Три фильма об Ирландии

№ 6/46, VI.2020


В последние десятилетия отмечается рост интереса к тематике ирландской национально-освободительной борьбы. За рубежом на эту тему уже написано немало книг и снято немало фильмов. Однако эта тема почти неизвестна широкой российской публике, хотя для жителя России она небезынтересна и весьма актуальна, несмотря на отдалённость России и Ирландии друг от друга и малое количество взаимных контактов на протяжении истории.

В своей предыдущей статье я сделал некоторое обзорное введение для российского читателя в историю национально-освободительной борьбы Ирландии, а также краткие выводы о сущности и итогах этой борьбы. Поэтому считаю целесообразным развивать эту тему дальше, в этот раз — краткой рецензией нескольких художественных фильмов.

Сегодня мы посмотрим на три фильма на данную тематику: «Чёрный сорок седьмой», «Ветер, который качает вереск» и «Кровавое воскресенье».

Чёрный сорок седьмой

Данный фильм я считаю лучшим из всех трёх, поэтому остановлюсь на нём подробнее других. Он являет собой продукцию совместного производства Ирландии и Люксембурга, снятый буквально вчера — в 2018 году. В центре сюжета события середины XIX века, а именно 1847 года. Марксистам и российским читателям эта эпоха известна описаниями молодости вождей зарождающегося международного рабочего движения — Маркса и Энгельса. В то время по Европе прокатилась волна буржуазно-демократических революций, серьёзно пошатнувших затянувшееся господство феодализма и бешеной реакции коронованных властелинов и уже зародившейся, но неокрепшей буржуазии на «буйство черни».

Не обошли эти события стороной и Ирландию, веками томившуюся под сапогом Британской Империи и уже неоднократно до этого поднимавшуюся на крупные восстания против своих поработителей. Но этот конкретный период, 1847 — 1848 гг., остался в памяти ирландского народа не иначе как чёрный, трагический. Тогда британские власти решили приступить к радикальному решению «ирландского вопроса» — а именно искусственным образом вызвали на Изумрудном Острове голод, намеренно испортив нарождающийся урожай. Таким образом правящие классы Англии надеялись навсегда усмирить непокорных кельтов: уморить большую часть населения голодом и заставить рассеяться по другим странам, чтобы окончательно колонизировать этот край и навсегда избавиться от «шила», веками сидевшего в пятой точке. Как видно, между откровенными фашистами и колонизаторами, рядящимися в либеральные или консервативные одежды, нет никакой принципиальной разницы…

Эти события в достаточной мере были освещены и осуждены как классиками марксизма, так и другими авторами, но посмотрим же, в каком виде эти события поданы в данной картине.

Сначала нам показывают второстепенного героя фильма — англичанина-полицейского Ханну, который пытает пойманного ирландца, подозреваемого в связях с революционерами. Находясь в алкогольном опьянении, тот не оценивает «по достоинству» предложения «валить в свою Англию» от несговорчивого ирландца и душит подозреваемого насмерть…

После этого действие переносится к главному герою картины Мартину Фини — дезертиру из ирландского полка рейнджеров, дислоцированного в Индии. Получив известие о разразившемся бедствии, он оставляет свою часть и с оружием в руках возвращается домой, в графство Гэлоуэй. Вернувшись, он видит лишь истощенных людей, смерть и разруху, а также узнает, что его мать тоже стала жертвой голода. В то время многочисленные протестантские организации «доброхотов» предлагали помощь голодающим взамен на переход в англиканство из католичества, нагло паразитируя и наживаясь на страданиях людей. Его мать отказалась принимать тарелку из рук «супистов» («soupers»), наслушавшись проповедей католических священников и не желая отдать душу дьяволу. Мартин решает ненадолго остановиться в гостях у семьи брата, который был повешен за сопротивление британским властям. Но и там ему были не все рады: брат видел Мартина предателем за то, что тот «брал шиллинг из рук короля», уйдя в армию ненавистных англичан и пропав на долгие годы, поэтому лишь вдова брата настроена дружелюбно к Фини. Сама семья покойного брата вынуждена ютиться в брошенном доме соседей, т.к. англичане под разными предлогами сгоняют ирландцев с земли, как согнали и их, за то, что они не смогли заплатить за аренду.

Однако сам Мартин не собирается задерживаться здесь надолго: на свои сбережения со службы он хочет уплыть за океан — в Америку — и предлагает семье брата последовать за ним. Не видя других достойных альтернатив голодной смерти, родня неохотно соглашается.

Но их планам не суждено было сбыться: навестив могилу матери и вернувшись к дому, Мартин заметил, что тот окружён полицейскими. Приказчик местного помещика лорда Килимайкла и вооружённые констебли требуют покинуть дом и уже начали снимать с него крышу. На просьбу Мартина отозвать полицейских и оплатить долг за аренду из своего кармана приказчик ответил отказом, т.к., по его словам, «они проживают здесь незаконно, а долг — дело десятое». Фини настаивал на том, чтобы его пустили к семье и он убедил всех уйти из дома мирно, но полицейские не желали его слушать и потребовали, чтобы тот убирался прочь сам. Мартин попытался пройти к дому, прося семью выйти спокойно, но его повалили лицом в грязь и связали. Семья покойного брата Мартина видела всю сцену, смотря в щели дома, но всё не решалась покинуть его. При этом выясняется, что старший племянник Мартина был замешан в воровстве у англичан и решает выйти сам, чтобы семью оставили в покое. Но как только старший вышел из дома, он ударил ножом одного из приставов, за что его пристрелили на месте. Итог: семью брата выгнали на мороз, а самого Мартина арестовали за сопротивление властям.

В полицейском участке Мартин подвергается допросу, но не говорит полицейским ни слова, притворяясь, что не понимает по-английски. Однако осмотрев его вещи, англичане понимают, что перед ними дезертир, да ещё и находят его трофейный нож непальских гуркхов. В этот момент Мартин, воспользовавшись замешательством среди полицейских, освобождается от оков, в одиночку вырезает весь полицейский участок и вырывается на свободу. Но вернувшись к дому, он находит лишь руины и видит, что вдова брата ночью замерзла насмерть с младшей дочерью на руках. Вне себя от злости, Мартин решает жестоко отомстить повинным в гибели его родных.

Действие снова возвращается к Ханне, которого отдали под суд за убийство подозреваемого. Его ожидала казнь через повешение, но британские власти, обеспокоенные недавним бегством Мартина и сожжением полицейского участка, решают дать шанс избежать виселицы. Выясняется, что в прошлом Ханна был сослуживцем Фини, и власти решают использовать его, чтобы выследить беглеца, т.к. только он один знает все его повадки и образ мышления. Хотя Ханне и претит мысль предать старого друга, он всё же соглашается. Шефство над ним берёт молодой и высокомерный британский офицер Поуп, и те отправляются в путь. Весьма показательна сцена их поездки в поезде из Дублина, где к ним подсаживается корреспондент «Вексфордской газеты», который расследует экономические причины голода в стране. Не отрываясь от чтения, Поуп называет причинами голода «лень и непроходимую тупость ирландцев», на что корреспондент промолчал и взял обратно свою газету, которой хотел поделиться с попутчиками. Очень напоминает позицию современных подкулачников, рассказывающих в интернете душераздирающие истории о раскулаченном «трудолюбивом цвете российской деревни, в которой революцию с радостью приняли только лентяи и пьяницы».

Приехав в Коннахт, Поуп и Ханна берут с собой лошадей и молодого английского рядового Гобсона в качестве прислуги, после чего отправляются в путь к полицейскому участку, из которого бежал Мартин. Тем временем Фини мстит обидчикам: обезглавливает местного сборщика арендной платы за то, что тот оставил без пропитания его мать, прибрав к рукам последнюю свинью в качестве уплаты долга; вешает судью, приговорившего к виселице его брата и массово ссылающего ирландцев на каторгу; отдаёт на растерзание голодной толпе и католическому священнику миссионеров-«супистов», обращающих местных в англиканство в обмен на тарелку супа; «утопляет» в зерне приказчика местного помещика, чей амбар был доверху набит хлебом (кулаки и помещики одинаковы в любой части света). Троица же шла по его следу и вскоре набрела на место расправы над сборщиком платежей, где наняла жуликоватого вида ирландца по имени Коннели в качестве проводника и толмача. Ханна понимает, где Мартин нанесёт свой следующий удар.

Едва Мартин успел разделаться с приказчиком, его уже подкараулили его преследователи. В завязавшейся схватке Гобсон берёт Мартина на мушку, но не может пристрелить его вопреки отчаянным приказам Поупа. Ханна также не может заставить себя убить друга, благодаря чему Мартину удаётся ускользнуть у преследователей из-под носа. Понимая, что гнаться за Фини бесполезно, преследователи приходят к выводу, что следующей его жертвой станет сам лендлорд Килимайкл, и решают предупредить его заранее. Но когда группа решила сделать привал на ночь, Мартин вдруг сам настиг своих преследователей. Он отобрал винтовку у оставшегося в одиночестве Ханны и решил с ним поговорить. Ханна признаётся, что он вынужден гнаться за старым товарищем, иначе его ждёт казнь. Он не хочет смерти Мартина, памятуя об их старой дружбе и о том, что когда-то главный герой спас ему жизнь в Афганистане. Мартин тоже помнит об их дружбе и оставляет Ханну и остальных в живых, но не желает сворачивать с выбранного пути. «Уезжай в свою Англию, англичанин. Это не твоё дело», — говорит ему Мартин и исчезает в ночи. Ханна не сказал ни слова своим товарищам о встрече с беглецом.

Прибыв наутро в поместье лендлорда, четвёрка предупреждает его об угрозе его жизни. Лорд Килимайкл не удивлён и не сильно напуган этими новостями, т.к. его род уже несколько поколений отбивается от местной «черни». Он собирается вывезти весь хлеб из своего имения к железнодорожной станции, откуда его увезут в Дублин, а дальше на корабле в Англию, не оставив местным ни крошки. Четвёрка преследователей берётся сопроводить Килимайкла, надеясь устроить Мартину ловушку, а сам помещик назначает крупную награду за голову убийцы, но тут происходит непредвиденное. Рядовой Гобсон, насмотревшись на роскошный и забитый хлебом особняк лендлорда, выходит из себя при виде голодной толпы, собравшейся у ворот поместья. Он берёт на мушку одного из полицейских и требует впустить голодных и накормить их. Несмотря на просьбы и увещевания Поупа и Ханны, Гобсон стоит на своём. Он стреляет в охранника и тут же падает замертво сам, сражённый пулями констеблей. Тяжёлая сцена производит гнетущее впечатление на Ханну, и в глубине души он уже не хочет защищать помещика.

Вскоре лорд Килимайкл и его сопровождающие останавливаются на ночь в гостинице по пути к железнодорожной станции. Они находятся под усиленной охраной полиции, но Поуп всё равно не чувствует себя в безопасности и решает устроить Фини западню. Ночью Мартин проникает в гостиницу и спальню, надеясь убить помещика в постели, но там его подкарауливает сам Поуп, лежавший на месте лендлорда. Фини окружен, и, кажется, на сей раз ему не уйти… Но Ханна снова не может выстрелить в друга и даёт ему бежать, похитив Килимайкла.

Ханну подозревают в измене и подвергают пыткам, пытаясь выбить из него признание в сговоре с Фини, но тот держится стойко. На следующий день его должны были расстрелять, но Мартину удаётся отвлечь внимание расстрельной команды, убив офицера и выскочив на лошади посреди участка. Солдаты расстреляли его, но оказалось, что на лошади был не Фини, а сам похищенный им лендлорд, переодетый в одежду Фини со связанным ртом. В завязавшейся потасовке Мартин освобождает Ханну, а голодная толпа и желающие собрать награду за голову Мартина поворачиваются против англичан и растаскивают хлеб под руководством Коннели, отбиваясь от полицейских. В итоге тяжелораненый Поуп наносит смертельное ранение Фини, но сидящий вместе с ним на лошади Ханна не стал добивать офицера. Вместе они убегают в лес, где умирающий Фини просит Ханну не продолжать борьбу с англичанами, всё бросить и бежать в Америку самому. Оставив мёртвого друга, Ханна какое-то время следует за израненным Поупом, желая отомстить ему. Но он останавливается на распутье, где одна дорога ведёт на Дублин, по которой возвращается Поуп. По другой же уходят беженцы, которые собираются покинуть Ирландию, вместе с которыми можно увидеть среднюю дочь жены брата Мартина. Ханна какое-то время стоит и смотрит по сторонам, и фильм обрывается, оставляя нас только гадать, какой же выбор был им сделан.

Фильм довольно тяжёлый, содержит большое количество сцен насилия и жестоких убийств. Особую атмосферу придаёт съёмка в серо-грязных тонах, от которых веет холодом и холодной осенне-весенней грязью, и частый дождь. Всё это только усиливает мрачно-гнетущий эффект от разоренных деревень и городков, через которые проезжают герои, от сломанного черепа, лежащего в дорожной грязи, от полуспятивших голодных людей вдоль этой же дороги и гор тел, которые по конвейеру отпевает священник и скидывают из гроба в общую яму… Создатели фильма сумели передать атмосферу голода и безысходности тех лет. К тому же следует отметить неплохую игру актёров.

Хорошо показана психология эксплуататоров и колонизаторов. Английский лендлорд, глубоко безразличный к страданиям ирландцев и не чувствующий ни капли вины за то, что делает, заявляет:

«Некоторые, как и я, очень интересуются, когда кельтов в Ирландии останется ровно столько же, сколько сейчас краснокожих в Манхэттене».

Раскрыта психология обывателей. Вот перед нами молчаливый Мартин Фини — человек, привыкший видеть смерть и сам с легкостью её причинять. Вот захмелевший и наслаждающийся властью Ханна, который через минуту сам оказывается в положении висельника. Оба привыкли легко убивать, но в глубине души глубоко разочарованы тем, что натворили. Показательны рассуждения Мартина, когда он прокрался ночью в лагерь преследователей:

«То, что мы с тобой творили, простить нельзя… Мы всюду несли разрушения и смерть, и это называлось справедливостью. А кто даст справедливости мне? Моей стране?».

На это у Ханны нет ответа. Как и не было у тех людей своей эпохи разнузданного и неприкрытого империализма. Кроме известных читателям гениев и их последователей.

При этом всём от фильма, как и происходящего, веет какой-то безысходностью, унылостью и неизбежностью. Что именно хотел показать автор? Бесполезность индивидуального террора и пути мести, в котором сам в конце концов разочаровался главный герой? Допустим, и это разумная критика. Но что же предлагается взамен? Всё бросить и уезжать за океан, где тебе едва ли будут рады больше, чем в Англии (и это не говоря о том, что выбиться в люди сможет далеко не каждый)? Это мещанский тупик. К сожалению, многие люди сейчас в силу разных обстоятельств вынуждены покидать свои родные дома и переселяться в дальние дали, надеясь как-то выжить или просто заработать побольше денег, а на родину становится наплевать. Это — образ мышления и поведения забитого несознательного пролетария, а не действительно свободного человека.

К сожалению, приходится констатировать, что кроме фиксации исторического факта и истории о мести и «противоречиях долга и дружбы» авторы фильма ничего лучше придумать не смогли. Впрочем, чего ожидать от людей, незнакомых с теоретическим наследием коммунизма или прямо отрицающих его, надеясь помирить «волков» и «баранов». Или максимум — приходящих к теорийкам о «ненасильственном сопротивлении злу». Этот фильм способен зажечь только буржуазных националистов, англофобов или либералов, которые, как показала практика, принципиально друг от друга не отличаются.

Ветер, который качает вереск

Фильм, появившийся в 2006 г. за авторством Кена Лоуча — известного британского левака и троцкиста, в своё время снискал «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском кинофестивале. Но такой ли это шедевр, как его пытаются преподнести буржуазные критики? Попробуем разобраться.

С самого начала чувствуется какое-то ускоренно-скомканное повествование: вот главный герой с друзьями играет в хоккей на траве, вот в деревню наведывается крикливая британская солдатня в поисках бойцов ИРА и закалывает штыками в сарае отказавшегося назвать своё имя по-английски, которого все оплакивают, но тут же скоро успокаиваются. При этом сам главный герой — Дэмиен О’Донован — не заинтересован в происходящем и надеется уехать в Лондон, чтобы стать успешным врачом, что приводит к спорам с друзьями и его братом Тедди. Вот главный герой готовится уехать в Дублин на поезде, но видит, как наглая британская военщина требует от машиниста разместить их по вагонам и тут же начинает избивать его вместе с проводником за то, что те отказываются, мотивируя это исполнением директив профсоюза. Дэмиен тут же проникается борьбой и вступает в местную ячейку ИРА, стремясь помочь брату. Вскоре он проходит обучение и уже участвует с новыми товарищами в налётах на казармы вспомогательных отрядов ирландской полиции с целью добыть оружие, но местный лендлорд выбивает признание из слуги, связанного с повстанцами, и всех быстренько хватают и бросают в тюрьму, где ненавистные англичане калечат Тедди, выдирая ему ногти ржавыми клещами.

В той же тюрьме Дэмиен встречает Дэна — машиниста поезда, которого он встретил ранее, к тому же ещё и социалиста, которым внезапно оказывается и Дэмиен (какое совпадение!). Вместе они цитируют сочинения Джеймса Конноли — одного из вождей «Пасхального восстания» 1916 г. — и сходятся во взглядах. Казалось бы, тут уже нашим героям и конец, но внезапно один из британских солдат, который не смог пристрелить Дэмиена на допросе и у которого внезапно оказались родственники в графстве Донегол (провинция Ольстер), помогает бежать всем, кроме трёх человек, от камеры которых ключа у него не нашлось. Надеясь вернуться за оставшимися позже, бойцы бригады возвращаются к дому Дэмиена и Тедди, где первый ухаживает за ранами брата. Вскоре они наведываются к местному лендлорду и берут того в заложники, заставив написать письмо с угрозами смерти лендлорду, если с голов пленных бойцов «упадёт хоть один волосок». Но пленники уже казнены, что предрешает участь помещика и паренька по имени Крис, который выдал их военным. Вскоре Дэмиен, Тедди и остальные бойцы бригады устраивают засаду на колонну проезжающих «черно-бурых» (black and tans) — британских наёмников и ветеранов Первой Мировой войны, задействованных в подавлении ирландских повстанцев. Британцы отвечают на это своей акцией устрашения: врываются на хутор, где живёт родня братьев О’Донован в поисках бунтовщиков, но не будучи способными выбить признание из Шинед — девушки Дэмиена — и бабушки братьев, сожгли дом и ободрали волосы Шинед. При этом сами бойцы решили не вмешиваться в происходящее и отсиделись в кустах, т.к. все патроны были расстреляны в бою с колонной «черно-бурых» (спрашивается: куда пропало трофейное оружие и патроны?). Почти сразу после начала разбора пепелища мальчик-посыльный приносит помятую телеграмму с известием от командования ИРА: с британцами заключено перемирие, боевые действия приостанавливаются, идут переговоры о мире.

И вот тут уже становится интереснее… Вести о перемирии были встречены народом с ликованием, все надеялись на обретение долгожданной независимости. Вскоре все собрались в местном кинотеатре, где в формате немого кино сообщалось о результатах мирных переговоров с британцами. Все пребывали в радостном настроении… Но что это? Ирландия получает самоуправление, но остаётся в составе Британского Доминиона? Правительство даёт присягу Королю? Северная Ирландия остаётся в составе Великобритании?! Нет, не за такую «независимость» воевали и проливали кровь сыны и дочери Ирландии.

В рядах ИРА происходит раскол, что отражается и на бывшей бригаде Дэмиена: его брат Тедди и некоторые другие выступают защитниками договора, говоря, что «Северная Ирландия не будет отделена от страны, мы сможем всё вернуть обратно, когда отдохнём и наберёмся сил». Однако Дэмиен, Дэн и их сторонники выступают против ратификации мирного договора, говоря о том, что они соглашаются на мир под угрозой британских пушек, что данный договор — предательство и плевок на могилы всех мучеников и борцов за свободу Ирландии. Более того, Дэмиен и Дэн выставляют явно марксистские лозунги: создание социалистической республики в Ирландии, национализация «ключевых постов в экономике», конфискация земель у лендлордов и безвозмездная раздача её мелким фермерам и арендаторам с последующей коллективизацией сельского хозяйства! Обе стороны не находят общего языка, раскол всё больше становится явью.

Некоторое время спустя британские войска покидают большую часть Ирландии — их место занимает Ирландская Гражданская армия и полиция новой буржуазной Ирландии. Как шутили некоторые жители, «черно-бурые» уступили место зелено-коричневым (по цвету формы бойцов ИГА). Мирный договор официально ратифицирован, но Дэмиен и другие противники договора не принимают его и приходят к выводу, что оружие складывать рано. Все вместе собираются на новый республиканский съезд в Дублине, но вскоре выясняется, что делегаты были расстреляны в зале заседаний из британских пушек. Тедди и его сторонники также приходят к выводу, что оставшихся «республиканцев» нужно подавить силой, иначе они никогда не успокоятся и накликают на их головы новое британское нашествие. Даже католические сановники, ещё вчера благословлявшие повстанцев на битву с оккупантами, быстро «переобулись» в защитников новой власти, обрызгав ядом с кафедры социалистические лозунги республиканцев и отлучив их от церкви.

В итоге всё выливается в гражданскую войну. В результате одной из перестрелок Дэн был убит, а Дэмиена арестовали и посадили в ту же самую камеру, в которой его и остальных всего полгода назад держали англичане. Тедди умолял брата выдать местоположение тайников с оружием республиканцев, предлагая полную амнистию, спокойную и сытую жизнь врача в Дублине. Но Дэмиен был непреклонен и сказал, что «не продаётся». Написав последние письма Шинед, которая уже стала его женой, Дэмиен покорно пошёл на расстрел следующим утром, не слушая увещевания брата, что «ещё не поздно». Тедди, сдерживая слёзы, привёл приговор в исполнение. Вскоре он навестил Шинед, передав ей письма Дэмиена и медальон христианского святого, который она ему когда-то подарила. Разъярённая вдова прогнала Тедди, сказав, что больше не желает его видеть. На этом фильм заканчивается.

Стоит признать, что задумка фильма сама по себе неплоха, тем более что фильмов, вносящих коммунистическую точку зрения на события истории, не так уж и много. Но из-за ускоренно-скомканного повествования персонажи получились незапоминающимися, а их характеры практически не раскрылись. Тот же Дэмиен, который всё это время был социалистом, сначала не желает вмешиваться в национально-освободительную борьбу, а хочет жить той самой сытой и довольной жизнью врача, только в Лондоне, а не в Дублине. И тут внезапно, увидев избиение машиниста и проводника поезда солдатнёй, «прозревает»…

Романтическая сюжетная линия между Дэмиеном и Шинед тоже получилась весьма скомканной: переживая собственноручную казнь старого друга, который был вынужден сдать их британцам (обставленную опять же весьма скомканно и неубедительно), он принимает ухаживания девушки, выразив опасения, что разучился чувствовать.

В фильме практически не раскрывается классовая подоплёка возникших разногласий в ИРА, только некоторые намёки можно разглядеть в сцене народного суда над ростовщиком, поставившим на 500%-счетчик немощную старушку, где Тедди стал защищать буржуя, говоря, что нельзя допустить, чтобы «все местные торговцы отвернулись от нас». Это заявление он мотивирует необходимостью закупать оружие в Шотландии и за границей. Немного показателен следующий диалог героев:

— Что же это получается, — говорит Дэн, — мы покрасим город в республиканский зелёный цвет, но при этом внутри останемся такими же, как англичане?

— Мы не будем, как англичане, — отвечает ему сторонник Тедди, — и пусть город будет покрашен в какой угодно цвет, только не в чёртов красный!

При этом Советская Россия, Октябрьская революция и даже слово «коммунизм» в фильме не упоминаются ни разу. Только Дэн в дебатах по ратификации мирного договора заявляет о необходимости создания социалистической республики, что было сказано ранее, «иначе сменится лишь цвет флага и лица господ».

Сами англичане показаны в массе своей тупыми и кровожадными существами, за исключением рядового Джонни — того самого, у которого нашлась родня в Донеголе. При этом упущен из внимания и не развит момент, когда британский офицер, игнорируя аргументы Дэмиена в тюрьме, начинает кричать на него, что повстанцы «подло стреляют в спину парням, которые сражались на Сомме по шею в грязи, а их друзей рвало на куски у них на глазах». Акцент больше смещён на демократические аргументы Дэмиена: на недавних выборах сторонники независимости получили столько-то мест в парламенте, поэтому за нами идёт народ, от которых британский офицер отмахивается словами «это вне моей компетенции». Мотивация же рядовых солдат и их чувства по отношению к происходящему не раскрыты никак.

Красной нитью через фильм проходят слова Дэна: «легко знать, против чего ты борешься, труднее знать, за что именно ты борешься», что само по себе неплохо… Но характеризует и самого режиссёра этого фильма. Возможно, если бы сам мистер Лоуч потратил свою жизнь не на энтризм в реформистские организации по велению троцкистских главарей, свой ум и время — не на разбор и составление леваческой галиматьи, а на изучение марксизма-ленинизма, то данный фильм мог бы получиться другим… и лучше.

Кровавое воскресенье

Данный фильм, снятый в 2002 г., выделяется из других претензией на документальность. Его авторы стремились как можно детальнее воссоздать события 30 января 1972 г. в североирландском городе Дерри, когда британские военные разогнали силой мирную демонстрацию сторонников Движения за Гражданские права.

Благодаря акценту на само событие герои картины, как реальные (как например, Айван Купер), так и вымышленные, как-то отходят на задний план. Всё внимание сосредоточено на действиях: подготовке либералов к демонстрации и контрподготовке военных к «силовому сценарию», что затемняет мотивы и характеры персонажей. Показательно желание либералов провести демонстрацию несмотря ни на что, когда уже очевидно, что в город стянуты войска, которым только дай кого-нибудь пристрелить, особенно если этот кто-то — «Пэдди». Показательно также и отношение большей части военных, которые считают исполнение своих обязанностей священным долгом (кроме сомневающегося радиста и начальника полиции города), а жителей Дерри и самих ирландцев — своими природными врагами: так было и так будет. Коммунистов в картине просто нет, только мельком можно увидеть ближе к середине и в конце фильма главарей террористов, считающих, что демонстрации ничего не меняют, а по окончании кровавой драмы — вооружающих своих сторонников и готовящимися к «акции возмездия».

Сам фильм снят в строгих серо-унылых тонах — видно, чтобы подчеркнуть документальный характер картины и её «точное» соответствие реальным событиям. Но сам фильм не приводит зрителя ни к каким выводам: просто трагическое событие и 14 трупов со слезливыми лицами либералов, выступающих по телевизору после провала шествия и грозящих британскому правительству, что «число сторонников националистической партии будет расти с каждым днём, а вам останется лишь кусать локти». Ну и на безнаказанность британцев, которые тут же выстроили себе алиби, что «в них стреляли первыми». Против этого сговора не посмел пойти даже упомянутый ранее десантник с рацией, который во весь голос орал на своих товарищей, стрелявших в безоружных.

Нам, сторонникам марксизма, предлагаю самим сделать выводы, которые уже неоднократно раскрывались в тезисах нашей газеты и журнала по поводу митинговщины, индивидуального террора и прочей «гапоновщины». Любой протест в капитализме реакционен, если не возглавляется коммунистами и не затрагивает господства правящих классов. «Шинн Фейн», «Фианна файл» и прочие либерально-националистические партии как на Севере, так и в остальной Ирландии уже почти сто лет ведут «мирную борьбу» и устраивают «ненасильственные демонстрации» против засилья «британской военщины и политиканов» (виновата как всегда «палка» и лица в телевизоре), но, как говорится, воз и ныне там.

Пока наиболее передовые ирландцы, как и россияне, сами не засядут за изучение марксизма-ленинизма, правильные выводы из «набитых шишек» не сделают.

А. Сорокин
01/06/2020

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close