Кудрин и плановая экономика

№ 1/65, I.2022


13 января одиозный представитель «младореформаторов» А. Кудрин дал интервью ТАСС.

Между прочим, так называемая либерализация цен, к которой приложил свою лапу Кудрин, чем без стеснения гордится, — одна из мер ельцинского режима по массовой пролетаризации населения, когда взлетевшие до небес цены превратили бывших советских трудящихся почти в классических античных рабов, работающих за еду. Кудрин хорошо усвоил тезис о том, что рыночная экономика может функционировать лишь тогда, когда имеется масса пролетариев, т. е. бедняков, у которых нет ничего, кроме их рабочей силы, которую они готовы продать любому встречному. Поэтому необходимо было ограбить, буквально ободрать до нитки наивных советских граждан, верующих в то, что рыночная экономика — это когда каждому выдадут по «Волге» и джинсовым штанам. Они думали, что раз Носов — писатель, значит, и описанные им уродства капитализма — просто сказки, а отношение к трудам Маркса и Ленина у них было еще более пренебрежительное, чем к «Незнайке на Луне».

Во вступительном слове журналистки прямо чувствуется, как капают слюнки подобострастия:

«Они [рыночные реформы] оказались достаточно болезненными, но в результате страна за короткое время, всего за 10–15 лет, проделала огромный путь от нежизнеспособной плановой системы до признаваемой во всем мире полноценной рыночной экономики с работающими институтами».

Действительно, «всего лишь» 15 лет либерального геноцида, разгула демократии, бандитского террора, гражданских войн, мучительной гибели сотен тысяч людей, демографической ямы, из которой по сей день страна не может вылезти. И вот, после всех этих мук и страданий, по которым водили народ либералы, — после этого Россиюшка наконец-то таки расцвела! Вон какие дворцы и яхты себе построили «эффективные менеджеры»!

На самом деле, журналистка напрасно упомянула про 15 лет. Ведь на ум приходят другие 15 лет, когда страна реально «проделала огромный путь». Я имею в виду сталинскую индустриализацию. Россия образца 1925 года и Россия 1940 года — это как лошадь, запряженная плугом, и трактор с сеялкой. Достаточно беглого знакомства с цифрами, чтобы ощутить колоссальную созидательную мощь, которую показала «нежизнеспособная плановая система». Темпы роста валовой продукции промышленности СССР в 1940 году составили более 1500% относительно 1913 года. Темпы роста национального дохода СССР, в сравнении с главными капиталистическими державами (США, Англия, Франция), в том же 1940 году составляли более 400% относительно 1913 года. И это надо понимать, что рост национального дохода при капитализма и на низшей фазе коммунизма — принципиально разные вещи. При капитализме львиную долю национального дохода присваивает себе класс капиталистов, оставляя пролетариату объедки с барского стола, а при коммунизме весь доход распределяется в пользу народа. Социально-экономические достижения СССР можно долго перечислять. Способна ли нынешняя рыночная РФ похвастать такими успехами? Вопрос риторический. Если бы могла, Министерство культуры немедленно бы оплатило художественный фильм об этом. Но пока что «патриотические» ленты снимают исключительно про советские достижения в области науки и спорта. Разве что про крымский мост сняли кино, но и там сюжет вращается вокруг сексуальных похождений главных героев, а строительство моста выступает в качестве блеклого фона.

Что же получается, в 30-е годы, когда шла индустриализация, «нежизнеспособная» плановая экономика работала хорошо, когда шла война с фашистской Европой, планирование тоже не подводило — в «войне моторов» СССР уверенно «сделал» Европу, — ударное восстановление страны после войны также осуществлялось благодаря плану, как и последующая космическая программа, где Союз тоже был первым. А под конец 80-х вдруг взяла и перестала быть жизнеспособной!

«Чтобы цены соответствовали спросу и предложению, плановая система должна была все сбалансировать. Но с падением СССР она была полностью разрушена, пропорции спроса и предложения стало некому определять», — говорит Кудрин.

Интересно, кем же она была разрушена? Часом, не его подельниками из экономических кружков? Забавно читать, как Кудрин сетует, что ему цензура запрещала в статьях использовать слово «конкуренция» относительно советской экономики, он заменял его на «экономическое соревнование». До осени 1988 года ему запрещали, и это при том, что уже в мае приняли закон о кооперации, когда подпольным совбурам дали зеленый свет. Кудрин, конечно, лукавит, представляя дело так, будто горбачевское правительство противилось рынку и щемило экономистов, не позволяя им разрабатывать «новые идеи, новые сценарии, которые бы выходили за рамки плановой экономики». На самом деле в среде советских экономистов задолго до «перестройки» возникло и окрепло «рыночное крыло». Экономисты СССР были далеки от марксизма, поэтому только прикрывали свой гнилой либерализм и «экономизм» марксистской фразой.

Так, Сталин в 1952 году был вынужден объяснять, казалось бы, простые вещи, что нельзя искусственно приклеивать к социалистическим отношениям рыночные понятия, как например: «необходимый» и «прибавочный» труд, наем рабочих и прочее, — и призывал советских экономистов «покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими новому положению».

Они, экономисты, сделали вид, как будто всё поняли, но после смерти вождя сразу же вернулись к разработкам «рыночного социализма» и попыткам воплотить его в жизнь. Вспомнить хотя бы косыгинскую реформу, которая, по словам того же Кудрина, «имела зачатки рыночных механизмов». Брежнев был слаб в марксизме, но на интуитивном уровне понимал, что идеи «улучшать» планирование рыночными методами ни к чему хорошему не приведут. Поэтому косыгинскую реформу свернули. Но «рыночники» тоже не лыком шиты были и терпеливо дожидались своего часа. И дождались.

Чтобы читатель мог понять, какие «специалисты» сидели в Госплане, могу привести один эпизод. К нам на канал Яндекс.Дзен заглянул один занятный деятель, некто Антипов В.И., по личному утверждению, 15 лет проработал в ГВЦ Госплана, занимался автоматизацией работы Госплана по поручению ЦК КПСС, автор книги «Госплан вчера, сегодня, завтра». Цитирую его высказывание:

«Госплан работает только при наличии рыночных цен. Это инструмент балансировки спроса и предложения. Общим регулятором должен быть Госплан. Локальное регулирование — управляемый рынок».

Как вам такое нравится? Чего стоит один термин «управляемый рынок»! Звучит так же «разумно», как прямая кривизна, целомудренная проститутка или честный вор! Хотя чего удивляться, если в перестройку было в ходу такое определение, как «социалистический рынок» и прочие явления капитализма, которым давали приставку «социалистический», воображая, будто от того хищническая природа данных явлений пропадет!

А вот цитата — просто огонь:

«Сталинская эпоха — вынужденное отступление от рыночного саморегулирования перед войной. Сначала с немцами, а потом с американцами. Политэкономия сталинской эпохи — это политэкономия феодализма…».

Прекрасно, не так ли? Что же, если коллективизация была, по утверждениям историков, «вторым изданием крепостничества», то, очевидно, Сталин возродил феодализм под красным флагом, а государство заделалось коллективным феодалом, как в Древнем Китае… Всю эту наглую ложь про то, что колхозникам не выдавали паспортов, чтобы те не могли никуда уехать, что они были «привязаны к земле» и т. п., я разбирал в своей старой статье по колхозам, поэтому не стану комментировать этот фрагмент.

И последнее заявление от г. Антипова, так сказать, на десерт:

«Если в 16 лет ты не был комсомольцем, у тебя нет сердца; если в 40 лет ты не предприниматель, у тебя нет мозгов».

И вот такого рода персонажи сидели в Госплане и определяли экономику Союза! Стоит ли удивляться, почему к 1986 году советская экономика находилась в упадке? Научное централизованное планирование сознательно и последовательно расшатывали такие вот антиповы, у которых сталинская политэкономия — это феодализм. Но это так — мелочь пузата. Главными вредителями, идеологами «рыночного социализма» были Абалкин, Контрапович, Либерман и прочие «выдающиеся советские экономисты». В «Прорыве» публиковалась статья, с которой мы рекомендуем всем читателям ознакомиться.

Вернемся же теперь к нашему барану, к г. Кудрину.

«…Правительство тогда выбрало интересы страны и граждан, которые благодаря лоточникам смогли покупать какие-то продукты по адекватным ценам. Это предоставило людям возможность заработать. Разрешалось выйти и продавать все, что можете. Люди продавали ложки, телевизоры, драгоценности, какую-то мебель, просто одежду, лишь бы прокормиться».

Какая прелесть, сами раздели народ до нитки, а после великодушно дозволили продать свое барахло, чтобы прокормиться! Как написал русский поэт Гнедич:

Помещик Балабан,

Благочестивый муж, Христу из угожденья,

Для нищих на селе построил дом призренья,

И нищих для него наделал из крестьян.

Еще одно замечательное заявление главы Счетной палаты:

«Кроме того, в 2003–2004 годах мы восстановили (в среднем, конечно) уровень жизни, который имели граждане в 90-м году перед развалом СССР. В среднем это достигалось и по учителям, и по врачам. Сейчас примерно на 20% уровень жизни выше, чем в Советском Союзе. В нулевые годы, когда я был вице-премьером, с 2000 до 2011 год, уровень жизни в стране вырос в три раза. Кажется, что это недостижимая цифра, но мы начинали с очень низкого уровня».

Вот так вот, дорогие россияне. Благодаря стараниям Кудрина и Ко спустя 30 лет (!) после уничтожения социализма уровень жизни возрос-таки аж на 20%! Вот это достижение! Жаль только, хитрый реформатор забыл уточнить, относительно какого периода СССР россияне стали лучше жить.

Вообще, это крайне неблагодарное занятие — измерять уровень жизни народа при капитализме. Ведь в капиталистическом обществе народ расколот на два класса: на кучку капиталистов и массу наемных работников. Если в СССР не существовало ни одного олигарха, то в РФ, по официальным подсчетам, 22 миллиардера, совокупное состояние которых превышает 304 миллиарда долларов, это 23 триллиона рублей, для сравнения: доход государства РФ за 2022 год — около 18 триллионов рублей. Высшее чиновничество, ставленники олигархии, стараются не отставать от стандартов потребления, заданных хозяевами жизни. Средняя зарплата чиновника в РФ официально составляет более 65 тысяч рублей. Больше всего получают «сотрудников органов законодательной власти» (так завуалированно назвали депутатов) — 110 тысяч рублей. И вот попробуй подсчитай, какая часть из тех 20% в реальных числах выпадает на долю пролетариата? А так получается средняя температура по больнице. Сложили доходы 22 олигархов вместе с их лакеями и 16 миллионов россиян, официально проживающих за чертой бедности, и получилось, что «средний россиянин» живет лучше, чем «средний советский человек»! Да ещё и через 30 лет технического прогресса! Но как по-рыночному обсчитать и уложить в статистическую таблицу такие вещи, как доступ к медицине и образованию? В Союзе каждый человек, независимо от уровня дохода, имел доступ к полному спектру медицинской помощи и ко всем лечебно-профилактическим процедурам. Образование также мог получить любой, хоть рабочий, хоть колхозник. В рыночной РФ эти блага «нежизнеспособной плановой системы» в усечённом виде с трудом сохраняются, находясь под гнётом оптимизаторов-кудриных.

Допустим, в своей статистике Кудрин всё это учел, просчитал-обсчитал и авторитетно выдал результат: уровень жизни вырос. А за счет чего такое достижение? Каким путем среднестатистический пролетарий способен улучшить свое материальное положение? Правильно, понабрать потребительских кредитов, что пролетарии и делают. В 2019 году правительство обеспокоилось: 15% населения тратят на погашение долгов 70% своего дохода. В октябре издание «Ведомости» сообщало, что долги россиян по кредитам в 2021 году увеличились до 23,9 миллиардов рублей и продолжают расти. А иначе и не может быть. При плановой экономике жизнь населения улучшается за счет развития средств производства, развития науки, внедрения технологий. В этом заключается задача социалистического производства: создание условий для всестороннего и гармоничного развития каждой личности. А задача капиталистического производства — максимальная прибыль, обогащение собственников средств производства, которое происходит только за счет эксплуатации труда.

А вот главное утверждение Кудрина, взятое в заголовок ТАСС:

«Безусловно, к плановой экономике уже никогда не вернемся. Можно спокойно поставить точку в этом споре: госплана в России уже никогда не будет. Если, конечно, не случится что-то совсем уж невероятное. Африка быстрее нас уже растет. Если мы начнем снова создавать госплан, эти страны окажутся впереди нас».

Насчет Африки — очень громкое заявление, конечно. Но как быть с такими странами, как Южная Корея, Япония, Китай? У них довольно мощное госрегулирование и есть даже пятилетки. Почему же они от Африки не отстают? Очевидно, Кудрина, как старую обезьяну, новым трюкам уже не научишь: как в 90-е ему заложили в голову тезисы про «невидимую руку рынка», которая «всё порешает», так он и продолжает их повторять.

В реальности, после того, как капитализм вступил в высшую свою стадию, свободная рыночная экономика ушла в прошлое. Во всех более-менее развитых странах присутствует планирование, в большей или меньшей степени. Прежде всего это касается капиталистических монополий. В рамках одной корпорации вся производственная цепочка работает на плановой, а не рыночной основе. А поскольку львиная доля экономики сосредоточена в руках монополистической, т. е. олигархической, буржуазии (как метко выразился Ленин: «десятки тысяч предприятий — всё; миллионы мелких — ничто»), то рыночная конкуренция ведется, главным образом, между корпорациями.

Да, существует еще мелкий и средний бизнес, но он крайне нестабилен. Мелких хозяйчиков постоянно пожирают бесчисленные конкуренты, и выживают они, прямо как в дикой природе, сугубо благодаря своей «плодющести». Известно, что Маркс предрекал полное исчезновение мелкому хозяйчику. И он действительно бы вымер. Но его существование сознательно подпитывает олигархия через государства. Делается это для поддержания устойчивости капитализма, для того, чтобы укреплять мелкобуржуазное сознание пролетариата, веру в то, что каждый может «открыть свое дело» и зажить при капитализме хорошо. Опять же, мелкая буржуазия используется в качестве поросят, которых выкармливают к зиме (т. е. очередному циклу кризиса), чтобы затем пустить под нож.

Планирование применяется не только корпорациями внутри своих подразделений, но и олигархическими правительствами. Рыночная экономика в своем развитии достигла собственного отрицания. Корпорации, порожденные свободной конкуренцией, стремятся к предсказуемости, к плану. Монополисты, таким образом, вынуждены сами идти к той самой «нежизнеспособной плановой системе», но никогда не могут её достигнуть из-за господства частной собственности.

Известное ленинское высказывание: «Социализм — это государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией». Каким образом происходит это обращение? Прежде всего, заменой диктатуры буржуазии на диктатуру работающего класса. Право частной собственности упраздняется, основные средства производства переходят в общенародную собственность под управлением пролетарского государства. Но чтобы формальное обобществление средств производства стало реальным, необходимо наладить систему централизованного научного планирования. А это задача нетривиальная.

Наши левые думают, что вот достаточно построить суперкомпьютер, загрузить в него данные — и дело в шляпе! Но проблема строительства коммунизма вовсе не в технических аспектах организации планирования или производства. Никакая система ОГАС не способна уничтожить отношения частной собственности или создать коммунистические производственные отношения, потому что все эти идеи с компьютерами — лишь инструменты, а частная собственность, обмен, стоимость и т. д. — это отношения между людьми. Вот в чем дело. При Сталине, между прочим, прекрасно сокращалась роль стоимостных отношений и без всяких компьютеров, хотя понятно, что их наличие упростило бы ряд технических моментов, позволило бы сделать ведомства более компактными и оперативными. Жулики во всякой системе способны найти возможность жульничать, бездельники — возможность «косить» от работы, а карьеристы — пролезать наверх. Упование на ОГАС и прочие проекты — попытка подменить марксистскую науку технократизмом.

Так что нужно сделать для построения правильной плановой системы, которая приведет к отмиранию рынка и построению полного коммунизма?

У нас нынче развелась тьма скептиков и критицистов, которые призывают критически рассматривать победоносный опыт сталинского СССР, а вот тех, кто нацелен на серьезное извлечение позитивного опыта, таких находится немного. Наши дежурные сталинисты, к сожалению, крайне поверхностны и не замечают тех вещей, которые действительно обеспечивали успех строительства коммунизма. Например, безналичный расчет между предприятиями. Непросто провернуть какую-нибудь махинацию, если на руках нет денег. При Сталине производство ориентировалось не на рыночные показатели, а на обеспечение условий для развития каждого члена общества. При этом присутствовало то, что буржуазные экономисты называют «ориентированием на потребителя»: красивая и разнообразная продукция, на разный вкус и цвет. Если рассматривать рекламные буклеты сталинской поры, то понимаешь, что все эти либеральные мифы о том, что план не способен удовлетворять запросы потребителя, — просто наглая ложь. А вот когда пришли хрущевцы и начали разваливать сталинскую систему планирования, вот тогда и начали возникать те пороки, которые сегодня либеральные экономисты приписывают плану, как якобы его органические недостатки.

Некоторые хитрые деятели пытаются изобразить дело так, будто успехи сталинской системы в том, что она, дескать, сочетала в себе как план, так и рынок, в частности выделяют промысловые артели. Если подходить чисто формально, то можно сказать, что артельщики — предприниматели, не использующие наемный труд, а артели — что-то вроде мелкого бизнеса. Но в реальных условиях это было не так. Во-первых, все артели были включены в общий план благодаря системе подрядов, как и колхозы. Во-вторых, артели находились под жестким контролем различных проверяющих органов и артельщики не могли, как нынешние предприниматели, раздать взятки инспекторам, чтобы те закрыли глаза на нарушения техники безопасности, санитарных условий и т. п. Собственно, мелкая буржуазия во многом и выживает благодаря тому, что нарушает законы, а инспектора смотрят на эти нарушения сквозь пальцы. Как начали в Москве всерьез проверять различные заведения типа шаурмячных или пончечных, так они мигом позакрывались, ибо не выдержали конкуренции.

Так и «сталинские» артели, не выдерживая конкуренции с госпредприятиями, закрывались или же сами переходили под управление государства. Никакого рая для мелкого хозяйчика, как пытаются представить некоторые граждане, в СССР при Сталине не было.

Итак, необходимо признать, что сталинская эпоха есть эпоха победоносного строительства коммунизма, т. е. процесс отмирания товарно-денежных отношений в обществе. Следовательно, именно ее следует брать за пример того, как должно быть организовано планирование. Естественно, речь не идет о слепом копировании. Например, массовая организация колхозов в настоящее время — ненужная мера. Можно просто обобществить агрохолдинги, где труд сельских трудящихся будет организован так же, как на заводах и фабриках. В крестьянской России большевики вынуждены были вырабатывать форму строительства коммунизма с учетом сильных мелкособственнических инстинктов массы народа, современная же РФ значительно облегчила нам работу, пролетаризировав массу мелких собственников. Современное капиталистическое общество значительно упростилось относительно начала 20 века: исчезли все прослойки мелких и мельчайших хозяйчиков, полупролетариев, теперь население четко поделено на два класса: массу пролетариев и кучку капиталистов, численность которых сокращается из-за неизбежного роста концентрации капитала.

Вопреки мантрам всяких кудриных, план — это не прошлое, а будущее России. Россия сегодня как никогда готова к коммунизму. Всё уперлось лишь в субъективный фактор отсутствия компартии, способной организовать и возглавить рабочий класс для построения коммунистического общества.

Р. Огиенко
22/01/2022

Кудрин и плановая экономика: Один комментарий

  1. Большое спасибо за статью! Но у меня возник вопрос: являлась ли национализация артелей в 1956 году прогрессивным актом? Или же это пакости со стороны хрущевцев? Просто наши доморощенные «сталинисты», как вы уже правильно указали, чуть ли не молятся на «мелкий бизнес при Сталине» т.е. артели.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s