О прорывофобии левых

№ 11/63, XI.2021


Если спросить у рядового левого, в чем конкретно не правы прорывисты, он, вероятнее всего, не сможет выдать предметной критики нашей позиции. Потому что свое мнение о «Прорыве» он строит не на публикациях журнала, а на том впечатлении, которое он получил, где-то когда-то краем уха услыхав, что прорывисты — «сектанты», «не любят рабочих» и вообще «токсичные». Последний пункт обвинения совсем уж детсадовский и лишний раз демонстрирует, что так называемое российское левое движение представляет собой «тусовочку», о чем мы писали не раз.

Весь списочный состав левых знает о существовании «Прорыва» и теории научного централизма, но старательно игнорируют её содержание. Между левацкими группами существует своего рода негласный «антипрорывистский пакт» — солидарность, суть которой в том, чтобы не допускать распространения наших материалов, блокировать наших сторонников, культивировать атмосферу, когда ссылаться на статьи прорывистов считается «зашкваром».

Борьба против «Прорыва» началась с того самого момента, как вышел первый номер журнала, впрочем, «крестовый поход» оппортунистов всех мастей был объявлен Подгузову и его соратникам еще в 90-е годы. Причем критиками выступали не абы кто, а кандидаты (Басалай, Богатырев, Былевский) и доктора (Чангли, Косолапов) наук и даже один профессор, Хореев. Нынче критики измельчали…Хотя гонору не меньше, чем у профессоров!

Каждый левый, едва успевший осилить Манифест Коммунистической Партии, с жаром ухватившийся за перо критика, убежден, что «разнесет» позиции «Прорыва» на раз-два! Но беда в том, что наши оппоненты превратно, по-оппортунистически понимают критику. Для них это — найти какие-то несостыковки в тексте, зацепиться за неточную формулировку, торжественно указать, что определения в тексте не совпадают с определениями из БСЭ, заявить, что какое-то мелкое утверждение бездоказательно, потому что не предоставлена ссылка на «авторитетный источник», на худой конец, пожаловаться на «скучный» стиль изложения и неправильные запятые. Все эти приемчики отношения к подлинной критике не имеют, это называется критиканство — стремление любыми доступными средствами «уесть» противника. Впрочем, большинство леваков предпочитает ограничиваться хулительными тирадами и издевательскими памфлетами.

Что значит дать критику? Это значит доказательно изложить теоретическую позицию, которая логически и на основе научной интерпретации общественно-исторической практики вытесняет ошибочную позицию оппонента. А для этого прежде всего следует понять, что утверждает оппонент и каким образом это доказывает. Когда же читаешь наших левацких горе-оппонентов, понимаешь, что они банально не читали «Прорыв», а если читали, то настолько формально, без малейшего желания вникнуть в суть написанного, что в результате выдают такие нелепые сентенции, что диву даешься! Однако это еще полбеды, они ведь и Ленина не читают, потому и уверены, вслед за оппортунистической БСЭ, что демократический централизм — «важнейший принцип организационного строения»; не читают, потому что продолжают проповедовать экономизм, хотя Ленин его разгромил в своем знаменитом «Что делать?» и т. д.

Среди оппонентов Валерия Алексеевича были деятели, имена которых нынешним левым едва ли что-то скажут, но в свое время они претендовали на роль каких-никаких, но «вождей»: Антипов, Шакуров, Шапинов, Тюлькин, Ферберов и другие. Большинство из них благополучно позабыты, их партии, партейки и группы успели по десять раз переродиться и развалиться, а «Прорыв» существует до сих пор и не просто существует, а продолжает свою работу по актуализации марксизма и ковке кадров. А происходит так потому, что редакция журнала, руководствуясь принципами научного централизма, позволяет любому несогласному товарищу свободно пропагандировать свои взгляды…, но за пределами журнала. Это, конечно, жестоко ранит чувства оппортунистов, и они шипят в нашу сторону: «Сектанты!», — а леваки за ними подхватывают: «Да-да, сектанты!».

Что значит «сектанты»? Сектантством в ленинские времена называли политику отказа марксистских кружков от взаимодействия с рабочими массами, их «закукливание» внутри самих себя. Мы издаем журнал, ведем интернет-газету, у нас есть свои группы в соцсетях, свой канал на «Яндекс.Дзене», где же здесь сектантство? Где здесь изоляция от масс, если любой человек, имеющий доступ в интернет, может ознакомиться с нашими материалами, вступить в переписку с редакцией, вовлечься в нашу работу? Очевидно, левые трактуют сектантство в своем, специфическом значении. Поскольку левое движение представляет по сути своей тусовку, в ней есть свои неписаные правила, одно из которых — т.н. «коллаборации», когда леваки рекламируют друг друга. Стоит выскочить, словно прыщу на лице подростка, очередному «просветителю» или «популяризатору» марксизма, так перво-наперво он совершает своеобразные «концертные гастроли» по всем известным левым ресурсам, где под видом обсуждения важных вопросов просто рекламирует себя, свой ресурс. Словом, иллюстрация к басне Крылова:

За что же, не боясь греха

Кукушка хвалит Петуха?

За то, что хвалит он Кукушку.

И это считается нормой. А вот если о себе заявляет группа товарищей, которая категорически не желает хвалить всех этих «петухов», чтобы они потом похвалили их, значит, с ними что-то не так, значит, они «токсичные» и вообще «сектанты»! Иными словами, под «сектантством» здесь подразумевается не изоляция от масс, а изоляция от левацкой тусовки со всеми ее «правилами хорошего тона»!

Следующий «смертный грех», о котором неустанно воют прорывофобы, это швондеровское «вы не любите рабочих»! В одной из своих статей Подгузов сравнил продажу рабочим своей способности к труду с продажей своего тела проституткой, и это жестоко ранило религиозные чувства рабочемольцев. Они с жаром бросились доказывать, что если рабочий продает капиталисту свое тело не для сексуальных утех, а для работы за станком, то он ни в коем разе не уподобляется проститутке и, вообще, пролетарий (т. е. наемный раб) — это звучит гордо! Комедия! Но еще больше нежные чувства рабочефилов задела характеристика, данная Валерием Алексеевичем пролетарской массе, — «слизеподобный нитроглицерин». Здесь уже начинается не комедия, а какой-то нехороший цирк. Есть такой сайт «Рабочий путь», в далеком 2013 г. редакция этого сайта разразилась руганью в адрес Подгузова, в своем разоблачительском угаре потеряв всякий здравый смысл. Читая пасквили рабочепутистов, невольно задаешься вопросом о психической вменяемости этих людей. Видно, на почве экономизма и «рабочизма» бедолаги тронулись умом. Но дело не в этом. Одному из активистов РП, вероятно случайно, попалась на глаза статья Подгузова, где он отвечал очередному критику, некоему Пугачеву, который обвинял Валерия Алексеевича как раз в презрении к пролетариату. И в этой статье наш безымянный активист зацепился за фразу «слизеподобный нитроглицерин» и, вероятно, подумал: «Хм, какое хлесткое словечко, а использую-ка я его против Подгузова, чтобы наглядно продемонстрировать, как он не любит рабочих, с каким презрением отзывается о них!». И он ее использовал. Хоть сам «Рабочий путь» в левацкой тусовочке не котируется, но прорывофобы тут же подхватили эту «находку» и понесли по всему интернету: «Смотрите! Прорывисты ненавидят рабочих, называют их слизеподобным нитроглицерином, а потому вы, граждане-товарищи, «Прорыв» ни в коем случае не читайте»! Давайте же посмотрим на абзац, из которого выдернута эта «презрительная» фраза:

«Именно на эту двойственность пролетариата и обратили особое внимание классики марксизма, т.е. на позорящую человека бездумную покорность наемных работников и одновременно на их способность к периодическим взрывам, сметающим любую власть, разгоняющим любую полицию и армию, как это было, например, в Киргизии в 2010 году. Т.е. покорный раб и пламенный борец «в одном флаконе» — таков психологический портрет пролетарского класса. Или, если угодно, слизеподобный нитроглицерин, не взрывающийся без хорошего подзатыльника в виде экономического кризиса или мировой войны» (Еще раз о позиции журнала «Прорыв». История теоретического коллапса в РКРП).

Любому вменяемому человеку из прочитанного понятно, что никакого презрения к пролетариям здесь нет и в помине. Но кому из леваков это интересно? Кому из них какое дело, как там на самом деле звучала фраза, ведь «общественное мнение» уже утвердилось! Еще раз повторю, чтобы читатель хорошенько прочувствовал абсурдность ситуации: из статьи, где автор опровергает обвинения в «рабочененавистничестве», выдернута фраза, которую использовали в качестве доказательства негативного отношения автора к рабочим! Как тут не вспомнить классика:

О! если б кто в людей проник:

Что хуже в них? душа или язык?

Чьё это сочиненье!

Поверили глупцы, другим передают,

Старухи вмиг тревогу бьют —

И вот общественное мненье!

Но здесь нелепа сама постановка вопроса о любви. Горячее всех рабочих любят депутаты перед выборами. Любой мало-мальски сознательный рабочий понимает, что если кто-то дерет глотку и рвет на себе рубаху, что он за работяг, то это, вероятнее всего, жулик и вор. Однако в том-то и трагедия, что наши леваки-рабочефилы ориентируются не на сознательных рабочих, а на самые темные и отсталые слои пролетариата, вплоть до люмпенов.

Еще один «грех», в котором нас обвиняют оппоненты, — что мы пишем слишком сложно, а надо писать попроще, «а то рабочие не поймут». Забавная штука получается: обвиняя нас в интеллигентском снобизме и презрении к трудящимся массам, рабочефилы сами считают рабочих недоразвитыми, раз для них надо писать примитивно! Небезызвестный левак Remi Meisner пошел в этом деле дальше всех и пишет на полууголовном сленге, вероятно, полагая, что пролетарии так лучше будут его понимать. А мы, прорывисты, считаем, что любой человек со здоровым мозгом способен понять марксистские истины без всяких упрощений, если захочет. Понятно, что в простой, лаконичной и даже лозунгоподобной агитации ничего плохого нет, и когда будет создана Партия и встанет вопрос о разворачивании работы в самых широких массах трудящихся, такая форма принесёт свою пользу. Но сейчас-то речь идет о воспитании революционных кадров, о привлечении на нашу сторону передовых представителей пролетариата, которые задаются вопросами: «Что вокруг меня, черт возьми, происходит?» — и ищут научные ответы на свои вопросы. Глупость несусветная — думать, что достаточно написать «понятным рабочему человеку языком», что капитализм — это плохо, а коммунизм — хорошо, и этот человек тут же помчится записываться в красную гвардию. Левыми написаны тысячи «понятных» листовок, которые раздавали на заводах, а рабочие их брали исключительно для того, чтобы употребить в сортире…

Другим излюбленным аргументом всех списочных прорывофобов, после сектантства и нелюбви к рабочим, является наша критика современной физики в целом и теории относительности в частности. На любой площадке, где идет обсуждение материала прорывистов, непременно выскочит субъект, который торжественно объявит, что мы не марксисты, а фрики, потому что Эйнштейна отрицаем! Вот это новости! Оказывается, теперь принадлежность к марксизму определяется отношением к релятивистским фантазиям махиста Эйнштейна! Объясняется это тем, что теория относительности давно признана частью «научной картины мира», а поскольку марксисты всегда за науку, значит, негоже критиковать эйнштейнианство и, вообще, «оставьте физику физикам». Леваки, как видно, очень боятся, «что станет говорить княгиня Марья Алексевна», т. е. буржуазное (а иного у нас нет) академическое сообщество, а вдруг оно, прочитав наши критические статьи по физике, скажет: «Фи, какие мракобесы эти марксисты!» Но всё это заискивание банально лишено смысла, буржуазные ученые в принципе считают марксизм лженаукой, коммунизм — утопией, а социалистическую власть — тоталитарной диктатурой, и наша критика взглядов Эйнштейна и современных физиков здесь погоды не делает.

Могут сказать: «Вы отталкиваете образованных людей от коммунизма, ведь теорию относительности могут отрицать только «фрики»: плоскоземельщики и носители шапочек из фольги, свидетели заговора рептилоидов». Хочется спросить: а Ленин боялся оттолкнуть «образованных людей» (читай, мещан), когда писал свою великую работу «Материализм и эмпириокритицизм», где подвергал жесточайшей критике корифеев тогдашнего научного мира? Левые никак не желают понять, что Ленин критиковал не только философию в физике, а непосредственно саму современную физику с точки зрения диамата:

«ОСНОВНАЯ ИДЕЯ рассматриваемой школы новой ФИЗИКИ — отрицание объективной реальности, данной нам в ощущении и отражаемой нашими теориями, или сомнение в существовании такой реальности… использование философским идеализмом новой физики ИЛИ ИДЕАЛИСТИЧЕСКИЕ ВЫВОДЫ ИЗ НЕЕ вызываются не тем, что открываются новые виды вещества и силы, материи и движения, а тем, что делается попытка мыслить движение без материи».

Если этого недостаточно, можно открыть «Диалектику природы», где Энгельс рассуждает не просто о методологии науки, а непосредственно о физической форме материи, то есть о частно-научном физическом знании, давая свою острую критику современным ему представлениям и теориям:

«В учении же об электричестве мы имеем перед собой хаотическую груду старых, ненадежных экспериментов, не получивших ни окончательного подтверждения, ни окончательного опровержения, какое-то неуверенное блуждание во мраке, не связанные друг с другом исследования и опыты многих отдельных ученых, атакующих неизвестную область вразброд, подобно орде кочевых наездников… В этой области господствует односторонняя эмпирия, та эмпирия, которая сама, насколько возможно, запрещает себе мышление, которая именно поэтому не только мыслит ошибочно, но и оказывается не в состоянии верно следовать за фактами или хотя бы только верно излагать их.

…Электричество — это движение частиц эфира и что молекулы тел принимают участие в этом движении… эфирная теория… дает надежду выяснить, что является собственно вещественным субстратом электрического движения, что собственно за вещь вызывает своим движением электрические явления.

Понимание этой тесной связи между химическим и электрическим действием, и наоборот, приведет к крупным результатам в обеих этих областях исследования… Можно считать несомненным, что учению о гальванизме, а за ним и учению о магнетизме и статическом электричестве можно дать твердую основу только посредством химически точной генеральной ревизии всех перешедших по наследству непроверенных опытов, производившихся на базе преодоленной наукой точки зрения, — при условии тщательного учитывания и установления происходящих тут превращений энергии, с отстранением на время всех традиционных теоретических представлений об электричестве».

Так почему же мы, современные марксисты, наблюдая в физике господство идеализма, должны молчать? Чтобы гг. буржуазные профессора не ругались? Чтобы адепты ютьюбного научпопа от нас не отвернулись? Да пусть отворачиваются, чем больше дураков от нас отстанет, тем лучше! Ибо невозможно быть последовательным материалистом и при этом сторонником Эйнштейна, а без крепкого материалистического фундамента стать марксистом не получится.

Устойчивость современного капитализма, несмотря на все «катастрофы» — кризисы, войны, эпидемии, межэтнические конфликты, крушения «финансовых пирамид», — следует объяснить не силой репрессивного аппарата, не наличием вооруженной до зубов армии и полиции, а массовым невежеством масс. Можно сказать так: массовый идиотизм — гарант капитализма. Но каким образом культивировать невежество в массах, если костры инквизиции разжечь уже не удастся, население худо-бедно образованно, даже самый бедный может позволить себе смартфон с доступом в интернет? В цифровую эпоху нужен гораздо более мощный инструмент оболванивания, чем Библия, Тора или Коран. И тут на выручку буржуазии приходит позитивизм-релятивизм. Он рядится в белоснежные одежды научности, но по сути своей всё та же разлагающая мозг поповщина, идеализм.

Эйнштейнианство, грубо говоря, представляет из себя эдакий ментальный вирус, поражающий в человеке способность мыслить логически, так что люди не задаются вопросами, относительно чего искривляется пространство-время, из чего состоит «сеточка», прогибающаяся под телами «с очень большим весом», на схемах, где изображается «принцип работы» гравитации, и т.д. Физиков давно уже не смущает абсурдность реальности, которая получается из их формул, ведь они «лишь приблизительно описывают мир», а как оно там происходит «на самом деле», мы знать не можем, т. е. под маской науки идет насаждение откровенного агностицизма, а квантовая механика вовсе скатилась в откровенный мистицизм. Теперь должно стать понятно, зачем несчастных школьников мучают постулатами Эйнштейна.

Левые настойчиво пытаются «поженить» эйнштейнианство и материализм, дескать, Эйнштейн был идеалистом, но сама теория правильная. Вот читаю статью в одной из левацких групп:

«Основное содержание специальной теории относительности, свободное от философских воззрений А. Эйнштейна, не противоречит диалектическому материализму, оно может и должно быть истолковано с позиций последнего».

Забавляет наивность формулировки «свободное от философских воззрений». Если теорию Эйнштейна «освободить» от его философских воззрений, то исчезнет «скелет» теории — ее методология, которая формулировалась при непосредственном влиянии махизма, о чем Эйнштейн честно признавался. Смешная картина получается: Эйнштейна критиковать можно, а вот его постулаты — ни-ни!

Вот еще цитата из той же статьи:

«…Естественнонаучные споры разрешаются при помощи опыта, а не философии: “Практика – критерий истины” — говорили классики…Смысл диалектического материализма — описание материальной действительности такой как она есть в действительном движении, изменении и развитии. А это значит, что отрицание фактов для диалектического материализма недопустимо, а научные теории, объясняющие эти факты, находящие подтверждение в эксперименте и успешно используемые на практике, должны признаваться и материалистически истолковываться».

Что мы здесь наблюдаем? Мы наблюдаем, как под личиной материализма протаскивается голимый ПОЗИТИВИЗМ, когда методологически предлагается плясать от голых «фактов». Вот ученые объявляют о факте существования «черных дыр» и строят теории, «объясняющие» природу этих «дыр». Исходя из утверждений автора статьи, мы, материалисты, обязаны признать наличие «черный дыр» и плевать, что они противоречат самим основам материализма (ибо материя не может появляться из ниоткуда и пропадать в никуда), ведь «естественнонаучные споры разрешаются при помощи опыта, а не философии»! Короче говоря, философии отказывают в самостоятельной возможности устанавливать истину и удел философов — это подстраиваться под теории физиков, какими бы безумными они ни были.

Не всякая практика есть критерий истины, а только вся общественно-историческая практика человечества. Вместе с тем во всяком сложном деле без верной теории не может быть верной практики. Если практика исходит из ложной теории, то и результат будет плачевный. Был такой эксперимент, когда один физик взял на борт самолета атомные часы и «катал» туда-сюда по миру, а потом приземлился и обнаружил, что атомные часы отстали от других, которые всё это время оставались на земле, и сделал вывод — время на борту самолета замедлилось! У меня компьютерные отстают от часов на столе, так получается, мой компьютер путешествует во времени! Эйнштейнианцы отождествляют «ход» времени с тиканьем часов, поэтому у них получается такая нелепица. А если исходить из материалистической теории, то мы понимаем, что некие внешние факторы влияют на работу часового механизма, но сам этот механизм никакого воздействия на время не оказывает.

В советское время после отрицания хрущёвиной сталинского теоретического наследия, оппортунисты всех мастей, включая физиков-идеалистов, подняли голову. Выдающиеся физики-материалисты, например А. Тимирязев, были тихонько списаны в утиль, после чего адепты Эйнштейна начали «подгонять» материализм под релятивистские постулаты. В частности, время и пространство объявили свойствами или атрибутами материи. Никакого упоминания об «атрибутах материи» мы у классиков марксизма, конечно, не найдем, это изобретение советских «филосьефов», которые такие образом попытались натянуть «сову» материализма на пространственно-временной глобус Эйнштейна.

Мы в своих статьях даем отпор ревизионизму и объясняем, что время и пространство – это нематериальные категории бытия. Сама попытка вообразить себе материальными время и пространство нелепа, как будто на свете существуют крупицы времени или ящики пространства!

Что такое пространство? Это суть абсолютный покой. Пытаться наделить пространство иным свойством, кроме покоя, невозможно, ибо никакого иного абсолютного покоя, кроме пространства, быть не может. Отсюда следуют главные характеристики пространства: оно целостно и бесконечно. Вот почему утверждения о «расширении», «искривлении» пространства нелепы, какие бы данные «экспериментов» релятивисты ни предъявляли. Это удел позитивизма – слепо поклоняться эксперименту, не задаваясь вопросом методологии, объясняющей сущность фактов.

Что такое время? Время – это абсолютно чистое, бессодержательное движение, невозможно наделить его иными свойствами, кроме движения, как невозможно представить другого абсолютного движения, кроме «хода» времени. Отсюда главные характеристики времени — оно необратимо, поступательно и «движется» текущим моментом из бесконечного прошлого в бесконечное будущее.

Наконец, материя — категория объективной реальности в виде движущегося в пространстве и существующего во времени нескончаемого множества конечного. Главные характеристики материи: бесконечная разнообразность, неповторимость, дискретность и изменчивость, в том числе развитие.

Исходя из этих определений, становится понятно, что дать материалистическую трактовку ТО невозможно, ибо она ревизирует основы материализма.

Но левые поборники эйнштейнианства всего этого не понимают, не желают понимать и самозабвенно твердят, что мы фрики. Наши статьи по методологии они не читают принципиально, а если всё-таки читают, то с одной-единственной целью — облаять! Смешно и грешно.

На критике физического идеализма список наших, прорывистских, грехов, конечно не кончается. Мы не участвуем в «разоблачениях» Компартии Китая, считаем, что в Китае диктатура пролетариата; недостаточно громко ругаем Путина и даже — о ужас! — не призываем немедленно развернуть борьбу против «путинского режима»; отрицаем необходимость раздувать экономическую «борьбу» пролетариата, отрицаем «теорию стадий» (переход экономической борьбы рабочих в политическую); называем марксистские кружки кустарщиной и посиделками под видом изучения марксизма. Перечень грехов еще можно продолжать…

Однако же, с какими бы несуразными обвинениями ни выступали против нас оппоненты, мы всегда давали исчерпывающий ответ, без истерик и ругани, четко и по делу. Но прорывофобы предпочитают вести себя, как угандийский диктатор Иди Амин, который в 1975 г. объявил войну США… а затем тут же провозгласил Уганду победительницей в войне!

Можно задаться вопросом: отчего же леваки так беснуются? Почему ополчаются против прорывистов, если влияние наших ресурсов не столь велико? Потому что мы, во-первых, покушаемся на главную «привилегию» левачков – оставаться невеждами, а, во-вторых, «смеем» вещать с позиций объективной истины. Левые периодически обрушиваются друг на друга с критикой (главным образом, ради хайпа и для борьбы с «конкурирующей конторой»), но в конечном итоге стоят на позициях плюрализма мнений. Мы плюрализм не признаем, и это сильно бесит левых. В глубине души они боятся, а вдруг, и правда, принципы научного централизма победят, и тогда придется – упаси боже! – изучать марксизм! по-настоящему! Придется работать над собой! А поскольку левые по сути своей — обыватели, поскольку принципы НЦ не оставляют им возможности обывательствовать, поэтому они и плюются ядом, потому и убеждают друг друга, что прорывисты – это фрики, а научный централизм вовсе и не научный!

Впрочем, нас это не так сильно волнует. Что бы ни происходило в «левой движухе», наш марксистский караван продолжает идти вперед. Подтверждением тому служат письма и отзывы читателей. Нам пишут очень молодые люди, студенты и старшеклассники, которые уже успели разочароваться в левацкой движухе. Вот, например, фрагмент письма Владимира, 16 лет:

«Начал интересоваться левыми идеями где-то в 12 или 13 лет. Мой путь марксиста был довольно долгим и запутанным (за что огромное спасибо левацким группам и организациям): я отрицал коммунизм, считая его утопией; отказывался от революции; считал Сталина предателем и т. д. и т. п. Только к 15 годам мне удалось начать избавляться от всего этого. Именно тогда я начал изучать труды классиков марксизма. Мои взгляды на мир изменились. Каждое событие я стал оценивать со стороны интересов того или иного класса. Понял, чему посвящу жизнь. Изучая марксизм-ленинизм, я понял, что требуется получить знания и в других науках: истории, психологии, физике и т. д.

Примерно в феврале 2021 года я, ища ответ на интересующий вопрос, наткнулся на газету „Прорывист“ и журнал „Прорыв“. С каждым днем, с каждой новой статьей, я все больше и больше стал убеждаться в вашей правоте, стал „советоваться“ с вами».

Можно без тени лести сказать, что подрастает новое поколение прорывистов, а значит, мы всё делаем правильно и победа будет за научным централизмом, сколько бы ни шипели наши оппоненты.

Р. Огиенко
22/11/2021

О прорывофобии левых: 10 комментариев

  1. Очень достойная статья! Радует, что всё больше молодёжи вырывается из сопливо-розового болота бесплодной левацкой тусовки, и встаёт на путь серьёзного изучения марксизма! Удачи авторам газеты и журнала, дальнейших творческих успехов, так же серьёзных побед на фронте теоретической формы классовой борьбы!

  2. В отношении популярных левых блогеров невольно напрашивается вопрос: а не являются некоторые из них СОЗНАТЕЛЬНЫМИ вредителями? Если совсем юный человек в 15 лет способен понять верность принципа НЦ, то почему взрослые 30-40-50-летние дяди не способны? Тем более, которые вроде как занимаются изучением классиков. Или не занимаются?

    За последние 2 года аудитории у левых блогеров заметно прибавилось, т.к. люди стали стихийно ощущать лживость текущей либеральной пропаганды. И что они с этой аудиторией делают? Переливают из пустого в порожнее, по 100-му разу пережевывают одно и то же, разжигают срачи в комментариях.

    Раньше утверждение о сознательном вредительстве показалось бы мне слишком конспирологическим («не объясняй заговором то, что можно объяснить глупостью»), но.. Читая процесс Промпартии или об организации движения абстракционистов в 1960-е, понимаешь, что это настоящая война, и НИЧЕГО здесь не оставлено на волю случая.

    Спасибо вам за ваш труд.

  3. Не так давно прослушал несколько лекций юриста Вадима Прохорова. Понимаю, что площадка, с которой он вещает (Пучков), не вызывает доверия из-за её нахального владельца и гостей из левой тусовки. Тем не менее, рискну спросить, что вы думаете о содержании выступлений конкретного оратора? Он рассказывает об экономике диктатуры пролетариата, принципах госмонополий, работах Струмилина и многом другом, со ссылками на первоисточник, по сути, держа его перед собой постоянно.

    • Понимаете, какое дело, Тимур. Занятных персонажей, ведущих широкую пропаганду немало, в том числе и через площадку Пучкова. Однако, чтобы вести такую устную пропаганду системно и последовательно необходимо, чтобы пропагандист САМ системно и последовательно освоил теорию марксизма, актуализировал её, сам разобрался в вопросах коммунизма. А что является результатом этой проделанной работы? Комплекс фундаментальных статей или книга с изложением его взглядов от «А» до «Я». Найти таковой у В. Прохорова не удалось. Есть у него такие работы? Скиньте, почитаем.

      Пока же, что можно сказать? Посмотрев бегло пару роликов, что-то он говорит правильно, где-то явно ошибается. Часто приписывает себе уникальность критических взглядов. Например, он заявил, что никто из коммунистов не говорил о наступательности нэпа. Это не так, Валерий Алексеевич об этом писал ещё в 1990-х. Например, он заявил, что коммунизм — это противоположность капитализма. Это не так. Коммунизм — это противоположность всех эксплуататорских формаций. Или, скажем, он понятие коммунизма раскрывает через категорию справедливости, что явно создаёт путаницу.

      Это то, что запомнилось.

      • Товарищ Редин, если исходить из того, что марксизм наука, то правильная точка зрения может быть только одна, как только одна таблица умножения может быть правильной. Соответственно и «правильная» книга по тематике может быть только одна,
        Насколько необходима книга с изложением своих личных взглядов от «А» до «Я» от каждого гражданина распространяющего марксистские идеи? Представляется, что подобная книга будет или сразу «не правильной» или свободным пересказом правильной/правильных, что множит сущности.

        • Вы не совсем поняли мой посыл. Тимур попросил высказаться насчёт пропаганды В. Прохорова. Я пояснил, что сложить мнение о его пропаганде сложно, потому что теория им ясно-понятно не выражена в тексте, а слушать 30 часов разговоров о том о сём, чтобы выцеживать его теоретическую позицию — муторно. Если таковая вообще имеется. В ходе идейно-теоретической борьбы лучше, чтобы каждый её участник максимально ясно и прямо высказывал позицию, тем проще её критиковать с научной позиции (а значит и выше шансы переубедить) и тем проще обычному человеку разобраться.

    • Что касается Струмилина, то, по-моему, он как был меньшевиком, так до конца жизни им и остался.

  4. Очередная познавательная статья от тов. Огиенко.

    Про «слизеподобный нитроглицерин» жутко понравилось. Это насколько надо быть дремучим, что бы возмутиться сравнением с мечтой военных и горных инженеров: взрывчаткой способной затечь в любую щель?

    Вот про физику не понял: марксизм-ленинизм ведь общественная наука, причем здесь естественная наука физика?

    И из текста всей статьи правильно понимаю, что среди т.н. «левых» отсутствуют, те кто хотя бы частично совпадает с «Прорывом»?

    • 1. «Общественная наука», «естественная наука» — это понятийная классификация. Наука изучает объективный мир, а объективный мир «один на всех», он не делится на естественный или противоестественный. Почитайте статьи «Материя, пространство и время» и «Объективны ли пространство и время?» в газете.
      2. Среди левых огромное количество людей, взгляды которых частично совпадают с нашими. Вопрос в том, что нужно овладеть целостной научной теорией коммунизма, развивать её и уметь применять. Этим мы и занимаемся. Все добросовестные и трудолюбивые левые обязательно приходят к нашей позиции. Однако мы никому не мешаем, во-первых, проверять на практике их заблуждения, во-вторых, идти с нами параллельным курсом.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s