По «науке» или по Марксу?

№ 7/71.VII.2022


Общеизвестно, что власть эксплуататоров во все времена зиждется на двух столпах — силе оружия и силе невежества, причём последняя является определяющим и, соответственно, более действенным инструментом поддержания системы угнетения. Следует отметить, что вопреки собственным интересам, удовлетворяя свои паразитические потребности, как, например, потребность в создании бессмысленных, но грандиозных с точки зрения архитектуры храмов, эксплуататоры так или иначе способствовали развитию научного мышления и поэтому вынуждены были менять способы и формы надувательства эксплуатируемой массы. Так, в классовых обществах разработка и внедрение алогизмов, то есть оболванивание, превращаются из случайного полустихийного процесса в отдельное высокооплачиваемое ремесло. В разные времена над производством идеологий трудились жрецы, служители религиозных культов, философы и прочие мыслители. Историю философии, таким образом, необходимо рассматривать как историю развития эксплуататорских идеологий.

Уже в античной Греции можно выделить две противоположных линии миропонимания. Идеализм — эксплуататорская идеология, объясняющая всё промыслом потусторонних сил, или, попросту говоря, чудом. И материализм — взгляд на мир таким, какой он есть сам по себе. Идеалистическое мышление уводит познающий субъект в сторону от реальных связей и закономерностей объективной действительности, заменяя их сотнями тысяч сортов вымысла. Поскольку научное мышление развивалось не обособленно, а всегда в рамках эксплуататорских идеологий, в неразрывной связи с идеализмом, постольку материализм был не до конца последовательным, а значит, и сам страдал от искажений. И лишь к середине XIX века, когда прикладные науки накопили достаточно багажа, в учении Маркса материализм достиг вершины своего развития, став последовательно научным мировоззрением. Материализм Маркса выделил из идеализма единственно ценное его зерно — диалектику, поэтому его принято называть диалектическим материализмом.

Марксизм стал мощнейшим противоядием, реальной панацеей от идеологических иллюзий эксплуататоров, которое необходимо соединить с реальным движением эксплуатируемых масс. А завоевание научного авторитета у наиболее прогрессивной и сознательной прослойки наемных рабочих является одной из ключевых задач марксистов в текущий момент.

Однако опыт ведения пропаганды показывает, что убеждение в научной неоспоримости марксизма встречает сильное сопротивление со стороны пролетариев, особенно в инженерно-технической среде. Причиной являются антинаучные установки по наиболее общим вопросам мировоззрения, насаждаемые так называемой «научной картиной мира». Дело в том, что современного рабочего, служащего, технического или творческого интеллигента уже не так просто убедить в непогрешимости наёмного рабства посредством, скажем, учения Аристотеля, одного из главных идеологов античного рабовладения. И даже традиционные религиозные конфессии уже не вполне справляются с этой задачей, в особенности в отношении научно-технической интеллигенции. Пусть читателя не смущает количество функционирующих храмов, если заглянуть внутрь, можно обнаружить, что паства заметно поредела по сравнению с XIX и XX вв. Да и насколько искренна и последовательна может быть вера в бога в эпоху спутников, самолётов, интернета, бионических протезов и прочих достижений науки, ещё под большим вопросом. Если средневекового крепостного можно было «усмирить» простой и даже наивной христианской мифологией, то современному пользователю высокотехнологичных гаджетов необходимо внушать алогизмы более изощренного характера. Авторитет прикладной науки стремительно растёт, в то время как доверие к религии неуклонно падает. Буржуазия первой из эксплуататорских классов взяла этот факт на заметку и стала использовать уже науку в качестве идеологии. Вот почему, несмотря на кажущуюся образованность, наемные работники продолжают мыслить идеалистически, регулярно становясь жертвами разного рода мошенников, в том числе политических.

Тот факт, что мейнстримная наука выступает крупным рассадником заблуждений, встречает глубочайшее непонимание даже в среде марксистов. Мол, как это так, наука служит истине, она, дескать, движитель прогресса. Однако подобные высказывания не имеют ничего общего с марксизмом. Во-первых, марксистская методология предполагает классовый анализ общественных явлений. Как и религия, право или философия, наука является предельно партийным институтом, а значит, стоит на службе у господствующего класса. «Если бы геометрические аксиомы задевали интересы людей, они бы опровергались». Это буквально азы марксизма. Только в головах идеалистов существует некая «чистая» наука, свободная от классовых противоречий, которая якобы является главной созидающей силой в обществе. В реальном же мире прогресс осуществляется посредством социальных революций, то есть коренных изменений в общественных отношениях, в процессе которых революционные классы используют науку в качестве орудия преобразования. А «чистая» наука, как это показывает история, создавала не только пенициллин и интернет, но также и орудия массового убийства, способные в считанные минуты испепелить целые города. Во-вторых, любая частная наука исследует свой предмет не беспорядочно, а по определенным правилам, руководствуется конкретными ориентирами, чтобы не сойти с материальной почвы объективного мира в дебри фантазий. Эти правила и ориентиры принято называть МЕТОДОЛОГИЕЙ, или логикой познания. Именно для оболванивания образованной и думающей части населения, в противовес марксизму, буржуазные идеологи выдвинули идеалистическую, квазинаучную (маскирующуюся под науку) методологию — позитивизм.

Позитивизм структурно состоит из двух составляющих: теории познания и логики. В буржуазных учебниках истории философии ему дается примерно такая характеристика:

«…Основоположники позитивизма хотели освободить философию от непроверяемых спекуляций, типа рассуждений о том, существует или не существует объективный мир, и базировать её исключительно на позитивном, проверяемом на опыте знании».

На первый взгляд получается красивая картинка, где наука очистилась от метафизики и вымыслов и вообще «сама себе философия». Может даже показаться, что позитивизм не противоречит марксизму, ведь последний в определенном смысле тоже «отрицает» философию. Позитивисты действительно умело маскируются под материалистов. Но принципиальная разница заключается в том, что марксизм утверждает всемогущество разума и безграничность его познавательной способности, в то время как позитивизм устанавливает границы и «компетенции» мышления.

При том, что различные школы позитивизма могут сильно отличаться в частностях, к слову сказать, на основании которых они друг друга регулярно опровергают, они всегда согласны в главном. Во-первых, единственным источником истинного знания признаётся только эмпирический опыт в виде экспериментов, поставленных представителями профессионального научного сообщества. Во-вторых, теоретическое исследование (философия) низводится до второстепенной роли классификатора информации, полученной из ощущений, а конкретнее: из эмпирического, экспериментального опыта. В-третьих, поскольку мы имеем дело только с эмпирикой, то есть данными наших чувств и наблюдений, фактически отвергается возможность адекватного познания объекта, в лучшем случае предлагается некая принципиально неточная его «модель». Позитивистская теория познания — это мешанина из эмпиризма, скептицизма и агностицизма, то есть категоричное непризнание способности разума к отысканию истины, которая неизбежно приводит к субъективному идеализму, как это случилось с Махом или его русскими последователями. Для обоснования субъективно-идеалистических позиций буржуазные идеологи выдумывают ложные критерии истины, как то: «фальсифицируемость», «изящество», «влияние наблюдателя». Вместо научной, то есть материалистической, оценки тех или иных явлений, на основе фундаментальных категорий бытия, в развитии и во взаимосвязи со всеми другими явлениями позитивизм абсолютизирует один лишь эмпирический опыт, вгоняя себя в ловушку субъективизма. Ещё одной характерной чертой позитивизма является математизация, абсолютизация понятий и методов математики в естественных, технических и социально-экономических науках, которые выхолащивают содержание, фокусируясь лишь на количественных определённостях и закономерностях.

Таким образом, научной теорией в позитивизме считается не проверяемое практикой отражение окружающей действительности в виде объективных истин, а основанная на данных ощущений, приблизительная, принципиально неточная модель возможно существующего, возможно несуществующего мира, выдвинутая и признанная в рамках профессионального сообщества учёных. Чем эта модель «изящней» описывает наблюдаемое явление, тем проще «наблюдателям» достигнуть конвенции. Нет ничего удивительного в том, что в современной науке царит огульный плюрализм, выражающийся в ожесточенном противостоянии гипотез разной степени АБСУРДНОСТИ. Соответственно, вопрос об истине подменяется разговорами о «приближенных моделях», «наиболее изящном описании» и т. п. В качестве примера плюралистической неразберихи можно вспомнить дарвиновскую теорию полового отбора, которая долгое время отвергалась научным сообществом и даже почти забылась, пока следующими поколениями биологов не были разработаны «ясные» и «убедительные» математические модели. Но если завтра другие биологи разработают новую модель, опровергающую прежнюю теорию, псевдоинтеллектуалы, научпоперы и прочие профессиональные кретины из научного сообщества лихо переобуются и начнут писать «научные» диссертации… до следующего опровержения. Подобный подход с марксистской точки зрения не является научным, а представляет собой продукцию буржуазной теории познания, применяя которую к естествознанию в качестве методологии, позитивисты лепят Франкенштейна под названием «научная картина мира».

В качестве системы правил оперирования мыслями позитивизм использует так называемую формальную логику. Традиционно авторство классической логики приписывают Аристотелю, хотя сам термин «логика» был введён стоиками, выделившими под этим названием лишь ту часть его философии, которая согласовывалась с их собственными представлениями о природе мышления. На самом деле то, что сейчас принято называть формальной или классической логикой, по своему предмету ближе к грамматике или риторике. Характерно, что именно эту дисциплину в буржуазных ВУЗах подают как «науку о законах правильного мышления». Очевидно, свои гонорары современные идеологи отрабатывают плохо, ведь даже прародитель позитивизма И. Кант пришёл к выводу, что

«общая логика не содержит и не может содержать никаких предписаний для способности суждения, кроме как умения подводить под правила, т. е. различать, подчинено ли нечто данному правилу… или нет».

Только и всего. Формальная логика — это дисциплина, занимающаяся в лучшем случае анализом структуры высказываний и доказательств, обращающая основное внимание на форму, отвлекаясь от содержания. Её компетенции весьма ограниченны, а правила таковы, что она обязана любой нелепице вынести логическое оправдание, лишь бы нелепица не противоречила сама себе. Именно в силу этой её особенности средневековые схоласты окончательно превратили логику в простой инструмент ведения словесных диспутов. Для многих обывателей и сегодня доказательства бытия бога Фомы Аквинского звучат «логично» и убедительно. Практически любой учебник по формальной логике начинается с «учения о понятии», в котором дается дефиниция и несколько примеров, затем идёт «учение о суждении», построенное аналогичным образом, и т. д., таким образом, логические фигуры рассматриваются в их застывшем состоянии, как априорные формы мышления, то есть выясняется не сам ход научного исследования, а лишь его результат, и то неполно и искаженно.

Разумеется, формальная логика отражает некоторые закономерности мышления, но все её выводы — это очевиднейшие банальности. Законы действительного мышления можно понять только на основе фундаментальных категорий бытия, так как мышление и есть отражение бытия. Но большинство логиков так и не научились отличать «общее» от «единичного» и «особенного», несмотря на огромное количество «трудов» по формальной логике. Краеугольный камень формалистов — «закон тождества», или, что то же самое, «запрет противоречия», — гласит А=А, что означает, что предмет, о котором мы мыслим, не может иметь противоречащие искомому понятию предикаты. Но в действительности тождество не существует без различия. Конечно, А равно А, но А так же и не равно А, как минимум потому, что это уже другое А. Формальный подход по сути есть консервирование творческой способности разума к выходу за рамки уже познанного. Неудивительно, что Декарт, Бэкон, Локк, Гоббс и многие другие крупные мыслители признавали формальную логику непригодной в качестве «органона» действительного мышления.

Вполне закономерно, что мышление, руководствующееся «законами формальной логики», приходит в теории познания к агностицизму и плюрализму. Так, разговор об объективном, существующем вне головы тождестве различных и противоположных единичных явлений, позитивизм благополучно сводит к разговору о формальном единстве, то есть о чисто внешнем сходстве эмпирически данных единичных фактов, формально подводимых под «понятия». Исходной точкой оказывается не «тождество и единство явлений», а именно «разнообразие и множество» единичных фактов, существующих якобы сначала совершенно самостоятельно и лишь затем чисто формально объединяемых «единством понятия». А сами понятия, согласно «логике» позитивизма, являются лишь иллюзиями, создаваемыми субъектно-предикатной структурой речи. А что есть на самом деле, независимо от наших иллюзий, знает один лишь бог. Поэтому нет ничего удивительного в том, что все позитивисты отрицают не только познаваемость общества, но и объективность мироздания.

Надо сказать, что и в Советском Союзе имелись вредные заигрывания с формальной логикой, что в итоге вылилось в тотальное проникновение данного методологического аппарата в советскую науку. К сожалению, советские марксисты не смогли подняться даже до высоты Канта и разглядеть в формальной логике основу «интеллигентского» оболванивания.

Без последовательно МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ методологии любая частная наука превращается в простой регистратор различных явлений, которые можно интерпретировать как душе угодно. Вот и получается, что вроде как материалисты слепо верят всему, что говорит «наука», как например: зарождение и расширение вселенной, параллельные миры, искривление пространства-времени, и прочие чудеса, которые всего несколько веков назад в несколько ином виде распространяла церковь и с которыми настоящие учёные боролись порой ценой собственной жизни. Сегодня в марксистской пропаганде данной проблеме практически не уделяется внимания. Леваки ограничиваются в своей агитации жиденьким обличительством капитализма, а в плоскости философии в лучшем случае идёт перепев советских оппортунистов. Поэтому в левое болото стекаются преимущественно инфантильные, оболваненные капиталистическим бытием обыватели, но никак не дисциплинированные, способные компетентно руководить интеллектуалы. Единственным коллективом, всерьез взявшимся за рассмотрение проблем методологии, является редколлегия журнала «Прорыв».

Настоятельно рекомендую всем сознательным пролетариям прочитать работы А. Редина «О теории познания» и А. Иванова «О формальной логике и метафизике».

В. Миронов
5/07/2022

По «науке» или по Марксу?: 19 комментариев

  1. Отличная статья, желаю товарищу Миронову не бросать и продолжать писать дальше!

  2. Great article. Definitely cleared up some muddle in my head and introduced some new concepts to me

    I must preface my comment by saying that I have only an elementary understanding of diamatics.

    I think that any fair mind can see that science as it is done today must inevitably and at least partially be a tool of reaction. It is quite clear to me that it is impossible to isolate science from the social context so that it is “pure” science.

    “. In the real world, progress is made through social revolutions, that is, fundamental changes in social relations…”

    From my experience in American academia, I have never even heard of progress in terms of social relations. Academics promote the exact opposite: social progress are slow and are largely measured in economic terms; they are a result of addition of many tiny increments which are made by decades of hard work by individual people in some lab at university or in some private company. This way of thinking bleeds into other aspects and is probably why academics in general and scientists in particular are so reactionary.

    The three points about positivism are correct in representing the views of contemporary scientists. I can understand and agree with the criticisms. I understand now that I am very much guilty of positivism as well. On a basic level, positivism allows bourgeois scientists to justify their own narrow-mindedness and reject what they don’t like. These operations can be done under the cloak of ‘science.» I agree that religion does not carry weight anymore, so «science» must serve reaction now.

    “To substantiate subjective-idealistic positions, bourgeois ideologists invent false criteria of truth”

    “…the possibility of adequate knowledge of the object is actually rejected…”

    These are devastating criticisms!

    During one lecture out of entirety of my university studies, a parasitology professor discussed Kuhn’s paradigm shift. He even introduced the famous quote by Max Planck: “New scientific truth does not triumph by convincing its opponents and making them see the light, but rather because its opponents eventually die, and a new generation grows up that is familiar with it.”

    Of course, most of us don’t remember that quote. Others simply accept that’s how scientific progress are and should be made, without questioning it. After all, how do we question it when we are so under-educated… Furthermore, it is easier simply to say, “well, that’s just how it is!” In general, we «scientists» hardly ever discuss philosophy and science. It is really quite sad.

    Thanks for writing this article. I have learned something new. One of the most powerful weapons of the bourgeoisie is to create uncertainty and fake legitimacy. These operations are best masked in a veil of objectiveness and scientific rigor. What is the alternative? Well, it seems to me that Marx et al had some idea. I know that I am still very ignorant, so I will keep reading and learning.

  3. Надо признать что автор весьма уверенно громит позитивизм в современной физике. Но вот что он скажет по поводу деятельности современных метафизиков которые ничтоже сумняшеся вводят в физику теорию эфира и механический редукционизм как первопричину всех физических явлений?

    • Не имея ничего сказать в защиту позитивизма по статье Миронова, Пилот хочет доказать читателю, что Миронов несостоятельный теоретик, поскольку Миронов не сможет ответить на вопрос о метафизиках, которые, «ничтоже сумняшеся, вводят в физику теорию эфира». Предположим, что Миронов ничего не скажет по поводу того, что, какие-то метафизики, вводят в физику теорию эфира. Статья Миронова посвящена конкретному вопросу и, нормальный человек не будет переводить разговор на дядьку в киевском огороде. А Пилот, как старый позитивист, антикоммунист, троцкист и т.д., чтобы отвлечь внимание читателя от предмета разговора от разгрома позитивистов на разговор о редукционизме, как будто Миронов сказал что-либо в пользу механического редукционизма. Хорошо, что Пилот не попросил Миронова высказаться о практике чукотских шаманов. Я думаю, что редакция будет признательна Пилоту, если он пришлёт в «Прорывист» свои оригинальные статьи по критике метафизиков с доказательством ошибочности их теории эфира теории механического редукционизма. Прорывисты не могут реагировать на отдельные реплики и советы посторонних. Миронов написал статью. А Пилот, как всегда, пропищал из подворотни, злобно и бессмысленно.

      • Антип, позитивизм это одна из высших форм развития буржуазной науки. Несмотря на её классовую реакционность, буржуазная наука тем не менее содержит объективное материалистическое содержание. Непрерывно порождает стихийный материализм среди учёных. Иначе невозможно было бы развитие техники и технологий. Позитивизм намного более прогрессивный подход чем метафизический. Это доказано всей историей науки.

        Автор статьи верно критикует позитивизм с позиций философии. Но делает типичную ошибку когда после философии начинает критиковать уже непосредственно содержание современной физической науки. А задачи состоит в том, чтобы очистить науку от шелухи мистицизма и идеализма, материалистически истолковывать её достижения и результаты.

        • Пилот, никаких буржуазных НАУК не существует. Существуют науки вообще, которые, безграмотные в обществоведческом отношении математики, физики, химики, биологи, психологи, под страхом голода и силовых структур, поставили на службу буржуазии и её прибылей. Эйнштейн, в силу обществоведческой безграмотности, тоже, виноват в смерти тысяч японских женщин и детей. Стихийный материализм, это ещё не наука. Любой рабовладелец, феодал и буржуй, садист, вор — стихийные материалисты в самом вульгарном смысле. Метафизик Аристотель оставил след в истории человечества неизмеримо больший, чем антимарксист Пилот. Значительная часть современной физики, не наука, а спекулятивные диссертации, гипотезы, предположения и заблуждения. Многие лекции физиков, прежде всего эйнштейнианцев, похожи на мантры буддистов. Разумеется, вы такой великий «знаток» физики и такой «авторитет» в этой области, что для вас всё, что скажет дипломированный физик — божественное откровение. Если среди физиков нет спекулянтов и карьеристов, то почему вы стервенеете, когда, кто-то говорит, что ряд «популярных» лекций физиков, выглядит как пение шаманов? Не умеете объяснять — учитесь, а не напяливайте на себя тогу посвященного в таинства жреца.

          • Антип, можно подумать сейчас в интернетах жрецов от марксизма не навалом. Только бесконечная писанина, видеоролики и интеллигентская склока. Каждый окормляет свою паству.

            И откуда такое мнение что разобраться в сути физических процессов проще чем с тем же марксизмом? Гуманитарий без профильного образования не имеет никаких шансов с наскока даже разобраться в классической физике. И никакое это не шаманство, просто как в любой сфере нужен кропотливый титанический труд. Маркс например самолично переработал ВСЮ актуальную буржуазную политэкономия того времени после чего да обоснованную критику. А сейчас же люди нахватавших хлёстких фраз про буржуазный позитивизм с ходу отмахиваются от ВСЕЙ современной физики и призывают вернуться назад в 19 век к теории эфира, абсолютному пространству и прочим давно отвергнутым теориям. И вы лично это поощряете только ради хайпа — показать какие вот мы тут непримиримые борцы с «буржуазной» наукой.

            • Пилот, у вас всегда было плохо с логикой, поскольку вы служите не истине, а интересам узкого слоя правоверных троцкистов, хотя, вы можете являться и антимарксистом-одиночкой. Но вы, своей «тоже логикой», лишь подтвердили мою уверенность, что в среде современных физиков много шарлатанов, поддерживающих эйнштейнианство ради докторских степеней и нобелевских премий. Разве является доказательством отсутствия физиков-шарлатанов наличие негодяев и дураков, которые выставляют себя марксистами??? Мы, как раз, не отрицаем, что в среде левых много тех, кто объявляют себя марксистами, но являются оппортунистами, а в среде физиков, по общему правилу капитализм, не может не быть мошенников. При капитализме мошенники присутствуют во всех сферах общественного организма. Мы задаём физикам простые и ясные вопросы, а они лишь ссылаются на то, что физика понятна лишь избранным, от которых нельзя требовать вразумительного ответа потому, что их всё равно никто понять не с может. Так что, тот факт, что есть мошенники, которые называют себя марксистами, не доказывает, что мошенники отсутствуют в среде физиков, тем более, что быть эйнштейнианцем сегодня выгодно с финансовой точки зрения, как и телефонным мошенником, так и черным риелтором.

              • Антип, не надо задавать простые вопросы. Это вырождается в резонёрство. Кому интересна физика пусть для начала изучит соответствующую учебную литературу по предмету. Хотя бы по какому то разделу. И задаст уже конкретные вопросы. Другого пути нет. Или если вы хотите заново пройти весь путь начиная от Ньютона? Если нет, то и не надо заниматься пустопорожней критикой. Ваше огульное эмоциональное обличение всех современных физиков действует только на малограмотных людей которые не могут проанализировать по существу поднимаемые вопросы.

    • В данной статье нет критики современной физики, зато есть критика МЕТОДОЛОГИИ, которая приводит современную физику к абсурдным, на мой взгляд, гипотезам.
      То, что в позитивизме есть материалистическое зерно, еще не делает эту методологию пригодной для науки. Даже в системе абсолютного идеализма Гегеля можно найти материалистические элементы. Ну и что с того? Я веду речь о том, что науке необходимо избавиться от сотен сортов метафизических идеологий, и взять на вооружение бескомпромиссно работающую методологию — диалектику материализма.
      Что до теории эфира, она частично разработана Ацуковским. Читайте его, читайте Прорыв, если хотите что-то оспорить, напишите собственный материал.

      • Виктор, ваша критика методологии в целом верна. Позитивизм действительно приводит в тупик. НО в тоже время исторический ход науки был именно через позитивизм. Позитивизм в своё время был прогрессивным методом науки и дал её бурный рост. Он намного прогрессивнее метафизического подхода. И в целом он позволяет вскрывать многочисленные новые законы. Методология же диалектического материализма вырастает из позитивизма в качестве его отрицания. Потому необходимо перерабатывать результаты добытые в позитивистской методологии и очищать их от идеологической шелухи. Поэтому критика позитивизма должна быть не отвержением его, а переработкой его результатов в материалистическом духе.

        Что касается теории эфира, то вы глубоко заблуждаетесь. Такая теория была отвергнута по тысячи причин ещё в 19 веке. Сейчас ей занимаются только малограмотные фрики у которых теория эфира у каждого своя. Они не могут даже друг с другом прийти к единой теории. Очарованные новички попадаются только на пиар того или иного «столпа» науки. Грамотные люди обходят их стороной.

  4. «марксизм утверждает всемогущество разума и безграничность его познавательной способности»

    Вопрос к автору: есть ли способ научно и материалистично проверить это утверждение? Т.е. выяснить, действительно ли познавательные способности разума безграничны? Или это аксиома марксизма, считающаяся верной без каких-либо доказательств?

    • Сергей, я начинал свою жизнь при свечах и керосиновой лампе, при свете которой я выполнял домашние задания, при черной тарелке репродуктора в углу нашей комнаты в бараке и механическим патефоном в качестве самого лучшего предмета домашнего обихода. На поле в колхозе под Москвой, я видел трактор «Фордзон». Мама готовила прекрасные обеды на примусе. А сегодня я пишу вам письмо, которое к вам придёт без почтальона и вы прочтёте его на экране. За одну мою жизнь человечество прошло от горчичников и клизмы, в качестве важных средств медицины, до коррекции генов. Я восхищался в детстве пролётами Ли-2, теперь вас не удивляют десятилетия работы космической станции и навигаторы в автомобилях. Мне этого достаточно, чтобы быть уверенным в безграничности познавательных способностей. Если пространство и время безграничны, если материя на макро и микро уровнях бесконечна, если акты взаимного отражения материальных объектов бесконечны, то, как выглядит причина, по которой человеческая форма познания может прекратиться, кроме случая полного исчезновения биологических форм бытия. Но по какой причине Земля может являться единственной планетой со сложной, понятийной формой отражения бытия. Другое дело, если вы верите, что пространство и время ограничены. Но это ваше личное дело. Про твердь земную и твердь небесную уже не говорят даже папы римские. К сожалению, первый случай научного познания общества как особо рода материи и отношений его составных элементов (личностей и классов) имел только место в 1847 году, в период работы Маркса и Энгельса над текстом «Манифеста Коммунистической Партии». До этого момента общество, имея неплохие достижения в механике, оптике, не имело никаких достижений в области познания объективных законов развития человечества и ноосферы.

    • Научно и материалистично на мой взгляд синонимы, не нужно разделять данные понятия. Это действительно аксиома материализма, она не нуждается в формально логических доказательствах постольку, поскольку опыт, общественно-историческая практика, то есть сама жизнь подтверждает это. Человек выделился из царства природы, и мало помалу выходит из него окончательно как раз в силу способности его разума решать любые задачи.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s