Семь установочных статей В. А. Подгузова — сокровищница актуализированного марксизма

№ 10/50, X.2020


Первый номер журнала «Прорыв» вышел в свет в 2002 году. Но идейно-теоретический фундамент журнала был заложен раньше, во второй половине 1990-х годов в семи установочных статьях В.А. Подгузова. Последующие изыскания научных централистов прорывского толка можно считать развитием теоретических положений этих первых работ создателя и главного теоретика журнала.

Не будет преувеличением сказать, что в коммунистической и левой литературе даже близко не было подобного труда по глубине теоретической проработки, качеству обобщения исторического опыта и уровня владения диаматикой. Для прорывских авторов семь установочных статей В.А. Подгузова, наряду с произведениями классиков марксизма-ленинизма, являются настольной книгой.

Семь статей по своему содержанию охватывают чрезвычайно широкий круг теоретических вопросов, составляют логическое единство изложения диаматики и применения её к насущным вопросам борьбы за коммунизм в современную эпоху после краха КПСС и СССР.

Семь статей были призваны перевернуть страницу теоретической убогости коммунистического движения, господства примитива и вульгарщины. Кто вставал на глубоко проработанную научно-теоретическую позицию Семи статей, тот рвал с оппортунизмом и начинал свой путь освоения марксизма, обогащённого бесценным опытом побед и поражений коммунизма в XX веке.

Семь статей сыграли свою роль в коммунистическом движении, так как благодаря им появился на свет журнал «Прорыв» — боевой орган научного централизма.

Семь статей стали реальной программой журнала «Прорыв», развитие их положений постепенно стало стержнем издательской деятельности журнала. Теоретические и практические достижения журнала «Прорыв» произрастают на идейном фундаменте Семи статей.

Для нас, прорывцев второго, так сказать, поколения, сверять свои мысли с содержанием Семи статей стало доброй традицией, обеспечивающей высокое научное качество публикаций газеты. Когда я пишу свои статьи, то сверяю их положения, во-первых, с работами классиков марксизма и, во-вторых, со статьями В.А. Подгузова, прежде всего с семью установочными публикациями.

Семь статей стали основой для формирования в газете Словаря ключевых понятий.

Семь статей отличает от прочей современной коммунистической и прокоммунистической литературы предельная точность формулировок категорий, безупречная логичность, глубокий анализ нашей эпохи и истории СССР, особенно причин поражения коммунизма, и главное — научность изложения. Семь статей стали свежим глотком в теории марксизма для всех сознательных пролетариев бывшего СССР.

Кроме того, пламя мысли Семи статей зажигает левые сердца огнём праведного гнева к мерзости и изуверству пропитанного гнилью капитализма.

Первая статья «Коммунизм против оппортунизма» была написана в 1995 году и носит программный характер. В ней дан краткий обзор исторической практики коммунизма, анализ капитализма в нашу эпоху, раскрыта сущность коммунистической формации, обозначен кризис коммунистического движения и его причины, даётся конкретная установка на его преодоление на основе глубокого понимания необходимости формирования революционного класса.

В отличие от упаднических настроений большинства коммунистов 1990-х годов, Валерий Алексеевич пишет:

«Коммунизм из ЕВРОПЕЙСКОГО ПРИЗРАКА превратился во ВСЕМИРНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ, самым предметным образом учитываемую всеми без исключения политиками и правительствами. Актуальнее, чем прежде, звучит вопрос основоположников теоретического коммунизма, заданный человечеству почти 150 лет тому назад: „Где та оппозиционная партия, — спрашивали они, — которую ее противники, стоящие у власти, не ославили бы коммунистической? Где та оппозиционная партия, которая в свою очередь не бросила бы клеймящего обвинения в коммунизме как более передовым представителям оппозиции, так и своим реакционным противникам?“. Жажда коммунизма у одних, ненависть к коммунизму у других, спекуляции на коммунизме у третьих, все это указывает на превращение коммунизма в неистребимую реальность современного мира».

Подчёркивается, например, новое направление в буржуазной политике, о котором мы теперь довольно часто пишем в газете и которое до сих пор игнорируют наши оппоненты:

«Исторический оптимизм коммунистов основывается еще и на том, что современные буржуа, пережив крупные социально-политические потрясения ХХ-го века и потому ценя гражданский мир в странах своего проживания, вынуждены применять псевдокоммунистические методы ослабления социальной напряженности в обществе».

Даётся прозорливая оценка фашистскому содержанию идеологии и политике современной надстройки капитализма:

«Разработка научно обоснованной стратегии деятельности компартии невозможна без точного учета особенностей современного капитализма. Существование антимонопольного законодательства является прямым признанием и косвенным подтверждением рабовладельчески-империалистического характера современного буржуазного общества. „Священный“ принцип КРОВНОГО наследования ЗЕМЕЛЬ и МОНОПОЛИЙ подчеркивает органическую близость „цивилизованных“ стран к „ценностям“ эпохи расцвета древнегреческой и римской рабовладельческих ДЕМОКРАТИЙ, осуществлявших империалистическую политику в зоне военной досягаемости. Содержание „мирных“ договоров, заключенных по итогам первой и второй мировых войн, история борьбы демократических стран против национально-освободительных революций в колониальных странах в 50-70-е годы XX века, современные различия между внутренней и внешней политикой ведущих западных держав свидетельствуют о победе НЕОМАЛЬТУЗИАНСКОЙ, НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ идеологии в сознании буржуазных демократов крупнейших капиталистических стран. Более того, и первая и вторая мировые войны велись именно за то, чтобы выяснить, кому — Англии, Америке, Франции или Германии, Австро-Венгрии, Японии — НА ДЕЛЕ осуществлять политику НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА в мире. Строго говоря, в борьбе, возникшей между гитлеровским и рузвельтовским, победил американский национал-социализм, а Трумен и Эйзенхауэр впоследствии не отходили от общей стратегии Рузвельта, тем более в вопросах монополии на мировой ядерный шантаж».

В статье даётся актуализированная оценка такому ключевому признаку империализма, как вывоз капитала:

«Упускается из виду, что капитал вывозится ТОЛЬКО в те регионы, где предварительно удалась политика обнищания масс (гайдаризация-чубайсизация), где, следовательно, трудовая дисциплина голода сулит наибольшую степень эксплуатации при наименьшей оплате рабочей силы. Кроме того, забывается, что вывоз капитала — это не столько вывоз „лишних“ денег из страны, сколько ВВОЗ в чужие страны наиболее вредных, грязных, трудоемких, опасных, рутинных видов производств. Этим, с одной стороны, частично замедляется развитие социальных конфликтов в странах-экспортерах и создается им же слава общества „всеобщего благоденствия“, а с другой стороны, страны, принявшие иностранные капиталы, превращаются в средоточие всех мыслимых мерзостей мира предпринимателей: кровопролитных междоусобиц, повальных эпидемий, массового голода и циничных диктаторов.

Печатной продукцией арбатовско-абалкинских институтов из сознания советских людей десятилетиями выхолащивалось понимание очевиднейших фактов истории, а именно, что сравнительно цивилизованно, в виде прямых, портфельных, долгосрочных и краткосрочных инвестиций, капитал вывозится лишь при НЕБЛАГОПРИЯТНЫХ для монополистов условиях, т.е. тогда, когда им приходится взаимодействовать с суверенными государствами, обладающими достаточно высокими экономическим и военным потенциалами и связями с мировым социализмом.

Когда же страны „третьего мира“ утрачивают социалистическую ориентацию, разрывают отношения с лагерем социализма и существенно снижают свою обороноспособность, „вывоз капитала“ упрощается и реализуется в своей классической, первородной форме — путём прямого военного захвата территорий, наглого строительства на них своих поселений и предприятий, закабаления „суверенных“, но беспомощных народов. Такова НОРМАЛЬНАЯ концепция „вывоза капитала“, стоившая человечеству двух мировых войн. Все остальные формы „вывоза“, широко известные академической науке, для нормального предпринимателя являются ненормальными. ПЯТНАДЦАТЬ атомных авианесущих групп американского военно-морского флота и выступают главным источником американского экономического „везения“, предпринимательской хватки и деловитости. В силах быстрого реагирования заключены основные премудрости и чикагской, и станфордской „экономических“ школ».

Данная оценка вывоза капитала полностью подтверждается политикой империалистических держав последних 25 лет. Именно стратегия вывоза капитала положена в основу постоянной организации США и ЕС «оранжевых революций» в слабых странах.

Вместе с тем в работе впервые даётся предельно полное, основанное на глубоком анализе марксистско-ленинской теории и исторической практики XX века понятие коммунизма как общественно-экономической формации:

«КОММУНИЗМ — это очередная естественная ступень развития общества, на которой, впервые в истории человечества, отношения между людьми строятся не на инстинктах и эгоистических интересах, как это происходило все предыдущие тысячелетия, а в соответствии с требованиями системы ПОЗНАННЫХ объективных законов развития природы и общества, и потому характеризуются ОТСУТСТВИЕМ предпосылок для возникновения антагонизмов между индивидуумами, а тем более для возникновения войн.

Коммунистическим называется общество, осознающее себя жизненно важным элементом среды обитания человека, столь же необходимым, как кислород, вода и т.п. Поэтому забота о пригодности общества для проживания в нем индивидов не будет противопоставляться заботе об окружающей среде, об условиях производства материальных благ. Впервые триада «человек — общество — природные условия существования» будет лишена антагонистических противоречий и объективная диалектика их взаимосвязей будет сознательно использована человеком.

В недалеком будущем всем станет ясно, что между массой и набором УДОВЛЕТВОРЕННЫХ потребностей, с одной стороны, и количеством высокоразвитых людей в обществе, с другой стороны, существует прямая и непосредственная связь. Чем меньше в обществе высокоразвитых людей, тем меньше удовлетворенных высокосодержательных потребностей, тем больше нерациональных потребностей и разрушительных способов их удовлетворения генерируется в обществе, тем чаще к власти приходят Муссолини и гитлеры, Горбачевы и ельцины.

Забота об обществе станет формой проявления личного ЭГОИЗМА каждого человека, поскольку всеми без исключения будет осознано, что жить в постоянно совершенствующемся обществе не только комфортно, но и бесконечно интересно. Забота о каждом индивиде превратится в важнейшую функцию всего общества. Общество наконец станет действительно пригодным для счастливой жизни в нем всех без исключения людей… Отсутствие в коммунистическом обществе демократов делает излишними предположения типа: «Как быть, если вдруг все захотят иметь по сто автомобилей или по пять пирамид Хеопса в личном пользовании?». Нет сомнения, что медицина будущего уже найдет способы амбулаторного лечения всех видов шизофрении. При коммунизме исчезает противоречие между личным и общественным, производительным и непроизводительным потреблением, поскольку все общество будет поглощено творчеством воспроизводства не каких-либо отдельных экономических фрагментов, будь то товар или прибыль, а самого ОБЩЕСТВА во всем его качественном многообразии, и поэтому потребление черной икры и чугуна, музыки и дизельного топлива, строительство электростанции и наслаждение детей пирожным в детском садике одинаково необходимо обществу. Подобно тому как современная нормальная мать с удовольствием смотрит на своего с аппетитом кушающего ребенка, точно так общество будет ощущать комфорт лишь при бесперебойном потреблении предметов потребления и средств производства КАЖДЫМ индивидом, поскольку только ПОТРЕБЛЯЯ духовные и материальные блага, личность и общество способны себя ВОСПРОИЗВОДИТЬ к взаимному удовольствию.

ТОЛЬКО при коммунизме ликвидируются предпосылки для существования непроизводительных и тем более паразитических форм потребления.

Иначе говоря, при коммунизме устанавливается полная гармония между личным и общественным, между производством и потреблением. Исчезает так называемое личное непроизводительное потребление, которое наибольшим образом травмирует „нежную“ душу правоверного предпринимателя, поскольку для него потребление благ отдельным человеком имеет смысл только как воспроизводство рабочей силы для эксплуатации».

Также раскрываются объективные предпосылки перехода к коммунизму — превращение производительных сил в общественные уже при капитализме.

В.А. Подгузов в своей работе 1995 года впервые в коммунистической литературе в развитие ленинско-сталинской позиции о сущности коммунизма формулирует абсолютный объективный закон коммунистической формации:

«АБСОЛЮТНЫМ экономическим законом коммунизма является объективная, существенная, неустранимая взаимосвязь между неуклонным процветанием человечества и всесторонним РАЗВИТИЕМ природных задатков, способностей и талантов КАЖДОЙ отдельной личности при всеобщности труда. Именно поэтому В.И. Ленин после окончания гражданской войны связывал окончательную победу или поражение коммунизма в России с победой или поражением коммунистов на поприще КУЛЬТУРНИЧЕСТВА. Под культурой личности В.И. Ленин понимал не утонченную салонность, а соответствие человека содержанию переживаемой эпохи, его способность участвовать в созидательном общественном творчестве на современном ему моральном, научном и техническом уровне.

Следование требованиям АБСОЛЮТНОГО экономического закона коммунизма является НЕОБХОДИМЫМ условием для функционирования коммунистической общественно-экономической формации на всем протяжении ее существования, на всех его фазах, вплоть до возможной космической катастрофы.

ДОСТАТОЧНЫМ же условием существования и развития коммунизма является выполнение требований ОСНОВНОГО экономического закона низшей фазы коммунизма, отступление от выполнения требований которого в середине 50-х годов и стоило нынешнему поколению советских людей нашествия орд демократов».

Здесь же раскрывается объективный закон первой фазы коммунизма в его связи с абсолютным объективным законом коммунизма:

«Экономическое соревнование коммунизма с капитализмом во внутреннем и международном масштабе является ОСНОВНЫМ экономическим законом для всей низшей фазы коммунизма, которую в обыденном смысле называют социализмом. Однако выполнить требования ОСНОВНОГО экономического закона коммунизма можно только в том случае, если вся экономическая практика протекает в русле требований АБСОЛЮТНОГО экономического закона коммунизма. Поэтому вполне естественно, что уже во второй сталинской пятилетке расходы государственного бюджета на науку, образование и культуру в Советском Союзе по абсолютной величине занимали первое место среди прочих статей бюджета.

И.В. Сталин творчески следовал требованиям абсолютного и основного законов, целенаправленно формировал и использовал коренные преимущества первой фазы коммунизма в борьбе за окончательное торжество общественной собственности над частной. И уж если ряд заслуг Сталина является сегодня объектом нападок со стороны волкогоновых всего буржуазного мира, то одного они и не пытаются отрицать: сталинский период характеризуется неуклонным сокращением сферы частнособственнической, товарно-денежной формы производственных отношений, практически полным исчезновением не только капиталистических, но и мелкобуржуазных укладов в советской экономике».

Переходя к решающему значению субъективного фактора в борьбе за построение коммунизма, В.А. Подгузов выявляет главную причину кризисных явлений в коммунистическом движении — невладение марксистской теорией и, как следствие, господство оппортунизма:

«Таким образом, если вести речь о главной причине кризиса коммунизма, то можно без преувеличения сказать, что Советский Союз, социалистическое содружество пали под ударами ОППОРТУНИЗМА в КПСС и в других „братских“ партиях».

Главным же оружием оппортунистов, в частности разрушивших СССР, было «обоснование необходимости сохранения товарно-денежной формы производственных отношений путем настойчивого внедрения так называемого ХОЗРАСЧЕТА, т.е. экономического обособления предприятий, капиталистическая сущность которого маскировалась профессорским словоблудием».

«Рабочий класс из строителя коммунизма вновь превратился в подзарабатывающую, эксплуатируемую рабочую массу задолго до того, как демократы втащили Ельцина на танк. Из класса-диктатора рабочие вновь превратились в массу, униженно выпрашивающую подачки у бывших партократов, т.е. у нынешних демократов».

В работе раскрывается также и понятие оппортунизма, его истоки, причины и конкретные формы в СССР.

В конце работы следует вывод, что важнейшей стратегической задачей является организация целенаправленной работы по подготовке коммунистов к грядущим идеологическим боям.

«Не подняв научно-теоретический уровень членов партии на ОБЯЗАТЕЛЬНУЮ для коммуниста высоту, не овладев знаниями всего богатства, которое выработал МАРКСИЗМ на базе анализа и синтеза всего лучшего, что создало человечество за тысячелетия истории, бессмысленно тешить себя утопиями о превращении желеобразной эксплуатируемой рабочей МАССЫ в закаленный рабочий КЛАСС».

Второй по важности задачей является преодоление комчванства и восстановление навыков большевистских пропагандистов и агитаторов.

Третей задачей является преодоление глубоких заблуждений о том, что коммунистическая партия — это своего рода благотворительная организация, помогающая народу.

«Коммунистическая партия лишь тогда сможет выполнить свою историческую миссию, когда она до возможной степени сольется с рабочим классом, превратится в его абсолютно признанный авангард, просветит его настолько, что именно САМ многомиллионный рабочий класс СОЗНАТЕЛЬНО поднимется на борьбу за право на Человеческое существование для себя и своих потомков, причем не только в момент свержения власти предпринимателей, воров и спекулянтов, что принципиально одно и то же, а далеко за пределами момента политического переворота, когда каждый рабочий будет понимать жизненную необходимость преобразования производственных отношений на коммунистический лад и всю мощь своей рабочей диктатуры САМ будет направлять против тех, кто тормозит создание плановых централизованных основ для всестороннего и полного развития всех самых лучших задатков, заложенных природой в КАЖДОМ человеке».

В работе даётся блестящее определение того, что значит быть марксистом, которое не раз приводилось на страницах газеты:

«Быть марксистом — это значит, по меньшей мере, во-первых, овладеть диалектическим методом мышления, т.е. стать диалектиком, во-вторых, последовательно применять этот метод при анализе и синтезе фактов истории производства материальных условий жизни общества, доводя исследование до открытия или, по меньшей мере, глубокого понимания объективных экономических законов, т.е. стать материалистом, в-третьих, научиться на практике управлять борьбой рабочего класса, руководствуясь требованиями объективных экономических законов, т.е. стать революционером-практиком.

Не овладев диалектическим мышлением, невозможно постичь смысл жизни в ее беспрерывной динамике, во всем многообразии форм ее проявления и развития, невозможно сколь-нибудь надежно воздействовать на происходящие процессы, поскольку диалектический метод, все еще непонятый и недооцененный основной массой человечества, является единственным научным методом, приводящим „механизм“ человеческого мышления и действия в полное соответствие с объективными законами развития природы и общества.

Пытаться стать коммунистом, не ставя перед собой задачи овладения диалектикой, это все равно, что выковыривать сапожным шилом нейтроны из атомного ядра. Нет нужды доказывать, что среди многих десятков миллионов обобранных средь бела дня „партнеров“ МММ, сотен миллионов вкладчиков ваучеров, десятков тысяч шахтеров Воркуты, Кузбасса, Донбасса и других простофиль, выставленных демократами на всеобщее посмешище, НЕТ НИ ОДНОГО (!) человека, который бы прочитал всего две книги: „Науку логики“ Г.В.Ф. Гегеля и „Капитал“ К. Маркса. Верно и обратное. Все, кто постиг смысл этих двух книг, не поддались ни на одну из афер демократов. Диалектика — это как бы интеллектуальная прививка против „бубонной чумы“ невежества, универсальная страховка от всех идиотизированных „случайностей“ демократической жизни.

…В настоящее время для того, чтобы стать коммунистом, необходимо овладеть не только МАРКСИЗМОМ, но и ЛЕНИНИЗМОМ.

В отличие от марксизма, который имел три источника своего возникновения, ленинизм имеет два источника: первый — теоретический, т.е. сам марксизм, и второй — практический опыт борьбы народников и трех русских революций эпохи капитализма, в которых гегемоном был пролетариат, сумевший самостоятельно найти новую форму диктатуры пролетариата — Советскую власть. Говоря словами Сталина, ленинизм — это марксизм, развитый Лениным применительно к эпохе империализма и пролетарских революций. Ленинизм есть первый абсолютно успешный опыт соединения революционной борьбы пролетарских масс с наивысшими достижениями человеческой мысли в области обществоведения.

Следующим выдающимся этапом развития коммунистического мировоззрения был сталинский этап. В свою очередь СТАЛИНИЗМ есть марксизм-ленинизм эпохи победоносного строительства коммунистического общества в одной отдельно взятой стране, крушения классического колониального рабовладения буржуазных демократий и распространения коммунизма как мировой социальной системы».

Валерий Алексеевич подчёркивает также необходимость изучения китайского и корейского опыта коммунизма для соответственного обогащения теории марксизма.

В завершающей части статьи раскрывается сущность рабочего класса, его противоположность эксплуатируемой массе пролетариев. Подробно разбирается, как возникает классовое деление, как формируются классы, показывается, что процесс формирования революционного рабочего (работающего) класса прямо связан с организацией пролетариев в партию нового типа и ведением политической борьбы за свержение капитала. Определяется сущность демократии и власти, даётся отповедь демократии с научных позиций.

Крупнейшим теоретическим приобретением данной работы является более глубокое установление сущности диктатуры рабочего класса:

«Диктатура рабочего класса в строго научном смысле слова является НЕ диктатурой людей над людьми, а диктатурой объективных законов… ДИКТАТУРА РАБОЧЕГО КЛАССА — это не беззаконие, но и не юридически оформленная законность, а последний этап борьбы НАУКИ С МРАКОБЕСИЕМ, человека разумного с человеком-желудком, когда юридические законы перестают по своим формулировкам отличаться от формулировок объективных законов развития общества. ДИКТАТУРА РАБОЧЕГО КЛАССА впервые в истории человечества ставит перед собой цель уничтожения всякой диктатуры человека над человеком, в том числе и диктатуры самого рабочего класса, поскольку каждый рабочий, низвергнутый буржуазной технологией и социологией до уровня придатка машины, расходного материала для предпринимателя, компенсатора его экономического головотяпства, стремится жить в неунижающем его БЕСКЛАССОВОМ, т.е. БЕСКОНФЛИКТНОМ обществе».

Данное понимание коммунистической власти подрывает наиболее ходовое заблуждение оппортунизма о том, что в основе диктатуры рабочего класса лежат исключительно материальные интересы трудящихся.

Вторая статья «Абсолютный и основной экономические законы коммунизма», являясь продолжением первого очерка, была написана в 1996 году и, как это видно из названия, представляет собой раскрытие и углубление теории построения коммунизма.

В начале статьи на конкретных примерах раскрываются наиболее распространённые формы массового невежества — демократии и национализма. Демократическая и националистическая практика является типичной формой добровольного отказа от соблюдения объективного абсолютного закона коммунизма, что закономерно приводит к трагедиям, в том числе мировым войнам.

Далее в статье раскрывается ключевой вопрос борьбы за коммунизм — почему рабочие не знают абсолютного объективного закона коммунизма? Показывается глубокая связь между разделением труда на физический и умственный и расколом общества на классы; показывается, что насаждение в широких массах невежества — один из ключевых факторов класcообразования. Вскрывается оппортунистическая сущность руководства КПСС, приведшая к реставрации капитализма в СССР:

«Советские рабочие не знали абсолютного экономического закона коммунизма не только потому, что знаниями этих законов не обладало и подавляющее большинство профессоров КПСС, не только потому, что обществоведческая интеллигенция предала рабочих, не только потому, что наука — это не развлечение, а тяжкий труд, а потому, что таким был замысел демократов в КПСС. Именно на оглуплении рабочих будет ещё некоторое время держаться власть бессовестных, алчных и ленивых демократов над сильными, выносливыми, доверчивыми и трудолюбивыми, но НЕДОобразованными рабочими и крестьянами».

В ходе экскурса Валерия Алексеевича в историю КПСС имеются отдельные непринципиальные неточности и спорные, пока не вполне ясные факты (например, был ли вообще арест Жемчужной?). Следует понимать, что в период подготовки статьи источниковедческая база была ещё крайне недостаточной, остаётся она бедной и сегодня. Однако при этом в целом историческому процессу дана безупречно точная содержательная оценка классовой борьбы внутри СССР и внутри КПСС:

«За сорок лет, прошедших после смерти Сталина, партия вновь постепенно была заселена демократами, которые не только сами не знали законов коммунизма, но и на всех уровнях общества преследовали каждого, кто пытался указать партии на ошибки в строительстве коммунизма».

Вторая половина статьи представляет собой главный интерес для читателя.

Во-первых, раскрывается категория «объективный закон». Следует отметить, что в современной коммунистической литературе нет примеров, чтобы автор попытался действительно по-марксистски раскрыть данную ключевую для всей науки категорию. В.М. Попов и его сторонники носятся с определением из гегелевской «Науки логики» («закон есть спокойное в явлении»), которое вне контекста системы категорий Гегеля вообще никакого смысла не имеет. Гегелевская система категорий, при всей её ценности, не дала науке ни одного объективного закона. Другие теоретики даже не подступаются к данному вопросу, слепо полагаясь на оппортунистические словарные формулировки БСЭ.

Категория объективного закона, раскрытая В.А. Подгузовым в статье «Абсолютный и основной экономические законы коммунизма», внесена в словарь прорывца и стала важнейшим кирпичиком в методологическом фундаменте для последующих теоретических разработок авторов журнала и газеты.

В ходе раскрытия категории объективного закона Валерий Алексеевич в качестве примера приводит неразрывную связь частных отношений собственности и насилия. Место и роль насилия со времён вульгарной трактовки Прудона, разбитой классиками, остаётся слабым местом в марксистской среде. Большинство левых, начитавшись классиков по верхам, не понимают, что частная собственность и насилие — две стороны одной медали.

Другим примером в ходе раскрытия категории объективного закона послужил закон стоимости, действие которого точно так же остаётся по сути непонятым в среде людей, называющих себя марксистами. Валерий Алексеевич в своих работах очистил марксистскую теорию от оппортунистических наслоений, которые привнесли «советские рыночники».

В завершающей части статьи производится наполнение категории «абсолютный закон» конкретным содержанием закона коммунизма как необходимой связи между людьми подлинно человеческого общества.

«Всестороннее и полное развитие КАЖДОЙ личности, наполнение её психики навыками общежития, а мировоззрения всем тем богатством, которое выработано интеллектом и практикой человечества за всю его историю, является не пожеланием, а ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКОЙ необходимостью, АБСОЛЮТНЫМ ЗАКОНОМ КОММУНИЗМА. Коротко говоря, хочешь долго жить, доведи уровень своей культуры до осознания необходимости подчинения объективной необходимости».

И в конце даётся предельно важное замечание:

«Между тем, первая фаза коммунизма, как её в простонародье именуют „социализм“, имеет такие особенности, которые порождают экономические законы именно этой фазы, невыполнение требований которых грозит формированием предпосылок, делающих невозможным выполнение требований абсолютного экономического закона коммунизма».

Таким образом, показывается, что для выполнения требований абсолютного объективного закона коммунизма необходимо соблюсти требования экономических законов первой фазы. Это немаловажное упреждение для тех, кто решится на проповедь абсолютного объективного закона коммунизма в обход революционной борьбы.

Третья статья «Идиотизм как движущая сила демократизма» была написана в 1997 году и представляет собой блестящий образец научно-публицистической работы, вскрывающий всю гниль буржуазного общества. Эта публикация достойна всемерного распространения среди самого широкого круга читателей.

В предисловии заявлено:

«В данной брошюре автор предпринимает попытку рассмотреть капиталистические отношения в связи с определенным уровнем качества общественного сознания, который играет величайшую роль в возникновении и достаточно продолжительном существовании демократического рынка. Непременным, обязательным, необходимым условием существования демократического капитализма, по мнению автора, является массовое обществоведческое невежество населения, в первую очередь „интеллигенции“, граничащее с массовой идиотией».

На конкретном историческом материале Валерий Алексеевич в непередаваемой манере громит последний, но главный по значимости рубеж капитализма — буржуазное общественное и индивидуальное сознание.

Безразличное отношение марксистских теоретиков второй половины XX века к идеологической работе, слепая вера в то, что развитие средств и орудий производства автоматически приведёт к крушению системы капиталистических отношений, стали причиной разгромного поражения коммунизма в борьбе за умы современных поколений.

Валерий Алексеевич выявил три главные формы массового невежества, за счёт которых держится капитализм — религия, демократия и национализм. Последовательно развенчивая подлинный смысл религиозных, демократических и националистических установок, он приводит читателя к мысли о необходимости уничтожения частных отношений собственности, главной задачей оправдания которых и служат данные формы невежества.

Попутно даётся по-ленински яркая отповедь вере некоторых левых в «национальный капитал»:

«В среде членов КПРФ господствует мнение, что сегодня Россию грабят преимущественно иноземные капиталисты, что русский капиталист лучше иноземного, поскольку будет получать прибыль без жестокой эксплуатации русского человека и поэтому члены КПРФ увлечены борьбой не за коммунизм, а за „русскую патриотическую идею“ в союзе с национальной, некомпрадорской буржуазией, которая, как показала всемирная многовековая практика, просто НЕ СУЩЕСТВУЕТ и существовать не может, хотя бы потому, что самые распатриотичные патриоты хранят деньги в швейцарских банках и вывозят богатства России, даже иконы, в любую страну, если за них платят.

Очевидно, что Зюганов просто не знает значения слова „компрадор“, которое означает „местный“, т.е. свой, отечественный буржуй, сотрудничающий с иностранным капиталом. А сегодня в России, по объективным и субъективным причинам, нет и не может быть буржуя, пусть даже трижды русского, татарского, чувашского, свободного от влияния сионизированного капитала. Короче говоря, нет ни малейшего признака, позволяющего утверждать, что русские капиталисты грабят Россию меньше, чем американские, японские, израильские и т.д.

Совершенно идиотской является мечта Зюганова заключить союз с русскими купцами, фабрикантами, попами, т.е. со всеми теми, кто, на радость Бушу, Колю, Тетчер и всему мировому сионизму, своим активным участием в „перестройке“ уничтожали мощную, социалистическую державу — Советскую Россию. И если уж искать виновных, приведших иноземных капиталистов в Россию, то их в русских буржуазных партиях не меньше, чем в самых сионистских».

Даётся ёмкое определение свободе:

«Свобода — есть ОСОЗНАННЫЙ выбор Человеком содержания своих действий, обеспечивающих ему всестороннее РАЗВИТИЕ его личности и использование своих природных задатков во благо себе и обществу».

Показывается принципиальная невозможность сохранения буржуазных производственных отношений:

«Единственное, что успокаивает настоящего марксиста, так это принципиальная невозможность сохранить капиталистические производственные отношения. И дело вовсе не в том, что растёт уровень умственного развития людей и, следовательно, понижается процент идиотов, не понимающих людоедской сущности капитализма, и даже не в том, что народ почувствует опасность всеобщего вымирания раньше, чем вымрет. Дело в том, что безумие капиталистического способа производства станет совершенно очевидным, когда растущая производительность труда объективно сделает стоимость основной массы предметов потребления практически равной нулю.

Как известно, предприниматели пока не торгуют айсбергами для Саудовской Аравии отчасти потому, что в них не заключён живой труд и арабские шейхи об этом догадываются.

Внедрение автоматики в производство при капитализме ведет к тому, что огромные айсберги товаров, не содержащих в себе новых порций живого труда, т.е. не содержащих в себе стоимости, как снег зимой, будут противостоять населению, которому, в условиях частной автоматизированной собственности, негде будет зарабатывать деньги, кроме как в сфере обслуживания. Идиотизм ситуации станет очевиден каждому здоровому человеку.

Для того, чтобы купить продукт, необходимо иметь бумажные знаки, которые находятся в распоряжении владельцев предприятий, работающих практически без людей, и, следовательно, чтобы получать эти деньги, нужно как-нибудь обслужить, развлечь, ублажить хозяина. За это он даст какое-то количество фантиков. На них вы купите у хозяина то, что вам нужно, а завтра вам опять нужно как-нибудь обслужить хозяина. Ну чем не древний Египет или Рим накануне развала?

Кое-кто опять опрометчиво хмыкнет по поводу фантастичности нарисованной картинки. Повторяем специально для дураков: в одной только современной Америке пособие по безработице уже получают миллионы человек. Им даже нет необходимости обслуживать хозяев. Для этого им необходимо просто пройти идиотскую процедуру регистрации на бирже труда. Чиновник по определённому правилу выдаст безработному справку, по которой он может получать определённое количество других справок — долларов. По словам русских демократов, пособие по безработице существенно превышает величину зарплаты русских рабочих. Точно так или ещё смешнее обстоит дело и в других „цивилизованных“ странах. В XIX веке никто и думать не мог о пособиях по безработице. Бесплатное, паразитическое потребление было уделом только феодалов и капиталистов. Сегодня в той мере, в какой растёт автоматизация производства, возникает возможность бесплатно кормить миллионы безработных и десятки миллионов пенсионеров. А „зарабатывать“ деньги можно той или иной формой лакейства, лизоблюдства и т.д.

Получается „забавная“ картина. С одной стороны, постоянно сокращающееся количество работников сферы материального производства с напряжением мула производят прибыль для своих хозяев. А с другой стороны, хозяева, изнывая от дури, спускают миллионы этих самых долларов в публичных домах, на скачках, в игорных заведениях Лас-Вегаса и Монте-Карло. Ну не идиотская ли это игра?

Сегодня „тайна“ идиотии капитализма открыта пока лишь для самих монополистов, крупных политиков Запада и ортодоксальных марксистов. Для них небольшой загадкой остаётся только один вопрос: КОГДА основная масса людей поймёт весь идиотизм этой игры. И подобно тому, как монотеисты СВЕРГЛИ власть некогда авторитетных языческих богов, так и люди XXI века свергнут власть КУЧКИ монополистов, а вместе с ними и экономический строй, ПОРОЖДАЮЩИЙ этих ублюдков. Раньше других плодотворную попытку обуздания паразитов предпринял народ России в октябре 1917 года.

…Когда рынок вновь переполняется товарами и перестаёт расти норма прибыли, банкиры опять делятся на группы. Одни людоеды называют себя „свободным демократическим миром с колониями“, другие людоеды называют себя „национал-социалистами без колоний“, и начинается очередной раунд уничтожения материальных ценностей и десятков миллионов людей, особенно цыган, евреев и поляков для того, чтобы через несколько лет бойни опять начать восстанавливать экономику и т.д… И пусть те „самостийники“, кто сегодня впускает на свою землю натовских конкистадоров, не думают, что колокола инков и майя звонят не о туземцах Восточной Европы, Украины и Балтии. Капитализм и жизнь людей — несовместимы».

Прошло более 20 лет с момента написания этих строк и ровно по этому сценарию развивается капитализм. Мир империализма вплотную подошел к первой фазе подготовки к мировой бойне.

Четвёртая статья «О коренных проблемах пролетарского движения в России» написана в том же 1997 году и представляет собой предельно ёмкий разбор двух основных оппортунистических болезней коммунистического движения — экономизма и акционизма.

Статья была обращена прежде всего к членам РКРП, написана в борьбе за повышение научно-теоретического уровня партийных кадров. В 2010 году члены редакции журнала «Прорыв» вышли из РКРП, руководство которой захватили троцкисты, ликвидаторы и «экономисты». Однако, несмотря на кажущуюся временную отдалённость статьи, вскрытые в ней болезни коммунистического движения остались теми же. Статья не просто не потеряла актуальности, но приобретает её с каждым днём роста так называемого левого движения за счёт теоретически неподготовленной, не знающей истории коммунистического движения молодёжи.

Огромной ценностью данной статьи является более глубокое раскрытие категории «класс» и её применение относительно пары буржуазия — рабочий класс.

«Слово „КЛАСС“ — это всего-навсего общенаучная категория, принятая для обозначения части множества, которая существенно отличается от другой части этого же множества, противоположна ей и способна к проявлению своих собственных, специфических качеств, отличных и от качеств всего множества, и от качеств других составляющих ее частей. Иначе говоря, наличие в целостных явлениях структурных элементов, существенно отличных друг от друга, позволяет ученым говорить, что данное ЦЕЛОЕ состоит из КЛАССОВ явлений. Слово „класс“ с одинаковым успехом можно применить и к рыбам, и к млекопитающим, и к определенным социальным группам. Наряду со словом „класс“ для группировки явлений используются слова „вид“, „род“, „племя“, „отряд“, „группа“, „страта“ и т.п.

Слово „вид“, например, принято для обозначения подмножества, содержащего внутри себя сходные признаки, имеющие принципиальное значение. Слово „род“, например, принято для обозначения той части множества, элементы которого непосредственно происходят от порождающего данный род явления. Особенно ясно это прослеживается на примере родовых (в буквальном смысле слова) связей у первобытных людей и аристократов, где наличие одного общего предка, прародителя, имеет важное значение и определяется по прямой ветви „генеалогического дерева“, по „крови“.

Причем все эти слова (класс, вид, род) имеют смысл только при наличии дополнения. Например, „класс млекопитающих“, „класс яйцекладущих“. Слово „класс“ без дополнения — полная бессмыслица, поскольку оно указывает лишь на то, что проведена универсальная интеллектуальная операция, венчающая процесс разделения ЛЮБОГО единого на составляющие его естественные противоположности, в нашем примере — мира многоклеточных существ. В литературе подобные операции называются классификацией явлений.

В обществоведении слово „класс“ чаще всего применяется при делении целого на составляющие его ПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ, т.е. для обозначения антагонистических классов общества.

Однако не вполне рационально говорить „класс буржуазии“, „класс феодалов“ или „класс рабов“, „класс пролетариев“. Такие определения схватывают лишь поверхностную, формально-историческую сторону дела. Суть деления общества на классы более последовательно отражают словосочетания „класс эксплуататоров“, „класс эксплуатируемых“, „революционный класс“, поскольку в этом случае учитывается и то, что одни и те же люди, в зависимости от объективных и субъективных причин, могут превращаться в противоположный класс (феодалы в буржуа), а могут и исчезать как класс. Деление общества на классы эксплуататоров и эксплуатируемых помогает преодолевать поверхностность, спекулятивность и выводит на то типическое, что действительно разделяет человечество на общности с диаметральными признаками, независимо от хронологических и географических деталей, освобождает от спекуляций по поводу трех добрых рабовладельцев, у которых рабов не забивали палками до смерти и не скармливали зверям, и двух трудолюбивых капиталистов, наживших состояние честным трудом, имена которых, по понятным причинам, предпочитают не называть.

Кроме того, в марксизме слово „класс“ принято для обозначения больших групп людей, которые отличаются друг от друга не только самим фактом различий, но и, что самое важное, стремлением непрерывно воспроизводить эти различия в расширенном масштабе; тщательной продуманностью и бескомпромиссностью борьбы за сохранение завоеванных отличий. Классовое деление общества не случайное стечение обстоятельств, не только плод естественно-исторического процесса, но и продукт глубоко ОСОЗНАННОЙ борьбы за утверждение и сохранение деления общества на классы, итог сознательного использования субъективных и объективных технических предпосылок для закрепления деления общества на классы».

Далее Валерий Алексеевич применяет указанный методологический подход к пролетариату, приходя к выводу:

«С диалектической точки зрения, рабочий класс — это не совокупность лиц, подпадающих под профессорское описание „частичного“ рабочего, а класс, который, подобно электрону, существует только в движении, находится в состоянии реальной БОРЬБЫ со ВСЕМ классом государственно организованной буржуазии. Прекратив борьбу за коммунизм, рабочий класс вновь превращается в тягловую скотину для предпринимателей. Рабочим КЛАССОМ имеет смысл называть такое социальное образование, которое перестаёт быть одним лишь источником прибавочной стоимости для капиталистов, а превращается для них в страшный сон на чемоданах. Политическая борьба с эксплуататорами — такова форма превращения эксплуатируемого класса „в себе“ в победоносный класс „для себя“».

Раскрывается очевидное положение, что превратить пролетарскую массу в революционный класс можно только через формирование партии.

«Многовековой опыт диктатуры буржуазии показывает, что только государственное объединение буржуазии позволяет ей удерживать политическую власть в своих руках. Государство, как говорил Энгельс, это и есть буржуазная ПАРТИЯ. Попробуйте представить тиранию предпринимателей без армии, полиции и тюрем, т.е. без государства. Уже по одному по этому, чтобы победить буржуазию, рабочие обязаны иметь свою партию, как свое рабочее государство. Строго говоря, политическая ПАРТИЯ — есть высшая форма объединения рабочих и одновременно органическая его часть, без которой промышленный пролетариат перестаёт быть революционным классом, а остаётся классом эксплуатируемым».

В статье также даётся более глубокое понятие классовой борьбы.

«„Борьба“, в переводе на язык диалектики, означает не процесс „бодания теленка с каждым дубом подряд“, а ПРОЦЕСС ОТРИЦАНИЯ. Отличие коммунистического отрицания от всех предшествовавших состоит в том, что это отрицание может быть только ОСОЗНАННЫМ. Такова природа коммунистического отрицания.

Отрицание, как форма развития, является продуктом ПРОТИВОСТОЯНИЯ, противоположностей. Единство в этом противостоянии ОТНОСИТЕЛЬНО, а борьба АБСОЛЮТНА. Более того, как это ни забавно, в диалектической паре „единство и борьба“ борьба и есть форма единства.

В результате того, что противоположности качественно разнородны, их борьба с самого начала является борьбой противоположных начал. Борьба есть форма взаимодействия „тезы“ и противоположной ей „антитезы“. А раз они противоположны, то их „синтез“ будет не „среднеарифметическим“, а диалектическим. Протон нельзя сложить с нейтроном так, чтобы получилось нечто среднее. Свойство атома, как известно, определяется положительным зарядом ядра, т.е. количеством протонов. Синтез протона и нейтрона осуществляется в такой форме, что образуется нечто новое, сохраняющее положительный заряд протона, но дающее жизнь атому. „Синтез“ не может быть равен ни „тезе“, ни „антитезе“, ни сумме „тезы“ и „антитезы“. Он будет принципиально новым явлением со строго определенными свойствами, продиктованными ПОБЕДОЙ „антитезы“ над „тезой“.

В нашем случае класс буржуазии („антитеза“), богатея за счет эксплуатации пролетариата, боролся против класса феодалов („теза“) и победил. Но победив „тезу“ (феодалов), „антитеза“ (буржуазия) сама превратилась в „тезу“ и приобрела „антитезу“ (рабочий класс). Таким образом, в научном, а не в провокаторском смысле слова борьба есть РЕАЛИЗАЦИЯ объективно ведущей роли „антитезы“ по отношению к „тезе“, пролетариата по отношению к буржуазии, труда по отношению к паразитизму.

Следовательно, борьбой можно назвать только то, что приводит к победе, к „синтезу“, т.е. к возникновению качественно нового явления, что в политике называется революцией, а в философии — СКАЧКОМ. Если общество не перешло в качественно новое состояние, то это означает, что мы имеем дело не с борьбой, а в лучшем случае с истерикой, на которой всегда играют провокаторы, пытаясь перевести противостояние противоположностей в „самопожертвование“ со стороны левых сил именно тогда, когда ими, т.е. ДЕМАГОГАМИ и ПРОВОКАТОРАМИ, для обеспечения БЕЗУСЛОВНОЙ победы над буржуазией еще НИЧЕГО не сделано».

Последняя треть работы Валерия Алексеевича является компендиумом борьбы с этим злейшим врагом коммунизма — экономизмом. Несёт в себе полный разгром оппортунизма. А завершается статья актуальным разворачиванием наиболее известного коммунистического призыва:

«Все уже привыкли воспринимать как общее место лозунг: „Пролетарии всех стран, соединяйтесь!“. Между тем в развернутом виде он звучит несколько иначе: „Пролетарии всех стран, если Вы НЕ хотите, чтобы Ваши дети околевали от голода и болезней, если Вы НЕ хотите всеобщего одичания и гибели культуры на планете Земля, объединяйтесь в рабочий класс! Пролетарии России, если Вы хотите себе и своим детям хороших условий для жизни и всестороннего развития всех своих природных и культурных задатков, чтобы никто не мог сделать Вас безработным, бездомным и бесправным, немедленно объединяйтесь в рабочий класс! Однако помните, что объединиться в рабочий класс можно, если наиболее передовые, сознательные и мужественные пролетарии объединятся в свою рабочую коммунистическую партию. Интеллигенты, если вы действительно интеллигенты, отдайте свои знания российскому рабочему классу, вступайте в ряды рабочей коммунистической партии! Этим вы спасете себя и от эксплуатации, и от гибели, и от вечного позора!“».

Пятая статья «О некоторых методологических проблемах анализа природы оппортунизма» написана в том же 1997 году. В данной небольшой по объёму статье предельно ёмко раскрывается значение и сущность оппортунизма:

«Диалектика соотношения победы и поражений в борьбе против оппортунизма такова: нельзя победить оппортунизм, не одержав победу над буржуазией, и в то же время невозможно одержать победу над буржуазией, не одержав победы над оппортунизмом. Причём победа над оппортунизмом является по отношению к победе над буржуазией необходимым условием. Необходимым, но недостаточным. Достаточным условием искоренения оппортунизма навсегда является победа над самой буржуазией. Пока существует буржуазия, оппортунизм неизбежен. Поэтому, давая определение оппортунизму, я утверждаю, что по своей родовой принадлежности — это разновидность атавизма, по своей сущности — форма социальной мимикрии, адаптации, приспособления, по содержанию — продукт невежества, как дипломированного, так и трущобного.

Для того, чтобы победить буржуазию, чтобы перестать быть дойной коровой в чужих руках, необходимо превзойти эксплуататоров в умственном развитии. Никакого другого средства избавления от оппортунизма, то есть от наиболее замаскированной формы холопства, кроме обогащения своей памяти знанием всех тех богатств, которые выработало человечество, — не существует!».

Далее обозначаются разновидности оппортунизма и его мировоззренческие основы. Данная работа прицельно бьёт по фундаментальным основам оппортунизма, подковывает методологически в борьбе с ним.

Шестая статья «Методологические аспекты теории развития» написана в 1998 году и является, пожалуй, самой ценной, так как представляет собой краткое, но ёмкое изложение диаматики.

В статье читателю раскроется чрезвычайное богатство основных категорий диаматики. Все они изложены доступным языком, проиллюстрированы яркими примерами. Данная статья, несмотря на скромный объём, легко заменяет ВСЕ советские учебники по «диамату». Статью необходимо внимательно прочитать несколько раз и обращаться к ней всякий раз, когда возникает тот или иной философский вопрос. Данная статья является отличным дополнением к формулам Сталина о диалектическом материализме из «Краткого курса».

Содержание категорий «бытие», «общее», «объективная реальность», «пространство», «время», «материя», «качество», «количество», «мера» необходимо осмыслить каждому, впитать интеллектуально. Без правильного, то есть научного, понимания этих категорий методологическая грамотность невозможна вообще. Недостаточно, как это делают все оппортунисты, руководствоваться одной единственной, ещё и вульгарно понимаемой формулой «материя есть объективная реальность, данная нам в ощущениях».

Седьмая статья «Соотношение теории и практики» написана в 1998 году и даёт читателю отличную теоретическую подготовку для ведения на практике борьбы за коммунизм. В ней раскрывается, что такое теория, что такое практика и чем последняя отличается от бытия. Даётся исчерпывающее понимание их соотношения. Доказывается недопустимость противопоставления теории и практики.

Вопрос о существе практики, об её качестве, об отличиях обыденной деятельности, революционной практики и коммунистической практики является ключевым для становления мировоззрения современных активистов, называющих себя коммунистами. Без глубокого понимания сущности борьбы за коммунизм, без решительного отказа от логики «борюсь как могу» формирование революционера в нашу эпоху невозможно. История так и не научила большинство наших левых, что

«всякая, даже революционная практика обречена на перерождение в реакционную, если ее носители фактически не владеют теорией марксизма».

Следует отметить, что в статье впервые в научной литературе практика определяется через отношения людей:

«В диалектическом смысле, ПРАКТИКА есть в то же время ОТНОШЕНИЯ ЛЮДЕЙ, поскольку вне производственных, политических, технологических и т.д. отношений жизнь в среде современных средств производства и предметов потребления НЕВОЗМОЖНА вообще».

Генеральный и гениальный по простоте вывод статьи известен каждому прорывцу:

«Теория есть органическая, неотъемлемая часть революционной практики, если эта практика коммунистическая».

*

Штудируйте классиков марксизма-ленинизма! Штудируйте статьи Валерия Алексеевича! Изучайте окружающий мир! Вставайте на путь борьбы за коммунизм!

А. Редин
26/10/2020


СЕМЬ СТАТЕЙ В ФОРМАТЕ PDF


 

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s