Рабочие всё спорят

№ 04/56, IV.2021


В трудовых коллективах, бригадах, участках нормальной практикой является обсуждение текущей работы, руководства, производственного процесса в целом. Однако такие разговоры приводят всё чаще также к обсуждению политики. В обсуждении производственной деятельности спорных моментов, касающихся непосредственной работы, мало. Выводы большинства очевидны даже для новичка: видна суть «оптимизации» и реальная, а не из телевизора «культура производства». А вот в вопросах политики все куда сложнее.

Здесь обсуждения чаще проходят путем споров, иногда вялых, иногда ожесточенных. Но вряд ли найдется коллектив, где царит политическое единомыслие. Чаще всего центральная тема — это отношение к власти в стране. Пока что в подавляющем большинстве споров выделяются противники «политики Путина» и ее сторонники.

Увы, но аргументы сторон не выходят за рамки мещанских интересов, за границы местечковые и личные, преобладает внешняя, навязанная буржуазной пропагандой система мировоззрения и ценностей. Полностью отсутствует научное мышление и культура рассмотрения общественных явлений.

Трудно в пылу споров подняться выше того, что налипает на ботинки, от величины зарплаты и личных несчастий, оглянуться вокруг и оценить масштабы происходящего в обществе в целом. В том числе поэтому спорщикам не удается проникнуть в сущность политических явлений, которые всегда масштабнее жизни отдельного лица.

Избежать и роста напряженности споров не удастся, поскольку каждая из сторон в чем-то права, в чем-то ошибается. Не умея выделить важное, причинное, спорщики вынуждены цепляться за второстепенное, либо вовсе за мифы, выдумки и окончательно запутываться в собственных рассуждениях. Даже если объективные материальные интересы полемистов совпадают, мировоззренческая разносортица вызывает конфликты и озлобление.

А что такое коллектив? Трудовой коллектив — это организация трудящихся в процессе производства, можно сказать, это люди в их общем деле. Невозможно, например, представить организацию наемных рабов или организацию единоличников. Человек, вступая в буржуазные трудовые отношения, является прежде всего продавцом товара «рабочая сила». Однако приступая к коллективному производственному процессу, взаимодействуя с коллегами, обмениваясь деятельностью, он в любом случае становится частью трудового коллектива, то есть чем-то большим, чем пролетарий.

Суть настоящего коллектива трудящихся безусловно коммунистическая — товарищество. Но коллективу сложно стать в полной мере коммунистическим не только из-за экономических условий капитализма, но и без преодоления мещанского и частнособственнического сознания большинства его членов.

Между прочим, без формирования коммунистического коллектива в крайней степени затрудняется практика коммунистической партии. В ВКП(б) времён Ленина и Сталина вокруг вождей формировались коллективы соратников, отношения между этими товарищами были коммунистическими и исключали конкуренцию, карьеризм, индивидуализм.

Коллективы коммунистов, в том числе коммунистов-рабочих, отличает монолитность и организованность, тогда как коллективы пролетариата, покорно сносящего власть олигархии, отличают раздоры и внутренняя грызня. Так уж устроено классовое общество: чем сильнее внутренние раздоры, в том числе в трудовых коллективах, тем слабее общая позиция класса, тем легче противнику навязывать свою волю, тем мощнее и наглее эксплуатация и угнетение.

Единственно верный подход к разрешению противоречий в коллективах — это выход спорщиков за границы, навязанные обывательским мировоззрением. И тут необходима поистине безжалостность к своей лени ума, к влюбленности в личное мнение, к индивидуализму. Потому что под выходом за границы понимается овладение научным мировоззрением.

Если же человек в полной мере овладел наукой об обществе — марксизмом — и от спора не уйти, если промолчать нельзя, тогда спор необходимо выигрывать. Обязательно.

В пылу спора важно не терять центральную нить спора, его причину, держаться выработанного плана, не забывать, что спор чаще всего идет из-за невежества, что умнее дать противнику высказать больше, чем он сам бы хотел сказать. А поспешность парирования, предугадывание аргументов противника, срыв на эмоции, увы, сводят к нулю результат. Типа пободались и разошлись до следующего раза — это, конечно, ошибка, а значит, нуждается в обдумывании причин, в поиске прорех в собственных знаниях, в их пополнении.

Каждый спор, каждая тема спора могут быть верно разрешены. Но окончательное разрешение спора возможно только путем самостоятельного, добросовестного изучения предмета спора, путем самостоятельного спора с самим собой. Это важно не только понимать, но и донести до оппонентов.

Уважение к мнению противника не слабость, но предпосылка для победы в споре. Ведь настоящая победа в споре наступает не тогда, когда кончаются аргументы противника, а только когда разгромленный идейно противник становится сторонником. Возможно ли это? Это трудно, но возможно, во всяком случае история большевиков имеет примеры таких побед.

Если спор возникает спонтанно, то важнее, чем переспорить противника, разрешить спор внутренний, понять настоящие причины того, отчего ты лично вступаешь в спор, найти ту первопричину, что не дает промолчать. К счастью, дураков и клинических идиотов в трудовых коллективах практически нет, поэтому нет и никакой трудности для современного пролетария в оценке адекватности спорщиков, их аргументов. Это значит, что победа коммунистического мировоззрения в коллективах целиком и полностью зависит от способности коммунистов трудиться умом, научиться самим и научить товарищей. По крайней мере, если со стороны трудящихся имеется хоть капля желания разобраться и изменить жизнь.

Вероятно, многим знакомо чувство разочарования в товарище по коллективу, сообразительном и даже творческом в своей работе, но поразительно ограниченном в политике. В таких спорах очень хочется поставить точку, но когда кажется, что все позиции и стороны определены окончательно, надо помнить, что здесь и сейчас, в спорах, все не заканчивается, а лишь начинается. Хочет или нет, но он будет сталкиваться с ежедневными доказательствами своей неправоты и, пусть даже не признает это вслух в ближайшее время, будет вынужден вести спор не только с оппонентом, а со своей собственной совестью. Ведь как ни утешай себя тем, что твоим трудом и твоими мозолями создаются ценности и блага, как ни отрицай свою фактически низшую ступеньку на лестнице распределения и доступа к созданным благам, реальность не позволит обманываться.

Отсюда, пожалуй, и попытки ухода от проблем, систематическое заглушение совести алкоголем, пошлятиной, самозакапывание от социальной жизни в кружковые интересы типа рыбалки, футбольного фанатства, каких-то специфических занятий — это так похоже на поведение страуса в опасности.

Почти такая же картина у близких к пенсионному возрасту, мечтающих поскорее «свалить из дурдома», каким сделали предприятия менеджеры и рынок, а ведь понимают, что за проходной не ждет ничего хорошего. Даже напротив, расставшись с работой и коллективом, освободившись от дебильной системы на производстве, большинство совершит лишь переход в состояние овощей на грядке. Потому что занять появившееся свободное время какими-то увлечениями можно лишь на короткий период. Затем — пустота с телевизором, бессилие одиночек и вполне заслуженные сожаления о «бесцельно прожитом».

Объективный рост споров внутри трудовых коллективов отражает накопление количества вопросов, нуждающихся в разрешении, разношерстность заблуждений в политике выражает лишь рост стихийных попыток разобраться. Но насколько безуспешны попытки решения существующих проблем в стихийно-мещанском ключе, настолько же успешной станет пропаганда коммунистов при условии их победы над своими внутренними противниками — умственной ленью, невежеством и раздолбайством.

«…Тождественен или противоположен пролетарий и рабочий. И тождественен, и противоположен, как всё в объективной диалектике. Это конкретный случай диалектического единства, и его развитие происходит в рамках единства, тождества и противоположности, т.е. борьбы мелкого шкурника и единственного созидателя всех богатств цивилизованного общества в сознании каждого конкретного пролетария…».

Мне кажется, важно выделить в фразе В.А. Подгузова указание на борьбу в сознании. Не борьбу за сознание, не борьбу за симпатии, за поддержку или сочувствие, а именно борьбу в сознании каждого конкретного пролетария.

Понимая, что найдутся желающие поиграть со смыслом фразы, подгоняя ее к своему уровню понимания, стоит подчеркнуть, что предлагается не отказ от борьбы за симпатии, за поддержку или сочувствие трудящихся. Здесь выделен важнейший фактор борьбы, без наличия которого бессмысленно рассуждать о симпатиях, поддержке и прочем.

Разве новость, что левые часто рассуждают примерно в таком ключе: я лично не какой-то теоретик-ученый, я решительный практик, сколько там диванные революционеры бумажную пыль ни поднимают, именно деятельность таких, как я, смело и громко протестующих против капитализма, сдвинет когда-нибудь массы пролетариата на революцию. А они лишь оторванные от народа сектанты, догматики и т.д.

Что тут ответить? Персонажи типа шолоховского Щукаря не новость, и в общем вреда от них мало, опять же, пока они не набирают критическую массу, пока щукарей не становится слишком много, пока они не порождают хрущевину. Сейчас же, в буржуазной РФ, у них нет никаких шансов на размножение. Сейчас их нишу прочно заняли петросяны, камедиклабовцы и прочие уральские пельмени.

А серьезным людям, рабочим, несерьезно дурью маяться, нам необходимо работать головой, а не каску на прочность проверять.

В. Волков

12/04/2021

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s