О революционной ситуации в Колумбии

№ 07/59, VII.2021


Colombia Protest

Колумбия… вряд ли нашему человеку что-то известно об этой далекой латиноамериканской стране. История независимой Колумбии, сбросившей вместе с другими колониями владычество испанской короны, относительно коротка (независимость провозглашена в 1819 г.), но чрезвычайно богата событиями, главным образом гражданскими войнами. В 1860 г. началась двухлетняя война, окончившаяся победой повстанцев, выступающих за ослабление центральной власти в пользу автономий. Затем последовала Тысячедневная война (1899—1902), в ходе которой Панама, при поддержке США, отделилась от Колумбии. Середина ХХ века истории этой многострадальной страны получила наименование Ла Виоленсия (от испанского «насилие»). После убийства кандидата в президенты от Либеральной партии Хорхе Эльесера Гайтана 9 апреля 1948 г. последовали массовые беспорядки, которые распространились по всей стране и унесли жизни около 300 тысяч колумбийцев. Вооруженное противостояние между Либеральной и Консервативной партиями (эдакая партия «слона» и партия «осла» по-колумбийски) утихло лишь в 1958 г., а начиная с 1964 г. в Колумбии идет новая гражданская война, теперь уже между правым, фашистским по сути правительством и левыми повстанцами.

Основными силами левых стали Революционные вооружённые силы Колумбии — Армия народа (ФАРК) и Армия национального освобождения (АНО). Это многолетнее вооружённое противостояние продолжается до сей поры. В 2016 г. между ФАРК и правительством было подписано соглашение о прекращении огня, которое вероломно нарушил победивший в 2017 г. на выборах ультраправый президент Иван Дуке, за спиной которого стоит экс-президент Урибе, известный громкими скандалами о связи с наркобаронами и отрядами «парамилитарес» (ультраправые эскадроны смерти). Урибе также известен тем, что в период его президентства тысячи колумбийцев, не имевших никакого отношения к повстанцам, были убиты военными и выданы за повстанцев, убитых ими в бою, с целью получения денежного вознаграждения и продвижения по службе, так как за членов ФАРК назначалась награда.

28 апреля в Боготе, столице Колумбии, и в ряде других крупных городов страны началась национальная акция, сопряженная со всеобщей забастовкой против налоговой реформы правительства Ивана Дуке, которая быстро переросла в народное восстание бедняцкой молодежи против проамериканского фашиствующего режима.

Центром протестов стал город Кали — третий по величине город, насчитывающий более двух миллионов жителей. Это родина колумбийской независимости, там началась война против испанского владычества. До недавнего времени он был на первом месте по уровню занятости и экономической активности из пяти главных городов страны. Так было до начала пандемии. Уровень бедности в Кали вырос примерно в два раза даже по сравнению с другими городами. В окрестностях происходят сдвиги в агропромышленном секторе: капиталисты стремятся заменить традиционное производство кофе на выращивание сахарного тростника, что означает для крестьян сгон с земли и превращение их в рабов плантаторов. Тысячи беженцев из сельских районов наводнили Кали.

Особенно сильно кризис ударил по молодежи, которая и стала главной движущей силой протестов, фактически принявших в Кали характер народного восстания. Были полностью остановлены фабрики, блокированы въезды и выезды из города, вместе с тем налажена сеть народных комитетов, которые на несколько дней по факту взяли власть в свои руки. Восстание в Кали носило политический характер, его участники требовали отставки местной власти, а затем и президента Дуке. Фашистский режим бросил всю свою репрессивную мощь на восставший Кали. В город был двинут мобильный полицейский эскадрон, известный в Колумбии, выражаясь языком буржуазной политологии, «нарушением прав человека». В составе эскадрона были бронированные машины, включая танкетки, оснащенные вооружением для стрельбы гранатами с газом и другими поражающими средствами, а также армейские вертолеты. В Кали отключали электричество и интернет. Велась стрельба на поражение. Полицейские стреляли и по врачам медицинской службы, организованной народными комитетами. Самым кровавым выдалось 3 мая, в негритянском предместье Кали разгорелось уличное побоище между полицейскими и демонстрантами, собравшимися почтить память убитых. 9 мая в Кали и других мятежных городах президентским декретом власть перешла в руки военной администрации. Штурм Кали возглавил главнокомандующий армией генерал Сабатеро, известный в Колумбии как организатор самых страшных карательных операций против повстанцев, включая налет на территорию Эквадора в 2008 г., когда был убит второй по рангу командир ФАРК Рауль Рейс, ключевая фигура в мирных переговорах.

Активную роль в росте протестного движения играют коренные индейцы, общая численность коих составляет более двух миллионов человек. В первый же день забастовки индейцы народности мисах вошли в город Кали и свергли с пьедестала памятник ненавистного им конкистадора Себастьяна де Белалькасара. А региональный индейский совет начал мирный марш на Боготу.

Что касается вооруженных повстанческих организаций типа ФАРК, то они соблюдают условия прекращения огня, предоставляя инициативу мирным протестам.

Отмена налоговой реформы уже не могла успокоить народ. Протестующие пошли дальше и стали требовать пересмотра условий санитарной ЧС, отмены пенсионной реформы, реформы здравоохранения, трудового законодательства, прекращения приватизации образования. А также роспуска кровавых спецподразделений полиции по борьбе с беспорядками, демилитаризации городов, наказания виновных в убийствах протестующих, число которых по официальным данным составляет 25 человек, а по неофициальным — свыше 80. Кроме тысячи раненых, сотни людей числятся пропавшими без вести, которые на самом деле, вероятнее всего, похищены полицейскими и либо убиты, либо тайно содержатся в тюрьмах.

Протесты продолжаются и сейчас. Так, 20-го числа прошли почти 200 акций протеста в столице и еще 26 в департаментах страны. Лидеры профсоюзов Колумбии призвали граждан вновь выйти на улицы 21 июля. На этот день в конгрессе была запланирована презентация законопроектов, подготовленных протестующими на основе чрезвычайного документа, составленного после протестов 2019 года и не получившего внимания правительства.

Колумбия имеет огромное стратегическое значение для США, недаром проводились попытки включить эту страну в состав НАТО вопреки его уставу. Значение определяется соседством Колумбии с Венесуэлой, Панамой, через которую проходит межокеанский канал, бразильской Амазонией с ее крупнейшими запасами пресной воды, а также с Никарагуа, с которой Колумбия делит потенциально нефтеносный шельф и с которой имеет территориальные споры. Всё это позволяет использовать Колумбию с ее мощной (относительно стран Латинской Америки) военной машиной как форпост американского империализма в регионе. Колумбийскийское фашистское правительство есть марионеточное правительство США.

Понятно, почему мировые «независимые» СМИ попытались замолчать народные протесты в Колумбии, министр иностранных дел колумбийского режима Клаудио Блу заявляла, что в стране ничего не происходит, кроме очередного выступления террористов и экстремистов. Но ситуация изменилась. Республиканца Трампа, которого открыто поддерживал колумбийский режим, сменил демократ Байден, и в рядах Демократической партии немало тех, кто считает целесообразным заменить в Колумбии откровенно фашистский режим на нечто более благопристойное. Здесь важную роль сыграли американские протесты BLM. Американским империалистам стало несколько неудобно поддерживать полицейский террор в других странах, в то время как сами США содрогаются от волн возмущений и требований упразднить полицейский аппарат. Но есть еще и другой наиболее важный фактор, сдерживающий американского хищника, — Китай. Колумбия является вторым крупнейшим партнером КНР, китайские предприятия принимают активное участие в строительстве во всех областях в этой южноамериканской стране. Обращение Си Цзиньпина к колумбийскому народу в связи с борьбой против коронавируса, которое состоялось 21 марта 2021 г., транслировали по всей стране. Понятно, что грубое вмешательство США во внутренние дела Колумбии будет означать столкновение с Китаем.

По данным Всемирного банка за 2018 г., 28% населения страны находятся за чертой бедности. На фоне мирового экономического кризиса, усугубленного пандемией, колумбийский режим попытался переложить все тяготы на плечи трудящихся масс, но не ожидал, насколько мощным окажется протест. «Гроздья гнева» зрели долго и принесли свои плоды. Трудящиеся Колумбии проявили политическую зрелость, организовав собственные органы власти. Но мы, увы, не видим руководящую и направляющую руку коммунистов в протестах. Ничего не слышно о Колумбийской коммунистической партии, участие ФАРК также не заметно, коммунисты не смогли стать организующей силой для восставших трудящихся масс, они действуют стихийно, без четкой организации и плана. И в этом главная проблема. Пусть фашистский режим будет свергнут или же заменен вашингтонской администрацией на более цивилизованный, это облегчит страдания трудящихся Колумбии, но не устранит их, ибо никуда не денется капитализм вместе со всеми своими «прелестями», как то: наркоторговля (которой «славится» Колумбия), коррупция, нищета и невежество масс, общая деградация. В Колумбии сейчас идеальная революционная ситуация: массы не хотят жить по-старому, а верхи не могут управлять по-новому. В случае успешной революции страна не окажется в изоляции: ей будет помогать просоциалистическая Венесуэла и Куба, а также Китай. Но революционная ситуация есть, а партии большевистского толка нет.

Сейчас уже очевидно, что мирное соглашение, подписанное ФАРК в Гаване с правительством, было ошибкой. Организация разоружилась, легализовалась, потеряла определённый авторитет и не смогла возглавить ни общенациональный народный протест, ни восстание в Кали.

События в Колумбии в очередной раз демонстрируют ту марксистскую истину, что тщетны упования наших левых на стихийную самоорганизацию масс, нелепы надежды сёминцев, что стоит грянуть катастрофе, массы потеряют всё и тут же, революционизировавшись, выдвинут вождей, организуют партию снизу, возьмут власть и начнут строить коммунизм. Стихийная самоорганизация масс крайне ограничена и локальна. Массы по-прежнему мыслят сугубо локальными категориями, не поднимаясь выше сиюминутных потребностей. Они не понимают, что одним лишь свержением режима Дуке и перераспределением доходов в пользу трудящихся проблемы капитализма не решить.

Вот почему левым у нас, в России, пока условия позволяют, нужно не тратить драгоценное время на беготню по митингам, не плясать вокруг профкомычей, не пытаться встроиться в хвост либеральных протестов, а изучать марксистскую науку, ковать кадры будущей партии, наконец, создать эту партию, и создавать ее следует на принципах научного централизма. Потому что, как показывает практика, партия, построенная на принципах ненаучного (демократического) централизма, рано или поздно заражается оппортунизмом и сгнивает, бросая рабочий класс на произвол судьбы.

Все эти крики и стоны о репрессивности «путинского режима» следует воспринимать как левацкую истерику и пропускать мимо ушей. У нас, в отличие от колумбийских товарищей, отличные условия для работы. Поэтому нужно не заниматься игрой в революционеров, не оправдывать собственную лень и невежество, а работать и работать, прежде всего над самим собой, ковать свою политическую компетентность и характер. Бесхарактерные нюни рабочий класс не возглавят и революцию не сделают.

Колумбийские репрессии обнажают кровавый оскал буржуазии и империализма.

Р. Огиенко

29/07/2021

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s