О китайском НЭПе

№ 4/68, IV.2022


Китай попал в ловушку достаточно сложных политических условий. Во-первых, в Китае революция произошла позже. С одной стороны, было легче строить социализм, так как хотя бы первое время была определенная поддержка СССР, которая, кстати, полностью никогда не прекращалась. Во-вторых, практически сразу после революции галопирующими скачками пошла НТР. И если у СССР было лет тридцать, пусть с войной, которая подстегнула НИОКР, то Китаю в технологическую гонку надо было включаться с ходу. Хрущев подложил свинью и начал активно сворачивать сотрудничество как раз в тот момент, когда надо было делать рывок. От осознания, как быстро надо пробежать гораздо большее расстояние, которое стояло перед СССР, Мао и его окружение, которое, как я полагаю, он не сильно контролировал (см. события эпохи Культурной революции), наделали множество глупостей в период «Большого скачка», причем фактически скачка не получилось — даже мобилизованная, экономика Китая отставала и технологически, и количественно.

При этом кризисов, подобных Большой депрессии 1929 — 1933 гг., когда капиталисты готовы были поставлять в СССР что угодно и на кредитных условиях, лишь бы продать (что способствовало технологическому перевооружению промышленности), в Китае не было — наоборот, в обстановке «холодной войны» ничего существенного капиталисты Китаю не продавали, равно как и СССР. Потому к 1979 г. Китай пришел очень отсталой и преимущественно аграрной страной. В условиях «разрядки», когда стало ясно, что нагнетать гонку вооружений более нельзя, Китай решил повторить НЭП на новом витке — получив от капиталистов промышленность и технологии взамен на почти бесплатную рабсилу бывших крестьян, которых все равно пришлось бы урбанизировать, так как дальше так жить было нельзя.

До 90-х эта политика шла относительно медленно, но галопировала в 90-х в связи с развалом СССР. Китай более не мог рассчитывать на дешевые советские технологии и готовые производства, которые мог бы планово строить в рамках торговых отношений централизованно и планово. НЭП был вынужденным шагом. Темпы развития технологий задавал мировой империализм, и Китай должен был сесть в эту лодку, поскольку любой возможный сценарий был ничем не лучше советского — собственными силами централизованно развивать промышленность Китай в 80 — 90-х пока не мог. Там было много факторов: и отсутствие образованных кадров, и общая техническая отсталость, через которую надо было прыгать, и просто невозможность разом и в короткие сроки аккумулировать такое количество материальных ресурсов.

Капиталистов призвали и тем включили экономику в мировой рынок, пожертвовав при этом социальной сферой, которой СССР как первое и долгое время единственное социалистическое государство, при этом всегда испытывавшее дефицит людских ресурсов (от чего Китай был избавлен), пожертвовать не мог. Но, даже догнав и в чем-то перегнав развитые страны (например, по объему НИОКР), Китай не может теперь сразу спрыгнуть с этой системы — значительная часть экономики Китая Китаю и даже китайским гражданам тупо не принадлежит юридически. Партия держит под контролем экономику через кучу различных плановых и надзорных комитетов и периодически устраивает китайским миллиардерам секир-башку, охраняет свою властную монополию, но экспроприировать это не может без подрыва всей экспортно ориентированной и в достаточной степени рыночно разбалансированной экономики. Нужны обходные маневры, нужно ждать удачного складывания внешнеполитической и внешнеэкономической ситуации, долго включать наиболее развитые отрасли в плановую систему, искать долговременных партнеров, на которых можно будет положиться во время внешнеполитических осложнений, к тому же экономику Китая начинает потряхивать уже и от кризисов перепроизводства (нельзя пустить рынок в экономику и не получать кризисы). И толкового плана, как с этой ерундой справиться, партия еще не придумала. Потому Си Цзиньпин, представляющий партийные круги, решительно настроенные на углубление планирования и коммунистического пути, пока только осторожно декларировал курс на медленное сворачивание китайского НЭПа, воспользовавшись ухудшением управляемости экономики и кризисными потряхиваниями, которые партию поставили перед задачей что-то с этим делать. Но решительных шагов сделать никто не может, и, боюсь, что и плана такого пока еще нет.

В силу этого я предложил бы считать Китай находящимся на первой фазе строительства коммунизма — просто условия технологической и промышленной гонки с империалистическим миром заставили его расширить сферу рыночной экономики и мешают двигаться дальше. Китай, как тот Винни-Пух, нажрался и застрял, причем экстенсивные возможности для расширения у него еще есть за счет неоколониальной политики китайских ТНК. Пока проблему закрывают через этот ресурс. Но опасность такой политики китайские лидеры, похоже, видят — наращивание интеграции экономики в мировую несет опасность потерять ее. Потому все равно будут подгребать под себя предприятия с иностранным капиталом, будут частных ставить под жесткий контроль.

Китай может позволить платить ренту своим и чужим предпринимателям как отступные мировому капиталу за мирное сосуществование и помощь с технологиями и оборудованием. СССР в 30-х этого уже не мог, да и капитал в нужном количестве привлечь не удалось.

И. Бортник
11/04/2022

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s