Ещё раз о «составных частях» марксизма

№ 06/58, VI.2021


Один критик упрекает прорывцев в том, что мы не желаем включать в состав марксизма буржуазную политэкономию. Ссылается на фразу Ленина из введения статьи «Три источника и три составные части марксизма» и на определения политэкономии Энгельса из «Анти-Дюринга» и Сталина из «Экономических проблем социализма в СССР».

Критик считает, что наша позиция повторяет позицию… Бухарина и экономиста Ярошенко, которые считали, что задачей коммунизма является лишь организация производительных сил. Дескать, раз мы не желаем считать политэкономию частью марксизма, значит, можно нам приписать любые экономические воззрения, снабдив их для пущего эффекта ссылкой на оппортунистов и врагов народа.

Проблема в том, что такие критики не желают вникнуть в нашу позицию, они лишь обуреваемы страстью разоблачения.

Ещё в далёком 2013 году Валерий Алексеевич в статье «Как сторонники на словах НАУЧНОГО коммунизма воюют против НАУЧНОГО централизма» подробно разбирал свойственное позднесоветским учебникам догматическое понимание источников и «составных частей» марксизма.

Наш критик, идя по проторённой дорожке большинства советских «марксистов», не желает понимать, 1) что статья Ленина была опубликована в 1913 году в легальном, подцензурном журнале; 2) что статья Ленина написана для рабочих и партийцев, которые только вставали на путь знакомства с теорией марксизма; 3) что Ленин для упрощения подачи материала воспользовался историческим методом, показав связь между высшими достижениями буржуазной культуры и марксизмом, который их научно переработал и преодолел в строгом соответствии с диалектикой, то есть путём отрицания.

Наш критик ссылается на то, что Ленин написал:

«На этих трех источниках и вместе с тем составных частях марксизма мы вкратце и остановимся».

Можно цепляться к отдельным словам и вывести из них известное дробление теории марксизма, которое было предпринято корпусом философов и экономистов СССР, а можно вникнуть в суть написанного Лениным, причём не только в этой краткой статье. Попытаться освоить марксистскую теорию в целокупности. Наши критики приняли путаницу, которую учинили из карьерных соображений философы и экономисты СССР, за чистую монету. И носятся с ней.

Итак, в первой части статьи Ленин пишет:

«Углубляя и развивая философский материализм, Маркс довёл его до конца, распространил его познание природы на познание человеческого общества».

Иными словами, философский материализм Маркса первичен по отношению к познанию общества.

Исторический материализм является уровнем развития диаматики, то есть диаматикой, приложенной к познанию общества. Поэтому, к слову, термин «материалистическое понимание истории», по крайне мере в русском языке, оказывается более точным, чем предложенный Энгельсом, поддержанный Лениным и Сталиным «исторический материализм».

В самом начале второго раздела своей статьи Ленин пишет, что после открытия законов общественного развития объективно возникла потребность в исследовании экономического строя, то есть производственных отношений, так как они являются базисом. Ленин заявляет, что буржуазная политэкономия дала Марксу лишь начало трудовой теории стоимости.

Стоит ли говорить, что содержание марксистской теории по вопросу экономического строя капитализма и тем более по вопросу построения коммунизма бесконечно далеко от содержания буржуазной политэкономии? В какой степени теорию расширенного воспроизводства общества как главного объекта теории и практики коммунизма корректно называть чисто эксплуататорским по значению слов термином «политическая экономия»?

Никто не спорит с утверждениями Сталина и цитатами Энгельса в «Экономических проблемах социализма в СССР» о том, что марксизм изучает как специфические законы отдельных формаций, так и общие законы развития общества, в том числе экономические. В данном случае мы лишь предлагаем отказаться от неверных терминов «политическая экономия социализма» и «марксистская политэкономия», смысловое значение которых ничего, кроме недоразумений, не вызывает.

Так в каком отношении, по мнению наших критиков, находятся философия марксизма (то есть диаматика и её продукт — материалистическое понимание истории) и открытые Марксом на основе критики буржуазной политической экономии законы капитализма? В каком отношении, по мнению наших критиков, находится философия марксизма и марксова теория построения коммунизма, разработанная на основе анализа всех эксплуататорских формаций и даже первобытного коммунизма? Если всё это, действительно, составные части марксизма, значит, из одной части выводится вторая часть, а из второй — третья. Бывает ли так, что из одной части целого выводятся другие его части?

Разговор о неких составных частях марксизма имеет хоть какой-то смысл только в сфере дидактики подачи материала. То есть текст о марксизме, как науке в целом, для простоты восприятия можно условно разделить на составные части. Если же говорить о самом марксизме, то философия марксизма, то есть диаматика, относится к экономической и политической теориям марксизма, как исходная методология и теоретическая база. Как некоторый фундаментальный базис.

Дело в том, что кроме этой отдельной фразы Ленина, в его наследии ничего не указывает на подобную постановку вопроса. Зато любители этой фразы выкидывают из «составных частей» марксизма, например, учение о классовой борьбе.

Причём настоящие большевики, говоря о «составных частях», отдавали себе отчёт в том, что это лишь условная специализация. Так, например, Каганович в речи про Институт красной профессуры отмечал:

«ИКПист должен специализироваться в своей области, но каждый ИКПист – партиец, большевик, марксист-ленинец, и мы не можем делать так: вот готовится экономист — он должен исключительно заниматься экономикой; вот готовится философ — его удел только философствовать и т. д. Мы боремся против такой „специализации“.

На деле существуют неразрывные составные части единой марксо-ленинской учебы. Разумеется, специализация есть, и она нужна. В каждом институте нужно установить основное, от чего нужно отправляться, главное, чем нужно заниматься по преимуществу. Но нельзя доводить специализацию до абсурда. Нельзя забывать, что все эти специальности находятся в жизни во взаимодействии, все они неразрывно между собою связаны.

Партия требует конкретного подхода, ясной целеустремленности в теоретической работе. Проводя борьбу с разрывом между практикой и теорией, борьбу на два фронта — с делячеством, узким практицизмом — с одной стороны, со схоластикой, формализмом – с другой, партия требует от теоретических кадров углубленного изучения марксо-ленинской теории и тактики и теснейшей увязки практики с теорией, увязки теоретической учебы со всем опытом и задачами социалистического строительства».

Или вот в постановлении ПБ ЦК ВКП(б) речь идёт о совсем других «составных частях», нежели о которых толкуют наши критики-буквоеды:

«Создавая „Курс истории ВКП(б)“, ЦК ВКП(б) ставил своей задачей дать такое руководство по теории и истории ВКП(б), в котором были бы воссоединены в одно целое искусственно расщепленные составные части единого марксистско-ленинского учения — диалектический и исторический материализм и ленинизм, а исторический материализм был бы связан с политикой партии, — руководство, в котором было бы показано неразрывное единство, целостность и преемственность учения Маркса и Ленина, единство марксизма-ленинизма, и изложено то новое, что внесено Лениным и его учениками в марксистскую теорию на основе обобщения нового опыта классовой борьбы пролетариата в эпоху империализма и пролетарских революций».

Как видно, здесь под искусственно разделёнными составными частями понимается уже диалектический материализм, исторический материализм и ленинизм.

Если же внимательно, углублённо изучать марксистско-ленинскую теорию и вчитаться несколько раз в статью Ленина, то ясно, что данное Лениным искусственное разделение на составные части носит учебно-дидактический характер. Если же следовать такому подходу, то можно сказать, что условными составными частями при освоении теории марксизма являются: 1) диаматика, в том числе материалистическое понимание истории, 2) диаматическая критика политической экономии, доведённая до положительного изложения теории построения коммунизма, и 3) учение о классовой борьбе.

Все эти «составные части» содержаться буквально в каждой работе классиков и в каждой работе настоящих марксистов. Однако с точки зрения знакомства и изучения диаматика наиболее развёрнуто изложена прежде всего в трудах «Анти-Дюринг», «Материализм и эмпириокритицизм», «Анархизм или социализм?», «О диалектическом и историческом материализме», «Марксизм и вопросы языкознания» и философских работах В.А. Подгузова. Диаматическая критика политической экономии, доведённая до положительного изложения теории построения коммунизма, представлена прежде всего в трудах «Капитал. Критика политической экономии», «Критика готской программы», «Экономические проблемы социализма в СССР» и в соответствующих статьях о коммунизме В.А. Подгузова. Учение о классовой борьбе осваивается прежде всего в ходе изучения практики классовой борьбы, особенно в условиях после взятия власти большевиками. Это самая сложная с точки зрения освоения «составная часть», которая охватывает великое множество работ классиков. На мой взгляд, наиболее продуктивное знакомство с этим учением дают работы Сталина о стратегии и тактике коммунистов (5 — 6 тт. СС) и, конечно, «Краткий курс».

А. Редин
30/06/2021

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s