Про «конституционный» кризис в Украине

№ 11/51, XI.2020


Как известно, после госпереворота 2014 г., который, как водится, объявили революцией, Украина окончательно превратилась в колонию Запада. Колониальный статус обеспечивается, во-первых, долговой кабалой и «кредитной иглой», когда МВФ принуждает правительство принимать угодные США законы, угрожая в случае неповиновения отказать в новом транше. Во-вторых, в самом украинском правительстве сидит множество иностранцев, под которых специально создаются всевозможные «наблюдательные советы», не говоря уже про явных и скрытых агентов ЦРУ и МИ-6, засоривших «вертикаль власти». Наконец, в-третьих, после победы Евромайдана по требованию Запада были созданы аж четыре структуры, задача которых — борьба с украинской коррупцией: «Национальное агентство по вопросам противодействия коррупции» (НАПК), «Национальное антикоррупционное бюро Украины» (НАБУ), «Специализированная антикоррупционная прокуратура» (САП) и «Высший антикоррупционный суд». Разумеется, дело не в том, что «западные партнеры» озаботились вороватостью туземцев, реальная задача всех этих контор иная — держать под контролем чиновников, чтобы те послушно исполняли все инструкции Вашингтона.

Схема эта работает следующим образом. Первым действует НАПК — это своего рода загонщик: оно просматривает электронные декларации чиновников и если находит в них нарушение, то передает материалы следующей конторе — НАБУ. Это «охотник», его задача — слепить дело на чиновника, и если тот всё еще не понимает, что «попал на крючок», дело передается уже в САП. После Высший антикоррупционный суд, который не входит в судебную систему и сформирован при участии США, выносит приговор. К слову, за время существования данных контор ни одного громкого уголовного дела не прозвучало, очевидно, кураторы не считают нужным хотя бы делать вид, что в майданном государстве борются с коррупцией.

Однако же произошло то, чего заокеанские кукловоды явно не предвидели. 27 октября Конституционный суд Украины своим решением признал неконституционным ряд статей закона, среди которых статья об уголовной ответственности за ошибки в электронной декларации чиновников, тем самым подломив всю систему «антикоррупционного» контроля, выстроенного Вашингтоном. Реакция была подобна взрыву ядерной бомбы. В этот же день послы «большой семерки» выразили свою глубокую озабоченность действиями суда, заверив, что они поддерживают украинцев «в их борьбе за богатую и демократическую страну», которая «не должна возвращаться в прошлое», т.е. в те времена, когда Украина обладала хоть каким-то суверенитетом и не позволяла себя столь откровенно грабить, как это происходит сейчас. Взвыл хор грантоедов и националистов, объявив решение суда происками Кремля.

Перепуганный Зеленский немедленно собрал заседание НСБО (Национального совета по безопасности и обороне), где заявил, что внесет в Раду законопроект об отмене решения КС и об увольнении всех судей КС. Однако здесь есть одна маленькая загвоздка: решение Конституционного суда может отменить лишь сам Конституционный суд, равно как и освободить от обязанностей судью КС могут лишь остальные судьи. Однако же быстро стало ясно, что голосов депутатов скорее всего не хватит, ведь многие понимают, что рано или поздно за этот «переворот» последует ответственность. Но даже если этот законопроект и будет принят, судьи могут просто признать его антиконституционным, и что делать тогда? Физически выносить судей из здания суда? Зеленский, может быть, и понимает это, но старается таким образом выслужиться перед западными начальниками, продемонстрировать свою верность, дескать: смотрите, как я пекусь о ваших интересах! Вместе с тем, в пику президенту, спикер Рады Разумков внес «компромиссный» законопроект, отменяющий решение КС, но не трогающий самих судей.

Приняв участие в ток-шоу на канале, принадлежащему прозападному олигарху Пинчуку, Зеленский заявил следующее:

«Относительно конституционности. До начала программы мы говорили, и я напомнил о Януковиче. А где было написано в Конституции, что президент лишается своих полномочий из-за бегства? Нет такого? Нет. Но объявили, решение приняли. Мало того — объявили выборы. И правильно сделали! Я поддерживаю. Мы всегда тогда сидели у экранов телевизоров и все поддерживали. Потому что это правильное решение, потому что оно защищает государство. Сейчас происходит то же самое».

Получается занятная картинка: гарант Конституции официально утверждает, что соблюдение Конституции в принципе необязательно! Однако здесь следует понимать, что конституция — это возведённая в закон воля буржуазного класса по поводу основополагающих положений общественной жизни. Поскольку буржуазная конституция и право в целом вращаются вокруг неприкосновенности частной собственности, то под личностью, чьи слободы и права защищаются, в первую очередь подразумевается собственник, капиталист. Если же человек лишен собственности, а значит, принадлежит к классу пролетариев, то его права реализуются и защищаются по остаточному принципу, т.е. как придется. Поэтому в этом смысле Зеленский в принципе не нарушает конституции, ведь он никоим образом не затрагивает основы буржуазного строя, он лишь отстаивает интересы своих вашингтонских «партнеров» и прозападной группы олигархов, пусть и топорным способом.

Если США, по понятным причинам, молча поддержали действия своего колониального администратора Зеленского, то реакция Евросоюза была совсем иной. 31 октября на имя спикера Рады поступило обращение от европейских структур, в частности Венецианской комиссии и GRECO (Группа государств против коррупции), которые высказались резко против законопроекта Зеленского о прекращении полномочий судей, нарушающего принцип разделения властей:

«Доверие не означает отсутствие независимости. Напротив, Конституционный суд может пользоваться доверием других государственных институтов и общественности только в том случае, если он действительно независимый», — сказано в документе.

Администрация президента ответила, что разгон КС является единственным решением возникшего конфликта:

«Я считаю, что КСУ своим решением фактически перечеркнул свою легитимность. Вряд ли этот состав КСУ может адекватно реагировать на оценку тех законов, которые ему инициированы. Поэтому я считаю, что законопроект абсолютно адекватен», — заявил представитель президента.

Очевидно, всем участникам конфликта сразу стало ясно, что договориться по-хорошему не получится, хотя, по слухам, каждому судье предлагали по 5 млн долларов за добровольное сложение полномочий. Кроме подкупа в ход пошли угрозы: судьям прозрачно намекнули, что если они не образумятся, то их сметет улица. Но суд не только не поддался на подкуп и угрозы, но еще сильней разбушевался и пригрозил взяться за другие законы, в частности закон о земле, по которому Украина фактически распродавалась оптом и в розницу иностранцам, и закон о языке, ущемляющий права русскоговорящих граждан.

3 ноября под стенами суда собралась агрессивная толпа «активистов», которая начала бросать на территорию суда дымовые шашки. Правда, этим дело и ограничилось. Также начали копать компромат на судей, но пока без особого успеха: главе суда журналисты вменили, что тот много лет назад якобы незаконно осудил какого-то активиста, что явно не тянет на компрометирующие данные.

Разумеется, судьи не могли самостоятельно решиться на подобный демарш — за их спинами стоит группа олигарха Коломойского, у которого по требованию Евросоюза был отобран банк, а также министр МВД Аваков. Этот демарш был организован для того, чтобы, с одной стороны, ослабить ошейник Запада, а другой — вызвать политический кризис, с помощью которого удастся захватить власть. Еще весной ходили упорные слухи, что Порошенко вместе с Турчиновым планируют государственный переворот на осень, высказывается версия, что он заключил альянс с Коломойским, чтобы вместе свалить Зеленского и поддерживающего его Ахметова.

По сути разгорелась давно тлевшая война между двумя олигархами, а Конституционный суд, как и администрация президента, — всего лишь фигуры на шахматном столе.

На фоне этого внутриклассового противостояния украинской олигархии мы может наблюдать трения между американским и европейским империализмом, чьи противоречия будут неизбежно возрастать. Как дальше будут развиваться события, пока непонятно, но вполне очевидно, что ни одна из сторон уступать не собирается, а значит, дело легко может дойти до кровопролития. Многое зависит от того, насколько активным будет вмешательство Евросоюза. Если он пригрозит отменить безвизовый режим с Украиной — священную корову майданного режима — это может несколько охладить пыл администрации президента.

Украинский пролетариат пока выступает в роли пассивного наблюдателя. Ни Зеленского, который предал свой электорат, ожидавший от него прекращения войны на Юго-Востоке, ни Конституционный суд он не видит выразителем своих интересов. В принципе, это верно. Но означает ли это, что пролетарским массам объективно безразлично, какая из сил одержит верх? Думается, что нет. Если Конституционный суд действительно отменит антинародные законы, в частности «земельную реформу», то это будет прогрессивным шагом. Также пролетариат заинтересован в свержении прозападного, националистического режима. Как учил Ленин:

«Что „пролетарии не имеют отечества“, это действительно сказано в „Коммунистическом манифесте“… Но отсюда ещё не следует правильность утверждения Эрве и эрверистов, что пролетариату безразлично, в каком отечестве он живёт: живёт ли он в монархической Германии, или в республиканской Франции, или в деспотической Турции. Отечество, т.е. данная политическая, культурная и социальная среда, является самым могущественным фактором в классовой борьбе пролетариата; и если неправ Фольмар, устанавливающий какое-то „истинно немецкое“ отношение пролетариата к „отчеству“, то не более прав и Эрве, непростительно критически относящийся к такому важному фактору освободительной борьбы пролетариата. Пролетариат не может относиться безразлично и равнодушно к политическим, социальным и культурным условиям своей борьбы, следовательно, ему не могут быть безразличны и судьба его страны. Но судьба страны его интересует лишь постольку, поскольку это касается его классовой борьбы, а не в силу какого-то буржуазного, совершенно неприличного в устах с.-д. „патриотизма“».

Если бы в Украине была хоть сколько-нибудь дееспособная компартия, она могла бы попользоваться грызней между «ветвями власти» и попытаться взять власть. Но ее нет, и в ближайшее время она, как видно, не появится. КПУ была по сути разгромлена, хотя, думаю, даже сами декоммунизаторы понимали, что коммунистического у партии Симоненко лишь первое слово на вывеске. Но несмотря на тяжелые условия, настоящие коммунисты должны работать и не унывать. Всё-таки даже майданная Украина не идет в сравнение с царской Россией. Ближайшая задача украинских, как и польских товарищей, — это создание боеспособной партии, а для этого необходимо учиться и учить наиболее передовых и сознательных пролетариев.

Р. Огиенко
06/11/2020 (вторая редакция от 08/11/2020)

Про «конституционный» кризис в Украине: 2 комментария

  1. Здравствуйте. Отличная статья. Сам думал написать на эту тему, да времени не нашлось. Но, размышляя над ситуацией, пришел к аналогичным выводам. Даже добавить нечего.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s