Как отобрать у ребенка гаджеты

№ 11/63, XI.2021


Наша жизнь в этом обществе есть война. Мы постоянно под обстрелом. Капитал ежедневно и ежечасно пытается отнять у нас наши жизни, заставив работать на него все больше и больше. Наша зарплата, наша работа есть вялотекущая позиционная война на нашей территории — мы уступили все, что смогли уступить, и теперь, когда отступать уже некуда и «за нами Москва», мы работаем за эту зарплату, на которую тем не менее не прекращаются атаки — инфляцией, скачками цен на то и это, с нас сдирает налоги и штрафы буржуазная гвардия-государство, нас на этом фронте постоянно трясут атаками разного рода арендодатели, продавцы света, газа, тепла, бензина. На каждом шагу сидит упырь-буржуйчик, который требует с нас денег, денег и еще раз денег. Прямая и видимая канонада со стороны этой толпы паразитов настолько сильна, что мы со временем перестаем вообще воспринимать все остальные атаки. Точно так же, как солдат, привыкая к дежурному обстрелу, спокойно спит, пока вокруг рвутся снаряды.

Но есть и другие атаки и другой фронт — за наш разум. Не так открыто, как пелось в одной песне:

«Для этого придуманы штекеры в мозги,

Телеидиоты и спасители души,

Картавые Големы, поведенческие схемы,

Мораль интеллигентов и мнение толпы».

Штекеры в мозги тут явно лишние — масс-культура вполне справляется и без этого. Мнение толпы успешно формируется информационным мусором, вещаемым из каждого утюга, и втягивает в свой водоворот любого, кто не может или не хочет прикладывать усилий, чтобы из него выплыть. Особенно это видно, когда бьет по наименее защищенному участку нашего фронта — по детям.

Каждый учитель, кто имел шанс сравнить современных школьников со школьниками 80-90-х гг. прошлого века, может легко заметить, что современные школьники поразительно мало читают. Я, например, вообще не помню, чтобы я или кто-то из моего класса читали какое-либо произведение из программы по литературе в качестве домашнего задания. Потому что даже если кто-то поленился прочитать рекомендованный список на каникулах, то перед изучением чего-либо брали и вечерком прочитывали целиком. Сейчас учителя задают конкретные главы, и все равно… не читают. Многие учителя сталкиваются с тем, что не развит, либо потерян навык чтения и восприятия информации из текста. Лично с ужасом вижу, что «дети ЕГЭ», даже окончив ВУЗ и придя на работу, не в силах одолеть инструкцию, и даже не развит рекламируемый Грефом навык «погуглить», так как не могут составить относительно правильный запрос.

То есть каждое новое поколение банально ТУПЕЕТ. Но могут сказать, что есть же и умные, развитые детки, кто-то же честно пишет этот пресловутый ЕГЭ на 100 баллов, побеждает в олимпиадах, поступает в ведущие ВУЗы, делает научную карьеру. Да, есть. Но это в большей степени исключения — рудимент исчезнувшей цивилизации, они не делают погоду — они растворяются в основной массе молодежи, которая фактически не приобрела навыка самообразования и в силу этого владеет весьма сомнительным набором общеобразовательных знаний.

Что является причиной плачевного состояния мозгов россиян?

Причина комплексная, то есть причин много и основная заключается в том, что капитализм — это общество, где господствует массовая глупость и умные экономике фактически не нужны.

1. В рыночной экономике отсутствует прямая связь между знаниями и уровнем жизни. Безработица есть системное явление как среди специалистов, так и среди неспециалистов. При этом рынок постоянно играет зарплатами то одних, то других категорий работников — и квалификация превращается в ничто при переизбытке специалистов и нехватке, например, строителей.

2. Средний уровень качества жизни для пролетариата всех специальностей приблизительно одинаково хренов — тенденцией является и выравнивание уровня жизни пролетария умственного и физического труда, отличие зарплаты инженера и рабочего уже сейчас не качественное, и рыночные колебания могут сдвигать планку то в одну, то в другую сторону. Пока что остается разница в условиях труда, но, например, поставь программиста в обстановку вечного дедлайна и заставь работать по 16 часов в сутки — и он на стройку пойдет как в отпуск.

3. Образование всегда подчинено целям господствующего класса. Если коммунисты ставили целью развитие нового человека, человека коммунистического общества и образование его было развитием именно человеческих качеств, то капиталисты образование воспринимают исключительно утилитарно, как воспитание умелого раба. Из этого вытекает, что пролетариат никто не будет обучать ничему, что выходит за рамки необходимых для работы операций. Общее образование, общие навыки самообразования в такой ситуации становятся делом исключительно личным. А для детей — делом самих родителей. Под это подстроены программы в основных странах мира, и к этому практически уже пришло российское образование, судя по содержанию учебников.

4. Все, что становится личным делом пролетария, моментально подпадает под атаку на его кошелек со стороны капитала. Коммерциализация «дополнительного образования», заполонившая всю нишу дополнительного образования, автоматически отсекает от него значительную часть пролетариата, для которого остается только самообразование.

5. А вот как раз навыки самообразования — это то, что у ребенка абсолютно не развито, то, что развивает нормальная школа, и то, что должно поддерживаться всей общественной системой. Но общественной системе не требуется самообразовавшийся работник, наоборот, капитализм заточен под то, чтобы получить однобоко образованного для труда на капиталиста, причем желательно еще в процессе обучения неоднократно ограбленного собратьями-упырями от системы коммерческого образования, работника. Не человека. Если можно робота, то лучше робота.

Рыночная экономика, если вкратце, всеми силами отбивает мотивацию у ребенка учиться — падением престижа знаний, падением уровня школьного образования, экономической ненужности «лишних», т.е. общих, знаний. Но это еще не все. Система развлекательной культуры, ставя целью получение прибыли с пролетария в обмен на поддержание его мозгов в состоянии постоянного «вау», как некогда писал Пелевин, как побочку рождает демотивацию к учебе.

Фронт поперек семьи. Без пощады

Родители всего мира ломают голову — как бы оттащить детей от компьютеров, гаджетов, как вернуть их из мира виртуального: игр, мультфильмов, просмотра видеохлама из тик-тока и подобного контента. Как заставить ребенка играющего, то есть, если говорить еще более общо, развлекающегося, учиться, интересоваться жизнью в семье, общаться с друзьями, читать книги, интересоваться наукой, посильно трудиться хотя бы в интересах самого себя и семьи, т.е. становиться полноценным человеком, делать то, ради чего его, собственно, и рожали. Потому что сразу, как только ребенок становится способным потреблять игровой и развлекательный контент, его мозг захватывают гиганты игровой и развлекательной индустрии, выступая в виде обезличенных гаджетов, компьютеров или как минимум телевизора. Здесь капиталистическое отчуждение не просто отчуждает человека от его труда, а прямо отчуждает от него его собственного ребенка, наглядно показывая пролетарию, насколько он раб и насколько он бессилен даже в случае, когда капитал фактически отнимает у него его собственных детей.

Дело в том, что психика ребенка очень пластична и еще в значительной степени животна. Ребенок не умеет рационально размышлять, у него не сформированы рационально-волевые начала, у него нет социального опыта. Фактически его мозг — это раб достаточно простых химических реакций выброса дофамина, адреналина и иных гормонов, отвечающих за удовольствие и радость. У ребенка не хватает ни социального опыта, ни рациональности преодолеть это и принять правильное решение в ситуации выбора, например, учебы и игры. Эта ситуация, в принципе, была всегда — дети в случае выбора между трудом (а труд, особенно для ребенка, по своему содержанию не всегда приятен) и игрой закономерно выбирают игру, потому что она с меньшими затратами сил и быстрей ведет к получению удовольствия. Причем в игре удовольствие получается от самого процесса. В то время как процесс труда редко может приносить удовольствие и удовольствие приносит в основном результат.

Но если это было и раньше, то почему же раньше не случалось катастрофы? А раньше, надо сказать, средства коммуникации были развиты гораздо слабей и средства развлечения не приходили на дом ребенку каждый раз и каждый час. Играли в футбол вместо школы? Играли. Но это требовало собрать аж две команды таких же балбесов, согласовать время, место, дойти до этого места, плюс погода, плюс инвентарь. И в результате условия сходились не каждый день и систематические отвлечения на игры были чаще исключением, чем правилом. Хотя и тогда медиахолдинги старались выпустить как можно больше серий Микки Мауса, наштамповать мегатонны ярко раскрашенной макулатуры про Супермена и Человека-паука, разлить по формочкам как можно больше пластиковых розовых пони и Барби. Но это были физические процессы, ограниченные. Одну Барби невозможно было продать миллионам за один клик. Но современные средства коммуникации и воспроизведения сумели преодолеть эту проблему.

Оказавшись в среде, где постоянно идет процесс получения удовольствия, ребенок, как правило, плывет по течению и не способен адекватно оценивать себя критически. А ведь критическая самооценка — это одна из ключевых способностей здоровой психики. Потому в семьях, на которые постоянно обрушиваются удары капитализма со всех сторон — повышение продолжительности рабочего дня, инфляция, кризисы, крысиная гонка в попытке убежать от нищеты и безработицы — все чаще и чаще разворачивается еще и внутренний фронт. Ребенок, вместо того чтобы, как положено в семье — от каждого по способностям — учиться и трудиться, убегает с фронта внешнего в виртуальный мир мультфильмов, игр, развлекательных шоу и видео, как эпический Мальчиш-Плохиш, предает родителей, грозя вырасти в ЕЩЕ ОДНОГО ПАРАЗИТА на шее пролетария. Разумеется, что все это вносит в семью разлад и хаос. Ячейку коммунизма, эту отдушину, через которую пролетарий еще может смириться с бездушным миром чистогана, трясет, с семейного бюджета срочно перекидываются деньги на психологов, репетиторов, кружки по интересам, отчаявшиеся взывают к школе, но в целом результат немного предсказуем — поколение в целом ТУПЕЕТ.

Кто виноват?

Лазарь Моисеевич Каганович любил приговаривать, что у каждой аварии есть имя, фамилия и должность. Точно так же, как и у абстрактной инфляции есть абсолютно конкретные имена финансово-промышленных групп, формирующих финансовую политику, у той пучины развлекалова, в которую капитализм окунул детей, есть абсолютно конкретные имена шоу-бизнесменов, компаний-производителей игр, студий, кинофабрик и медиахолдингов. Они виноваты. Берем списки акционеров конкретных компаний-производителей контента и переформатируем их в расстрельные списки.

Обвинение ребенка в лудомании или в просмотре мультиков абсолютно бессмысленно. Мозг ребенка ориентирован на поглощение огромного количества информации, но при этом сам по себе мозг, как один из наиболее энергоемких и сложных органов, ориентирован на экономию энергии относительно результата. Потому самая простая информация поглощается первой, а более сложная требует мотивационного импульса. Потому у существа, у которого внутренний, и, как правило, внешний, мотивационный импульс к сложному не развит, выбор будет «немного предсказуем». Ребенок не умеет и не имеет мотива бороться против развлекательного контента в информационном потоке. Например, при некотором социальном и умственном развитии примитивная информация не будет приносить морального удовлетворения. Да, профессора философии тоже смеются над котиками в Инстаграмме, но сутками высматривать котиков — после такой операции даже студент-первокурсник перестанет себя уважать и никакая радость от котиков такой дискомфорт не компенсирует. Особенно если у него будет определенный мотив заниматься более сложной деятельностью. Но это не ребенок.

И защитить ребенка от этого необходимо взрослым. Эта задача всецело ложится на родителей, которые и так защищают, как могут, ребенка от голода, холода, болезней. И очень часто родители винят себя, что купили телефон (планшет, компьютер), что не заинтересовали ребенка занятиями (шахматы, книги, туризм и пр.), что позволяли играть или не следили за ребенком. Но здесь все не так просто. Забегая вперед, скажу только то, что вина родителей здесь в основном не в неправильном воспитании, а в том, что они не борются с частной собственностью, которая и породила этого Франкенштейна развлекательной масс-культуры. Но сначала, как предлагал некогда буржуазный клоун Жванецкий, «послушаем начальника транспортного цеха».

Что предлагает нам делать мейнстримная психология?

В России ведущими специалистами по воспитанию детей в масс-медиа традиционно считаются две престарелые дамы (сразу вспоминается, что Макаренко органы социального воспитания иронично именовал «дамсоцвос»): Юлия Борисовна Гиппенрейтер и Татьяна Владимировна Черниговская.

Вот что нам советует Гиппенрейтер, например, для отвлечения ребенка от виртуального мира:

«Родителю надо определить свою базисную установку для ребенка. Допустимую долю ухода в виртуальный мир… Родители, учитывая свое видение настоящего и будущего ребенка, должны просто своей волей вводить ограничения на гаджеты, и чем раньше, тем лучше. Мы знаем, что шоколад — это вкусно, хорошо и вполне допустимо, но одним шоколадом кормить ребенка никто не будет, как бы тот в данный момент этого ни хотел. Надо стараться использовать компьютер максимально конструктивно, например, не застревать на мультиках и играх, а знакомить ребенка с образовательным потенциалом Всемирной сети. Возможности же эти огромны! Можно вместе с детьми по закону зоны ближайшего развития использовать эти возможности. Ребенку будет интересно узнать перевод или толкование каких-то слов, посмотреть образовательные фильмы, обучающие программы — все это очень важно».

Правильно? Безусловно. Но пораздавать правильных в общем советов тут не так сложно. Фактически ученая дама не говорит вообще ничего незнакомого или неизвестного родителям. Родители в массе точно так же подозревают, что «виртуальный мир» можно бы ограничить и было бы неплохо переключить внимание ребенка с игрушек на образовательный контент. Но проблема в том, что родители не знают, КАК.

Ограничение общения с гаджетами, предположим, полбеды. Можно, например, купить кнопочный телефон, на все компьютеры и планшеты поставить пароли и давать их в руки на час в день. Но кнопочный телефон ограничивает возможности ребенка. Например, у меня дочка ездит либо на метро, если автобуса долго ждать, либо на автобусе, а расписание и местоположение автобуса она узнает через смартфон. Или, например, уточнить задание в школе она может через Whatsapp. Или сфотографировать задачу с доски, или получить внутриклассную рассылку с мероприятиями. В настоящее время использование смартфонов настолько широко, что фактически ограничить само использование невозможно без ограничения возможностей.

Еще сложней вопрос с переключением внимания. Предложите ребенку выбор между упоминаемой шоколадкой и цветной капустой — что он выберет? Сначала шоколадку. Точно так же и переключение внимания на образовательный контент. Как?

Далее у нее ссылка на старую, протухшую идею Монтессори про «создание среды»:

«Известный врач, педагог и создатель собственной системы воспитания Мария Монтессори говорила, что на родителе и учителе лежит важнейшая функция — обогащать среду. Обогащенная среда — это игрушки, книги, сказки, мифы, в конце концов, ресурсные люди, от которых можно многое узнать и почерпнуть. Можно через компьютер получить больший объем разных ресурсов».

Да, да, среда крайне важна для воспитания, но КАК?

Вопрос: как родитель, максимально ограниченный в материальных средствах, все время которого поглощено работой по найму, создаст среду? Какие «ресурсные люди» будут к нему ходить, пока он на работе и в дороге до дома? Как книги, лежащие на полке, смогут подвигнуть ребенка взять их в руки и прочитать, а не сесть и порубиться в Варкрафт? Нет, конечно, ребенок с большей вероятностью возьмет их в руки, если книги есть, чем ежели их нет. Но эта вероятность не сильно выше.

От Гиппенрейтер не отстает и Черниговская с морализаторствами про то, что «мозг нужно нагружать» (опуская ее религиозные поучения):

«Поэтому я постоянно говорю: нельзя читать глупые книги, общаться с придурками, слушать плохую музыку, есть некачественную еду, смотреть бездарные фильмы. Если мы спятим и съедим на улице шаверму, из желудка ее можно будет изъять, а вот из головы — никогда, что упало, то пропало».

Из всех видеорекомендаций она может предложить опять то же самое «ограничение» пользования Wi-Fi.

Одним словом, «российские психолухи» отлично видят вред развлекательной культуры, вред доступа к ней для ребенка, но не видят «чудодейственной кнопки», кроме как выключить гаджет. Из позитивных рекомендаций родителям — как в анекдоте «мышки, станьте ежиками», т.е. переключите внимание на образовательный контент. На вопрос «КАК?» ответа нет. Они «решают стратегические вопросы» в духе той самой совы.

Можно ли стать ежиком?

Пролетарий в роли родителя только в очень ограниченной степени может формировать среду ребенка, равно как и собственную среду. Дело в том, что среда в классовом обществе достаточно жестко детерминирована уровнем дохода. Если живешь среди рабочих в зарыганной хрущевке в городке с закрытым двадцать лет назад заводом, в условиях, что в единственной школе в классе половина умственно отсталых из-за алкоголизма родителей (такой трэш в глубинке не редкость), то создать среду для ребенка, чтобы из него вырос ученый, при том, что зарплата колеблется на уровне «одежда с рынка, макароны и картошка как основное питание», можно только исключительно героическими усилиями. Да и то неясно, какими такими усилиями удастся оградить ребенка от влияния внешнего мира. Что есть у родителя такого, что будет ярче, интересней, привлекательней даже очень средненькой компьютерной игрушки? Присмотревшись, получается, что у родителя нет вообще ничего особо действенного, чтобы можно было бы применить.

Развивающие игры, книги, кружки… Например, книга Жюля Верна с красивейшими иллюстрациями, которая с большей вероятностью будет прочитана хотя бы ради иллюстраций, стоит в книжном почти три тысячи рублей. Не факт при этом, что будет прочитана. Настольные игры вроде конструктора «Электроник» или набора юного химика стоят сравнимые суммы. То есть очень удачно, если родитель попадет в цель с 1-2 раз и ребенок будет увлечен одной из таких игр или книг. Но, как это часто бывает, обложки часто оказываются завлекательней самих игр, потому приходится их перебирать, что удовольствие весьма дорогое. На практике придется перепробовать множество видов конструкторов, купить массу книг, оплатить сотни часов разных кружков и занятий, прежде чем ребенок чем-нибудь будет относительно систематически заниматься.

Заниматься самому, придумывать занятия — эти рекомендации исключительно для домохозяек, для буржуазных семей, где есть если не гувернантки, то как минимум один неработающий родитель. На самый худой конец — активно помогающие бабушки-дедушки. Шанс на последнее с повышением пенсионного возраста также активно тает в голубой дымке российских реалий. К тому же совершенно и абсолютно не факт, что в любой ситуации даже неработающему родителю удастся придумать что-то такое яркое и интересное. Никто не учил родителя быть клоуном, детским аниматором или педагогом, не учил его искать и придумывать игры и занятия таким образом, чтобы не терять внимание и интерес ребенка. Наконец, невозможно быть везде сильным и в любой момент владеть бытом и досугом ребенка.

Именно поэтому все достигнутое родителями в воспитании правильных трудовых и целевых установок очень часто и с пугающей закономерностью рушится и летит в тартарары в столкновении с голым развлечением — развлечением, не требующим никаких усилий, кроме нажатия кнопки телефона. Вся реальная жизнь оказывается скучней, тускней, трудней и неинтересней виртуального мира развлечений на диване.

И здесь родители очень часто терпят поражение, может, не столь гарантированно, но вполне сравнимо с поражениями родителей натуральных наркоманов — авторитет родителей часто оказывается слабей влечения к развлечению, заменить развлечение родителям оказывается нечем и в короткой и в дальней перспективе, запретительные меры малоэффективны, так как обходятся всеми силами и напрямую нарушаются и бывают действенны только на довольно-таки короткой дистанции. Особенно когда среда вне семьи всячески поддерживает, развивает, рекламирует культуру дешевых развлечений, если реклама игр есть даже в электронном школьном журнале, если каждое устройство, которое может вещать, пихает в пользователя то клипы, то видео, то скриншоты, то еще какой электронный, аудио-видео мусор. Когда медиамагнаты сознательно вполне культивируют образ беспечного бездельника как образец жизненного успеха и жизненных целей.

Каждая отдельная семья в такой обстановке временами становится абсолютно бессильна перед властью сотен медийных и интернет-корпораций с настойчивостью, с которой в уши главного героя антиутопии Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» лезла «зубная паста Дэнгэм», вталкивающих в нашу жизнь примитивную развлекательную кашу. Еще стучит пулемет нотаций, что надо выйти из виртуального мира и заняться реальной жизнью, еще грохочет аргумент, что уроки сами не выучатся, отдаленным эхом звучит тезис о том, что чтение развивает мозг, но это уже отголоски сражения, которое фактически проиграно. Остается последняя отчаянная атака запретительства, которая позволяет отбить на короткое время ключевую высотку, с которой можно диктовать какие-то условия, но насколько всего этого хватит — и фронт, который казался боем местного значения, может добить и семью, и каждого его представителя, обесценив весь труд по воспитанию юного человека.

Казалось бы, нет света в этом тоннеле и правы буржуазные дамы, призывающие нас смириться с «эпохой цифровизации», подстроиться под нее, регламентировать отупение ребенка рекомендуемыми двумя часами в день, отбирая у него гаджеты, и отрастить себе по лишней голове, чтобы бдить, аки Цербер, круглосуточно, попутно шестируким Шивой подсовывая ему те или иные спешно придуманные полезные, развивающие занятия. Но марксисты, по счастью, так не считают…

Свет в конце тоннеля — только начало

Я уже повторюсь, что те проблемы, которые пролетарию кажутся абстрактными, в реальности имеют абсолютно конкретные имя, фамилию и, возможно, даже отчество. Общество — это деятельность не марсиан и не неких вышних сил, это деятельность самих людей, абсолютно конкретных.

Кто является ответственным за деятельность развлекательных порталов в сети? Их владельцы, их редакторы, целая куча вспомогательного персонала, деятельность которых выливается в рекламу онлайн-казино, «веселых ферм», в терабайты выложенного мусора, в создание онлайн и оффлайн игрушек, в создание тупой попсы, тупых мультиков и трэшевых киношек.

Это все взрослые люди, вполне способные понять социальные последствия своей деятельности, соответственно, способные нести и правовую, и фактическую ответственность за содержание того, что вываливается на ребенка. Даже того, что «разрешает» детям смотреть Роскомнадзор даже с пометкой 0+, по масштабу социального вреда вполне хватило бы в хорошие годы не на одну сотню смертных приговоров.

Но тут важно не просто найти и покарать преступника — важно понять, что толкнуло его на это. А в данном случае, как и везде в обществе, причина одна — жажда прибыли. Реальная возможность жить за счет других, аккумулировать в своих руках огромные богатства, которая есть основа капитализма, есть источник всей той массы откровенно глупого и отупляющего наших детей развлекалова. Признавая право одних наживаться на других в процессе производства картошки или компьютеров, общество автоматически признает и право производить все и наживаться на всем. В том числе и мусорный развлекательный контент. Он неотделим от капитализма — пока капитал как обезличенный труд (а обезличивание труда как раз и есть то свойство, которое помогает маскировать механизм изымания прибавочной стоимости) имеет в обществе место быть, то абсолютно нет никакой разницы, каким путем он создан — продажей малолетним игрового наркотика в виде «танчиков», продажей похабных клипов всяких моргенштернов, на героиновых плантациях или инвестированием в микропроцессорную технику в Силиконовой долине. До тех пор, пока в обществе будет продаваться что-то и пока будет возможно получение прибыли с капитала, медиаупыри не отстанут ни от нас, ни от наших детей. Предлагаемые депутатами-миллионерами меры ограничить Роспотребнадзором залихватскую удаль предпринимателей (что само по себе смешно — «пчелы против меда»), которые не брезгуют ни продажей наркотиков, ни детским порно, ни рекламой суицидов, как можно было убедиться — мертвому припарки. Не помогало ранее и не поможет сейчас. Тем более, что, повторюсь, того контента, который Роспотребнадзор считает «не вредным», за глаза хватает, чтобы надежно отуплять каждое последующее поколение.

В принципе, в рассуждениях о «создании среды для ребенка» есть смысл — действительно, погружение ребенка в образовательную и развивающую среду есть основной метод воспитать ребенка интеллектуально и социально развитым. Но беда в том, что буржуазия устами своих рептильных психолухов возвещает, что создание среды — задача только родителей, при этом умалчивая, что возможности родителей в этом процессе мизерны, а по-настоящему среду в буржуазном обществе создают владельцы СМИ и медиакомпаний. Это очень тонкое лукавство обкатано веками буржуазной пропаганды — создать у родителей комплекс вины за малые успехи своих детей, это точно такой же демагогический приемчик, как создавать у рабочего комплекс неполноценности, постоянно тыкая фразой, «раз ты такой умный, то почему же бедный».

Реально создание развивающей, образовательной среды начинается с ОВЛАДЕНИЯ СРЕДСТВАМИ ПРОИЗВОДСТВА сетевого и медиаконтента в масштабах всего общества. Не просто купить сервер, выложить на нем образовательные материалы и смотреть, как он тонет, не выдерживая «рыночной конкуренции» с каким-нибудь Даней Милохиным (в принципе, в Интернете вполне достаточно качественного и даже высококачественного образовательного контента), а лишить предпринимателей вообще какой-либо возможности производить и продавать медиашлак. Одним из самых первых мероприятий революционной диктатуры марксисты полагают овладение всей инфраструктурой средств коммуникации, связи и СМИ. То есть

— физически отнять у предпринимателей сети, сервера, дата-центры;

— прекратить функционирование наносящих вред общественному сознанию сайтов, радио-телеканалов. Остановить поток мутного, отупляющего дерьма можно исключительно так;

— развернуть на базе имеющихся средств производства новую всемирную сеть, с культурно-образовательным и просветительным содержанием;

— планово и целенаправленно развивать содержательную часть всемирной сети, теле-радиовещания в интересах повышения уровня образованности и культуры населения;

— игровую индустрию перенацелить общественным (государственным) заказом на плановой основе на создание образовательных и развивающих игр и, кстати, промышленных симуляторов. Последнее имеет очень важное экономическое значение — симуляторы позволяют улучшать качество специалиста без физических затрат на симпрактическое обучение. Обширность и сложность современного производства вполне способна таким образом заглотить все бессмысленно расходующиеся в настоящее время на лудоманию ресурсы и еще даже и не хватит.

Таким образом мы получим ту самую среду, в которой родитель не будет поставлен один на один с мощью медиаконцернов, пытаясь переключить внимание ребенка с тупой игрушки на ролик о том, как устроен конденсатор, а которая сама будет являть собой лучшее, что сможет родитель когда-либо ребенку предложить. Создание такой среды на базе общественной собственности вообще снимет с родителей огромную часть работы по образовательному и культурному воспитанию ребенка — все, что ребенок увидит по ТВ, услышит по радио, увидит в Интернете, наконец, даже все, во что он поиграет на компьютере, будет тянуть его сознание вверх. Это, кстати, будет одной из форм т.н. «уничтожения семьи» — то есть постепенной передачи части функций семьи (умственное развитие и образование) общественным институтам. Эта передача даст возможность вывести семью как институт на новый уровень — на уровень углубления эмоциональной связи, в настоящее время постоянно заглушаемой грубой экономикой и не всегда посильными обязанностями типа «вывести в люди».

Сам факт среды, в которой реально ценятся знания, в которой нет ничего, кроме качественных продуктов человеческой культуры, постоянно повышает планку личной требовательности человека, в эту среду попавшего. Личная, внутренняя требовательность — это источник сильного волевого начала.

Таким образом, уничтожение частной собственности является настоятельным требованием каждого рационально мыслящего родителя, желающего видеть своего ребенка высокообразованным, культурным, трудолюбивым и полезным членом общества, который не желает своим детям и внукам участи тупого рабочего скота, чья жизнь крутится вокруг труда, не приносящего радости, физиологического выживания и убогих «радостей» вроде алкоголя, наркотиков и видеоигр.

Безусловно, путь к общественной собственности, к уничтожению диктатуры предпринимателей, которые отупляют и развращают наших детей, долог, и, возможно, наши дети так и вырастут в буржуазном обществе и мы будем не атаковать противостоящих нам магнатов развлекательного контента, ударяя их в кощеево сердце — собственность на средства производства, а просто защищаться полумерами — ограничивая гаджеты, пытаясь переключить внимание на образование, прессуя детей психологически и др. мерами, которые нам оставляет капитал, пока мы бессильны его реально обобществить. Но тем не менее делать это надо — объединяться в партию, брать власть в свои руки, национализировать все средства производства. Возможно, мы не успеем сделать это для наших детей, и возможно, что не успеем создать культурную и образовательную среду для внуков. Но если мы не будем это делать, не будем шаг за шагом подбираться к тому моменту, когда мы навсегда заткнем фонтан развлекательной идиотии, то десятки поколений погрязнут в рабстве, интеллектуальной нищете и безумии, и так до тех пор, пока не дойдет мысль о том, что создать развивающую среду для ребенка можно, только взяв в руки средства производства.

Поэтому давайте сделаем это сейчас, чтобы дать шанс как можно большему количеству детей…

И. Бортник
11/11/2021

Как отобрать у ребенка гаджеты: 3 комментария

  1. Благодарю за материал.
    Я подавлю в себе желание накатать простыню текста, что автор явно бежит впереди паровоза, предлагая национализировать вот именно ВСЕ средства производства.
    Само по себе обоснование идеи: «уничтожение частной собственности является настоятельным требованием каждого рационально мыслящего родителя», если не записывает почти всех родителей большевики, то делает их сочувствующими.
    Но тут лично я уперся в практический вопрос: а как мысли изложенные в статье разбить на лозунги/мемы которые должны начать начать гулять по родительским чатикам?

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s