Аргументы против троцкизма

№ 10/26, X.2018


Причиной написания данной заметки явилась довольно сильная, на мой взгляд, пропаганда троцкизма и троцкистских взглядов среди людей и групп левых взглядов — это секта Б. Кагарлицкого «Рабкор», троцкистский паблик «ЛенинКрю», дискуссии на просторах Ютуба «ортодоксального марксиста» профессора Попова с троцкистом С. Бийцем, различные «Политклубы и Политпросветы Рот Фронта», регулярные расколы как в троцкистских кружках (исключение С. Бийца из его «партии»), так и в ортодоксальных кружках (изгнание профессором Поповым из Рабочей партии России троцкиста А. Бегизова). Также заметна активная пропаганда троцкистских идей вроде «бюрократического перерождения СССР», «сталинского термидора», различных «переходных требований» и «переходных программ», попытки создания различных фронтов и блоков с непонятным содержанием и целями («Левый фронт», «Рот Фронт»). В этой связи считаю целесообразным дать небольшой обзор современного троцкизма, чтобы освежить память пролетариям и напомнить им об опасности троцкизма.

И. В. Сталин выявил три основных положения троцкизма:

1. «Троцкизм есть теория «перманентной» (непрерывной) революции».

2. «Троцкизм есть недоверие к большевистской партийности, к её монолитности, к её враждебности к оппортунистическим элементам. Троцкизм в организационной области есть теория сожительства революционеров и оппортунистов, их группировок и группировочек в недрах единой партии».

3. «Троцкизм есть недоверие к лидерам большевизма, попытка к их дискредитированию, к их развенчиванию» (И. В. Сталин, «Троцкизм или ленинизм» 6-й том собрания сочинений, стр. 349 — 350).

Опасность троцкизма Сталин видел в следующем:

«Троцкизм по всему своему внутреннему содержанию имеет все шансы стать центром и сборным пунктом непролетарских элементов, стремящихся к ослаблению, к разложению диктатуры пролетариата» (И. В. Сталин, «Троцкизм или ленинизм», 6-й том собрания сочинений, стр. 356).

К середине 1930-х годов эти опасения Сталина полностью подтвердились:

«Троцкизм перестал быть политическим течением в рабочем классе, что из политического течения в рабочем классе, каким он был 7 — 8 лет тому назад, троцкизм превратился в оголтелую и беспринципную банду вредителей, диверсантов, шпионов и убийц, действующих по заданию разведывательных органов иностранных государств» (Из доклада И. В. Сталина на Пленуме ЦК ВКП(б) 3 марта 1937 г. 14-й том собрания сочинений, стр. 134 — 135 ).

Таким образом, за короткий срок троцкизм из оппозиционного политического течения превратился в инструмент буржуазных государств по свержению диктатуры пролетариата и реставрации капитализма.

Рассмотрим основные особенности троцкизма.

Главное в теории троцкизма — это концепция перманентной революции, положение о невозможности построения социализма в одной, отдельно взятой стране, терпимость к оппортунизму (троцкизм сам является разновидностью оппортунизма), подмена марксизма троцкизмом. Троцкизм является крайне враждебной марксизму идеологией, которую буржуазия успешно использует для реставрации капитализма в социалистических государствах и для раскола рабочего движения и коммунистических партий в буржуазных государствах.

В настоящее время последователи Троцкого значительно развили и замаскировали троцкизм, но суть его осталась прежней: троцкизм — это крайне враждебная марксизму идеология, опирающаяся на отрицание ленинизма, сталинского теоретического и практического наследия, в том числе строительства общества первой фазы коммунизма в СССР.

Уходя корнями в писательство Троцкого, основные положения современного троцкизма сводятся к следующему.

1. В Советском Союзе к середине 1930-х был построен не социализм, т. к. по мнению троцкистов социализм является бесклассовым обществом, а некое переходное между капитализмом и социализмом общество, которое обречено на реставрацию капитализма без поддержки извне.

2. Абсолютная невозможность построения социализма в одной, отдельно взятой стране, невозможность успешной социалистической революции в одной, отдельно взятой стране, любые попытки (успешные на первых порах) рано или поздно будут либо подавлены внешним капиталистическим окружением, либо из-за перерождения правящего слоя приведут к реставрации капитализма.

3. Бюрократическое перерождение в СССР, сталинский «термидор» — в результате «сталинского термидора» в СССР сформировался своеобразный правящий класс — бюрократия, совершенно не контролируемый рабочим классом, который явно проявляет тенденции к реставрации капитализма.

4. Из «сталинского термидора» вытекает «теория» Троцкого о том, что за революцией обязательно следует реставрация, но эта реставрация в полном объеме не уничтожает завоевания революции (эта концепция развита Б. Кагарлицким). В качестве «противоядия» против «сталинского термидора» Троцкий предлагает максимальную демократизацию партии — полную свободу фракций, группировок и т. п.

5. Чтобы не произошла реставрация капитализма в СССР, рабочий класс должен свергнуть правящую бюрократию. Практика показала, что свергнуть любыми путями, отсюда тактика троцкистов в виде заговоров, диверсий, терактов, вредительства, убийств и т. п.

Следует отметить, что вышеприведенные положения троцкизма и всевозможные иные объединяет одно — это ненависть к опыту социалистического строительства в Советском Союзе и странах социалистического лагеря, личная ненависть к Сталину. Троцкисты категорически отрицают любые успешные попытки социалистического строительства, где бы они ни происходили — в Советском Союзе, в Китае, в КНДР и т. д. И это очень характерная черта.

Для любого образованного марксиста ответ на вопрос о построении социализма в Советском Союзе очевиден. Обратимся к классикам.

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата» (К. Маркс «Критика готской программы, ПСС Маркса, Энгельса, 2-е издание, т. 19, стр. 27).

«Средства производства уже вышли из частной собственности отдельных лиц. Средства производства принадлежат всему обществу. Каждый член общества, выполняя известную долю общественно-необходимой работы, получает удостоверение от общества, что он такое-то количество работы отработал. По этому удостоверению он получает из общественных складов предметов потребления соответственное количество продуктов. За вычетом того количества труда, которое идет на общественный фонд, каждый рабочий, следовательно, получает от общества столько же, сколько он ему дал» (В. И. Ленин «Государство и революция», ПСС Ленина 5-е издание, т. 33, стр. 92).

«Справедливости и равенства, следовательно, первая фаза коммунизма дать еще не может: различия в богатстве останутся и различия несправедливые, но невозможна будет эксплуатация человека человеком, ибо нельзя захватить средства производства, фабрики, машины, землю и прочее в частную собственность. Разбивая мелкобуржуазно неясную фразу Лассаля о «равенстве» и «справедливости» вообще, Маркс показывает ход развития коммунистического общества, которое вынуждено сначала уничтожить только ту «несправедливость», что средства производства захвачены отдельными лицами, и которое не в состоянии сразу уничтожить и дальнейшую несправедливость, состоящую в распределении предметов потребления «по работе» (а не по потребностям)» (В. И. Ленин «Государство и революция», ПСС Ленина 5-е издание, т. 33, стр. 93).

«Таким образом, в первой фазе коммунистического общества (которую обычно зовут социализмом) „буржуазное право“ отменяется не вполне, а лишь отчасти, лишь в меру уже достигнутого экономического переворота, т. е. лишь по отношению к средствам производства.

„Буржуазное право“ признает их частной собственностью отдельных лиц. Социализм делает их общей собственностью. Постольку — и лишь постольку — „буржуазное право“ отпадает.

Но оно остается все же в другой своей части, остается в качестве регулятора (определителя) распределения продуктов и распределения труда между членами общества. „Кто не работает, тот не должен есть“ — этот социалистический принцип уже осуществлен; „за равное количество труда равное количество продукта“ — и этот социалистический принцип уже осуществлен. Однако это еще не коммунизм, и это еще не устраняет „буржуазного права“, которое неравным людям за неравное (фактически неравное) количество труда дает равное количество продукта.

Это — „недостаток“, говорит Маркс, но он неизбежен в первой фазе коммунизма, ибо, не впадая в утопизм, нельзя думать, что, свергнув капитализм, люди сразу научаются работать на общество без всяких норм права, да и экономических предпосылок такой перемены отмена капитализма не дает сразу.

А других норм, кроме „буржуазного права“, нет. И постольку остается еще необходимость в государстве, которое бы, охраняя общую собственность на средства производства, охраняло равенство труда и равенство дележа продукта.

Государство отмирает, поскольку капиталистов уже нет, классов уже нет, подавлять поэтому какой бы то ни было класс нельзя. Но государство еще не отмерло совсем, ибо остается охрана „буржуазного права“, освящающего фактическое неравенство. Для полного отмирания государства нужен полный коммунизм» (В. И. Ленин «Государство и революция», ПСС Ленина 5-е издание, т. 33, стр. 94 — 95).

Таким образом, первая фаза коммунизма заключается в установлении диктатуры пролетариата, в обобществлении средств производства и построении их работы по плановому принципу на благо всего общества. При социализме существует государство — диктатура пролетариата (представляющая собой государство большинства эксплуатируемых, подавляющее меньшинство эксплуататоров), потому что еще продолжают существовать классы. Постепенно эти классы исчезают, и, с полным исчезновением классов, отмирает государство (диктатура пролетариата), и наступает полный коммунизм.

Когда троцкисты говорят, что социализм — это бесклассовое общество —

«если считать, что задачей социализма является создание бесклассового общества, основанного на солидарности и гармоническом удовлетворении всех потребностей, то в этом основном смысле в СССР социализма еще нет и в помине» (Л. Д. Троцкий «Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?», стр. 8), —

то они просто напросто спутывают низшую и высшую фазу коммунизма.

А после этого одни троцкисты, вырвав из контекста фразы Ленина и Сталина про переходный период между капитализмом и социализмом, приходят к выводу о том, что в Советском Союзе не было социализма, а был переходной период между капитализмом и социализмом.

Другие же троцкисты приходят к выводу, что социализм — отдельная общественно-экономическая формация, и начинают «открывать» законы, присущие ей.

Посмотрим, к каким результатам подошел Советский Союз ко второй половине 1930-х годов.

В середине 1920-х годов сложилась следующая картина: существовала диктатура пролетариата, в промышленности доля социалистического сектора доходила до 80 %. В сельском хозяйстве было уничтожено помещичье землевладение, но оставалась мощная сельскохозяйственная буржуазия — кулаки, а основная масса трудящегося крестьянства представляла собой массу единоличных крестьянских хозяйств с отсталой техникой. В товарообороте доля социалистического сектора составляла 50 — 60% (данные из доклада И. В. Сталина на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года, «О проекте Конституции Союза ССР»).

К 1936 году сложилась иная картина: диктатура пролетариата продолжала существовать, капитализм был изгнан из всех сфер народного хозяйства (промышленность, сельское хозяйство, товарооборот). В результате была уничтожена эксплуатация человека человеком, соответственно кардинально изменился классовый состав общества — были ликвидированы эксплуататорские классы — капиталисты в промышленности, сельском хозяйстве, товарообороте. Остались рабочие, крестьяне, интеллигенция. Но рабочие, крестьяне и интеллигенция стали совершенно другими, чем они были в период капитализма.

«Пролетариат СССР превратился в совершенно новый класс, в рабочий класс СССР, уничтоживший капиталистическую систему хозяйства, утвердивший социалистическую собственность на орудия и средства производства» (из доклада И. В. Сталина на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года, «О проекте Конституции Союза ССР», 14-й том собрания сочинений, стр. 102)

Такие же изменения произошли и с крестьянством:

«Наше советское крестьянство является совершенно новым крестьянством. У нас нет больше помещиков и кулаков, купцов и ростовщиков, которые могли бы эксплуатировать крестьян. Стало быть, наше крестьянство есть освобожденное от эксплуатации крестьянство. Далее, наше советское крестьянство в своем подавляющем большинстве есть колхозное крестьянство, то есть оно базирует свою работу и свое достояние не на единоличном труде и отсталой технике, а на коллективном труде и современной технике. Наконец, в основе хозяйства нашего крестьянства лежит не частная собственность, а коллективная собственность, выросшая на базе коллективного труда» (из доклада И. В. Сталина на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года, «О проекте Конституции Союза ССР», 14-й том собрания сочинений, стр. 102).

И с интеллигенцией:

«Изменился, во-первых, состав интеллигенции. Выходцы из дворянства и буржуазии составляют небольшой процент нашей советской интеллигенции. 80–90 процентов советской интеллигенции — это выходцы из рабочего класса, крестьянства и других слоев трудящихся. Изменился, наконец, самый характер деятельности интеллигенции. Раньше она должна была служить богатым классам, ибо у нее не было другого выхода. Теперь она должна служить народу, ибо не стало больше эксплуататорских классов. И именно поэтому она является теперь равноправным членом советского общества, где она вместе с рабочими и крестьянами, в одной упряжке с ними, ведет стройку нового, бесклассового социалистического общества» (из доклада И. В. Сталина на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года, «О проекте Конституции Союза ССР», 14-й том собрания сочинений, стр. 103).

«Таковы изменения, происшедшие за истекшее время в области классовой структуры советского общества. О чем говорят эти изменения? Они говорят, во-первых, о том, что грани между рабочим классом и крестьянством, равно как между этими классами и интеллигенцией, стираются, а старая классовая исключительность исчезает. Это значит, что расстояние между этими социальными группами все более и более сокращается. Они говорят, во-вторых, о том, что экономические противоречия между этими социальными группами падают, стираются. Они говорят, наконец, о том, что падают и стираются также политические противоречия между ними» (из доклада И. В. Сталина на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года, «О проекте Конституции Союза ССР», 14-й том собрания сочинений, стр. 103).

Таким образом, к середине 1930-х годов в Советском Союзе осуществлялась диктатура пролетариата, были ликвидированы капиталистические отношения во всех сферах народного хозяйства, были ликвидированы все эксплуататорские классы. Осталось два дружественных класса — рабочий класс и колхозное крестьянство, различие между которыми стиралось по мере утверждения коммунистических производственных отношений. Интеллигенция являлась социальной группой, во многом состоящей из выходцев из рабочих и крестьян, то же самое относилось и к той категории населения, которую Троцкий и его последователи называют бюрократией. Соответственно основы социализма в Советском Союзе к середине 1930-х годов были построены.

Но здесь не следует забывать, что первая фаза коммунизма (социализм) не с неба свалилась, а вышла из капитализма, и, соответственно обществу первой фазы коммунизма присущ ряд недостатков, доставшийся ему от капитализма:

«Мы имеем здесь дело» (при разборе программы рабочей партии) «не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, носит еще отпечаток старого общества, из недр которого оно вышло» (В. И. Ленин «Государство и революция», ПСС Ленина 5-е издание, т. 33, стр. 92).

Наличию данных отпечатков капитализма (осколки эксплуататорских классов, пережитки прошлого, мелкобуржуазная психология населения), присущих первой фазе коммунизма, троцкисты придают ключевое значение и на основании этого и делают вывод о том, что в Советском Союзе не был построен социализм.

Ленин и Сталин вели решительную борьбу с этими пережитками капитализма, чтобы ликвидировать опасность реставрации капитализма и успешно строить коммунистическое общество. Именно они, а не Троцкий, предполагали и реализовывали такую форму классовой борьбы, как внедрение научного, коммунистического, мировоззрения во все сферы жизни общества, для вытеснения пережитков классовой психологии, привычек и невежества. Они понимали эту опасность не из-за того, что были всезнающими пророками, как порою представляют леваки, а потому, что были учеными, основательно изучившими объективную действительность на основании марксизма.

Обострение классовой борьбы по мере строительства коммунизма привело к тому, что все левые противники ленинизма стали переходить на сторону буржуазии, этим и объясняются террористические методы борьбы троцкистов, зиновьевцев и бухаринцев. Следует понимать, что объективный процесс классовой борьбы мировой буржуазии с коммунизмом представлен как попытками внешнего воздействия — санкции, война, интервенция, так и внутреннего — поддержка контрреволюции, вербовка оппортунистических фракций, блоков и элементов. Подобно тому, как по мере развития рабочего движения деятели Второго Интернационала переродились в откровенно антимарксистские партии на службе у капиталистов, так по мере обострения классовой борьбы в СССР все антиленинские фракции пошли по пути контрреволюции вплоть до террора, саботажа и блокирования с фашистскими странами.

После смерти Сталина в руководстве КПСС не нашлось людей, основательно владеющих марксизмом на уровне классиков, и КПСС начала перерождаться, результатом чего и стала реставрация капитализма в СССР. Троцкисты же всячески паразитируют на историческом факте крушения СССР, пропагандируя якобы подтверждение взглядов Троцкого, умалчивая о том, что Хрущев и Горбачев активно использовали идеи Троцкого, очерняя и ревизируя коммунизм под видом марксизма. Во многом троцкизм является идейным базисом хрущевины и горбачевины.

Возможность успешного построения социализма в одной, отдельно взятой стране была выведена Лениным из закона о неравномерности экономического и политического развития капитализма:

«Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране» (В. И. Ленин «О лозунге Соединенных штатов Европы», ПСС Ленина 5-е издание, т. 26, стр.354).

Получается, что одно из коренных положений троцкизма о невозможности построения социализма в одной, отдельно взятой стране (являющееся краеугольным камнем «теории» перманентной революции Троцкого) является прямой ревизией марксизма-ленинизма. Стоит отметить, что это положение полностью поддерживает ряд современных троцкистов (группа «ЛенинКрю», Б. Кагарлицкий). Так В. Сарматов в своей работе «Троцкий, Сталин и коммунизм. Часть 1» приходит к выводу, что Ленин постоянно колебался по вопросу о возможности построения социализма в одной, отдельно взятой стране, что болезнь помешала Ленину прийти к окончательному выводу, и все-таки оппозиция оказалась права:

«Проблема в том, что брать в союзники Ленина имеют возможности как сталинисты, так и троцкисты. Идейное наследие лидера Октябрьской революции по этому вопросу крайне противоречиво».

«Можно не сомневаться, что Ленин нашел бы наиболее оптимальный выход из положения, создав непротиворечивую стратегию действий в новых условиях».

«Принципиальной позицией левых оппозиционеров было утверждение о невозможности успешного завершения этого [социалистического] строительства без поддержки со стороны пролетарских революций в наиболее развитых странах Запада».

Б. Кагарлицкий в своей книге «Марксизм. Введение в социальную и политическую теорию» вообще говорит, что:

«у Ленина нет ни строчки о построении социализма в одной отдельной стране» (стр. 43).

Отрицание возможности построения социализма в одной, отдельно взятой стране показывает спекулятивность троцкистских теоретиков и невежественность рядовых троцкистов в изучении трудов классиков марксизма-ленинизма — прочитав несколько трудов Ленина, где не написано про возможность построения социализма в одной, отдельно взятой стране, троцкист считает себя знатоком марксизма, затем он наталкивается на труд Сталина, где указано, что социализм в одной, отдельно взятой стране можно построить, и сразу же делает вывод о том, что Сталин противоречит «известному марксисту Ленину», труды которого троцкист «освоил». Разумеется, теоретики троцкизма для этого ревизируют сталинскую историографию, «доказывая» отсутствие построение общества первой фазы коммунизма в СССР.

Что же касается т. н. «бюрократического перерождения», то троцкисты искажают функции госаппарата (называемой ими бюрократией), спутывают функции госаппарата в социалистическом и буржуазном обществе. Любое буржуазное государство объективно не может обходиться без развернутого и мощного госаппарата, в т. ч. «бюрократии», т. к. необходимо, во-первых, держать в повиновении массы эксплуатируемых, во-вторых, следить за классовой дисциплиной эксплуататоров, чтобы они во взаимной конкурентной борьбе не перегрызли друг другу глотки и не доэксплуатировали пролетариат до его физического вымирания. Поэтому в буржуазных государствах весьма развиты всяческие карательные, контролирующие, проверяющие, регулирующие органы, различные полугосударственные и частные учреждения — биржи, ассоциации банков, различные объединения капиталистов и т. д. В социалистическом государстве надобности в таком громадном госаппарате нет, т. к. средства производства обобществлены и развитие общества идет по научному плану, а держать в повиновении меньшинство эксплуататоров гораздо проще, чем большинство эксплуатируемых. Поэтому и госаппарат в социалистическом обществе значительно компактнее — нет таких массовых карательных органов, нет всяких бирж, объединений капиталистов, зато есть мощные плановые органы и министерства, управляющие (а не наблюдающие, как в буржуазном обществе) отраслями народного хозяйства — очевидно создание и развитие этих социалистических органов госуправления троцкисты и называют бюрократическим перерождением.

«Сталинским термидором» троцкисты называют беспощадную борьбу с оппортунизмом и троцкизмом, проходившую в 1920 — 1930-х годах, умалчивая о том, что беспощадность этой борьбы была вызвана действиями самих троцкистов — диверсиями, вредительством, убийствами, терактами.

Троцкистская теория о том, что за революцией обязательно следует реставрация, но эта реставрация в полном объеме не уничтожает завоевания революции (в настоящее время эта теория развита Б. Кагарлицким) играет на руку буржуазии, т. к. с помощью этой теории троцкисты говорят пролетариям, что сегодня вы совершили революцию, но завтра, что бы вы ни сделали, независимо от вас совершится реставрация, но бояться этой реставрации не надо, т. к., во-первых, это объективный процесс, а во-вторых, всех завоеваний революции он не уничтожит. С помощью этой теории троцкисты призывают пролетариат не бороться с оппортунизмом (все равно ничего не получится) и не страшиться реставрации капитализма, таким образом, троцкисты опять играют на руку буржуазии. В этом в частности проявляется то самое недоверие к большевистской партийности, которая, разумеется, борется за построение коммунизма в СССР.

«Достаточно известно, что каждая революция до сих пор вызывала после себя реакцию или даже контрреволюцию, которая, правда, никогда не отбрасывала нацию полностью назад, к исходному пункту, но всегда отнимала у народа львиную долю его завоеваний» (Л. Д. Троцкий «Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?», стр. 50).

Б. Кагарлицкий дал более развернутое описание этой теории:

«Если мы возьмем французскую революцию, с которой все революции себя сравнивают, то ведь в ней и термидор, и бонапартизм, и реставрации не были последними фазами. Французская революция проходит фазы: жирондизм, якобинство, термидор, эпоха имперской реакции, реставрация старого режима. Если мы смотрим на историю русской революции, то при гораздо большей растянутости во времени (во Франции процесс занимает примерно 40 лет, в России около 80 лет) мы видим ту же динамику. Страна больше, масштабы больше».

«Реставрация – это не контрреволюция. Ведь контрреволюция может победить только на ранних этапах революции, когда можно подавить народное движение и вернуть старый порядок. Реставрация – это компромисс новых элит со старыми».

«Это [реставрация] компромисс между народившимися в итоге революции новыми верхами, которые уже не хотят иметь ничего общего с революционными массами и международным сообществом» (Б. Ю. Кагарлицкий «Марксизм. Введение в социальную и политическую теорию», М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», Стр.214 – 215).

Но, в то же время, троцкизм не был бы троцкизмом, если бы сам себе не противоречил в своих коренных положениях. Несмотря на непризнание Троцким социализма в Советском Союзе, несмотря на теорию о неизбежной реставрации, Троцкий разработал еще и положение о необходимости свержения правящей в Советском Союзе бюрократии, для того, чтобы… не произошла реставрация капитализма. Видимо, это является «диалектикой» троцкизма.

В действительности это положение троцкизма есть призыв к свержению социалистического строя, фактически призыв к реставрации капитализма, замаскированный социалистической и революционной риторикой.

Таким образом, в настоящее время троцкизм как был, так и остался крайне враждебной марксизму идеологией, только немного подретушированной последователями Троцкого. Эту враждебную марксизму идеологию вовсю использует буржуазия для борьбы с рабочим движением и марксизмом во всем мире.

Следует отметить, что различных версий троцкизма, всякого рода троцкистских теорий — огромное множество. Зачастую они противоречат друг другу в деталях, противоречат работам самого Троцкого, но сходятся в основном — отрицание «сталинизма» как практического и теоретического опыта построения коммунизма в СССР и сталинской историографии. Все троцкисты отстаивают теорию Троцкого о «сталинских репрессиях», поставленную на вооружение мировой буржуазией. Таким образом, главное в троцкизме — это не теория, главное — это невежество, главное — это быть против Сталина и вытекающая из данного тезиса абсолютная беспринципность в политике.

Причиной троцкизма является глубокое невежество как в общественных науках, так и в философии, нежелание глубоко и основательно разбираться в серьезных проблемах и искать пути их решения, чванство и самовосхваление. Работы как Троцкого, так и его современных последователей (Б. Кагарлицкого, А. Бузгалина, В. Сарматова и т. д.) характеризует некорректный подбор фактов (берутся только факты, подтверждающие точку зрения автора, факты вырываются из контекста, несущественным фактам придается ключевое значение и т. п.), всюду в работах проскальзывает искусственность и натянутость выводов, слабое знание марксизма. Общее впечатление от работ троцкистов — вода, переливание из пустого в порожнее, прикрытое красивыми теориями и фразами.

В заключение хочется сказать: для того чтобы не скатиться в болото троцкизма, пролетарий должен постоянно заниматься марксистским самообразованием и саморазвитием, должен изучить историю побед и поражений коммунизма в СССР. Полуграмотный пролетарий или особенно интеллигент — питательная почва для троцкизма.

Д. Иванов
31/10/2018

Аргументы против троцкизма: 2 комментария

  1. Честно говоря сильно расстраивает тот факт что фактически выходит, что даже в самые «идейные» сталинские годы когда количество реально изучающих марксизм было огромно никто из руководящего состава так и не смог его достаточно выучить. А сейчас на кого ровнятся? Как наши современные учителя марксизма могут убедить что их толкование самое верное ? Какие критерии?

    • Об этом прорывисты твердят с первого дня: самостоятельно освоить диаматику и самостоятельно скрупулезно, самым серьезным образом читать, изучать, научиться понимать и применять в современных условиях труды классиков марксизма-ленинизма.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s