О работе Сталина над учебником по истории партии

Выступление Е.М. Ярославского в ВПШ при ЦК ВКП(б)

Товарищи, я хочу вам рассказать, как товарищ Сталин работал над «Кратким курсом истории ВКП(б)». Все вы знаете, какое большое значение товарищ Сталин всегда придавал изучению истории партии. И это не случайно. И Маркс, и Энгельс, и Ленин считали, что самая значительная наука — это история.

Вы помните письмо товарища Сталина в редакцию журнала «Пролетарская ре­волюция» о необходимости поднять высоко изучение истории партии и разоблачении троцкистской фальсификации истории и троцкистской контрабанды. И вот после того, как товарищ Сталин дал указания относительно необходи­мости борьбы со всякого рода троцкистской фальсификацией истории, он сам стал работать над тем, чтобы создать такой учебник истории партии, который целиком отвечал бы задачам партии. Как вы знаете, он составил сначала нечто вроде конспекта для составляемого учебника истории партии в виде письма составителям учебника. А надо сказать, что состоялось решение ЦК ВКП (б) создать однотомный, краткий курс поручить его составление нескольким авторам, нечто вроде конкурса чтобы потом выбрать лучший. Кроме того, т. т. Поспелову и Ярославскому поручено было составить двухтомник. Мне дали задание, чтобы я переработал свой двухтомник, мои «Очерки по истории партии», сделал из него однотомник. Что касается двухтомника, то эта задача еще впереди, она еще не выполнена, очевидно, эта «История партии» будет уже не двухтомная, а многотомная.

После того как такой проект был представлен в ЦК, рассмотрен членами Политбюро, мне сказали: «Сделайте вполовину меньше, сделайте, чтобы было 240 страниц, не больше». Это была задача очень трудная, сразу не сожмешься, пришлось очень много поработать над этим вторым вариантом. Но и этот вариант не удовлетворил ЦК. Целый ряд указаний дал товарищ Сталин.

Тогда по поручению ЦК за это дело взялась уже целая группа, которой поручено было работать над отдельными главами, предоставить свои варианты отдельных глав. Как-то товарищ Жданов сказал по этому поводу, что: «Целый колхоз образовался». Но и этот третий вариант не удовлетворил ЦК, т. т. Поспе­лову и Ярославскому поручено было дать окончательный вариант и после того как редакции учебника т. т. Поспеловым и Ярославским был представлен в ЦК ВКП(б) четвертый вариант, товарищ Сталин решил, что никакой «колхоз» с этим делом не справится, что надо ему самому принялся за работу. И вот он среди огромной государственный работы нашел время, чтобы в течение 4-х месяцев ежедневно, упорно работать над составлением учебника.

Трудно себе представить, какой огромный собранный в этой книге материал переработал товарищ Сталин. В этом «Кратком курсе» вы увидите действительно энциклопедию большевистских знаний. Нужно иметь в виду, что, прежде чем эта работа была окончательно отделана, Сталин привлек к обработке гораздо больше материала, чем вы видите в учебнике. Товарищу Сталину пришлось проделалать большую проверочную исследовательскую работу. Он брал, например, Энгельса. При чтении он вспоминал сохранившийся в его памяти какой-то другой текст Энгельса, не тот, который перед ним, он начинает проверять, нет ли другого перевода. Оказывается, что благодаря прежнему плохому руководству ИМЭла ему попадается плохой, неправильный перевод, выясняется что имеется несколько разных переводов Энгельса. И вот Сталин попутно занимается исправлением перевода Энгельса.

Конечно, это было возможно только благодаря громад­ной памяти и прекрасному знанию Маркса и Энгельса. Сталин попутно занимался исследовательской теоретической большой работой. Неправильно сказать, что он переделал учебник. Я бы сказал, что он создал совершенно новый учебник.

Когда я сейчас попробовал выделить для сталинского номера журнала «Пролетарской революции» то, что сделано в этом труде товарищем Сталиным, то оказалось, что очень трудно теперь отделить это. Краткий курс — это Сталинский учебник истории партии.

Вы помните, как ожидали появления этого учебника, что называется, тосковали: когда же выйдет учебник истории партии? Мне буквально проходу не давали ни на одном собрании. А дело это было чрезвычайно серьезное. Товарищ Сталин считал, что торопливость в этом деле проявлять ни в коем случае нельзя, что учебник пишется не на год, что все в нем должно быть точно. Товарищ Сталин считал, что в прежней редакции можно было бы издать учебник, но… это «но» очень серьезное, не хватало теоретического обобщения богатейшего содержания истории ВКП(б), не хватало теоретического освещения.

Наконец, работа была закончена. Казалось бы, что такая авторитетная редакционная комиссия, как комиссия ЦК — т. т. Сталин, Молотов, Жданов — могла бы и сама всю работу выполнить, закончить и сдать в печать учебник. Но тут я отмечаю большую деликатность товарища Сталина и его большое внимание к тем, кто раньше работал над учебником.

По его предложению в редакционную комиссию был включен товарищ Поспелов и товарищ Ярославский. После этого началась окончательная работа редакционной комиссии.

Должен сказать, что вообще редакций я перевидал за 40 с лишним лет работы в партии очень много, но я никогда в жизни не видел такой редакции, не встречал вообще такого отношения к науке, к печатному партийному слову. Вы знаете, что решено было печатать сначала по главам в «Правде». Как это происходило?

Каждый день, примерно с 5-6 часов вечера, в кабинете у товарища Сталина собиралась редакционная комиссия. Все окружающие уже знали, что идет такая работа, вплоть до того, что товарищи, обслуживавшие аппарат, говорили: «Ну, что, сегодня идет третья глава?».

А для меня это была такая школа, которая никогда не забудется, — настоящая школа честного, большевистского, ленинско-сталинского отношения к истории нашей партии.

Каждая строка подвергалась обсуждению. Товарищ Сталин очень внимательно относился ко всякого рода даже малейшим поправкам, вплоть до запятой, обсуждали это. Должен сказать, что еще один член ЦК принимал участие в этой работе, это — тов. Поскребышев, ближайший большой помощник товарища Сталина, заме­чательный человек, который товарищу Сталину большую помощь оказывает в его работе, работает буквально дни и ночи вместе с товарищем Сталиным.

Товарищ Поскребышев тоже рассматривал весь этот текст и приходил со своими замечаниями — вот здесь такое-то слово надо вставить, тут надо тире, или, как он говорил, — тирёшку — поставить. И товарищ Сталин очень внимательно относился ко всем этим замечаниям, обсуждал их.

Если он не был согласен, то он приводил свои доводы. Это была настоящая школа. Работа длилась допоздна. Работали над каждой главой самым тщательным образом, тщательно взвешивались все необходимые поправки. Причем должен вам сказать, что благодаря такому участию товарища Сталина в этой работе о самом товарище Сталине мы не смогли сказать так полно, как это надо сказать в учебнике истории большевистской партии. (Аплодисменты)

Товарищ Сталин в высшей степени скромен и щепетилен, когда речь заходит о нем самом, о его роли.

— Ну, зачем это, — говорил он. — Это не нужно. Вплоть до того, что он сам не хотел, чтобы сказано было в учебнике, что он является теоретиком партии. — Зачем это, не нужно, говорил он.

Вот какова скромность товарища Сталина.

Но это было неправильно, и все мы навалились, убедили, что это обязательно надо, чтобы это было сказано в учебнике истории партии.

Вы сами видите, какая это огромная работа выполнена товарищем Сталиным. Она поможет в свое время коммунистам в других странах сбросить с себя власть эксплуататоров, и она поможет им использовать этот замечательный героический путь нашей партии.

Когда я думаю о товарище Сталине, о его роли в нашей работе, как двигате­ля нашей воли, я вспоминаю народную пословицу, которая как будто немножко противоречит общим математическим формулам. Эта пословица гласит, что «разделенное горе — это полгоря, а разделенная радость — это двойная радость». И вот мы это всегда испытывали и испытываем при встречах с товарищем Сталиным.

Бывали очень тяжелые моменты, но стоит поговорить с товарищем Сталиным, как чувствуется, что это уж не горе, а полгоря. И наоборот, когда у нас какое-нибудь радостное событие бывает — товарищ Сталин одобрит то, что ты сделал, то чувствуешь, что у тебя вырастают крылья, что у тебя двойная радость — нет, не двойная даже, а удесятеренная радость заключается в том, что мы с вами — все современники товарища Сталина.

Работать с товарищем Сталиным, вместе с ним бороться за победу коммунизма — это есть величайшая радость и величайшее счастье, которое может только выпасть человеку.

21 декабря 1939 г.

Часы Газета основана 10/04/2016
search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close