Об опыте ирландской национальной борьбы

№ 4/44, IV.2020


Вместо вступления

Далёкая, зелёная и прекрасная Ирландия… Что известно о ней обывателю? Да практически ничего полезного. Кто-то вспомнит пиво «Guiness», а другие поведают типичные стереотипы о поголовно рыжих ирландцах, беспробудных пьянках и драках в кабаках. Всё это — не более, чем стереотипы, которые вдалбливаются буржуазным кинематографом.

Некоторые левачески или националистически образованные личности вспомнят Ирландскую Республиканскую Армию и века героического сопротивления ирландского народа английским захватчикам. Об ИРА и пойдёт речь в статье.

Почему данная тема должна интересовать нашего человека, у которого в своей стране проблем хватает? Должен признать, ИРА интересовала меня довольно давно — где-то лет с 19 я был наслышан о национально-освободительной борьбе Ирландии против англичан и она меня сильно зацепила: законспирированные агенты подкладывают взрывчатку на пути прохождения войск оккупантов, нарушают их коммуникации, беспокоят внезапными атаками малых групп, делают всё, чтобы захватчик не чувствовал себя в безопасности на чужой земле — чем не партизанская романтика времён Великой Отечественной войны?

Но романтика эта в текущих политических условиях опасна и ложна, как и ложна позиция тех, кто выкрикивает лозунги типа «Убей мента!», «Смерть ФСБ!», надеясь таким образом «смести ненавистный режим» или даже уничтожить капитализм. Романтика партизанщины не заменит изучение теории марксизма-ленинизма, опыта побед и поражений коммунизма. Именно поэтому я считаю необходимым обратиться к опыту Ирландии с точки зрения марксизма.

Давние времена

«…Эй, черно-бурый бритт, сразись со мною, как мужик!
Расскажи жене, за что твои медали!
Расскажи, как ИРА вас разбила на ура
На зелёной и прекрасной Келлешандре!»
(вольный перевод ирландской бунтарской песни «Come out you black and tans. — Прим. автора статьи).

Далёкая «Эйри», Изумрудный Остров на севере Европы, находился вдалеке от основных торговых маршрутов и центров Европы и являл собой своеобразную европейскую отшибу. Даже несмотря на массовое крещение по католическому обряду, папские сановники называли ирландцев «плохими католиками» за то, что те в массе своей продолжали цепляться за старые языческие традиции (и плохо платили церковную десятину). Правители остальных европейских стран почти не интересовались судьбой Ирландии, считая её «диким и разбойничьим краем». Или в лучшем случае — разменной монетой в борьбе с конкурентами. Но уж никак не считали её цивилизованной Европой.

На протяжении долгих веков жизнь ирландского народа, разделённого на множество племён и кланов, практически не менялась. Товарно-денежные отношения развивались медленно, даже отношения феодализма укоренялись весьма неохотно, и, как правило, их приход был продиктован контактами с иноземцами: викингами, норманнами, англичанами. Причём, несмотря на успешный захват кельтских земель викингами и норманнами, со временем они сливались с местным населением, а основанные ими города становились ирландскими. С англичанами же ирландцы выработали долгую историю весьма сложных отношений. За многие века племенной и феодальной раздробленности Ирландия переживала несколько крупных нашествий со стороны своего «более развитого» соседа — Англии. Разными средствами (будь то игры на межплеменных противоречиях или открытое применение вооружённой силы) правящие классы Англии всегда пытались подчинить этот красивый, но небогатый сельскохозяйственный край. При этом английская знать прикрывалась фразами о том, что «дикие ирландцы не умеют управлять собой сами» и тому подобными шовинистическими заявлениями в отношении кельтов, которые она переняла у некогда подчинивших Англию норманнов (которые, кстати, считали англичан самым бесполезным народом на свете). Как видно — типичные отговорки «цивилизаторов диких земель».

На протяжении веков ирландцы всегда восставали против пришлых захватчиков, пользуясь ослаблением и внутренними проблемами Англии. Нередко кельты рассчитывали и на поддержку различных держав (будь то Испания на почве защиты католицизма от еретиков-протестантов или Германия во время первой мировой войны). Но всякий раз они терпели поражение, что приводило ко всё более усиливающемуся гнёту со стороны захватчиков. Ирландцев выселяли в малопригодные для жизни территории и колонии, гнобили рабским трудом на земле и фабриках, морили рукотворным голодом (середина XIX века). Да и как уже отмечалось раньше, «ирландский вопрос» для правящих классов других европейских держав был всего лишь удобным «рычагом» для давления на английского конкурента, как польский, чешский, венгерский, армянский и другие «национальные вопросы» до, во время и после первой мировой войны.

Независимость и продолжение борьбы

«…Дональд и ел и пил вместе с бедными.
Дональд, враги твои плеть отведали!
Помнить о смерти — вот всё, что они могли.
Лучше уж дьявол, чем Дональд Макгиллаври!»
(вольный перевод народной песни «Donald McGillavrey», созданной под шотландскую народную песню времён якобитских восстаний, но применимой также и к Ирландии. — Прим. автора статьи).

Все ирландские восстания возглавлялись отдельными представителями ирландской знати, прежде связанной с Англией, или самими претендентами на английский престол (династические конфликты конца XVI века и якобитские восстания XVIII века), которые обещали защитить угнетаемое католическое большинство страны. Восставшие были слабо организованны, выступали разрозненно и зачастую быстро теряли симпатии к своим вождям, на которых ещё вчера они целыми деревнями гнули спины в поле. Даже знаменитое восстание в апреле 1916 г., которое серьёзно подорвало господство английских буржуа и лендлордов на острове, не было поддержано большей частью населения Дублина: повстанцев просто не поняли. А после того, как английский флот разнёс добрую часть города, даже хотело вершить самосуд над борцами за свою свободу.

В.И. Ленин давал следующую оценку этим событиям и собственно всей многовековой борьбе ирландцев:

«Несчастие ирландцев в том, что они восстали несвоевременно, — когда европейское восстание пролетариата еще не созрело. Капитализм не устроен так гармонично, чтобы различные источники восстания сами собой сливались сразу, без неудач и поражений. Наоборот, именно разновременность, разнородность, разноместность восстаний ручается за широту и глубину общего движения; только в опыте революционных движений несвоевременных, частных, раздробленных и потому неудачных, массы приобретут опыт, научатся, соберут силы, увидят своих настоящих вождей, социалистических пролетариев и подготовят тем общий натиск, как отдельные стачки, демонстрации городские и национальные, вспышки в войске, взрывы в крестьянстве и т. д. подготовили общий натиск в 1905 году».

В то же время Владимир Ильич критиковал тех, кто считал это событие не более, чем «путчем кучки интеллигентов»:

«О „путче“, в научном смысле слова, говорить можно только тогда, когда попытка восстания ничего кроме кружка заговорщиков или нелепых маньяков не обнаружила, никаких симпатий в массах не вызвала. Ирландское национальное движение, имея за собой века, проходя через различные этапы и сочетания классовых интересов, выразилось, между прочим, в массовом ирландском национальном конгрессе в Америке, высказавшемся за независимость Ирландии, — выразилось в уличных битвах части городской мелкой буржуазии и части рабочих, после долговременной массовой агитации, демонстраций, запрещения газет и т. п. Кто называет такое восстание путчем, тот либо злейший реакционер, либо доктринер, безнадежно неспособный представить себе социальную революцию как живое явление.

Ибо думать, что мыслима социальная революция без восстаний маленьких наций в колониях и в Европе, без революционных взрывов части мелкой буржуазии со всеми ее предрассудками, без движения несознательных пролетарских и полупролетарских масс против помещичьего, церковного, монархического, национального и т. п. гнета, — думать так значит отрекаться от социальной революции. Должно быть, выстроится в одном месте одно войско и скажет: „мы за социализм“, а в другом другое и скажет: „мы за империализм“ и это будет социальная революция! Только с подобной педантски-смешной точки зрения мыслимо было обругать ирландское восстание „путчем“.

Кто ждет „чистой“ социальной революции, тот никогда ее не дождется. Тот революционер на словах, не понимающий действительной революции».

Однако через пару лет после этого восстания на фоне победы Великого Октября в России Ирландия проснулась вновь и на этот раз в широком массовом движении. Пользуясь ослабленным положением английского империализма в результате первой мировой войны, ирландцы, воодушевлённые победой Великой Октябрьской революции, после непродолжительной вооружённой борьбы с английскими войсками, наконец, добились образования своего государства.

Однако победа оказалась неполной: Ирландия насильно оставалась частью «Британского содружества наций» в статусе доминиона, её северная часть (большая часть исторической провинции Ольстер с наиболее развитой промышленностью и протестантским большинством) оставалась в составе Великобритании (что сохраняется и по сей день), на территории Ирландии сохранялись английские военные базы, а многие предприятия оставались в руках британских капиталистов. Таким образом, утратив возможность открыто террористически эксплуатировать Ирландию, правящие классы Великобритании стали делать это более завуалированно, скрыто, на словах предоставив Изумрудному Острову «независимость». Подобное поведение просматривается и по сей день, его можно видеть в политике «великих держав» по отношению ко вчерашним колониям.

Такая «независимость» не пришлась по душе доброй части ирландцев. Поэтому многие повернули ружьё против собственного правительства трусливой либеральной буржуазии. Но в ходе непродолжительной гражданской войны разрозненные силы Ирландской Республиканской Армии, рядовые бойцы и командиры которой были людьми зачастую противоположных политических взглядов, были разбиты вчерашними товарищами при поддержке ненавистных англичан. Оставшиеся же рассеялись по разным странам или ушли в подполье, затаив ненависть как на своих старых врагов, так и на соотечественников, которых они считали предателями и английскими марионетками.

Один из вождей «Пасхального восстания» 1916 г., пусть и погрязший в тред-юнионизме, но все же какой-никакой марксист Джеймс Конноли так высказывался о путях независимости своей страны:

«Если даже завтра вы избавитесь от английской армии и вывесите зелёное знамя над Дублинским замком, все ваши усилия окажутся тщетными, если вы не займетесь созданием социалистической республики. Англия все равно будет править вами. Она будет править посредством своих капиталистов, лендлордов, финансистов, через воинство коммерческих и индивидуальных институтов, которые были здесь ею выращены и политы слезами матерей и кровью мучеников».

И действительно: на протяжении почти всей первой половины прошлого века Ирландия продолжала оставаться зависимой от прежнего хозяина. И даже когда после второй мировой войны (официальный нейтралитет Ирландии в то время приводил к многочисленным и трагическим курьёзам) правительство Ирландии добилось выхода из Британского Доминиона, экономическая зависимость страны от крупных хищников никуда не делась.

Таким образом, налицо подтверждение марксистского тезиса о взаимосвязи национального и классового гнёта.

Расцвет и упадок романтики террора

«…Дональд уже забыл муки голода.
Дональд, сильней тебя стало золото!
Сладкою лестью и лживыми гимнами
Ты обезглавлен, о, Дональд Макгиллаври!»

Все эти годы многие из жителей Северной Ирландии, оставшейся под контролем Великобритании, искали способы воссоединения с остальной Ирландией. Ирландская Республиканская Армия, разгромленная в прошлом, не сложила оружие и возобновила борьбу, совершая нападения на английские гарнизоны и пограничников, но особого успеха не снискала. Население по обе стороны границы хоть и симпатизировало «республиканцам», но во многом оставалось глухо к их националистически-религиозным лозунгам, несмотря на жертвы подпольщиков.

Марксисты в составе ИРА пытались привнести свою линию в стихийную борьбу в Ирландии. Они твердили людям, что не имеет значения, к какой секте — католической или протестантской — относит себя ирландец, ибо капиталисты угнетают обоих одинаково по обе стороны границы. К тому же «ненавистных» англичан угнетает и собственное буржуазное государство, таким образом стараясь придать стихии народного гнева организованность, направить её в нужное русло. Всё это ставило их в оппозицию остальным националистам и клерикалам в ИРА и неизбежно привело в конце 60-х годов прошлого века к расколу единой организации на несколько «армий»: «временную» («provos» от «provisional»), «официальную» (марксистское крыло), «подлинную» и другие группировки.

В то время весь западный мир захлестнула волна стихийной «борьбы за гражданские права», что и временно подстегнуло популярность ИРА и национальной борьбы. Но слабость в идейно-теоретической подготовке марксистского крыла ИРА и других марксистов не позволила поставить борьбу на революционные рельсы.

Процесс, сваливаясь в банальный терроризм или реформизм, шёл стихийно и закономерно попал под влияние «прово», ряды которых составляли националисты и клерикалы, «люди без определённых политических взглядов» и откровенные фашисты. Вот похожие на пародию «Крокодила» выдержки из «Учебника добровольцев Ирландской Республиканской Армии»:

«После английской революции 17 века и казни короля, а вернее на тридцать лет позже, в 1688 году, Еврейский Капитал, имевший тогда в качестве страны своей основной резиденции Голландию, устроил голландскую, а точнее международную, интервенцию в Англию. В учебниках истории это событие, поскольку история пишется победителями, имеет название „Великолепной революции“. Английский король из династии Стюартов Джеймс Второй был низложен, и ему пришлось бежать во Францию. Голландские евреи и интернациональные еврейские добровольцы устроили в Англии резню, продолжавшуюся несколько лет, с 1688 по приблизительно 1693 год, но на самом деле гораздо дольше. Окончательно победил Еврейский Интернационал только к середине 18 столетия, с подавлением шотландского национального восстания „якобитов“. Всякое национальное сопротивление, как англичан, шотландцев, так и ирландцев, было подавлено интернациональной оккупацией. На английский престол был посажен марионеточный король — голландец Вильгельм Оранжский. С тех пор, в течение ста лет на английском престоле находились иностранные короли, которые не умели даже говорить по-английски. Таким образом, с 1688 года, запомните этот поворотный год во всемирной истории, Ирландия попала под двойной гнёт: английский гнёт и гнёт международного Еврейского Капитала, который установил в Англии тоталитарный режим под видом марионеточной конституционной монархии и парламентарного „демократического“ режима и использовал Англию для создания первой в новой истории Великой Британской Еврейской Империи, над которой никогда не заходит солнце.

Почему Еврейский Капитал захватил Англию? Потому что, когда сразу после открытия Америки Испания выгнала всех своих многочисленных евреев, то большинство из них устремилось в Голландию. В результате чего Голландия, после Испании, стала основной страной резиденции Еврейского Капитала, то есть Еврейского Интернационала. Но поскольку Еврейскому Капиталу надо было срочно захватывать Америку, пока выгнавшая их Испания не захватила её всю, то Еврейскому Капиталу нужен был удобный плацдарм для захватывания Америки. Лучшего плацдарма, чем остров Англия, находившийся на пути из Голландии в Америку, не существовало. Поэтому судьба Англии была предрешена, и в 1688 году Еврейский Капитал организовал из Голландии открытую интервенцию в Англию, и осуществил там по известному сценарию геноцид местного населения, и использовал Англию как плацдарм для завоевания американского континента, а затем и вообще перебрался из Голландии в Англию. Вот почему Америка с самого своего начала была страной Еврейского Капитала. Многие из вас слышали, что Америку основали английские пуритане. Пуритане — это английские евреи, прикрывавшиеся христианством, но соблюдавшие все еврейские праздники и обычаи и имевшие еврейский Танах, то есть еврейский Ветхий Завет как свою основную религиозную книгу. Цитата из книги Ранделла Балмера „Благословенное Уверение“ (Randall Balmer „Blessed Assurance“. Boston 1999): „Пуритане верили, что Америка — это новый Израиль, земля обетованная, данная им Богом, после бегства из Нового Египта, то есть Европы“. Таким образом, сам пуританин сообщает, что евреи-пуритане строили Америку как Новый Израиль и они построили её как новый Израиль.

Но вернёмся к Ирландии. Только через 200 лет партизанской войны, в результате первой мировой войны, когда Британская Империя ослабла, ирландцам удалось достичь формальной независимости от Англии, кроме части, которая осталась под английской оккупацией под названием Северной Ирландии. Контроль над Северной Ирландией, а через неё и над всем островом Ирландия, осуществляет проанглийская партия „оранжистов“, названная в честь Вильгельма Оранжского. В Северной Ирландии постоянно находятся оккупационные английские войска, но все эти годы подпольную и партизанскую войну продолжает ирландская республиканская Армия (ИРА). Обратите внимание, что даже в советское время, когда СССР якобы поддерживал национально-освободительную борьбу во всём мире, советская пресса неспроста причисляла национально-освободительную Ирландскую Республиканскую Армию к „террористам“. Причина этому та, что в действительности, после формального падения английского ига, контроль над всей Ирландией осуществляет Еврейский Интернационал и Капитал, и борьба ИРА фактически ведётся против Еврейского Интернационала, который к тому времени уже контролировал ситуацию и в СССР».

А наиболее показателен такой перл:

«…Таким образом, настало время, когда англичане были вынуждены убраться восвояси, оставив оккупированной только Северную Ирландию, где проживает достаточно англичан-протестантов, объединённых в английскую Оранжистскую партию. Не отсюда ли название „оранжевых революций“ последнего времени, возникающих то там, то сям во многих странах бывшего СССР: Грузии, Киргизии, Украине и других?».

Как видно, перед нами забавные примеры фашистской пропаганды, выпячивание себя «третьей силой» между «еврейским капиталом» и «еврейским интернационалом Совдепии». Стоит ли удивляться, что такие «пламенные борцы» после сотен взорванных автомобилей, тысяч убитых британских солдат и десятков гражданских, «попавших под горячую руку», не говоря уже о сотнях своих сторонников, сгинувших под британскими пулями в боях, тюремных бунтах и голодовках… не добились ровным счётом ничего? Убитых военнослужащих и чиновников легко заменяли, а своими «бравыми наскоками» «апостолы террора» лишь отталкивали от себя население. И главное — национальная борьба без построения коммунизма ничего не стоит. Освобождение от английских капиталистов ради закабаления своими капиталистами.

В заключение

После белфастского соглашения 1998 года подпольная борьба в Ирландии закономерно сошла на нет. Отдельные акции «преемников ИРА» мелькают время от времени в новостях и сегодня, но по сути борьба временно затухла.

Из опыта борьбы ирландского народа и ИРА следуют выводы:

1. Правильно подготовленные в идейно-теоретическом плане кадры, как уже неоднократно подмечалось нашей газетой и журналом, решают всё. Если подготовленных коммунистов нет, то стихия движения неизбежно окажется в руках либералов-фашистов, которые, в конце концов, неизбежно «сольют» её или выведут чёрт-те куда, но только не на пользу трудящимся. По сути своей, националисты по обе стороны баррикад заинтересованы не в чём ином, как в увековечивании конфликта и вражды между двумя народами в угоду правящим классам.

2. Индивидуальный террор — это немарксистский и обычно антиреволюционный метод. Как и на примере России, когда революционеры-народники убивали царей, чиновников, полицейских — ничего не менялось, так ничего и не поменялось от акционизма активистов ИРА. Активное сопротивление было подавлено, выжившие рядовые бойцы разочаровались и пали духом. Марксизм признаёт и использует революционное насилие, но такое насилие должно быть правильно организовано и использоваться только в особых условиях, вести к победам в классовой борьбе.

3. Заигрывания с клерикализмом и национализмом являются оппортунизмом в угоду минуте, ни к чему хорошему не приводят марксистов, лишая их руководящей роли и растворяя их в «беспартийной массе». Используя религиозный фактор, британские власти с лёгкостью раскалывали незрелый ирландский пролетариат, стравливая ИРА с собственными террористами-протестантами («Ассоциация обороны Ольстера» и подобные группировки, которые официально считаются террористическими и запрещены в Великобритании, но вполне пользовавшихся поддержкой британских спецслужб).

Остаётся только лишний раз призвать читателей газеты, и даже самих ирландцев, к изучению марксизма-ленинизма по первоисточникам, чтобы устранить всякий религиозный, национальный, классовый и прочий гнёт и устоявшиеся иллюзии, в т.ч. клерикальные и националистическое.

«Вспомни, ты дьявол, Дональд Макгиллаври!
Вспомни, ты дьявол, Дональд Макгиллаври!
Пусть их дома им станут немилыми,
Если ты с нами, Дональд Макгиллаври!»

А. Сорокин
27/04/2020

Об опыте ирландской национальной борьбы: 7 комментариев

  1. Алексей С. 27/04/2020 — 18:30

    Благодарю редакцию за публикацию данного произведения и доведения его до состояния «сносности»!
    Честно говоря, сам я считаю его лишь своеобразным введением в историю Ирландского Революционного движения как главу всего Мирового Революционного движения. Хотелось бы поведать читателям намного больше: о составе, идейных установках и программе марксистского крыла ИРА и «Рабочей Партии», выделившейся из Шинн Фейн и т.п. Но русскоязычной литературы о данной тематике — кот наплакал, а зарубежная, помимо языкового барьера (для меня, как неплохо знающего английский язык, это больше фактор непривычности», содержит ещё и барьер доступности, т.к. бесплатные образцы почти невозможно найти, а ин. валюта благодаря международным спекулянтам сейчас бешеная (напрbмер, интерес представляет книга «The Lost Revolution: The Story of the Official IRA and the Workers’ Party»).
    В будущем надеюсь поведать более подробно об ирландский опыте революционной борьбы и о содержании трудов упомянутого в статье Джеймса Конноли.

    1. Спасибо за статью, тема интересная. Не знал что в ИРА было марксистское крыло..Надо синхронизировать работу всех марксистских крыльев всех национально-освободительных движений.

      1. Чтобы начать синхронизировать кого-то, нужно чтобы вас признали в качестве зрелых марксистов. Тогда вы получите своеобразный мандат на синхронизацию кого-то. Не всякий, кто объявил себя марксистом — марксист на деле. К тому же, не всякий, кто берётся проверять «на марксизм» других, имеет на то научно-теоретическое и организационное право. А свамозванцев во все времена было, хоть отбавляй. Свою марксистскую зрелость нужно строить, применять и развивать в пропаганде и организации. Только тогда возникнет зримое, ощутимое признание вас марксистом в ещё не марксистской среде, только тогда возникнет ощущение необходимости существенного расширения круга именно марксистских отношений с вами.

  2. Алексей С. 29/04/2020 — 09:37

    Вам спасибо за внимание!
    На самом деле, это — так, лёгкое чтиво. Ни ссылок, ничего…

    1. Если бы ценность работы определялась сносками, то половина первого тома «Капитала» и большая часть второго тома считалась бы легким чтивом, поскольку Маркс огромными пластами давал образцы логически безупречного доказательства без обращения к иным авторам, поскольку все они в основном и главном заблуждались. Если у Маркса и были сноски, то, часто, чтобы показать эти заблуждения.

  3. Ярослав 29/04/2020 — 17:38

    Является ли в данном случае борьба за независимость для пролетариата и коммунистов прогрессивной? Мне кажется что нет.

    1. Я думаю так. Национально освободительная борьба может называться таковой если слабую нацию угнетают по национальному признаку, притесняют, дискриминируют. Если это борьба поддерживается массами, значит, она является ФАКТОМ политики. Это не плохо и не хорошо, просто есть. Следовательно, если нация действительно угнетаема, то её освобождение является моментом прогресса, но не всегда независимость ведёт к лучшему экономическому и политическому состоянию, и тем более приближает коммунизм. Но воля масс, так или иначе, закон, факт. Стало быть, важно не то, прогрессивна или реакционна национальная борьба сама по себе, а то, КАКОВА В НЕЙ РОЛЬ КОММУНИСТОВ (или хотя бы прогрессивно мыслящих революционеров) и антикоммунистов. Коммунисты способны вести национальное освобождение в русле КОММУНИЗМА, а антикоммунисты ведут его в русле закабаления соплеменников. Поэтому нужно судить по факту, конкретно.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close