К вопросу о классах

№ 6/46, VI.2020


Капиталистическое общество основано на определённом типе производственных отношений, в которые люди, как правило, вступают вынужденно, независимо от воли и желания. Это отношения труда и капитала, отношения, в которых собственники средств производства, т. е. капиталисты, покупают рабочую силу у массы отчуждённых от средств производства людей, т. е. пролетариев.

1. Очевидно, что производственные отношения капитализма в качестве господствующих в обществе возможны исключительно в условиях развитого рынка, т. е. в условиях товарного производства, распределения и потребления. Иными словами, при капитализме производится не просто продукция для потребления, а товары, т. е. продукция для продажи. Следовательно, имеют хождение деньги, движение которых отражает отношение между людьми по поводу вещей, особенно в вопросе распределения общественного богатства между капиталистами и пролетариями. Получить в употребление жизненные средства, будь то жилище, одежда, пища, здравоохранение, образование или автомобиль, телефон, компьютер, можно лишь в обмен на деньги. Если для кого-то что-то выглядит как бесплатное, это значит лишь то, что деньги платит не он. Сфера безденежных отношений при капитализме постоянно сужается и такие отношения не оказывают существенного влияния на общественное производство.

2. Очевидно, что производственные отношения капитализма в качестве господствующих в обществе возможны исключительно при условии отчуждения народных масс от предметов потребления и средств производства. Предметы потребления в форме товарной массы и средства производства в форме капитала непременно должны находиться в руках меньшинства общества, выступающего в роли капиталистов. Иначе желающих лезть в пролетарскую шкуру не найдётся. Если предоставить человеку доступ к необходимым для жизни и развития его личности материальным и духовным благам, наниматься работать на капиталиста он не станет. Психически здоровый и нравственно полноценный человек в такой ситуации будет искать возможность приносить обществу пользу, и только у отдельных дефектов возникнет тяга к получению и увеличению прибыли, чужой или своей.

3. Очевидно также, что производственные отношения капитализма, как и другие эксплуататорские производственные отношения, возможны исключительно при наличии развитой системы профессионального, т. е. государственного насилия, защищающего и поддерживающего установленный экономический и следующий из него политический порядок.

Капитализм есть очередная и последняя форма классового общества, т. е. общества, разделённого на непримиримые классы. Развитие такого общества происходит через борьбу людей за их материальные интересы, особенно через борьбу классов.

«Классы» в общественной науке — понятие ключевое, так же как и в биологии (классы животных и пр.), химии (классы веществ и пр.), физике (классификация взаимодействий и пр.), математике (классификация величин, пространственных форм и пр.). Без классификации познание общества невозможно.

Каждый отдельный человек абсолютно уникален в своей индивидуальности не только телесно, но и по своим задаткам, темпераменту, способностям, происхождению, опыту и так далее. Однако при этом нет людей, которых было бы нельзя классифицировать и по их схожести. Есть люди одной расы, одной культуры, одного языка, единого происхождения, одинаковых взглядов, предпочтений и т.д. Все люди, в конце концов, собственно люди, то есть принадлежат человеческому роду и человеческому обществу, являются его единичным проявлением.

Классификация людей по телесным признакам (по расе, антропологическому типу, кровному родству) доказывает лишь историческую обусловленность формирования тех или иных массовидных признаков. История показала полную научную несостоятельность представлений о том, что люди с «правильным цветом кожи», «правильной формой черепа» или «правильными генами» имеют изначальные социальные превосходства. Все наличествующие превосходства одних людей над другими сложились исторически, т.е. через угнетение, принижение, эксплуатацию, геноцид и тп. Всякий человек в своей основе одинаков именно как человек, как трудящаяся личность, является потенциальным Ломоносовым, Чайковским, Пушкиным, Лениным, Сталиным, Чкаловым, Папаниным.

Классификация людей по субъективным признакам (взглядам, темпераменту, поведению) не обладает должной устойчивостью и превращает наши представления об обществе в теоретическую кашу.

Вместе с тем известно, что в основе существования общества лежит его материальное и духовное воспроизводство, которое первично по отношению к общественному сознанию и первично по отношению к отдельному человеку. Следовательно, классификация людей по их положению в системе общественного производства представляется наиболее разумной. Именно разделение людей на владельцев средств производства (рабовладельцев, феодалов, капиталистов в разные эпохи) и тех, кто на них работает (рабов, крепостных, пролетариев) является не только объективным, т.е. не зависит от воли и желания людей, но и исторически существенным.

Раб, крепостной и пролетарий при известных условиях и усилиях может стать рабовладельцем, феодалом или капиталистом, но, очевидно, невозможно, чтобы благодаря даже самым выдающимся усилиям все рабы, крепостные и пролетарии стали рабовладельцами, феодалами и капиталистами, ибо одни немыслимы и бессмысленны без других. Невозможно даже, чтобы сколько-нибудь крупная масса эксплуатируемых перешла в разряд эксплуататоров.

Короче говоря, на протяжении всей писаной истории человечества общество расколото на класс эксплуататоров и класс эксплуатируемых, предстающих в том или ином виде, в зависимости от исторической эпохи.

Современное капиталистическое общество расколото на буржуазию и пролетариат, материальные интересы которых в сфере прежде всего распределения прямо противоположны. Они, являясь крупными группами людей, с одной стороны, обособлены друг от друга, что прекрасно видно, например, по уровню жизни, с другой стороны, соединены друг с другом так, что их существование друг без друга невозможно. Что касается предпринимателей, владельцев капиталов, то они не могут существовать без наёмных работников в прямом смысле. Трудящиеся же функционально в фигуре капиталиста не нуждаются, для освобождения им нужны только узурпированные им средства и орудия производства. Но избавившись от капиталиста, работники в таком случае уже не могут считаться классом пролетариев, ибо больше не продают свою рабочую силу и не подвергаются эксплуатации. Однако фокус капитализма заключается как раз в том, что, невзирая на свою силищу, миллиарды наёмных рабов Земли ежедневно терпят паразитическую фигуру капиталиста, периодически стараясь лишь продать свою рабочую силу подороже.

Классы являются порождением исторических фаз развития производства, классовое деление является объективным фактором общественного бытия. Но не следует довольствоваться подобной классификацией людей лишь по «их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают» («Великий почин», Ленин). Это означало бы впасть в формализм. Нужно принять во внимание не только стихийную сферу (экономику), но и сознательную целеполагающую деятельность (политику).

В человеческом обществе, в отличие от растений и животных, влияние объективных факторов и законов на жизнедеятельность субъектов происходит не автоматически. Люди наделены сознанием, что значительно усложняет классификацию. От уровня простого формально-экономического выявления классов необходимо подняться до уровня понимания реальной классовой борьбы, т. е. отношения между классами.

Дело в том, что классифицировать людей в подлинно научном смысле — значит не только выразить их групповую однотипность и обособленность, но и понять существо отношения между классами. Открытие химических элементов — важная задача, но важнее создать их периодическую систему, т. е. разобраться с тем, какая между ними связь.

Стало быть, если отношение к средствам производства и место в системе производства выражают похожесть и обособленность класса, то характер его связи с другими классами показывает различие, а значит, и историческую миссию, ведь отношение класса к другим классам во многом зависит от целенаправленной сознательной деятельности людей, то есть от практики класса, прежде всего политической.

Так, например, класс буржуазии с точки зрения обособленности представляет собой людей, владеющих средствами производства как капиталом, т. е. это, как правило, высокоразвитые орудия производства, которые приводятся в движение наёмными работниками. Но этот же класс с точки зрения отношения, скажем, с классом феодалов, представляет собой революционную силу, призванную уничтожить старые феодально-крепостнические порядки. Таково его различие и такова его миссия. Капиталистам нужна земля, и капиталистам нужны рабочие руки, поэтому капиталисты стремились захватить «старохозяйские» поместья, чтобы возвести там фабрики, и стремились освободить крепостных, чтобы сделать из них рабочих для своих фабрик. Антагонизм этих классов налицо, поэтому буржуазия свергала царизм (власть помещиков) и устанавливала свою власть, освобождая крестьян и накладывая лапу на земли. Разумеется, и феодалы не сидели сложа руки, сначала топили буржуазные революции в крови, а затем, изрядно ослабев, сами освобождали крестьян, вводили капиталистов в правительство и шли с ними на компромисс, пытаясь сами перековаться в капиталистов. Где-то успешно, где-то не очень, но в конечном счёте капитализм победил на всей территории Земли, буржуазия взяла верх над феодалами огнём, мечом и подкупом.

Точно так же и по отношению к пролетариату: одно дело — когда буржуазия пассивно владеет средствами производства, эксплуатируя труд наёмных работников, другое — когда сознательно давит пролетарское движение, дезорганизует и разобщает разными способами рабочих, служащих, интеллигентов, осмысленно и умело формирует условия для укоренения своего господства. Первого случая в жизни практически не бывает, это статическая картинка из примитивных учебников и энциклопедий, описывающая буржуазию ещё до победы капитализма.

Само положение политического господства буржуазии заставляет её осуществлять перманентную осмысленную классовую борьбу против прежде всего организации пролетариата в революционный класс. Эту борьбу руками тысяч пропагандистов, учёных, журналистов и даже художников ведёт в основном её штаб — политические партии, олигархические клубы, верхушка государства. И ключевую роль в этой борьбе играет идейно-теоретическое господство, насаждение буржуазной идеологии, создание атмосферы антикоммунизма и неверия в силы и мощь революционного класса эксплуатируемых работников. Буржуазия всему обществу прививает свои стандарты, взгляды, вкусы, ценности: презрение к наёмным работникам, к бедным, ненависть к народу, культ денег и денежного успеха, карьеризм, эгоизм и так далее.

Объективная (стихийная) сторона существования буржуазии как класса, то есть то, что выражает обособленность этой социальной группы и тождественность её представителей друг другу, представляет собой реализацию общеклассового материального интереса по поддержанию системы эксплуатации труда. Между тем сами капиталисты друг для друга — злейшие конкуренты, поэтому выживаемость класса зависит от того, насколько продуктивно из массы предпринимателей выделится штаб всего класса, насколько он сможет обеспечить общеклассовую дисциплину, подстроить под себя государство. Продуктивность, очевидно, зависит и от того, насколько класс буржуазии монополизирован — чем уже и могущественнее олигархический слой буржуазии, тем эффективнее организация класса, в том числе государственная.

Следовательно, субъективной (сознательной) стороной существования буржуазии как класса, тем, что выражает его отношение к другим классам, является степень его организованности в практике, умение поддерживать экономические и политические порядки капитализма и подавлять прежде всего пролетариат. Сюда же следует отнести практический уровень конкурентности в международном масштабе, по отношению к буржуазным классам других стран.

Как видно, объективная сторона существования буржуазии сопряжена с материальными интересами, а субъективная представляет собой цели и задачи, обслуживающие эти интересы. В известном смысле буржуазия как класс постановкой общеклассовых задач по поддержанию и укоренению своего господства и подавлению пролетарской активности преодолевает узкий горизонт частных материальных интересов отдельных капиталистов. Так, например, буржуазия практически во всех развитых странах, преодолев жажду сиюминутных выгод, создала так называемое социальное государство, скопировав, кстати говоря, во многом данную концепцию у Муссолини с его «Итальянской социальной республикой».

Пролетариат же с точки зрения объективного классового деления представляет собой лишь «умственно отсталую, неструктурированную киселеобразную массу» («О коренных проблемах пролетарского движения в России», Подгузов) торговцев своей рабочей силой. «Пролетарская масса — условие процветания буржуев, источник роста их паразитизма. Пролетарская масса — главное пушечное мясо в мировых и локальных войнах. В бухгалтерских книгах промышленные рабочие проходят как самый захудалый расходный материал» (там же).

Пролетарии по отношению друг к другу поставлены в положение конкурентов, а выживаемость пролетарской массы зависит от стоимости рабочей силы. Если стоимость рабочей силы переходит границу физиологического минимума, стихийно возникает коллективное экономическое сопротивление в виде забастовок, протестов и даже бунтов.

Объективная (стихийная) сторона существования пролетарского класса в экономическом смысле, то есть то, что выражает обособленность этой социальной группы и тождественность её представителей друг другу, основана на материальных интересах массы людей, лишённых средств производства и вынужденных коллективно защищаться от натиска эксплуататоров и их чиновников. Стихийно, самотёком эта огромная пролетарская масса в своём субъективном отношении к классу буржуазии не способна подняться до уровня собственно класса как организованной структурной единицы общества.

Субъективная (сознательная) сторона существования пролетариата как класса, то есть то, что выражает его отношение к другим классам, есть практика политической борьбы за власть в русле коммунистической партийности.

Дело в том, что пролетариат — это последний эксплуатируемый класс, никакой более изощрённой формы эксплуатации, чем пролетарство, не существует.

Пролетарство, т.е. наёмный труд, возник задолго до капитализма и получил распространение не столько в ремесле, сколько в вооружённом наёмничестве и проституции. Цицерон ещё в I веке до нашей эры приравнивал плату за труд к вознаграждению за рабское состояние:

«Недостойны свободного человека и презренны заработки всех поденщиков, чей покупается труд, а не искусство; ведь в этих занятиях самая плата есть вознаграждение за рабское состояние… Все ремесленники занимаются презренным трудом, в мастерской не может быть ничего благородного, и наименьшего одобрения заслуживают ремесла, обслуживающие наслаждения».

Но с развитием орудий и средств производства именно пролетарство стало основной формой эксплуатации, вытеснив классическое рабство и крепостничество, потому что оно умело замаскировано одеждами «гражданского общества» и «равноправия» (то есть ложной добровольностью). Презрение к труду за деньги было утоплено в культе денег, которые стали моральным мерилом всего. «Неважно, кто ты, чем занимаешься, откуда у тебя деньги, главное — чтобы денег было как можно больше» — таково нравственного кредо капитализма. Культ денег практически уничтожил патриархальные традиции предков, заменил усердно насаждавшийся тысячелетиями культ богов, церквей и власти.

С другой стороны, пролетарство при капитализме по сравнению с классическим и крепостным рабством дало эксплуатируемым массам огромный политический потенциал. Во-первых, из-за усложнения орудий производства наёмные работники стали образованными. Во-вторых, наёмные работники лично свободы. В-третьих, наёмные работники принципиально, технически полностью независимы от фигуры эксплуататора, способны при правильной организации самостоятельно управлять общественным производством, в отличие от рабов и крепостных.

Субъективная (сознательная) сторона существования пролетариата как класса есть его борьба с классом буржуазии за господствующее положение в обществе, которая всецело обусловлена научной теорией построения бесклассового общества. Материальные интересы всех известных классов, являясь порождением частных отношений собственности, вели лишь к перегруппировке сил и трансформации отношений в рамках двух социальных полюсов — эксплуатируемых и эксплуататоров. Пролетариат в этом смысле, когда он организуется в революционный класс, преодолевает узость материальных интересов вообще, пролетарства в частности, так как ставит цель — уничтожение классовых различий в принципе. Эта цель продиктована, во-первых, научным познанием общества и его прогресса, во-вторых, отсутствием антагонизма пролетариата и всех других непаразитарных слоёв общества (детей, студентов, пенсионеров, военных, мелких чиновников, людей, выживающих «своим хозяйством», кустарей). Революционный работающий класс является гегемоном всего народного движения потому, что его историческая миссия состоит в освобождении общества от эксплуатации, в социальном прогрессе в виде уничтожения отношений частной собственности и классовых различий.

P.S. Может возникнуть вопрос, если историческая миссия пролетарской массы состоит в организации в революционный рабочий класс, то какова была миссия рабов или крепостных? Рабы и крепостные, как и пролетариат, не были способны самостоятельно выступить как революционный класс, поэтому в свой борьбе не поднимались выше погромов орудий труда и дворянских гнёзд. Рабы и крепостные тогда выступали на арене истории, когда увлекались в революцию… очередным эксплуататорским классом. Поэтому миссия рабов состояла в том, чтобы превратиться в крепостных, поддерживая нашествия варваров на рабовладельческие империи. А миссия, крепостных, следовательно, состояла в том, чтобы превратиться в пролетариат, восставая против феодальных порядков в интересах буржуазии.

П. Губельман
29/05/2020

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close