Спекуляции либеральной пропаганды

№ 7/23, VII.2018


Чтобы представить читателю механику либеральной спекуляции, возьмём типичный текст «Новой газеты», в частности свежую статью «Страна без государства».

Поликовский начинает с определения сущности государства:

«Государство в понимании нормального современного человека, который не ест соплеменников, как Бокасса, и не убивает соотечественников, как Асад, — ​это механизм созидания и поддержания нормальной жизни, то есть социальной справедливости, экономического благосостояния, развития медицины и образования, помощи бедным и больным. При всей разности народных темпераментов, исторических судеб и материальных условий именно так понимают государство в столь непохожих странах, как Швеция и Швейцария, Америка и Германия, Франция и Финляндия… В государстве нет ничего священного и сакрального, ничего возвышенного и пафосного — ​это всего лишь механизм, который должен обеспечивать развитие страны и улучшение жизни людей… Бог как гарант государства — ​старый трюк монархий, перекочевавший в арсенал диктатур. Романовы именовали себя царями милостью Божьей. Ленин и Сталин утверждали, что правят благодаря всесильному и единственно верному учению — ​для них это было другое имя Бога».

Короче говоря, с точки зрения «Новой газеты» государство должно ограничиваться деятельностью по развитию медицины, образования, помощи бедным и больным. Что же касается «экономического благосостояния», то здесь нужно правильно понять иезуитскую логику автора. Дело в том, что либералы под ростом экономического благосостояния понимают экономический рост, который определяется в основном такими показателями, как ВНП, ВВП. Иными словами, это увеличение суммарной стоимости всех товаров и услуг в определённой юрисдикции, подсчитанный различными методами. То есть под экономическим благосостоянием понимается общее, совокупное стоимостное богатство страны и не важно, каким образом оно распределено между гражданами. Именно поэтому Поликовский влепил запятую между благосостоянием и помощью бедным, хотя нормальному человеку кажется, что там, где есть экономическое благосостояние, бедности не место…

Долгое время в США публиковали статистику, которая указывала, что совокупные доходы домохозяйств американского отечества устойчиво растут. Вроде бы всё отлично, страна богатеет. И только недавно, когда ФРС наконец сделала разбивку по группам населения, вскрылось, что 80% домохозяйств последние 15 лет, «оказывается», устойчиво беднеют, а средняя температура по больнице обеспечивалась непомерным ростом богатства первой квантили. Более того, у самой бедной квантили американских семей величина стоимости имущества в период с 2001 года по 2016 годы упала на 39%. У следующей квантили на 36% и так далее. Словом, народ поступательно опускается в пучину бедности, а страна устойчиво богатеет. Вот тебе и экономическое благосостояние.

Ниже автор уточняет, что государство конкретно должно делать для «экономического благосостояния»: развивать высокие технологии и создавать условия для бизнеса.

Таким образом, «создание и поддержание нормальной жизни» с точки зрения махровых либералов — это ограничение роли и места государства в обществе сферой образования, медицины и общественного презрения, а вся регулирующая роль государства в экономике должна быть сведена к развитию высоких технологий и созданию условий для бизнеса.

Поликовский приводит в пример США, Францию, Германию, но это, конечно, лукавство. Во всех этих странах гигантских размеров бюрократическое государство, которое, во-первых, прочно срослось с монополистическим капиталом, а во-вторых, беспардонно вмешивается во все сферы жизни общества от экономики до частной жизни. Непринципиальная разница между РФ и этими странами заключается только в различном месте в глобальном разделении труда, то есть в степени ограбления более бедных стран и народов. А Швецию, Швейцарию и Финляндию с Россией сравнивать вообще никакого смысла не имеет, это микроскопические страны с населением в один крупный город, в которых, впрочем, также господствует финансовый капитал.

Нетрудно заметить, что «Новая газета» старательно обходит вопрос о сущности современного общества, которому требуется такой странный «механизм», как государство. При этом всей своей позицией и риторикой в лице Поликовского либералы выступают за сокращение влияния государства на общество в России.

Автор призывает именно в российском государстве видеть нечто не просто репрессивное, но даже чудовищное:

«Бронтозавром с серой окровавленной мордой бродит по истории российское государство, чуждое современности с ее хайтеком, не знающее милосердия, топчущее все, что попадается под его ноги-тумбы: людей, интернет, Украину».

Основной аргумент против современного российского государства — оно

«существует вне народа, над народом. Не для людей, а против них».

И не последнюю роль в нападках на современное российское буржуазное государство со стороны «Новой газеты» играет смешение его с СССР, то есть с государством диктатуры рабочего класса, а потом, совсем уж для красного словца, и с царизмом.

«Садизм Ивана Грозного и садизм Иосифа Сталина разделены четырьмя веками. Но на самом деле застенки Грозного и застенки Сталина находятся по соседству. Малюта Скуратов на Лубянке был бы генералом. Ежов и Абакумов успешно служили бы в опричнине. Садизм один, безумие одно, самовластие одно, даже пытки одни и те же. Прошло четыре века, государство не изменилось. От сотен тысяч человеческих жизней, уложенных Петром в основание Петербурга, до сотен тысяч жизней, уложенных Сталиным в дно Беломорканала, в Трансполярную магистраль, в Норильскую железную дорогу — ​длинный путь во времени. Но изменений в характере государства нет. Каким оно было, таким и осталось».

В конечном счёте Поликовский эпатирует публику заявлением, что в России государства нет и никогда не было, а вместо него были только грабёж, обман, насилие, пытки и война. Теперь же либералы предлагают сдать в утиль существующее государство и создать «настоящее», главное отличие которого будет в наличии защиты от персонажей, которые узурпируют власть, проводят безграмотную экономическую политику, ввязываются в военные авантюры, а также от маньяков, садистов, милитаристов и психов. А защита — это, оказывается,

«выборы разных уровней, свободная пресса, разделение властей, парламент».

Получается такая простенькая модель истории и настоящего, состряпанная из критических замечаний и типичных для либеральной общественности мифов.

Например, критическое замечание: современное российское государство усиливается, стало значительно более репрессивным по сравнению с 1990-ми. Но вместо того, чтобы разбираться с причиной усиления государства, Поликовский сочиняет дебильные басни про Ивана Грозного, Сталина и Путина.

Или вот, игра характеристиками. Поликовский делает вид, что государство — это принуждение, то есть «насилие, пытки и война», только в России. Что в других странах, особенно в любимых им США, Франции, Германии, Швеции, Швейцарии и Финляндии, государство — это не насилие, не пытки и не война. Это просто ложь. Про США, Францию и ФРГ даже говорить смешно, но разве государство шведского, швейцарского и финского образца не попадает под классическое, каноническое определение Энгельса?

«Государство есть продукт общества на известной ступени развития; государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимое противоречие с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими интересами, не пожрали друг друга и общества в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкновение, держала его в границах „порядка“. И эта сила, происшедшая из общества, но ставящая себя над ним, всё более и более отчуждающая себя от него, есть государство».

Разве либерал сможет определить, что эти слова о современной «благополучной» Швеции, а не о Колумбии?

«Некоторых убивают, потому что они бросили вызов преступному миру. Других убивают или избивают за то, что они отказываются помогать преступникам или из-за каких-то незначительных конфликтов с кем-то из преступной среды. Но наиболее обычная причина насилия — конфликты между преступниками на почве торговли наркотиками».

Отдельные личности почитают приведённую статью и возразят, дескать, понаехали арабы, негры, славяне и испортили «правильную» страну и то самое гуманистическое государство, о котором слащаво мечтает Поликовский. Но почему мигранты, во-первых, «понаехали», а во-вторых, испортили? Главным образом, потому что это выгодно. Шведское радио пишет, что выгодно бюджету, но всем же очевидно, что выгодно предпринимателям, которые нанимают дешёвую рабочую силу.

Может быть, шведы со своим растиражированным нейтралитетом не знают войн? Тоже промашка. Восемь тысяч шведов воевали в Афганистане с 2002 года по 2014 год. С 1999 года по 2013 год вооружённые силы Швеции участвуют в составе сил НАТО в косовской операции. А недавний закон о свободном размещении войск НАТО делает Швецию фактическим членом этого агрессивного блока. А с недавнего времени, кстати, Швеция готовится к высадке псковского десанта в Готланде.

В Швеции государственно-монополистический капитализм в полном соответствии с ленинским учением. Причём шведские богачи уже давно стали закрытой кастой. Только 2% фирм Швеции из первой сотни, обладающих наивысшим доходом, были образованы после 1970 года, а 21 из них была создана до 1913 года. При этом 95% промышленного производства находится в частных руках. То есть экономика Швеции находится в руках олигархических кланов, всех этих раузингов («Тетра Пак»), кампрадов («Икея»), перссонов (H&M), джонсонов (Axel Johnson International).

Пытливый читатель с помощью открытой информации легко наведёт справки и о Швейцарии с Финляндией. И о Бельгии, Нидерландах, Австрии, Норвегии, Дании, Австралии и Британии, которые автор «Новой газеты» почему-то забыл включить в свой перечень вожделенных стран. Один позорнейший факт, что Британия, Бельгия, Нидерланды, Швеция, Норвегия и Дания до сих пор являются королевствами, скажет думающим людям о многом. И не стоит верить заявлениям о якобы декларативной роли западноевропейских монархов, у них всех имеются вполне реальные властные полномочия.

На самом деле, таким образом охарактеризовав российское государство органом насилия, Поликовский дал правильное сжатое определение всякого государства вообще. Любое государство — это, в первую очередь, грабёж, обман, насилие и война. Государство всегда существует вне народа, над народом с целью угнетения трудящихся классов.

Грабёж, потому что эксплуататорский класс по сути грабит эксплуатируемый.

Обман, потому что классовое деление общества всегда базируется на массовом невежестве, которое поддерживается, главным образом, государством через насаждение религии, национализма, демократии (особенно плюрализма) и других антинаучных форм мировоззрения.

Насилие, потому что государство — это и есть аппарат насилия одного класса над другими классами. Ленин писал:

«Государство есть продукт и проявление непримиримости классовых противоречий. Государство возникает там, тогда и постольку, где, когда и поскольку классовые противоречия объективно не могут быть примирены. И наоборот: существование государства доказывает, что классовые противоречия непримиримы… Складывается государство, создаётся особая сила, особые отряды вооружённых людей, и каждая революция, разрушая государственный аппарат, показывает нам обнажённую классовую борьбу, показывает нам воочию, как господствующий класс стремится возобновить служащие ему особые отряды вооружённых людей, как угнетённый класс стремится создать новую организацию этого рода, способную служить не эксплуататорам, а эксплуатируемым».

Ленин, последовательно разворачивая понятие государства, указывал на три вещи: 1) государство есть продукт непримиримости классовых противоречий, 2) государство — сила, ставящая себя над обществом, обеспеченная специальными учреждениями насилия, тюрьмами и прочим, 3) государство — орудие эксплуатации угнетённых классов.

Война, потому что господствующие классы различных государств делят между собой мир, в том числе и военными средствами. Война есть продолжение политики, то есть классовой борьбы, вооружёнными методами.

Марксизм, стало быть, учит, что государство есть некая сила, которая обеспечивает известный экономический порядок. Политика (государство) продиктована экономикой, а не наоборот, как в «Новой газете».

Государство же диктатуры рабочего класса — это уже не вполне государство. Хотя роль принуждения и насилия всё ещё имеет известное значение, однако главным становится управление и культурничество. Именно это пытаются скрыть либералы. Рассказывают выдумки о репрессиях, о «винтиках», серости, «совке», подавлении личности «системой», чтобы заболтать главное — диктатура рабочего класса — это созидание новых общественных отношений, воспитание человека, не заражённого товарно-денежными отношениями, это угасание невежества, конкуренции, алчности, подобострастия и других животных атавизмов. Сталинская эпоха была прекрасным временем начала расцвета Человека с большой буквы, поэтому «Новая газета» так старательно пытается пачкать имя Сталина выдумками о массовых репрессиях, садизме и прочем практически в каждой своей статье.

Типичными же либеральными мифами конкретно в этой статье является как раз сервильное представление западных стран в виде эталона гуманизма и прогресса и конечно же святое: «выборы разных уровней, свободная пресса, разделение властей, парламент».

Выглядит совершенно вздорным утверждение Поликовского, что выборы, свободная пресса, разделение властей и парламент превратят Россию в «нормальную» страну, потому что все эти институты буржуазно-демократического строя в РФ имеются и успешно функционируют.

Сам-то Поликовский себя к свободной прессе не относит? Разве не может любой желающий создать СМИ и вещать сколько угодно через интернет, в том числе блоги, видеохостинги и так далее? Разве какая-то проблема совершенно свободно зарегистрировать печатное СМИ? Или Поликовскому нужно вручить не меньше чем ключи от кабинетов Эрнста и Добродеева, чтобы он признал наличие свободной прессы в стране?

Выборы в РФ — как выборы в любой другой буржуазной стране. Низкая явка, кое-какие вбросы, борьба компроматов. Усё, как в лучших домах Лондона и Парижа. Если принять за правду все взаимные претензии кандидатов, то на государственные посты метят исключительные люди: воры, бандиты, лжецы, развратники и дегенераты. Во многом так ведь и есть, и не только и не столько в РФ, а во всех демократических странах.

Поэтому парламент в РФ есть, и он, как и во всякой президентской республике, состоит из некомпетентных деляг и шоуменов. Тем более вполне легитимны и соответствуют всем «цивилизованным» стандартам выборы президента РФ. Поликовский может жаловаться только на то, что его кумир Навальный был лишён права участия в выборах. Но что с того, если бы этот оппозиционер наскрёб пару жалких процентов? Отстранение Навального от выборов — вполне логичный продукт политической конкуренции, за которую так ратуют либералы.

Разделение властей… это, вообще говоря, абстрактная теоретическая спекуляция. Всем, и даже юристам, известно, что власть в стране одна, а всякое двоевластие есть предтече гражданской войны. Периоды двоевластия в истории довольно скоротечны и обязательно заканчиваются переходом власти в чьи-то руки. Так, утверждение статьи 10 Конституции РФ о том, что в России троевластие (законодательная, исполнительная и судебная власти) не выдерживает никакой критики, потому что в соответствии с ней же президент наделён не только исполнительными функциями, но и законодательными и судебными. Более того, нет ни одной страны в мире, где бы эти функции были разделены и независимы, где бы избирался народом, например, судейский корпус и прокуроры. Таким образом, законотворчество, законоисполнительность и суд — это функции единой власти, а не отдельные «ветви» власти, которые обладают какой-то там самостоятельностью. Поэтому нажим Поликовского на разделение властей — никчёмная спекуляция. Формально-юридически в РФ власти разделены, а большего в природе и не бывает и не возможно.

Статейка «Новой газеты» призвана убедить читателей в том, что главная задача народа — скинуть Путина и загнать российское государство в рамки медико-социальной помощи населению. Тогда, дескать, наступит счастье. Но если сегодня чиновники активно регулируют все сферы жизни общества, то кто их будет регулировать, если снизить роль государственной власти по вышеуказанной рецептуре? Поликовский воскликнет — сами люди, то самое «гражданское общество». Это есть очередной, на этот раз прямо не обозначенный, либеральный миф.

Дело в том, что современное российское государство обеспечивает и проводит диктатуру буржуазии, в первую очередь отряда монополистов, которые непосредственно примыкают и срослись с высшим чиновничеством. Ясно, что мелкая буржуазия, немонополистическая средняя буржуазия в условиях этой диктатуры, которая хотя в целом и обеспечивает успешное функционирование капиталистических отношений, не очень довольна, так как этим прослойкам по сути не позволяют «свободно» переходить из разряда долларовых миллионеров в разряд долларовых миллиардеров, их душат магнаты корпораций. Кроме того, данная путинская власть не позволяет «как следует» обогащаться американским и европейским олигархам, требует от их корпораций к себе партнёрского отношения. Короче, российская олигархия «внезапно» закастовалась и перестала вести себя как ельцинская челядь, почувствовав свою силу, запретендовала на относительную независимость, потребовала выделить сферу влияния и так далее. Причём переход российского капитализма из фазы свободного рынка в фазу монополизма происходил путём усиления группы олигархов, организованной вокруг команды Путина, и, как это ни странно, в своего рода союзе с пролетариатом. Именно известная опора на народные массы, известное лавирование российского государства между разными отрядами буржуазии и, собственно, пролетарскими массами, судя по всему, и составляет политическую основу укрепления современного российского империализма.

Это если рассматривать ситуацию с точки зрения классового подхода, то есть единственно научным методом. А россказни о гражданском обществе, сдержках и противовесах, правовом государстве, правах человека созданы когда-то самой буржуазией и эксплуатируются исключительно с целью политической спекуляции, конкурентной борьбы в политике. Никакой диктатуры (власти) всего народа, диктатуры гражданского общества и тому подобного быть не может по природе самого капитализма. Власть возникла и существует только как очаг классовой борьбы, власть не может не служить какому-либо классу в силу характера производственных отношений, то есть базиса общества.

В действительности Поликовский, как и все российские либералы во главе с Навальным, ратуют по сути за всевластие олигархов, капиталистов, предпринимателей, буржуа, потому что если снизить роль репрессивного государства, автоматически возрастёт террор предпринимателей. Таким образом, предлагается как будто перейти к прямому диктату капиталистов, пусть, дескать свободный рынок всё «порешает». Однако, и сегодня мы видим весьма разнузданное господство буржуазии. Стало быть, совершенно вся проблематика, поднимаемая «Новой газетой» и либеральной оппозицией в целом, сводится к одному — не те олигархи властвуют.

Поликовский призывает народ уничтожить российское буржуазное государство и учредить заместо него службу социальной поддержки населению для того, чтобы подорвать власть современной группы господствующих монополистов с целью последующего захвата их территорий, капиталов, рынков и так далее конкурентами, главным образом, представленными корпорациями США. Оттого неудивительно, что зарплату Поликовскому платит Дж. Сорос.

То есть, поликовские — это те же киселёвы, только работающие на противоположную банду.

Однако если сегодняшние «владыки» пестуют РФ как своё государство, приносящее им выгоды, то американцы и европейцы заинтересованы в уничтожении РФ как политического субъекта. Если сегодняшние российские олигархи, особенно прямо пропутинские, предельно концентрируют капиталы, кое-как, но держат хозяйство в порядке, через пень-колоду, но развивают производительные силы страны, то США и ЕС, руками Навального и других кумиров «Новой газеты», продолжат геноцид по ельцинским лекалам. Если путинская диктатура в целом достаточно лояльна к коммунистическим идеям, к коммунистическим силам, то пришедшие к власти либералы учинят антикоммунистический погром, как минимум не хуже украинского. Поэтому сознательным рабочим и заинтересованным интеллигентам необходимо учитывать не только то, что «патриоты» и либералы — это две пробуржуазные силы, одинаково враждебные народу и рабочему классу в стратегическом плане, но и их тактическую разницу с точки зрения коммунистического движения.

Резюмируя всё вышесказанное, следует сделать вывод, что либеральная пропаганда эксплуатирует типичные для этой идеологии мифы, строится на весьма примитивных антиисторических аналогиях и моделях. Причём либералы надевают маску друзей народа, Поликовский, например, сетует на низкий уровень жизни в современной РФ.

Главной особенностью либерально-оппозиционной идеологии является намеренное смешение современного политического режима в буржуазной РФ с диктатурой рабочего класса СССР. Почему либерально-«оппозиционной»? Потому что Путин — тоже настоящий либерал. Целью же показать мнимую преемственность Путина и Сталина является затушёвывание классовой сущности СССР, фальсификация коммунистического строительства в СССР.

Троцкий, Хрущёв, Микоян и хрущёвцы, Горбачёв, Яковлев и горбачёвцы, Ельцин, Гайдар, Чубайс и демократы, современные либералы-оппозиционеры последовательно друг за другом состряпали невероятное количество таких басен и побасенок, мифов и сказок, «документальных» подтверждений и свидетельств об эпохе Сталина, что позавидовали бы все авторы религиозных катехизисов. Поэтому неудивительно, что «Новая газета», находясь в оппозиции, не нашла ничего проще, чем выдумать прямую связь своих политических противников в лице, в первую очередь, Путина с коммунизмом СССР. По тому же методу комиссия по расследованию антиамериканской деятельности причисляла к коммунистам всех, кто проявлял хотя бы каплю недовольства американским шовинизмом.

Зеркальным методом пользуется буржуазно-патриотическая пропаганда, объявляя деятелей типа Поликовского пятой колонной и чуть ли не врагами народа. Хотя в реальности противоречия между «патриотами» и либералами не крупнее, чем противоречия между Гитлером и Черчиллем, которые стремились добиться мирового господства для своих империй.

Марксисты же, как известно, предлагают не майданить, а последовательно формировать сильный и самостоятельный рабочий класс, который низвергнет существующие экономические и политические порядки путём установления своей диктатуры и организации коммунистического строительства.

А. Редин
08/07/2018

Спекуляции либеральной пропаганды: 2 комментария

  1. Сухо написано. Я не узнал абсолютно ничего нового, например. Хотя стандартная критика все таки присутствует и к месту сделана. Либералы, ввиду своей унылости, заслуживают именно такой критики.

  2. Хорошая статья.

    Очень точные определения и характеристики. Прекрасные формулировки.

    Обязательно нужно использовать цитаты в интернет полемике.
    Наподрбие того, как многие любимые советские фильмы разошлись в народе на цитаты, популярные выражения …

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s