 г.).

Все члены партии, работающие в том или ином наркомате, должны объединяться в общепаркоматскую партийную организацию. Секретарь первичной организации наркомата должен утверждаться ЦК ВКП(б). Необходимость этого последнего мероприятия вряд-ли, товарищи, нуждается в пространной мотивировке и аргументации, — она ясна сама по себе.

Товарищи! Я изложил основные поправки я дополнения к уставу ВКП(б), предложенные тезисами.

Кроме этих поправок и дополнений необходимо отметить ещё вытекающие из партийного опыта дополнения: о необходимости иметь в обкомах и крайкомах 4—5 секретарей, о предоставлении уставных прав окружным организациям партии, о распространении уставного положения о парторганизациях в Красной армии также на парторганизации Военно-морского флота. Эти дополнения, по-моему, не требуют разъяснения.

Во изменение существующего положения предлагается именовать впредь выборные органы первичных организаций не комитетами, а бюро парторганизаций.

Это изменение исходит из того, что комитеты организуются там, где объединяются несколько полноправных парторганизаций. Такова традиция нашей партии, соответствующая интересам дела. Выборные же органы первичных партийных организаций целесообразнее именовать, в отличие от комитетов, бюро.

Большое значение ЦК придает, также, предоставлению права цеховым партийным организациям избирать — при известных условиях, а именно при наличии не менее 15 членов партии, — бюро цеховой парторганизации. Вы знаете, что на крупнейших заводах по решению ЦК были созданы цеховые комитеты. Опыт их работы целиком оправдался.

Об итогах дискуссии по тезисам доклада «об изменениях в уставе ВКП(б)»

Перехожу к поправкам и изменениям, которые были внесены при обсуждении и партийных организациях тезисов доклада об изменениях в уставе ВКП(б).

По тезисам развернулась широкая дискуссия. В результате дискуссии тезисы были одобрены подавляющим большинством членов партии и всеми партийными организациями. (Бурные аплодисменты).

Обсуждение тезисов дало довольно большое количество поправок и дополнений как к самим тезисам, так и к ряду других параграфов ныне действующего устава, а которых тезисы не предусматривали изменений.

Ввиду большого разнообразия поправок, следует их разбить на несколько категорий.

Есть ряд пустопорожних поправок, не имеющих никакой практической ценности, например: выборы парторганов производить один раз в 5 лет; выборы секретарей парторганизаций производить на общих собраниях, а не комитетами при бюро, т.е. сделать секретаря независимым от комитета или бюро; производить приём в партию на торжественных собраниях и т. д.

Эти поправки и дополнения сами говорят против себя и нет никакой необходимости против них полемизировать. Они отпадают сами собой, как пустяковые. (Смех. Аплодисменты).

Имеется, во-вторых, большое число поправок, дополнений и замечаний, не имеющих прямого отношения к уставу ВКП(б), а относящихся к текущей партийно-организационной работе.

Таковы, например, предложения о выделении не менее 3-х вечеров в пятидневку свободных от всяких собраний и совещаний для того, чтобы товарищи могли и отдохнуть, и заняться теорией; предложения о проведении партийных дней; о запрещении выносить решения опросом; об избрании бюро райкомов в малочисленных районных парторганизациях; о переводе трактористов и комбайнеров на учет в парторганизации МТС, о ликвидации узловых железнодорожных партийных комитетов и т. д. и т. п.

Темы всех этих поправок и предложений, как видите, — некоторые практические вопросы партийного строительства. Авторы этих поправок, видимо, не уяснили разницы между уставными вопросами и вопросами текущей партийной работы и поэтому стараются втиснуть в устав как можно больше всяческих положений, забывая о том, что устав даёт только общие рамки, основные формы организационном деятельности партии и что устав не исключает, а наоборот предполагает текущую деятельность партийных органов.

Устав ВКП(б), который утвердит XVIII партийный съезд, даёт организационную основу для будущей деятельности руководящих партийных органов. Поправки и дополнения такого рода должны быть направлены на рассмотрение нового состава ЦК ВКП(б).

Третья группа поправок имеет прямое отношение к уставу ВКП(б). Значительная часть этих поправок имеет редакционный характер и может быть передана в уставную комиссию XVIII съезда, которую, я думаю, съезд создаст, поручив ей установить окончательную редакцию партийного устава.

Что касается поправок и дополнений, имеющих существенное значение, то их целесообразно разбить на три категории: поправки и дополнения, неприемлемые, которые необходимо отвергнуть, поправки и дополнения, целесообразность которых необходимо провентилировать на съезде, и, наконец, поправки и дополнения, которые необходимо принять.

Остановлюсь на неприемлемых предложениях.

1. Поправки, имеющие в виду сохранение в той или иной форме категорий по приёму. Тут имеются самые разнообразные предложения. Все они исходят из несвоевременности, по мнению авторов, уничтожения различных категорий. Предлагают установить 2 или 3 категории: одну для рабочих, другую — для крестьян и интеллигенции, или выделить специальную категорию для представителей старой интеллигенции и т. д. Этих предложений принимать не следует.

Отличительная черта этих поправок заключается в том, что их авторы или игнорируют, или не уяснили себе существа тех коренных изменений в соотношении классов, которые произошли в СССР. Они либо цепляются за старое, не видя нового, или просто спят мертвым сном и не замечают, что кругом делается. (Аплодисменты).

2. Имеется ряд поправок диаметрально противоположного типа, идущих далее предлагаемых тезисами норм, регулирующих приём в партию. Если первая группа поправок, как мы только что видели, предлагает сохранить старые условия приёма, то другая группа поправок предлагает пойти значительно дальше тех норм, которые выдвинуты тезисами. Предлагают, например, установить кандидатский стаж не в год, а в 9 месяцев, 6 месяцев и даже 3 месяца; отменить партийный стаж для рекомендующих, уменьшить количество рекомендующих и т. д. и т. п. Я думаю, что подобного рода поправки идут от непонимания отдельными членами партии вопроса о характере нашей партии и свидетельствуют о забвении некоторыми членами партии того основного положения, что сила нашей партии заключается не в том, чтобы уничтожить границы между партией и непартией, между партийными и беспартийными и расплыться, раствориться в массе, а в том, что партия, являясь сборным пунктом передовых людей из рабочего класса, крестьянства, интеллигенции, не гонится за количеством членов, а заботится о их качестве, о высоком звании членов партии, о их стойкости и преданности делу рабочего класса.

Авторы подобных поправок исходят из неправильного представления, будто партия больше не намерена заботиться о качестве своих членов и широко открывает двери для всех, кто пожелает в неё войти. Такие неправильные взгляды не имеют ничего общего с установками партии на строго индивидуальный приём в ряды партии действительно передовых работников.

Означает ли, что существенные изменения порядка приёма в партию в какой-либо мере ослабляют испытанный ленинский принцип индивидуального отбора в партию? Ни в коем случае.

ЦК и товарищ Сталин много раз с предельной ясностью указывали на то, что для партии важно не столько количество членов, сколько их качество, их стойкость. Вот, например, что говорил он 6 июля 1921 года в своем докладе общему собранию Тифлисской организации Коммунистической партии Грузии:

«Нужно раз навсегда запомнить, что сила и удельный вес партии, особенно Коммунистической партии, зависит не столько от количества членов, сколько от их качества, от их стойкости и преданности делу пролетариата».

На втором Всесоюзном съезде Советов 26 января 1924 года в своей великой клятве по поводу смерти Ленина тов. Сталин говорил:

«Не всякому дано быть членом такой партии. Не всякому дано выдержать невзгоды и бури, связанные с членством в такой партии. Сыны рабочего класса, сыны нужды и борьбы, сыны неимоверных лишений и героических усилий — вот кто, прежде всего, должны быть членами такой партии. Вот почему партия ленинцев, партия коммунистов, называется вместе с тем партией рабочего класса».

В резолюции XIII партсъезда «Об очередных задачах партийного строительства» партия указывала, что при приёме новых членов важны не формальные критерии, а существо дела. В этой резолюции было сказано, что «при приёме должны соблюдаться не только установленные формальные условия, но также должна обязательно выясняться по существу способность нового члена партии на деле помогать партии и органам пролетарской диктатуры».

Этот принцип строго индивидуального подхода при приёме в партию является незыблемым законом нашей партии и не подлежит изменению.

Центральный Комитет партии на протяжении между XVII и XVIII съездами партий неоднократно указывал на опасность забвения принципа индивидуального приёма в партию.

Чуждые, враждебные элементы всегда стремились войти в ряды ВКП(б) для того, чтобы, прикрываясь званием члена партии, подрывать великое дело рабочего класса.

Центральный Комитет партии провел огромную работу по борьбе с нарушением принципов индивидуального отбора в партию.

Центральный Комитет партии решительно боролся с попытками забвения указания Ленина о том, что только наша партия, единственная в мире заботится не об увеличении числа членов, а о повышении их качества.

Центральный Комитет партии строжайше предупреждал партийные организации об опасности извращения и повторения ошибок, об опасности замены тщательного индивидуального отбора в ряды партии вредной валовой кампанией по приёму в партию, что засоряло ряды ВКП(б) чуждыми, враждебными элементами.

Проверка и обмен партийных документов вскрыли исключительную запущенность и хаос в этом отношении. Отсюда ясно, что принцип индивидуального отбора в партию действительно передовых, действительно преданных делу рабочего класса, лучших людей нашей страны из рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции, проверенных на различных участках борьбы за социализм, людей, которые не дрейфят перед трудностями, а закаляются в борьбе с ними, был, есть и остается решающим принципом нашей партии при разрешении вопроса о приёме в партию.

Вместе с тем партия заинтересована в том, чтобы создать все возможности для вступления в её ряды действительно передовых людей. Изменения в уставе эти возможности на деле создают.

3. Ряд товарищей предлагает установить особую категорию для лиц, ранее состоявших в партии. Мне кажется в этом нет нужды. Если речь идет о товарищах, которые за время пребывания вне партии показали себя преданными и активными работниками, то их можно принимать на таких же основаниях, на которых принимаются все вновь вступающие товарищи. Если же такие люди за время своего пребывания вне партии не доказали своей преданности, то они, видимо, приняты не будут, и рекомендации им никто не даст.

4. Предлагаются, далее, поправки насчет знакомства по совместной работе рекомендующего с рекомендуемым. Предлагают для лиц, находящихся в рядах Рабоче-Крестьянской Красной армии, установить 6 месяцев, мотивируя это особыми условиями жизни Красной армии. Я думаю, что мы должны отклонить это предложение. Во-первых, оно создает разные условия в жизни территориальной и армейской партийных организаций, что нежелательно. Во-вторых, рекомендации могут давать товарищи, знающие по совместной работе не только на данном предприятии, в данном учреждении, но и знавшие его по совместной работе до этого, причём не следует требовать от рекомендующих обязательного присутствия при приёме. Наконец, парторганизация может обратиться с запросом о товарище, желающем вступить в партию — если это будет нужно, когда не хватит рекомендующих на месте — в те организации, где он работал раньше и к тем товарищам, которые его могут порекомендовать по прежней совместной работе.

5. Внесён ряд предложений о предоставлении права приёма в партию цеховым партийным собраниям в крупных партийных организациях, насчитывающих не менее 500 членов партии, минуя общее партийное собрание. Внесены также предложения о предоставлении права приёма в партию всем цеховым партийным организациям, минуя общее собрание первичной парторганизации.

Я думаю, что мы здесь должны принять следующее предложение: в крупных заводских партийных организациях, насчитывающих свыше 500—700 членов партии (об этом надо обменяться мнениями на съезде) дать право создавать не бюро первичной организации, а заводской комитет.

Некоторые товарищи предлагали организовать в таких предприятиях районные производственные комитеты. Мне кажется, это неправильно, ибо тогда у нас получится два разных типа райкомов — райкомы территориальные и райкомы производственные. В таких заводских партийных организациях, где насчитывается свыше 500 или 700 членов партии целесообразно организовать заводские партийные комитеты с тем, чтобы цеховым партийным организациям в таких крупных предприятиях дать уставные права.

Что касается предложений о предоставлении права приёма в партию всем цеховым организациям, т. е. о распространении уставных прав на все цеховые первичные организации, то их необходимо отклонить, ибо они идут по линии умаления значения общезаводской организации. А нашей крепостью является прежде всего завод и было бы неправильно расклевать общезаводскую парторганизацию, ставя ставку на цех. Нельзя смазывать воспитательную роль общезаводской партийной организации и значение общезаводского партийного собрания в деле приёма в партию.

6. Внесен ряд предложений о создании всякого рода новых отделов при партийных органах. Тезисы ЦК как известно направлены к тому, чтобы сократить количество отделов, причём основными отделами будут Управление кадров и Управление пропаганды и агитации ЦК и соответственные отделы на местах. А товарищи идут, наоборот, на расширение отделов, предлагают учредить новые отделы, вроде отдела здравоохранения, отдела стахановского движения и т. д. (Смех).

Это предложение необходимо отвергнуть. Об одном только отделе вопрос, по-моему, является дискутабельным: я имею ввиду вопрос о создании оборонных отделов, который следует обсудить на съезде.

7. Предлагают распространить пункт о партийных активах также и на сельские организации. Я думаю, что и этот вопрос съезд должен будет обсудить, ибо тут есть соображения и за и против.

Каковы соображения за? Они сводятся к тому, что в сельских районах, особенно в крупных и не всегда целесообразно собирать только общерайонные собрания коммунистов, что следует созывать и партийные активы по примеру городов для обсуждения текущих вопросов партийной политики. Что касается соображений против, то они исходят из того, что в большинстве сельских районов можно во всех необходимых случаях созывать общие собрания организаций. Известно, что общие собрания имеют огромное воспитательное и организационное значение. Некоторые товарищи опасаются, как бы активы не подменили роли общего партийного собрания, что активами злоупотреблять не следует. Вопрос, как видите, целесообразно было бы провентилировать на съезде.

8. Предлагают ввести во всех обкомах и горкомах, наряду с бюро, секретариаты. Это предложение также нуждается в обсуждении на съезде. Есть доводы за и против. Доводы за говорят о том, что когда руководству необходимо решать большое, количество организационных вопросов, есть нужда в таком дополнительном органе, как секретариат. Не для всякого вопроса, говорят, нужно созывать бюро. Это, на первый взгляд, очень соблазнительное, практически целесообразное предложение. Но с другой стороны есть опасение, не приведет ли создание секретариатов к умалению роли бюро, к умалению роли коллективного руководства? Не приведет ли оно к известному перемещению центра тяжести руководства от бюро к более узкой коллегии — секретариату? Я думаю, что этот вопрос требует точно также обсуждения на съезде.

9. Предлагают снизить стаж для руководящих партийных работников, а некоторые предлагают вообще не связывать с каким-либо стажем избрание товарищей на руководящие партийные посты. Я думаю, что это предложение является неправильным, так как стаж необходим не только как формальный критерий, но и как свидетельство о наличии известного опыта партийной работы. Мы не должны забывать указаний товарища Сталина о необходимости сочетания опыта молодых и старых членов партии. Поэтому, предложение об изменении известных пунктов устава о стаже для руководящих партийных работников, внесенное тезисами ЦК, достаточно обеспечивает выдвижение молодых кадров и идти дальше в сторону дальнейшего снижения нецелесообразно.

10. Предлагают предоставить право контроля советским ячейкам также, как производственным. Я думаю, что это предложение неприемлемо, ибо оно исходит из забвения специфических условий деятельности советских ячеек.

К чему приводит это забвение специфических условий деятельности советских ячеек показывает опыт работы партийных организаций Наркомзема СССР и Наркомсовхозов СССР.

Эти партийные организации сбились на контроль за деятельностью руководства наркоматов и по существу создавали в наркоматах второй центр, связывавшийся с периферией, дававший ей директивы и т. д. В самом деле, взгляните хотя бы на те вопросы, которые обсуждают эти парторганизации. Парторганизация Наркомзема обсуждала вопрос о ходе сева по СССР! (Смех). Это же комично! Как будто она может отсюда учесть, что делается где-нибудь на Кубани, в Средней Азии по ходу сева, — и дает «директивы». Обсуждает вопросы о подготовке к уборочной кампании, об обеспечении МТС горючим, нормальном финансировании МТС и т. д. и т. п., т. е. пытается дублировать и подменять Наркомат. Из этого дела ничего путного не получится.

Парторганизация Наркомсовхозов обсуждала вопросы о ходе сеноуборки в совхозах Востока (Смех). Что она может по этому вопросу сказать? Она пытается тоже давать «директивы».

Вместо того, чтобы организовать борьбу за соблюдение партийной и государственной дисциплины, за надлежащую проверку исполнения правительственных директив, за состояние аппарата, делового и политического качества его работников, сигнализировать о недостатках в работе аппарата Наркомата — вместо этого люди пытаются подменить руководство Наркоматом: руководить периферией.

Мы имеем здесь дело с порочной практикой, которую нельзя поощрять. Это образчик смешения элементарных понятий о задачах советской ячейки. Это пародия на руководство, попытка создать наркомат в наркомате.

Специфика деятельности советских ячеек заключается в том, что они не могут брать на себя функции контроля работы советского учреждения по существу, — для этого есть вышестоящие партийные и советские инстанции.

Но это не означает, что первичные парторганизации советских учреждений не имеют возможности влиять на дело. Наоборот, роль советских парторганизаций исключительно важна. Если парторганизация учреждения во время подмечает непорядки в работе учреждения — как, например, обстоит дело с разбором жалоб и заявлений трудящихся, с приёмом посетителей (а эти вопросы имеют очень острое значение в работе советских учреждений), с трудовой дисциплиной, с работой аппарата и т. д., — если советская ячейка сигнализирует об этих недостатках в ЦК ВКП(б) и руководству наркомата, то тем самым она осуществляет важнейшее дело улучшения государственного аппарата.

11. Предлагают разрешить организовывать бюро в первичных партийных организациях и в цеховых партийных организациях с числом членов 7—10 человек.

7 человек избирают бюро из 3 человек! Это бы означало подменить общее собрание партийной организации собранием бюро, что неправильно.

Таковы те предложения и дополнения, которые имеют прямое отношение к уставу, но, на мой взгляд, неприемлемы.

Перейду к тем предложениям, которые, по-моему, являются приемлемыми.

1. Ряд товарищей указывают на необходимость переработать введение к уставу ВКП(б) в соответствии с изменившейся обстановкой в стране.

Я думаю, что это предложение правильное и его необходимо принять.

2. Весьма оживленный обмен мнениями во время дискуссии произошел вокруг вопроса о группах сочувствующих. Судя по наиболее распространённым мнениям, группы сочувствующих необходимо упразднить.

Товарищи указывают, что в условиях громадного роста беспартийного актива вокруг партии, в условиях возобновления приёма в партию группы сочувствующих уже перестали играть свою роль. Приём в партию идет в основном помимо групп сочувствующих. Об этом говорит, например, тот факт, что в числе вновь принятых в кандидаты за последние два года только 21 процент составляют сочувствующие.

Обязаны мы учесть этот практический опыт? Я считаю, что обязаны.

Вокруг партии имеется большое количество организаций, связывающих партию с массами. Я имею в виду такие организации, как профессиональные союзы, которые должны в результате своей работы по воспитанию своих членов поднимать уровень членов профессионального союза до уровня понимания задач коммунистического авангарда, т. е. до уровня партийности и готовить лучших своих людей для вступления в партию.

Наши профсоюзы, к сожалению, не в достаточной мере ставят перед собой эту задачу, а между тем прямая задача коммунистов, работающих в профсоюзах, заключается в том, чтобы проводить воспитательную работу в профсоюзных организациях с таким расчетом, чтобы в результате этой работы верхний слой, актив союзов доводить до уровня партийности.

У нас имеется разветвленная система различных общественных организаций — советы, комсомол, кооперация, Осоавиахим и т. д., вокруг которых имеется широкий беспартийный актив, из которого мы можем отбирать лучших людей для приёма в партию.

С этой точки зрения группы сочувствующих сужают возможности подготовки лучших людей рабочего класса, колхозного крестьянства и интеллигенции к вступлению в партию.

Я считаю, что лучше принимать подготовленных, лучших, передовых людей не в группы сочувствующих, а прямо в кандидаты партии. (Аплодисменты, голоса: правильно).

3. Предлагают публиковать в печати решения о восстановлении неправильно исключенных из партии.

Это дополнение правильное и может быть принято.

4. Предлагают исключить из устава пункт о Комиссии Советского Контроля в связи с тем, что предложение об изменении характера работы КПК должно повлечь за собой также и изменение характера деятельности КСК и что Положение о КСК — необходимо утвердить в советском порядке.

Я думаю, что это предложение правильно, так как конституционные изменения в структуре наших законодательных и исполнительных органов советской власти, несомненно, требуют внесения соответствующих коррективов в отношении КСК.

5. Затем, имеется ещё дополнение к уставу, которое необходимо принять. Предлагают оговорить в уставе, что в партию принимаются товарищи, достигшие 18-ти лет. (Аплодисменты).

6. Внесены очень существенные дополнения, считающие необходимым более точно определить в уставе ряд вопросов, касающихся комсомола. У нас в уставе вопросы о комсомоле недостаточно отражены. В уставе имеется три пункта о комсомоле. Первый касается того, что молодежь до 20-летнего возраста принимается только через комсомол. Второй пункт гласит о том, что рекомендация райкома комсомола приравнивается с 2 рекомендациям членов партии и третий пункт — относительно создания партийно-комсомольских групп, там, где нет первичных парторганизаций.

Этих уставных положений, определяющих взаимоотношения партии и комсомола, ныне уже недостаточно. Мне кажется, что необходимо внести на обсуждение съезда два таких положения:

Первое: комсомольцы, вступившие в партию и не являющиеся «командным» составом комсомола, — я имею ввиду рядовых комсомольцев, — не обязаны состоять в двух организациях — партийной и комсомольской. Правильнее будет, если бы они, эти комсомольцы, не ведущие по поручению партии ответственной работы в руководящих органах комсомола, состояли только в партийной организации, (Аплодисменты).

Практика такова (и практика не совсем правильная), что у нас в члены партии из комсомола начинают переводить с 25—26-летнего возраста, т. е., главным образом, переростков. И сейчас говорят в комсомоле: сначала будем отбирать в партию переростков, а затем мы уже примемся за более молодые кадры. Уставное дополнение о том, что в партию могут приниматься молодые люди с 18-летнего возраста будет иметь большое значение для усиления воспитательной работы в комсомоле, «двадцатигодовалые» (Смех) находятся у нас в тяжелом положении, потому что их «выдерживают» в комсомоле и не торопятся передавать в партию, а между тем они представляют из себя людей в расцвете сил, здоровья, имеют все гражданские права. Я думаю, что было бы нецелесообразно этих людей задерживать по 5—6 лишних лет в комсомоле, затрудняя им приём в партию.

Для комсомольцев, не ведущих руководящую работу в комсомоле и вступивших в партию, необходимо разрешить состоять только в одной, а именно партийной организации. Тогда школу и воспитательной, и организационной работы они будут проходить целиком в партии. Почему им нужно подчиняться двум райкомам, двум первичным организациям? Почему они должны задумываться над тем, в какой кружок им ходить — в комсомольский или в партийный? Мне кажется, нужно ясно определить положение партийных комсомольцев. Ты прошёл в комсомоле подготовительную школу воспитания, ты достоин теперь быть в партии и тебя приняли в её ряды. Стало быть ты и работаешь в её организации. Мне кажется, что это внесёт ясность в положение коммунистов комсомольского возраста и одновременно подымет всю работу комсомола по воспитанию, по подготовке лучших людей в партию (Аплодисменты).

Второе. Мне кажется, что настало также время усилить роль комсомола в нашем государственном и хозяйственном строительстве и отразить это в уставе партии.

Товарищи, комсомол, при всём его огромном значении, при всей огромной помощи, которую он оказывает партии, страдает одним недостатком, на который необходимо обратить внимание и комсомола и наших парторганизаций, — это недостаточное участие комсомола в государственной жизни, чересчур большое увлечение внутрикомсомольскими вопросами.

Мы должны посмотреть теперь на дело с другой стороны: если говорить об агитационно-пропагандистской работе комсомола, то в свете последнего постановления ЦК ВКП(б) совершенно очевидно, что эта работа в значительной мере будет вестись партией. Мы должны всячески помочь комсомолу в этом отношении и кадрами и опытом. Иначе и немыслимо.

Внутрикомсомольская работа — очень важное дело. Но во имя чего она должна вестись? Ведь она не может быть самоцелью. Я думаю, что вся комсомольская работа должна быть круто повёрнута на подготовку комсомольцев для активной государственной и партийной деятельности, на реализацию той важнейшей задачи комсомола, которая связана с его ролью помощника партии.

А, что это значит практически? Практически это означает, что, например, где нет первичной парторганизации, но есть первичная комсомольская организация, она должна взять на себя роль активного проводника партийных директив. Почему она не может принять участия в обсуждении и разрешении хозяйственных вопросов? Скажем, нет порядка в правлении колхоза, плохо с севом, плохо с труддисциплиной, — почему эти вопросы не может обсуждать комсомольская организация? Почему комсомольская организация не может обсуждать вопрос о плохой работе правления колхоза и организовать дело так, чтобы заменять плохое правление хорошим? Почему комсомольская организация не может обсуждать вопрос о плохих порядках в сельсовете? Почему она не может взять на себя, по поручению райкома партии, проведение партийных поручений, директив, которые сейчас некому выполнять, только потому, что нет первичной парторганизации? Я думаю, что комсомольская организация может и должна это делать. Комсомольские организации должны иметь право инициативы постановки перед партийными организациями больших и малых вопросов государственной и хозяйственной работы, вопросов об улучшении хозяйственной работы на предприятии или в колхозе, о стахановском движении, о состоянии бани, о состоянии прачечной, о плохих порядках в уличном движении, о хулиганстве в школе и т. д., — я не буду повторять всех больших и малых вопросов нашего советского, хозяйственного строительства. Много ли занимаются сейчас этим наши комсомольские организации? Утверждаю, что мало. Если комсомольские организации возьмутся за такие вопросы и будут обсуждать не только вопросы внутрикомсомольской работы, не только вариться в своем собственном соку, то тем самым они выйдут на широкую дорогу более активного участия во всем нашем социалистическом строительстве. Рост кадров будущих партийных и государственных деятелей значительно ускорится. Комсомольцы получат настоящую школу воспитания. (Аплодисменты).

Исходя из этого, я считаю, что не следует принимать предложений о ликвидации партийно-комсомольских групп, предложений, исходящих из того, что эти группы, якобы, нежизненны. Они нежизненны сейчас потому, что они не знают чем заниматься. Если мы вольем в работу партийно-комсомольских групп новое содержание, если, например, коммунисты села, раз их недостаточно, чтобы организовать парторганизацию, и комсомольцы, соберутся вместе и обсудят вопрос, как улучшить дело в колхозе, как улучшить культурно-политическую работу, сговорятся об обшей линии поведения в важнейших вопросах политической, хозяйственной, культурной работы на селе, — то такие партийно-комсомольские группы необходимо сохранить, а не ликвидировать. (Взрыв аплодисментов).

7. Следующее предложение заключается в том, чтобы не отбирать партбилет у исключенного из партии до утверждения исключения обкомом. Это предложение правильно и его необходимо принять.

8. Было предложение, чтобы пленумы горкомов и райкомов собирать не реже раза в полтора месяца. И это предложение целесообразно принять.

9. Предлагали во изменение соответствующего параграфа устава разрешить организовывать партийные группы и в тех партийных организациях, где нет ста коммунистов. Как вы знаете, по уставу партийные группы организуются лишь там, где насчитывается сто и выше коммунистов. Я думаю, это предложение также является приемлемым.

10. Было предложено ещё одно изменение устава, заключающееся в том, чтобы при приёме в партию не требовать от вступающего отзыва общественных организаций. Мне кажется, что это предложение целесообразно. Для вступления в партию вполне достаточно рекомендаций партийных товарищей.

Таковы те предложения и дополнения к уставу, которые целесообразно принять.

Товарищи, дискуссия по уставным вопросам принесла партии огромную пользу. Она показала рост ответственности членов партии за судьбы партии, рост заботы каждого партийца о своей матери-партии. Дискуссия показала огромный рост идейной сплоченности членов нашей партии.

По своему размеру дискуссия явилась совершенно небывалым явлением в жизни вашей партии. Она показала, что партия идёт на всех парах к полной активизации своих рядов, означающей ещё невиданный размах деятельности партии.

СССР вступил в новую полосу развития, — в полосу завершения строительства социализма и постепенного перехода от социализма к коммунизму.

На этом новом этапе нашего всемирно-исторического дела ещё выше поднимается роль и значение нашей партии.

Перед партией встают новые грандиозные и захватывающие перспективы, встают новые великие, сложные задачи. Чтобы решить эти задачи и выполнить сбою роль передового борца за построение коммунистического общества, наша партия должна неустанно оттачивать своё организационное оружие. Устав партии, принятый нашим съездом, будет уставом партии победившего социализма, уставом, вооружающим членов партии для успешного выполнения задачи постепенного перехода к коммунизму. (Бурные аплодисменты).

Вооружённая передовой теорией, вооружённая самой передовой политикой, организацией и идеологией самого передового класса, сплотившая вокруг себя великий многомиллионный советский народ, наша партия идёт в бой за постепенный переход к коммунизму. (Бурные аплодисменты).

Не раз силы гниющего капитализма пытались и будут пытаться остановить наше победоносное шествие.

Мы знаем, что впереди будут трудности. Мы понимаем сложность поставленных перед нами новых задач. Но мы знаем и средства и условия для нашей окончательной победы.

Товарищ Сталин ещё на XVI съезде партии говорил, что наша партия непобедима, если она не боится трудностей и знает, куда вести дело. Такой непобедимой партией и является наша великая большевистская партия. (Бурные аплодисменты всего зала, все встают).

Товарищи, мы бойцы армии великих пролетарских стратегов, армии Ленина—Сталина, сплоченные вокруг ленинско-сталинского ЦК, вокруг своего учителя и вождя товарища Сталина, пронесём своё, овеянное славой, большевистское знамя к полной победе коммунизма. (Бурные аплодисменты всего зала).

Да здравствует наша великая партия!

Да здравствует гений, мозг, сердце большевистской партии, всего советского народа, всего прогрессивного передового человечества — наш Сталин! (Бурные, долго не смолкающие аплодисменты, переходящие в овацию, все встают, возгласы: «ура»).