О расизме, толерантности и интернационализме

№ 06/58, VI.2021


5edac7eed7b22.image_

Воспитание расистов — дело простое и достаточно выгодное классу предпринимателей, так как расизм разобщает трудящихся, препятствует их организации. Расизм одной нации часто порождает ответный расизм других наций, распространяясь подобно вирусу. Капитал сильно перемешал все народы, и уже не осталось крупных стран с расово однородным населением, так что почва для разведения расистов имеется более чем плодородная. Вопрос лишь в том, почему массы наёмных работников так легко впадают в расовые предрассудки и поддаются расовой пропаганде.

Не лучше выглядит и толерантность — вывернутый наизнанку расизм, которым так щедро пичкает официальная пропаганда «западных демократий». Расисты считают свою «расу» высшей, а другие — низшими и открыто об этом заявляют. Толерасты же на словах бичуют расизм, но, каясь, преклоняя колени, ведут себя как лицемерные расисты.

Взгляды рядовых расистов и толерастов — это взгляды не передовых, продвинутых людей, а наивных простаков, которыми умело манипулируют. Расизм разобщает пролетариат в открытой форме, а толерантность — в скрытой. Расизм — это открытая ненависть к людям другого цвета кожи, разреза глаз, культуры и т.д. А за обаятельным лицемерием толерантности скрывается не только расистское снисхождение, порождающие ответный расизм, но и чудовищная сверхэксплуатация мигрантов, которая приводит к усилению эксплуатации местного населения и, как следствие, опять же к росту расизма.

Стоит понимать, что отрицательное отношение населения к мигрантам обусловлено в первую очередь не различием культуры, воспитания, языка и т.д., а конкуренцией на рынке труда. За счёт почти дармовой рабочей силы мигрантов капиталисты повышают норму прибыли и снижают реальное содержание заработной платы на рынке труда в целом. Поэтому было бы крайне наивно считать, что капитал не будет постоянно стремиться понизить стоимость рабочей силы, разбавляя и постепенно заменяя местное население мигрантами из бедных стран. Попросту говоря, местные пролетарии обходятся дороже приезжих, забитых и бесправных, именно поэтому коренное население богатых капиталистических стран сокращается, а потоки миграции вместе с расизмом растут.

Если когда-то респектабельный расизм сегодня абсолютно справедливо ассоциируется с погромами, сегрегацией, лагерями смерти, то толерантность пока ещё не саморазоблачилась. Толерантность должна ассоциироваться с бытовками, подвалами, хостелами, в которых ютятся бесправные пролетарии-мигранты, пока «средний класс» спорит о нюансах слов и жестов.

Толерантность, как и другие подобные формы буржуазной пропаганды, является подобием регулятора радио, подкрутив который, настраивают ту или иную волну. Сначала с помощью манипуляций и истерии из обывателя делают пушечную котлету, которую пускают в расход во славу нации, а потом под гоготание СМИ заставляют преклонять колени и просить прощения за грехи прошлых поколений.

На протяжении многих столетий африканцы нещадно эксплуатировались европейскими плантаторами, позже к ним присоединились американские рабовладельцы, которые дошли до того, что запретили вывоз рабов из Африки в США, чтобы на своих плантациях самим заниматься их разведением и продажей. Именно такое отношение было у «белых людей» к африканцам. И не стоит думать, что у англичан, французов, бельгийцев, испанцев, португальцев было какое-то иное отношение к африканцам и не только к ним. Но массам это отношение по большей части навязано искусственно, а вот имущим классам присуще органически, ведь оно было следствием удовлетворения их экономических интересов. При колониализме превосходство белой расы над другими целенаправленно пропагандировалось для того, чтобы обосновать жесткую эксплуатацию африканцев, индейцев, индийцев и др. Разумеется, это порождало и обратную реакцию.

Но своеобразная ирония состоит в том, что ни капиталисту, ни феодалу, ни рабовладельцу не важен ни цвет кожи, ни разрез глаз, ни прочие различия, вопрос лишь в величине прибавочного продукта, который приносит зависимое лицо. Иными словами, африканцы, азиаты, латиноамериканцы эксплуатировались, угнетались, унижались не из-за своей расы, а как расходный пролетарский материал. Они представляли особый экономический интерес, поэтому стали объектом «расового отношения».

Сегодняшние же габино и чемберлены обосновывают вместо расизма толерантность, потому что буржуазия богатых стран убеждена, что именно через насаждение толерантности она, с одной стороны, ассимилирует иностранную рабочую силу, с другой стороны, возбудит и направит взаимную неприязнь и агрессию пролетариев в выгодное для себя русло.

Первые шаги в преодолении идейной ограниченности расизма и толерантности заключаются в понимании того, что при капитализме разрешить национальные, расовые, религиозные противоречия невозможно в принципе, потому что деление человечества на нации и культуры есть одно из коренных условий существования буржуазных производственных отношений. Если исчезнут социальные различия между народами, то возникнет единый рынок труда и понизится степень эксплуатации, а значит, снизятся прибыли олигархии.

Пролетариат различных рас и национальностей натравливают друг на друга в том числе потому, что националистические, расовые, гражданские войны есть один из самых эффективных способов сдерживания развития слабых стран.

Причина же, по которой массы населения так легко впадают в расизм и национализм, кроется в законе неравномерного развития капитализма и классовых обществ вообще. Искусственное торможение развития стран и целых регионов, т. е. обращение в рабство, колониализм, навязывание торговых договоров и свободного рынка, свержение неугодных правительств и т. д., делает одни нации и расы более богатыми и развитыми, а другие — бедными и отсталыми. Разумеется, обыватели богатых стран испытывают дискомфорт от столкновения с чужеземным, как им кажется, бескультурьем мигрантов. С другой стороны, мигранты в богатых странах испытывают дискомфорт от столкновения с хамством местных. В такой ситуации пропаганда национализма или насаждение толерантности получают благодатную почву для роста бытового и даже политического расизма.

Коммунисты считают, что пролетарий не может считаться сознательным, пока он не отбросит все расовые, национальные и прочие предрассудки, вместе с толерантностью, космополитизмом, плюрализмом. Пролетарий не может быть сознательным, пока он не усвоит основные выводы марксизма-ленинизма, неотъемлемой частью которого является интернационализм. Лозунг на гербе СССР «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» — это лозунг освобождения труда от оков капитала, освобождения всего человечества. Интернационализм — это такая же историческая неизбежность, как и коммунизм. Чем скорее пролетарии придут к осознанию этого, тем лучше.

Пролетарии всех рас и наций рано или поздно осознают, что культурные, языковые и другие различия не могут и не должны вызывать конфликты и рознь. Конфликты и рознь вызывают частные отношения собственности, а не биологические или культурные различия. Какими бы безусловными эти различия ни казались, со временем они потеряют своё социальное значение. Действительно безусловным является только то, что в буржуазных странах пролетариат не владеет средствами производства, а значит, лишён будущего. Он не принадлежит самому себе, сам не может решать свою судьбу.

Для африканца, работающего на белого фермера в ЮАР, не имеет объективного значения, какой цвет кожи у фермера. Это прекрасно понимают как минимум те африканцы, которые хотят занять место белых фермеров, целенаправленно разжигая африканский расизм, призывая к убийствам белых. Белые, в свою очередь, не остаются в долгу. Конечно, исторически претензии африканцев в ЮАР выглядят вполне справедливыми, но, к сожалению, пока это лишь спор «хозяйствующих субъектов», в котором разменной монетой являются сами африканские пролетарии. Их положение существенно не изменится при любом исходе. Действительно прогрессивными и передовыми являются те пролетарии и интеллигенты, которые понимают такие вещи и разъясняют, что пролетарию плевать на цвет кожи фермера, для пролетария важна в первую очередь организация на основе своего авангарда — коммунистической партии, способная привести его класс к власти, чтобы у него не было хозяина вообще. И всё это касается не только африканских пролетариев, но и вообще всех пролетариев во всём мире.

А что же мы имеем сейчас? Что мы сейчас видим? Мы видим, как буржуазная пропаганда, барахтаясь и изгаляясь, извращает в угоду политической конъюнктуре историю и культуру, пытаясь насадить толерантность. И это особенно отчетливо видно на примере западного кинематографа.

Взять, например, британский военный фильм «1917», события которого разворачиваются на западном фронте во время Первой мировой войны. С самого начала просмотра обращаешь внимание на то, что на передовой в английской армии наряду с солдатами-англичанами находятся и солдаты-африканцы, а в середине кинокартины в одном грузовике с англичанами едут и индийские солдаты, которые разговаривают со своими английскими коллегами фактически на равных, как друзья или хорошие знакомые…

Можно найти много информации относительно английской армии во время Первой мировой войны, но если отбросить все возможные притянутые за уши доводы и домыслы, то англичане не использовали на западном фронте части, состоящие из африканских солдат. Помимо дивизий метрополии на западном фронте в состав английской армии входили части АНЗАК (Австралийский и новозеландский армейский корпус), дивизии британских доминионов Канады, ЮАС, а также Индии.

Во время Первой мировой войны на западном фронте французская армия активно использовала против немецкой армии части, состоящие из африканцев. Французы пытались таким образом восполнить свои убывающие мобилизационные ресурсы. США, вступив в войну на стороне Антанты, отправили на Западный фронт экспедиционный корпус, в составе которого были части, укомплектованные афроамериканцами. Но и во французской армии, и в армии США части, состоящие из африканцев и их потомков, были отдельными, они не были смешанными с европейцами и белыми американцами, зачастую имели свою униформу и свои знаки отличия.

Создатели фильма «1917» пытаются сложить у зрителя впечатление, что во время мобилизации в Англии наравне с самими англичанами призывали в армию и африканцев. Что само собой ведет к выводу, что африканцы в то время составляли значительную часть населения туманного Альбиона.

По сюжету фильма два солдата должны добраться до Девонширского полка, чтобы передать его командиру приказ об отмене наступления. Так, в начале фильма, когда начинается продолжительная съёмка одним кадром, уже можно заметить, как солдаты-африканцы непринужденно сидят в окружении солдат-англичан.

И под конец фильма нам тоже показано, как африканцы наравне с англичанами несут все невзгоды отмененной атаки.

Читатель, набрав в поисковике Яндекса запрос «рабы в бельгийском Конго», увидит, что из себя представляло рабство и каким было наказание рабов на начало 20 века. В фильме же «1917» нам показана прям-таки братская обстановка, когда и англичанин, и африканец, и индиец, плечом к плечу терпя невзгоды, воюют против немцев.

В этом заключается убогость капиталистической пропаганды. Историческими манипуляциями искусственно и целенаправленно затушевывается хищническая суть войны, суть капитализма и его прошлое. Обывателю вбивается в голову, что, оказывается, никакой эксплуатации вроде как бы и не было, европейцы не эксплуатировали и не угнетали африканцев, а война велась не за право доить колонии. А это, на минуточку, 1917 год, то есть фактически пик колониализма. В то время европейцы продолжали открыто нещадно эксплуатировать коренных жителей своих колоний. В фильме же жители этих колоний показаны как равные европейцам, тогда как в действительности ни о каком равенстве, даже юридическом, тогда не могло быть и речи.

Другой пример: в экранизации произведения Виктора Гюго «Отверженные» антагонист главного героя Жана Вальжана, инспектор Жавер, — африканец. Это выглядит абсурдно, если учесть, что события романа происходят во Франции в первой половине 19 века.

Особенно колоритно смотрится момент, когда закованный в цепи европеец Жан Вальжан стоит перед африканцем Жавером.

Такое переиначивание должно вызывать отрицательные отношение прежде всего у самих африканцев, так как им показывают, что их предки не особо-то и страдали и были фактически наравне с белыми. Поэтому ещё не один раз необходимо повторить — процесс окончательного преодоления фашизма, расизма, ксенофобии может начаться только тогда, когда люди всех рас и национальностей начнут осознавать, что причиной, по которой эти варварские пережитки имеют место быть, являются возникшие на заре становления человеческой цивилизации отношения частной собственности, которые и приводят к войнам, закабалению, истреблению.

Конечно, актерам платят деньги за их работу и им нужны роли для их карьеры, но эти роли, когда они не к месту, нелепы. Такими же нелепыми были бы роли белых актеров-европейцев, если бы в фильме про зулусского правителя Чаку в его армии каждый десятый воин с щитом и набедренной повязкой был бы белым. Неплохой сюжет для стендапа, чтобы высмеять нелепость происходящего в западном кино.

В целом же можно подвести итог, что расизм, ксенофобия, шовинизм, толерантность, космополитизм и другие подобные идеологии и принципы служат для разобщения пролетариата. Никакого глубинного смысла в них нет и быть не может. А если кто-то пытается этот глубинный смысл им придать, то это будет таким же бредом, как и арийские сверхлюди Гитлера или роль Анны Болейн, которую сыграла актриса негроидной расы. Интернационализм противостоит всему этому безумию и всей этой идиотии.

Последствия экономических кризисов становятся для пролетариата всё тяжелее и тяжелее, усложняя работу буржуазным прохиндеям-пропагандистам. Насаживание толерантности во многих странах уже фактически провалилось, так как уже многим очевидно, что оно вызывает всё большую обратную реакцию.

Полностью лживая (она не может быть иной) антисоветская пропаганда никогда не скажет, что СССР был первой в истории человечества страной, реализовавшей практические действия по устранению национальных противоречий. Действия, которые были направлены не на временное примирение враждующих наций, а на полное устранение этой вражды. Это был не хаотичный рыночной подход, в котором можно сегодня нации примирить, чтобы завтра их снова натравить друг на друга, а это был подлинно научный подход, который сейчас всячески пытаются принизить и охаять. Причём у нас стараются все — от либералов до президентов.

В результате ленинско-сталинской национальной политики все народы СССР получили толчок к развитию культуры, национальной по форме и коммунистической по содержанию. А ведь гнет царской власти и национальные предрассудки в старой России были не меньшие, чем в США.

Но чтобы стать интернационалистом, необходимо изучать марксизм-ленинизм, в противном случае ушлая буржуазная пропаганда обязательно собьет с толку, склонив в ту или иную сторону. Не стоит сомневаться — за интернационализмом будущее, так как расизм вкупе с толерантностью уже сейчас вызывает всё большее и большее отвращение у действительно думающих людей, и количество людей, которые могут выйти за рамки навязанных буржуазных пропагандой пещерных представлений об обществе, увеличивается, что является несомненным движением в сторону коммунизма. Поэтому уже сейчас у коммунистов становится всё больше и больше работы, так как главная задача заключается в объединении передовых пролетариев и интеллигентов с целью создания коммунистической партии. Но чтобы эта партия была действительно коммунистической, а не очередным клоном КПРФ или РКРП, она должна строиться на принципах научного централизма, то есть на основе развития ленинской теории партийного строительства с учётом опыта побед и поражений коммунизма в 20 веке. Научный подход в конце концов победит варварство и анархию, других путей нет.

П. Равдин
17/06/2021

О расизме, толерантности и интернационализме: Один комментарий

  1. Поздравляю автора с публикацией! Очень толковая статья, спасибо.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s