Эссе о любви

№ 3/43, III.2020


Пожалуй, не найдётся человека, который бы полез в словарь за определением слова «любовь» даже, когда он оказался во власти любви, например подростковой.

Любовь считается предметом поэзии, мечтательности, сентиментального суждения, но не науки. В молодёжной среде скорее посчитают «Камасутру» научным пособием по любви, чем марксизм-ленинизм. Хотя в действительности именно марксистско-ленинская наука раскрыла больше тайн любви, чем все лирики, психологи и физиологи вместе взятые.

Великие мыслители и революционеры Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин сегодня являются самыми частыми объектами клеветы, лжи, извращения не только в аспекте их теоретического и практического наследия, но и с точки зрения жизненного пути. А между тем Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин были не только образцовыми, высоконравственными революционерами-победителями, но и экспертами в области любви.

Дружеская любовь Маркса и Энгельса является уникальным в мировой истории примером товарищеского союза единомышленников. Нужно ли говорить, сколько грязи и лжи было выдумано буржуазными писаками, чтобы опорочить эту дружбу?

Романтическая любовь Карла и Женни Марксов, воспетая в поэзии Мавра, любовь, царящая в их прекрасной, крепкой семье, — наглядный пример того, что семья является ячейкой коммунизма даже в самых мрачных условиях классового общества. Женни была не просто спутником жизни, но и надёжным помощником Карла в его научной работе и политической борьбе. Впоследствии в коммунистическую работу включились и дети Маркса. Нужно ли говорить, сколько грязи и лжи было выдумано буржуазными писаками, чтобы опорочить эту семью?

Большая семья Ленина, спаянная семейной любовью и долгом революционной борьбы, представляла собой ещё один образец коммунистического сообщества, давший родине пять замечательных борцов.

Ленин и Крупская — не менее замечательный, чем Марксы, любовный союз двух великих революционеров. Нужно ли вспоминать, сколько грязи и лжи было выдумано буржуазными писаками, чтобы их опорочить и опорочить родственников Ленина?

Любовь Ленина к Марксу и Энгельсу как любовь ученика к своим учителям и старшим предшественникам чувствуется во многих его произведениях.

У молодого Ленина была влюблённость и в Плеханова как первого на русской земле пропагандиста марксизма, пока он с ним не начал работать в одной партии и не разошёлся идейно. Разочарование в Плеханове Ленин переживал очень тяжело.

Любовь Сталина к Ленину, ученика к своему учителю, получившая наиболее яркое воплощение в знаменитой клятве у гроба вождя, является вообще всемирно-историческим образцом искреннего уважения к великому товарищу и наставнику.

У нас мало достоверной информации об отношениях Сталина и Надежды Аллилуевой, но есть все признаки, что и между ними, несмотря на разницу в возрасте, была большая романтическая любовь. Трагический уход из жизни в рассвете сил измученной неизлечимой болезнью Аллилуевой по всем свидетельствам стал сильнейшим ударом для вождя. Сколько лжи и клеветы придумано платными писаками, чтобы опорочить Сталина! ЦРУ завербовало сбежавшую из СССР слабую и истеричную дочь Сталина Светлану, чтобы от её лица издать чудовищную по своей лжи книжонку. Следует понимать, что в отличие от Марксов, Сталину объективно не хватало времени заниматься воспитанием своих детей, поэтому Светлана стала воплощением присказки «однако же в семье не без урода».

Немало лжи и клеветы обрушено и на Василия Сталина, его выставляют пьяницей и чуть ли не «мажором», хотя этому нет никаких достоверных свидетельств, в отличие от его заслуг и достижений.

Вслед за немецкими фашистами небылицы сочиняют и о сыне Сталина от первого брака Якове, погибшем на фронтах Великой Отечественной войны.

Сталин был окружён любящими друзьями-соратниками — Артёмом, Кировым, Орджоникидзе, Кагановичем, Ворошиловым, Молотовым. Сына Артёма Сталин принял в свою семью после смерти товарища.

Разумеется, втирались в доверие к Сталину и враги, такие как Енукидзе и Микоян. Точно так же в доверие к Ленину втирался Зиновьев и Бухарин. Но все свидетельства о якобы дружбе вождей с врагами народа — не более, чем очередной поклёп.

Таким образом, жизнь величайших революционеров Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина была наполнена романтической, дружеской и товарищеской любовью. Это не говоря об их высочайшей любви к человечеству, народу, трудящимся, Родине, партии и делу борьбы за коммунизм.

Отдельного исследования заслуживает семейная история Ким Ир Сена, сумевшего при всей нагрузке государственных дел воспитать в сыне истинного вождя корейского народа Ким Чен Ира и отца замечательного руководителя и пламенного патриота Ким Чен Ына.

Марксизм-ленинизм, творцами и разработчиками которого были Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин, является синтезом истин о наиболее общих объективных законах развития, прежде всего общества как материи особого рода, чему и подчинено знание всеобщих абсолютных объективных законов развития мироздания. Марксизм-ленинизм является единственным, монолитно-единым, открытым для развития научным мировоззрением.

Есть ли место в подлинно научном мировоззрении для понятия любви? Конечно есть, ведь любовь — мощнейший фактор жизнедеятельности полноценно развитого человека. Современные люди, в жизни которых нет, не было и не будет любви, оказываются вне общества как единого целого, почти психопаты. А большинство злодеев, подлецов, негодяев, зная об универсальной ценности любви, оправдывают свои антиобщественные деяния пустыми разговорами о любви к семье, нации, народе.

Прежде всего следует отметить, что нет ничего более ошибочного в вопросе об изучении любви, чем сведение её к эмоции, к одному лишь чувству. Любовь — это не чувство, а отношение между людьми, окрашенное соответствующими эмоциями, чувством. Поэтому любовь к Родине — это отношение человека с другими людьми, сообществом с однородными социально-экономическими и культурными условиями, окрашенное соответствующим чувством. Любовь к партии — это отношение человека с соратниками по партии, единомышленниками в аспекте общности борьбы, окрашенное соответствующим чувством. Любовь между мужчиной и женщиной — это их отношение, окрашенное соответствующим чувством, которое переливается страстью, заботой и так далее.

Значит, не может чувство любви, как это предполагают вульгарные романтики, выглядеть как однородная масса псевдоблаженства вне зависимости от объекта, с которым образовано само отношение любви. Невозможно любить всех детей одинаковой «родительской любовью», невозможно, чтобы «половая любовь» оказалась одинаковой без различия женщины или мужчины и так далее. Каждому конкретному отношению любви свойственно своё уникальное содержание, окрашенное чувствами. В ином случае можно говорить лишь о пустых эмоциях под видом любви.

Итак, к истории вопроса.

Крайне сложно выделить любовь как явление в первобытном коммунизме в силу исторической отдалённости этого общества и духовно-нравственной сплочённости первобытной общины (в полном смысле обособленных индивидов там ещё не было). Поэтому наука вполне определённо впервые фиксирует любовь как отдельное явление в форме тех любовных уз, которые наблюдаются в счастливых семьях. Экономические причины возникновения семьи как общественного института безусловно являются первичными и в крайней степени детерминировали поведение людей. Однако и при такой придавленности законами хозяйственного строя жизни, традициями патриархального семейного рабства каждая семья имела предпосылки к формированию любовных отношений. Особенно это касается угнетённых классов. На протяжении всей истории человечества, при всех формациях наблюдались относительно счастливые семьи, основанные на прочных любовных узах. Этот факт и служил пищей для поэтов и романтиков, воспевающих чувство любви в литературе, музыке, танце и актёрской игре. Он же использовался всеми мастями клириков, которые внедряли мысль о связи любви с богом.

И сегодня большинство пролетариев от людоедского безумия капиталистического быта убегают именно в лоно семьи. Легко заметить, что с точки зрения абсолютного экономического закона капитализма, то есть наживы, моногамной семье вообще не место в буржуазном обществе, однако, несмотря на это, она проявляет чрезвычайную живучесть. Особенно крепка любовь матери к своим детям, нередко доходящая до самопожертвования.

Любовь получала в истории и другие проявления в виде отдельных примеров искренней дружбы, товарищества, любви к Родине и народу.

Если не впадать в биологизаторство и идеализм, то при первом приближении рассмотрения любви как явления можно сказать, что те отношения, которые называют любовью, представляют собой нечто абсолютно исключающее эгоизм. Там, где царит эгоизм, расчёт на какое-то вознаграждение, выгоду или обменную операцию, любви быть не может по определению. Там, где царит альтруизм, мы всегда находим отношения, которые можно смело нарекать любовью.

В одной из своих работ Валерий Алексеевич Подгузов совершенно справедливо назвал все типы экономических общественных отношений по своему объективному содержанию и сущности «эгономическими», то есть эгоистическими. Экономизм и эгоизм — синонимы. Все экономические мотивы эгоистичны по своей сути. Эгоизм же есть диктатура односторонней личной выгоды в психике конкретных людей при одновременном, как минимум, пренебрежении интересами других людей.

Частные отношения собственности, лежащие в основе всех экономических форм от рабовладения до капитализма, представляют собой насильственное отторжение одними субъектами материальных и духовных условий существования от других субъектов. Именно это отторжение превращает непосредственных и опосредованных производителей материальных и духовных благ в рабов, крепостных, пролетариев, а их хозяев делает, следовательно, отъявленными паразитами — рабо-, земле- и капиталовладельцами.

Эгоизм, свойственный вольным и невольным участникам частных отношений собственности, естественно опрокидывается вовне, на других людей в виде ненависти. Чтобы обратить человека в раба, крепостного или пролетария, необходимо его в той или иной степени ненавистно расчеловечить, презирать, обычно как низшее существо. Поэтому и не стоит рабовладельцам, помещикам и капиталистам удивляться оттого, что закрепощённый в рабство, крепостничество и пролетарство народ люто их ненавидит в ответ. Эксплуататорские классы тысячелетиями насаждают религиозное мракобесие для воспитания в массах раболепия и холопства, чтобы хоть как-то компенсировать их ответную ненависть.

Не меньше ненависти содержится и в отношениях между самими эксплуататорами, так как они воспринимают друг друга как животные-хищники в борьбе за кормовую базу, то есть как конкуренты.

Сегодня люди старших поколений всё отчётливее сознают утрату той, основанной на альтруизме любви к ближнему, которая в своё время уникально отличала советского человека от антисоветского и несоветского двуногого. Правда, мало кто понимает, что пока в обществе остаются классы изменение содержания отношений между порою незнакомыми людьми находится в абсолютной зависимости от изменения содержания производственных отношений и повлекшего за ним изменения социальных условий жизни. Многие чураются политики, желают отсидеться на кухне, тогда как именно политика в начале 1990-х у нас определила экономику, а экономика затем определила все факторы жизни вообще. Вот и оказалось, что крайне тяжело, а иногда и просто опасно для жизни оставаться при капитализме честным, порядочным, совестливым и альтруистичным. Незаметно для себя бывшие советские люди перестали быть доброжелательными, потом перестали заботиться об общем благе и, в конце концов, превратились в типичных индивидуалистов — обывателей капиталистического общества. Конечно, не по своей воле и вопреки своему воспитанию, но такова определяющая роль экономического базиса, которую все мы испытали на своей шкуре.

Советский коммунизм, в силу известных политических зигзагов и ожесточённой классовой борьбы антисоветчиков, не сумел в своём развитии достигнуть необходимой зрелости, при которой всестороннее развитие каждой личности стало бы условием всестороннего развития всех. Коммунистические отношения — это тонкая и высокая материя, которая, как и всё новое, очень уязвима в периоды формирования. Поэтому нет ничего удивительного в том, что после загнивания КПСС и предательства её верхушки грубое невежество и мрачные традиции частных отношений собственности взяли верх над коммунизмом. Опирающийся на полуживотные атавизмы в психике людей эгоизм куда проще активировать, чем поднять мировоззрение масс до уровня научного.

Любовь и ненависть, альтруизм и эгоизм есть те взаимоисключающие противоположности, которые характеризуют все типы отношений между людьми.

Наиболее полное научное исследование ненависти и эгоизма, присущих эпохе капитализма, проведено Марксом в книге «Капитал. Критика политической экономии». Им, в частности, доказано, что эгоизм и ненависть подчиняют общественное производство лишь увеличению прибыли, то есть такому типу «богатства», который всё сильнее отчуждает трудящихся от факторов жизни. Материальное же и духовное воспроизводство общества является при капитализме лишь побочным процессом. Воспроизводство общества ради увеличения и разгула паразитарного образа жизни всё сужающейся группы олигархов — таково существо капитализма и всех классовых обществ вообще.

Стало быть, любовь и альтруизм представляют собой форму отношений между людьми, так же связанную с воспроизводством общества, но с иной целью.

В замечательной статье 2002 года «Страна любви называлась СССР» Валерий Алексеевич пишет:

«С точки зрения сущности первого порядка слово ЛЮБОВЬ принято для обозначения ПРЕДЕЛЬНО развитой формы ОТНОШЕНИЙ между личностями по поводу расширенного воспроизводства ОБЩЕСТВА. Однако марксизм, как известно, не признает за краткими определениями абсолютной научной ценности. Для постижения более высокого уровня сущности любви читателю необходимо вспомнить научное определение категорий „отношения“ и „общество“, чтобы не спутать „отношения по поводу расширенного воспроизводства ОБЩЕСТВА“ с „инстинктом продолжения РОДА“».

И дело не только в романтической любви. Все разновидности любви как отношения между людьми связаны с воспроизводством общества в том смысле, что воспроизводят духовную, коллективистскую сущность человека как общественного существа. Всякий индивидуализм, эгоизм состоит в том, что субъект себя искусственно противопоставляет обществу. В условиях господства частной собственности такое противопоставление кажется естественным, хотя на самом деле противоречит социальной природе человека. Именно насильственное отчуждение масс народа от факторов существования искусственно разделяет общество на противоположные классы, конкурентные группы, взаимопротивостоящие семьи и эгоистически настроенных индивидов, живущих по законам джунглей. Всякий альтруизм, напротив, утверждает тождество отдельного человека и общества в целом, проявлением которого он и является. Притом нельзя считать альтруистическими отношения, в которых хоть одна из сторон обретает выгоду за счёт другой или третьей стороны, альтруизм не может быть направлен на антиобщественные цели, в таком случае это называется соучастием, в том числе в преступной деятельности.

Расширенное воспроизводство общества не ограничивается простым воспроизводством потомства, напротив, оно прежде всего есть рост качества самих личностей и рост качества отношений между ними. Расширенное воспроизводство общества является фундаментальным законом общественного развития, поэтому какие бы уродливые формы ни принимала система общественной организации, она всегда является лишь воплощением расширенного воспроизводства общества. Трагедия и тупость капитализма заключается в том, что величайшие силы и ресурсы человечества направлены не на собственно расширенное воспроизводство, которое происходит как бы побочным порядком, а на взаимную борьбу классов и бессмысленное накопление роскоши и сокровищ в руках жалкого меньшинства. Причиной этого является частная собственность как следствие неизжитых животных атавизмов в человеке пока ещё полуразумном.

Расширенное воспроизводство общества есть объективная, не зависящая от воли человека, общественно-внутренняя, существенная, устойчивая и потому повторяющаяся связь, с одной стороны, между обществом и природой, с другой стороны, между самими людьми в обществе, которая и охватывает само бытие общества как формы материи.

Говоря с научной точки зрения о человеческом обществе, мы говорим прежде всего о том, что оно существует, а значит, об объективном, необходимом процессе расширенного воспроизводства общества посредством преобразования природы. Конкретные способы данного воспроизводства развиваются от первобытного к классовым — рабовладельческому, феодальному, капиталистическому — и затем к коммунистическому. Таким образом, содержание марксистской категории «способ производства» отражает и раскрывает данный закон.

Все экономические, то есть наполненные эгоизмом, отношения являются производственными, так как необходимо возникают в ходе общественного производства, распределения или потребления. Все экономические, то есть эксплуататорские, эгоистические, производственные отношения таким образом существуют как стихийное, антинаучное, звероподобное воплощение объективного закона расширенного воспроизводства общества. Экономическая (эгономическая) форма отношений воспроизводства является предельно низкой, перековерканной животными инстинктами и свойственны обществу ещё не до конца вышедшему из состояния стада.

Стало быть, все экономические формы (в полярности ненависть \ любовь; эгоизм \ альтруизм) в силу низости качества их содержания, их качественной неразвитости принадлежат к сфере ненависти. В свою очередь, мы уже выяснили, что предельно развитой формой отношений между личностями по поводу расширенного воспроизводства общества называется любовь.

Термин «любовь» обычно применяют к межличностным, индивидуальным отношениям, но в принципе он применим и к производственным отношениям. Говорят ведь, например, что человек любит своё дело или занят любимым делом. Это значит, что деятельность человека свободна от эксплуатации и вполне соответствует природным задаткам его личности. Но если смотреть глубже, это говорит прежде всего о том, что производственные отношения по степени зрелости отвечают качеству личности самого человека. Или если упростить — что он своей деятельностью приносит всему обществу пользу.

Такие случаи наблюдаются и в эксплуататорском обществе, например, в работе врачей, учителей, учёных, исследователей, спасателей, революционеров, но являются исключением.

Когда производственные отношения будут полностью освобождены от эгоизма, ненависти, будут, следовательно, сформированы на научной основе, то есть достигнут принципиального уровня зрелости своего качества, то повсеместно системно сложится такое отношение личности и общества, при котором возникает устойчивое соответствие между динамикой развития личности и динамикой развития общества. Это и называется счастьем или коммунизмом.

Стало быть, производственные отношения коммунизма, отражая объективные требования прогресса, в своей чувственной составляющей будут являться любовью. Или, как писал Сталин, «товарищеским сотрудничеством и взаимопомощью свободных от эксплуатации работников».

То же самое произойдёт и с теми общественными отношениями, которые не являются производственными. Когда люди выработают научное мировоззрение, станут сознательными коммунистами, их межличностные отношения избавятся от эгоизма и ненависти прежде всего в виде товарно-денежного уродства и наполнятся альтруизмом — любовью к обществу, ближним, родным, товарищам, друзьям, семье.

А ненависть и несчастье, как им и положено, станут лишь моментами эпохи счастья и любви. Ведь всегда останутся трения и личные конфликты, опасности и несчастные случаи, болезни и стихийные бедствия и так далее.

Наибольший вклад в теорию и практику любви внёс своей деятельностью Сталин. Дело в том, что если в масштабах отдельной личности прийти, так сказать, к осознанию и практике любви вполне можно на основе самовоспитания, самообразования, развития совести, альтруистического начала в себе самом, то в масштабах общества речь идёт о формировании необходимых материальных факторов.

Например, биологической предпосылкой возникновения отношений любви романтической является взаимное половое влечение мужчин и женщин, а необходимым социальным его условием является адекватность интеллектуальной развитости личностей, переживающих чувство взаимного влечения.

Например, предпосылкой возникновения отношений любви дружеской является коллективистская сущность человека, а необходимым условием — интеллектуальная развитость и зрелость личностей в совместной жизненной практике.

Предпосылкой возникновения отношения любви к делу («товарищеского сотрудничества и взаимопомощи свободных от эксплуатации работников») также является коллективистская сущность человека, а необходимым условием — общественная собственность на средства производства.

О каких условиях для романтической любви сегодня можно говорить, если во главу угла поставлены квартирный вопрос, дефицит детских садов и зарабатывание денег? О каких условиях для дружеской любви сегодня можно говорить, когда всюду человек человеку — конкурент? О каких условиях для любви к делу сегодня можно говорить, когда большинству приходится работать за нищенскую зарплату для обогащения олигархов?

Очевидно, что об условиях формирования любовных отношений в масштабах всего общества нечего и говорить при капитализме, они могут быть сформированы лишь в процессе строительства коммунизма.

Практика сталинского периода строительства коммунизма в СССР, а также теоретические наработки Сталина о строительстве общества первой фазы коммунизма и переходе к обществу зрелого коммунизма («Вопросы ленинизма», «О диалектическом и историческом материализме», речи о воспитании коммунистов, «Марксизм и вопросы языкознания», «Экономические проблемы социализма в СССР») являются наиболее весомым вкладом в формирование необходимых материальных факторов для счастливого общества с доминированием отношений любви.

Материальные условия формирования любви — те же, что и материальные условия формирования счастья каждого. Чтобы быть счастливым и строить любовь, необходимо i) прежде всего биологически существовать, то есть иметь в личном потреблении еду, одежду, жильё в достаточном количестве и достаточного качества; ii) находиться в обществе и соответствовать уровню его развития или опережать этот уровень; iii) жить максимально долго; iv) жить мирной жизнью; v) быть свободным и, наконец, vi) трудиться (см. «Коренные проблемы экономического развития»). Несмотря на остервенелую классовую борьбу внешних и внутренних врагов, к 1950-м годам СССР уверенно обеспечивал устойчивый рост всех необходимых материальных факторов для данных условий. Да и после Сталина уровень социального развития СССР значительно превосходил и западные страны и нынешнюю РФ.

Маркс и Энгельс ещё в 1848 году предельно кратко выразили экономическую программу формирования необходимых для счастья и любви материальных факторов — ликвидация частной собственности. Что и составляет содержание мероприятий диктатуры работающего класса. Поэтому только политическая борьба с творческим повторением побед большевизма есть гарантия построения общества счастья и любви.

А. Редин
21/03/2020 (вторая редакция от 21/07/2022)

Эссе о любви: 3 комментария

  1. Следует отметить что часто буржуазия использует институт семьи (в том числе и через религию) в своих эксплуататорских интересах с целям:
    1. Побуждения пролетариата самовоспроизводиться в следующих поколениях в качестве источника рабочей силы.
    2. Дополнительного экономического закабаления пролетариев — отягощённые семьёй и кредитами они будут более послушны при эксплуатации.
    3. Перекладывание на пролетариев бремени по материальному обеспечению детей. Для этого в том числе и существует система алиментов.
    4. Удержания пролетариев от разложения (пьянство, наркотики). Нахождение некоторого утешения в семейном кругу от зверств капиталистического бытья. Замыкание целей и смысла существования узким семейным мирком.

    • Товарные отношения потому и являются как бы высшим типом эксплуататорских отношений в силу своей универсальности, они способны вообще ВСЕ формы взаимодействия людей подчинить прибыли, извратить чудовищным образом. Семья, любовь, совесть, невинность, чистота, знание, даже незнание — всё превращают в товар.

      Другое дело, что при феодализме семья была хозяйственной ячейкой, со свойственным ей рабством и патриархатом, что было не менее ужасно.

  2. Fantastic article. I love the criticism of the wishy-washy love of today and the grounding of love in definite social relations, which is what should be done.

    It is clear that all talk of love under conditions of private property is ultimately deception. I think social democrats can be criticized pretty well using material from this article.

    I agree with Yaroslav. In this culture, it is natural to think that society has no obligation to raise children. Families must raise children themselves somehow after getting robbed and deluded by employers, professors, merchants, scammers, journalists, stockbrokers, bankers, landlords, and insurers.

    There are so many Hollywood films about an anti-social and violent male protagonist going on a rampage to save/avenge his family. If its not the main plot, then its a subplot. Its even in many video games too. It is the plot that everyone can sympathize, so writers can change the characters and just keep running it.

    The violence, hopelessness, and cannibalism of capitalism manifest in fiction.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s