Навальный и цены на бензин

№ 6/22, VI.2018


Навальный трещит о том, что проблема роста цен на топливо — это проблема монополизма российской экономики:

«Дело в монополизме. Три четверти добычи у нас сейчас контролируют четыре компании — „Роснефть“, „Лукойл“, „Газпромнефть“, „Сургутнефтегаз“. Две из них при этом государственные. Думаете, все они не проводят совместную ценовую политику, не координируют повышение цен?».

Политическая сущность позиции Навального

«Политэкономия навальнизма» ничего умного сообщить не может, кроме повторения затёртых до дыр лозунгов на приватизацию и свободный рынок.

Сущность данной позиции, которую разделяют явлинские, кудрины, грефы, навальные, позиции «перехода» от государственно-монополистического капитализма назад к капитализму свободной конкуренции, заключается в перераспределении собственности от одних олигархов, господствующих в настоящий момент, к другим олигархам, владеющих американскими и английскими ТНК. У Навального так в программе и записано — приватизация плюс свободный допуск мирового капитала в Россию («повышение инвестиционной привлекательности»).

Рецепты свободной конкуренции, которая невозможна

Чтобы осознать порочность навальнинского, чисто либерального подхода к ценам на бензин даже ходить далеко не надо. Посмотрите на заправки Венесуэлы, на которых топливо стоит копейки. Там монополизм? Конечно! Там не то, что какой-то ценовой сговор, там прямой ценовой диктат правительства. А почему же тогда цены низкие, ведь конкуренция совершенно отсутствует?

Суть установления цен сводится не к соотношению спроса и предложения — это лишь один из способов формирования цены, выражающей стоимость, а к принципам распределения. Навальный рвёт глотку, чтобы Россия искала счастье в установлении цен рыночным путём, то есть путём стихийного формирования (соотношение спроса и предложения) по закону стоимости.

Как сейчас в России фактически устанавливаются цены на топливо? Совокупной волей буржуазного класса, которая выкристаллизовывается из столкновения «мнений» нефтяных олигархов, олигархов госзаказа (которые стоят за нефтяными госкомпаниями), правительства, в особенности ФАС. Эта совокупная воля ориентирована, главным образом, на «удовлетворение» материальных интересов тех лиц, которые получают с этого барыши, и «чуть-чуть» учитывает вероятность топливного бунта, в том числе со стороны мелкой и средней буржуазии. Этим последним в основном занимается правительство, как своего рода мозговой центр олигархии.

Таким образом, в настоящий момент на топливо в России установлены монопольные цены, величина которых вполне осознанно определена как оптимальная с точки зрения угнетения народа и экспроприации мелкой и средней буржуазии со стороны олигархии.

Сценарий Навального, что на топливном рынке, в нефтянке может господствовать свободный рынок как на овощном базаре, совершенно утопичен, потому что, во-первых, это область так называемой естественной монополии, в которой отродясь не было свободного рынка и быть его не может объективно, во-вторых, если раздробить ещё сильнее это хозяйство на множество конкурирующих частных собственников, то их борьба неминуемо приведёт к победе немногих, то есть к монополии — таков закон конкуренции, в-третьих, в реальности, а не в голубых грёзах навальнистов, при приватизации нефтегазовой отрасли все «активы» скупит пара корпораций, оформив на разные юридические общества. Пусть читатель осведомится о судьбе реформы РАО ЕЭС, при выдвижении и реализации которой Чубайс тоже вовсю кудахтал о конкуренции. И что в итоге? Всё находится в руках пяти «игроков» и цены для конечного потребителя выросли как раз примерно в пять раз.

Но даже если вынести за скобки бредовость самой идеи насаждения рыночной конкуренции в топливном сегменте, то какие гарантии у народа, что цены действительно упадут? Гипотетическая рыночная конкуренция может остановить рост цен, но не снизить их. Чтобы цены упали, нужна затоваренность рынка, которой никогда не будет в рознице при текущей ситуации, когда покупательная способность на топливо внутри страны намного ниже покупательной способности на сырьё на международном рынке.

Классовый подход в вопросе цен на продукты потребления

Смотреть на ситуацию нужно не глазами мелкого буржуа, которого угнетает крупный капитал и которому, конечно, выгодно, если в его производственном потреблении стоимость топлива снизится, потому что он это снижение превратит в дополнительную для себя прибыль с продажи товаров. Только навальнята не понимают, что если снизятся издержки капиталистов, например, на логистику, то цены на потребительские товары не упадут. Прибыль таким образом из кармана одного капиталиста перекочует в карман другого капиталиста, а обычный потребитель как платил втридорога, так и будет платить втридорога.

Смотреть на цены необходимо от лица народа, то есть от лица пролетария, который заправляет свой автомобиль и покупает все другие товары личного потребления, в производственных издержках которых содержится стоимость топлива. А поставить вопрос с такой точки зрения означает рассмотреть его методом классового анализа, методом классовой борьбы. И вот почему. Все товары, которые покупает пролетарий, принадлежат исключительно капиталистам и капиталистическому государству. Все доходы пролетария возникают только в результате продажи своей способности к труду, он владеет исключительно одним товаром — «рабочей силой» и больше ничем. Имущество, полученное от Советской власти (стоимость жилья), в расчёт не берём, так как оно ничего принципиально не меняет, находится в процессе потребления, за исключением тонкой прослойки москвичей, которые могут его использовать как рантье.

Следовательно, экономическое соотношение между пролетариатом и буржуазией таково, что пролетариат всегда получает только ту долю производимого им же общественного богатства, которую устанавливает класс буржуазии. Её величина, в конечном счёте, определяется необходимостью физического и духовного воспроизводства пролетариата как класса. Пролетариат — простой придаток буржуазии, за счёт которого она обогащается, барствует и наслаждается своим господством.

Доходы от природных богатств

Стало быть, что в этой связи из себя представляют так называемые доходы от природных ресурсов?

Государственные и частные капиталистические корпорации добывают и перерабатывают природные ресурсы. Процесс производства полностью подчиняется процессу получения прибыли. Исходя из совокупности следующих факторов: закона монопольных цен, закона конкуренции на внутреннем и международном рынках, фискальной политики государства, политики кредитных организаций, конъюнктуры финансовых рынков; в соответствии с компетентностью и коррупционностью, руководством этих корпораций принимаются конкретные управленческие решения о том что, как и где добывать, как перерабатывать и кому продавать. Буржуазное государство в интересах суверенитета властного отряда олигархии устанавливает известную ренту. Данные корпорации за её счёт формируют значительную долю российского бюджета.

Из этого «патриотические» и либеральные экономисты делают вывод, что доходность бюджета зависит от процента установленной ренты, то есть от «регулирования» распределительных отношений. Это, однако, не так. Доходность бюджета зависит всецело от формы собственности, так как нельзя доходность оторвать от установления выгодоприобретателя. Нет ничего глупее, чем говорить про доход государства, отрицая факт, что государство, в том числе и его доходы, фактически служат какому-то классу.

В одном случае доход бюджета по сути определён волей господствующего класса буржуазии и зависит от политических центров влияния, стихийных процессов рынка, валютных спекуляций, степенью и характером кредитно-финансовой зависимости всех субъектов рынка и так далее. Действительно, рента может быть высокой или низкой и от этого доходность бюджета в рамках данного способа производства может быть выше и ниже. Однако она так или иначе, но определяется олигархией в соответствии с классовыми задачами её государства.

Эти самые экономисты «забывают», что полученную налоговою выгоду буржуазное государство тратит посредством рынка даже тогда, когда выплачивает заработную плату бюджетникам. Значит, так или иначе, но всё ценообразование находится в руках буржуазного класса, потому что вся товарная масса принадлежит ему. Поэтому величина государственного бюджета есть всего лишь общая касса буржуазного класса. Стало быть и рассуждения о цене на бензин по сути являются схоластическими с точки зрения интересов пролетариата. Когда Навальный утверждает, что он опустит цены на топливо свободной конкуренцией, даже если предположить такую возможность, то на эту же величину вырастут цены у других капиталистов. Иными словами, борьба Навального за цены на бензин есть борьба одних капиталистов против других капиталистов.

В другом случае, сообразно интересам пролетариата, доходы от природных ресурсов представляют собой совершенно иное качество. Если бы природные ресурсы, все средства производства принадлежали пролетариату, были обобществлены, и при этом была бы также установлена монополия на межгосударственную торговлю, то все добытые и обработанные богатства было бы невозможно рассматривать с точки зрения их стоимости. Сырая нефть и нефтепродукты, природный газ и его продукты превратились бы из товаров в то, чем они являются на самом деле — в общественные блага известной полезности. Иными словами, они стали бы не средствами чьего-либо обогащения, а рассматривались бы исключительно с точки зрения целесообразности их употребления. Каждая тонна нефти, каждый кубометр газа шёл бы в известной пропорции на увеличение производительных сил страны в форме, главным образом, расширения воспроизводства средств производства и на рост производства продукции народного потребления.

Таким образом, природные богатства, являясь источником сырья для всего общественного производства, потреблялись бы целесообразно, в соответствии со своей истинной ценностью и своим настоящим предназначением.

Сегодня же, какая бы не была высокая рента буржуазного государства, доходы с природопользования служат исключительно росту капитала за счёт обнищания пролетариата и всего народа.

Вот как следует определять доход от природных ресурсов с точки зрения двух противоположных классов.

Цель борьбы рабочего класса

Позиция рабочего класса заключается вовсе не в том, чтобы уменьшить прибыль нефтяных олигархов и олигархов госконтракта, как это предлагает Навальный. Так как это снижение, во-первых, невозможно вообще, Навальный врёт и под лозунгом снижения борется за перераспределение собственности в пользу мирового олигархата, во-вторых, если и было бы возможно, то принесло бы пользу исключительно буржуазии, которая бы не стала опускать цены из-за падения издержек и даже подняла бы их за счёт экономии пролетарского семейного бюджета на бензине.

Позиция рабочего класса заключается вовсе не в том, чтобы экспроприировать прибыль нефтяных олигархов и олигархов госконтракта, как это предлагают некоторые либералы и леваки.

Позиция рабочего класса заключается даже не в национализации капиталов нефтяных олигархов и олигархов госконтракта, хотя это и есть прямой пусть к снижению цен на бензин. Однако, остальная товарная масса останется в руках буржуазии, которая обязательно инспирирует кризис по венесуэльскому сценарию, когда капиталисты устроили экономический террор, поднимая цены, создавая перебои с поставками продукции и так далее.

Позиция рабочего класса заключается в том, чтобы экспроприировать все средства производства, как в области энергетики, так и во всех других областях, с целью налаживания гармоничной научно-плановой экономики, в которой природные богатства будут давать действительно высокий доход для народа, а цены на бензин не будут иметь никакого значения для труженика.

А. Редин
11/06/2018

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s