Сталин о двух кризисах капиталистической системы мирового хозяйства и двух мировых войнах

Происхождение, причины и характер войн относятся к числу тех вопросов, в решении которых буржуазная историческая лженаука особенно наглядно обнаруживает своё бессилие и полное банкротство. Когда речь идёт о войне, буржуазные историки вместо правдивого исследования нагромождают чудовищные монбланы лжи. В этом нет ничего удивительного. Буржуазия, выступающая застрельщиком разбойничьих войн, в которых миллионы людей приносятся в жертву интересам ничтожной кучки монополистов империалистических держав, кровно заинтересована в том, чтобы прикрыть наиболее густым и непроницаемым туманом причины, порождающие войны.

Именно этой основной цели служит вся богатая коллекция буржуазных, в том числе и правосоциалистических, объяснений и истолкований войны. Откровенно людоедские, милитаристские, фашистские теории провозглашают войну естественным состоянием всякого общества, состоянием, якобы вытекающим из самой природы человека. Слезливо-пацифистские ламентации, объявляющие войны результатом «дурной» политики и ошибок правительств и министров, призваны разоружить противников империалистических, захватнических войн и сломить их волю к борьбе против разбоя и порабощения народов. Фашистское прославление разбойничьих войн и буржуазный пацифизм являются двумя сторонами одной медали. И то и другое — лишь средство скрыть от масс действительные причины войн. Их общая цель — сделать невозможной действенную борьбу народов против разбойничьих войн, порождаемых империализмом.

Только революционный марксизм-ленинизм дал подлинно научное объяснение такого крупнейшего явления истории, как война. Исторический материализм, раскрыв законы общественного развития, установил зависимость войн от определённых материальных условий жизни общества, обусловленность войн конкретно-исторической обстановкой и прежде всего политикой господствующих классов эксплуататорского общества. Ленин подчёркивал «необходимость исторического (с точки зрения диалектического материализма Маркса) изучения каждой войны в отдельности». Марксизм вскрыл, выражаясь словами Ленина, «неизбежную связь войн с борьбой классов внутри страны» и показал «невозможность уничтожить войны без уничтожения классов и создания социализма».

«Война есть продолжение политики иными средствами, — писал Ленин. — Всякая война нераздельно связана с тем политическим строем, из которого она вытекает. Ту самую политику, которую известная держава, известный класс внутри этой державы вёл в течение долгого времени перед войной, неизбежно и неминуемо этот же самый класс продолжает во время войны, переменив только форму действия».

Вопрос о подлинном происхождении и истинных причинах войн приобрёл совершенно исключительное значение в период империализма. Как показала историческая действительность, капитализм на своей монополистической стадии развития чреват военными катастрофами всемирного масштаба, уносящими миллионы человеческих жизней, производящими невиданные ранее разрушения и опустошения, ставящими на карту существование целых народов. Империалистическая буржуазия в своей безудержной погоне за монополистическими сверхприбылями не останавливается перед самыми чудовищными преступлениями, ставящими человечество на край гибели.

Спасти человечество от смертельной угрозы, связанной с империалистическими войнами, может только революционный пролетариат, призванный историей стать могильщиком капитализма и созидателем нового, социалистического общества. Но для выполнения этой своей всемирно-исторической миссии рабочий класс должен быть вооружён пониманием действительной природы и причин империалистических войн, знанием путей и способов борьбы против господства буржуазии в условиях новой исторической эпохи. Это теоретическое оружие, без которого была бы немыслима победа пролетариата над империалистической буржуазией, выковали величайшие гении человечества Ленин и Сталин.

Ленин всесторонне исследовал особенности новой исторической эпохи, дав научный анализ империализма как особой стадии в развитии капитализма, отличающейся крайним обострением всех противоречий буржуазного строя.

В своей бессмертной работе «Империализм, как высшая стадия капитализма», написанной во время первой мировой войны, и в ряде других трудов, Ленин подверг марксистскому исследованию основные экономические признаки империализма и определил его историческое место по отношению к капитализму вообще.

В предисловии к своему гениальному труду «Империализм, как высшая стадия капитализма» Ленин подчёркивал необходимость «разобраться в основном экономическом вопросе, без изучения которого нельзя ничего понять в оценке современной войны и современной политики, именно: в вопросе об экономической сущности империализма».

Ленинская теория империализма вооружила рабочий класс и угнетённые народы мира ясным пониманием природы империалистических войн. Глубоким научным анализом монополистической стадии капитализма Ленин доказал, что нельзя уничтожить войны, не свергнув владычества буржуазии, не уничтожив всевластия монополий, толкающих зависящие от них правительства капиталистических держав на путь агрессивной политики, неизбежно приводящей к войне. В то же время Ленин дал гениальный анализ изменившихся исторических условий борьбы пролетариата за социализм.

Переход к империализму знаменовал собой поворот капитализма к упадку. Прежний период более или менее плавного развития капитализма и его «мирного» распространения на весь земной шар сменился периодом скачкообразного, катастрофического развития. Буржуазия стала архиреакционным, внутренне мёртвым классом, который судорожно цепляется за власть. Господство монополий принесло невиданное усиление гнёта реакции во всех областях жизни. Империализм есть капитализм паразитический, загнивающий, умирающий. Империализм представляет собой канун социалистической революции пролетариата.

Ленин и Сталин показали, что все противоречия империализма собраны в один узел в законе неравномерности экономического и политического развитии капиталистических стран в эпоху империализма. Закон этот, открытый Лениным, обоснованный и разработанный товарищем Сталиным, неразрывно связан с новой теорией социалистической революции, созданной Лениным и Сталиным. Вместе с тем этот закон является ключом к пониманию всей совокупности международных отношений эпохи империализма, основных закономерностей их развития.

Товарищ Сталин всесторонне разработал ленинскую теорию империализма на основе обобщении гигантского нового опыта исторического развития. Десятилетия, прошедшие с того времени, когда Ленин подверг империализм марксистскому исследованию, целиком и полностью подтвердили великую историческую правоту ленинизма. Вместе с тем эти десятилетия принесли огромную массу нового материала, нуждавшегося в научном обобщении. Эта задача была блестяще выполнена товарищем Сталиным, давшим глубокий научный анализ общего кризиса капитализма — исторической полосы гибели буржуазного строя и победы нового, высшего, социалистического строя. Разработка теории империализма товарищем Сталиным явилась гениальным дальнейшим развитием марксизма-ленинизма и гигантски обогатила марксистскую историческую науку.

Ленинско-сталинская теория империализма и в особенности сталинский анализ общего кризиса капитализма являются путеводной нитью, без которой невозможно ориентироваться в сложном лабиринте событий и явлений нынешней эпохи всемирной истории. Ленинско-сталинская теория империализма и общего кризиса капитализма вооружает революционный рабочий класс точным знанием законов исторического развития современной эпохи. Она ярким прожектором освещает пролетариату путь борьбы за свержение капитализма, путь победы социализма.

*

Выдающимся вкладом в марксистскую историческую науку явилась сталинская характеристика двух кризисов капиталистической системы мирового хозяйства и двух мировых войн, данная в речи от 9 февраля 1946 года. В этой речи товарищ Сталин говорил:

«Было бы неправильно думать, что вторая мировая война возникла случайно, или в результате ошибок тех или иных государственных деятелей, хотя ошибки безусловно имели место. На самом деле война возникла, как неизбежный результат развития мировых экономических и политических сил на базе современного монополистического капитализма. Марксисты не раз заявляли, что капиталистическая система мирового хозяйства таит в себе элементы общего кризиса и военных столкновений, что ввиду этого развитие мирового капитализма в наше время происходит не в виде плавного и равномерного продвижения вперёд, а через кризисы и военные катастрофы. Дело в том, что неравномерность развития капиталистических стран обычно приводит с течением времени к резкому нарушению равновесия внутри мировой системы капитализма, причём та группа капиталистических стран, которая считает себя менее обеспеченной сырьём и рынками сбыта, обычно делает попытки изменить положение и переделить „сферы влияния“ в свою пользу — путём применения вооружённой силы. В результате этого возникают раскол капиталистического мира на два враждебных лагеря и война между ними. Пожалуй, можно было бы избегнуть военные катастрофы, если бы была возможность периодически перераспределять сырьё и рынки сбыта между странами сообразно с их экономическим весом — в порядке принятия согласованных и мирных решений. Но это невозможно осуществить при нынешних капиталистических условиях развития мирового хозяйства. Таким образом, в результате первого кризиса капиталистической системы мирового хозяйства возникла первая мировая война, в результате же второго кризиса возникла вторая мировая война».

Эти два кризиса капиталистической системы мирового хозяйства, приведшие к двум мировым войнам, необходимо отличать как от периодических экономических кризисов перепроизводства, так и от общего кризиса капитализма. При характеристике двух кризисов капиталистической системы мирового хозяйства речь идёт не об экономических кризисах перепроизводства, периодически потрясающих капиталистический мир, хотя несомненно, что первая мировая война разразилась в обстановке, когда назревал очередной экономический кризис, а вторая мировая война развернулась в условиях экономического кризиса, начавшегося в ряде стран в 1937 — 1938 годах. Речь идёт и не об общем кризисе капитализма, представляющем собой целую историческую полосу, хотя обе мировые войны, будучи отражением этого общего кризиса капитализма, обусловили в свою очередь его дальнейшее обострение.

Речь идёт о кризисах, представляющих собой нарушение равновесия в сфере международных отношений в результате неравномерности развития отдельных капиталистических стран и порождённого этой неравномерностью несоответствия существующего раздела рынков сбыта, «сфер влияния» и колоний новому соотношению сил главных капиталистических государств. Каждая из этих двух мировых войн явилась единственно возможным в условиях современного капитализма способом разрешения назревших противоречий и временного восстановления нарушенного равновесия внутри мировой системы капитализма.

Сталинское положение о двух кризисах капиталистической системы мирового хозяйства подытоживает огромный исторический материал и увенчивает ленинско-сталинскую теорию империализма.

Кризисы капиталистической системы мирового хозяйства, приведшие к двум мировым войнам, возникли на основе действия закона неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран в эпоху империализма.

Товарищ Сталин писал:

«Изучая империализм, особенно в период войны, Ленин пришёл к закону о неравномерности, скачкообразности экономического и политического развития капиталистических стран. По смыслу этого закона, развитие предприятий, трестов, отраслей промышленности и отдельных стран происходит не равномерно, не в порядке установившейся очереди, не так, чтобы один трест, одна отрасль промышленности или одна страна шли всё время впереди, а другие тресты или страны отставали последовательно одна за другой, — а скачкообразно, с перерывами в развитии одних стран и со скачками вперёд в развитии других стран. При этом „вполне законное“ стремление отстающих стран сохранить старые позиции и столь же „законное“ стремление заскочивших вперёд стран захватить новые позиции ведут к тому, что военные столкновения империалистических стран являются неминуемой необходимостью».

Враги рабочего класса всех мастей — троцкисты, зиновьевцы, бухаринцы — подвергали злобным атакам это важнейшее положение ленинской теории империализма, стремясь поколебать вытекающий из него вывод о невозможности одновременной победы социализма во всех странах и о возможности победы социализма в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. Дав сокрушительный отпор проискам врагов, товарищ Сталин всесторонне развил и разработал закон о неравномерности развития капиталистических стран в эпоху империализма. Вместе с тем, опираясь на указания В. И. Ленина, товарищ Сталин дал марксистский анализ сущности и особенностей капиталистической системы мирового хозяйства, анализ, являющийся ценнейшим вкладом в марксистскую историческую науку.

Маркс исследовал процесс создания мирового рынка домонополистическим капитализмом. Это была эпоха, когда капиталистический способ производства господствовал лишь в небольшом числе экономически наиболее развитых стран, между тем как подавляющая масса населения земного шара жила в условиях докапиталистических производственных отношений. Переход от домонополистического капитализма к монополистическому капитализму ознаменовался чрезвычайно бурными темпами распространения капиталистических отношений по всему земному шару. Вместе с тем изменился характер хозяйственных связей между более развитыми государствами и отсталыми странами.

Прежде решающую роль играл обмен товаров. Эксплуатация отсталых стран осуществлялась путём неэквивалентного обмена и путём внеэкономического ограбления колоний метрополиями. При империализме наряду с вывозом товаров возникает и быстро растёт вывоз капитала, который приобретает решающее значение. Прежние формы ограбления отсталых стран более развитыми капиталистическими государствами применяются во всё возрастающих масштабах, но ещё большее значение приобретают новые формы эксплуатации, возникающие на почве всесторонней финансовой зависимости. Товарищ Сталин подчёркивает:

«Империализм есть всемирная система финансового порабощения и колониального угнетения горстью „передовых“ стран гигантского большинства населения земли».

Ввиду этого, как показывает ленинско-сталинская теория империализма, в эпоху монополистического капитализма отдельные страны и отдельные национальные хозяйства перестали быть самодовлеющими единицами и превратились в звенья единой цепи, называемой мировым хозяйством. Товарищ Сталин писал:

«Усиленный вывоз капитала в колониальные и зависимые страны; расширение „сфер влияния“ и колониальных владений, вплоть до охвата всего земного шара; превращение капитализма во всемирную систему финансового порабощения и колониального угнетения горстью „передовых“ стран гигантского большинства населения земли, — всё это, с одной стороны, превратило отдельные национальные хозяйства и национальные территории в звенья единой цепи, называемой мировым хозяйством, с другой стороны — раскололо население земного шара на два лагеря: на горсть „передовых“ капиталистических стран, эксплуатирующих и угнетающих обширные колониальные и зависимые страны, и на громадное большинство колониальных и зависимых стран, вынужденных вести борьбу за освобождение от империалистического гнёта».

Ещё в начале первой мировой войны Ленин с гениальной прозорливостью вскрыл её подлинные корни, показав, что она явилась неизбежным порождением монополистического капитализма. Он писал:

«Война не есть противоречие основам частной собственности, а прямое и неизбежное развитие этих основ. При капитализме невозможен равномерный рост экономического развития отдельных хозяйств и отдельных государств. При капитализме невозможны иные средства восстановления, время-от-времени, нарушенного равновесия, как кризисы в промышленности, войны в политике».

К числу основных экономических признаков империализма Ленин относил экономический раздел мира между союзами монополистов и завершение территориального раздела мира между великими державами. Прислужники империализма из лагеря лжесоциалистов Второго Интернационала и прежде всего ренегат Каутский утверждали, будто бы образование международных картелей, делящих мир в экономическом отношении, доказывает возможность мирного сговора империалистов разных стран, исключающего неизбежность империалистических войн. Разоблачая софизмы Каутского об «ультраимпериализме», Ленин подчёркивал, что международные монополии не только не смягчают, но, наоборот, усиливают империалистические противоречия.

«Ибо при капитализме, — писал он, — немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учёт силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и т. д. А сила изменяется неодинаково у этих участников дележа, ибо равномерного развития отдельных предприятий, трестов, отраслей промышленности, стран при капитализме быть не может».

Вот краткая фактическая справка относительно передвижек на промышленной карте мира, вызванных неравномерностью развития капиталистических стран в эпоху империализма.

В 1860 г. первое место в мировом промышленном производстве занимала Англия. Эта старейшая капиталистическая страна обладала тогда неоспоримой монополией в области промышленного производства. Она производила больше тканей, выплавляла больше чугуна и стали, добывала больше угля, чем Франция, Соединённые Штаты Америки, Германия, Италия, Россия и Япония вместе взятые. Англия была промышленной мастерской мира. Она господствовала на мировом рынке, властвовала на море и являлась крупнейшей колониальной державой. Второе место после Англии на промышленной карте мира занимала Франция. Соединённые Штаты Америки и Германия делали ещё только первые шаги в области промышленного развития.

Прошло десять лет, и быстро растущая страна молодого капитализма — Соединённые Штаты Америки — обогнала Францию и поменялась с ней местами. Однако первое место всё ещё занимала Англия. Ещё через десятилетие, в 80-х годах прошлого века, Соединённые Штаты Америки обогнали Англию и прочно заняли первое место в мировом промышленном производстве, а Германия обогнала Францию и заняла третье место после Соединённых Штатов и Англии. В первом десятилетий XX в. Германия оттеснила Англию, заняв второе место после Соединённых Штатов в промышленном производстве всего мира и первое место в промышленном производстве Европы.

Германский империализм с опозданием вышел на арену колониальной политики. Наиболее лакомые куски уже были захвачены другими державами. Унаследовавший традиции разбойничьего прусского милитаризма, германский империализм с самого начала стал вести крайне агрессивную политику. Он поставил своей целью, по известному выражению одного из германских канцлеров, Бюлова, захватить себе «место под солнцем». Средством к достижению этой цели он провозгласил политику бронированного кулака, о котором так охотно распространялся кайзер Вильгельм II. Кайзеровская Германия создала огромную военную машину, готовую к агрессивным действиям. Германия лихорадочными темпами строила морской флот, чтобы подорвать и уничтожить английское превосходство на море. С другой стороны, Англия и её союзники готовились к войне с целью уничтожения опасного германского конкурента и захвата его владений, его сфер влияния.

В Кратком курсе истории ВКП(б) подчёркивается, что война 1914 г. была войной за передел мира и сфер влияния. Она задолго подготовлялась всеми империалистическими государствами.

«В особенности же эта война подготовлялась Германией и Австрией, с одной стороны, Францией, Англией и зависимой от них Россией — с другой».

Огромное значение для понимания происхождения и характера империалистических войн вообще и первой мировой войны в особенности имеют разъяснения товарища Сталина по поводу ошибки, допущенной Энгельсом в оценке характера надвигавшейся войны.

В последние годы своей жизни Энгельс неоднократно мысленно обращался к грядущей войне, угроза которой всё определённее чувствовалась в Европе. Однако он не смог вскрыть империалистический характер этой войны. В ряде писем, относящихся к последним годам его жизни, в особенности же в статье «Внешняя политика русского царизма» Энгельс рассматривал царскую Россию в качестве главного и основного очага военной опасности, расценивая роль России так, как она сложилась в условиях предыдущей исторической эпохи — эпохи домонополистического капитализма. Таким образом, Энгельс упускал из виду те новые явления в международных отношениях, которые явились результатом развития новой, монополистической стадии капитализма.

Товарищ Сталин, разбирая в 1934 г. статью Энгельса «Внешняя политика русского царизма», показал, что в характеристике положения Европы, которая дана в этой статье, «упущен один важный момент, сыгравший потом решающую роль, а именно — момент империалистической борьбы за колонии, за рынки сбыта, за источники сырья, имевший уже тогда серьёзнейшее значение, упущены роль Англии, как фактора грядущей мировой войны, момент противоречий между Германией и Англией, противоречий, имевших уже тогда серьёзное значение и сыгравших потом почти определяющую роль в деле возникновения и развития мировой войны».

Товарищ Сталин отмечал, что это упущение составляет главный недостаток в статье Энгельса, из которого вытекают и остальные её недостатки.

Раскол капиталистического мира на два враждующих лагеря приобрёл отчётливый вид в начале XX века. Расстановку сил двух враждующих лагерей уже в значительной мере определило соглашение 1904 г. между Англией и Францией. После русско-японской войны консолидация этих лагерей пошла ускоренным темпом.

На Ближнем Востоке царская Россия столкнулась с лихорадочной активностью Германии, закреплявшей своё влияние в Турции, с Австро-Венгрией, домогавшейся гегемонии на Балканах. Искусно разжигая нарастающий русско-германский антагонизм, поддерживая царскую власть миллионными займами, Англия и Франция с каждым годом всё крепче привязывали к своей коалиции царскую Россию в качестве зависимой от них страны, располагавшей огромной армией, предназначенной воевать в интересах англо-французского империализма.

Нараставшая борьба двух враждебных лагерей приводила ко всё большему обострению международной обстановки. Германский империализм провокационным путём заявил своп претензии на Марокко, отведённое англо-французским соглашением 1904 г. в «сферу влияния» Франции, и громогласно провозгласил свою готовность пустить в ход оружие. Однако оба враждующих лагеря: и Антанта, с одной стороны, и Германия, — с другой, несмотря на её провокационное бряцание оружием, ещё не были готовы к воине. На международной конференции в Алжесирасе (1906 г.) Германия оказалась изолированной, и ей пришлось отступить; решения этой конференции но удовлетворили ни одного из её участников.

После первого марокканского конфликта нарастание кризиса капиталистической системы мирового хозяйства пошло ускоренным темпом. Гонка вооружений чрезвычайно усилилась. Германский империализм выдвинул новую, расширенную программу военно-морского строительства, Англия ответила лозунгом: на каждый новый германский корабль — два английских. Привлечение царской России на сторону Антанты требовало сговора о разделе сфер влияния в Средней Азии, в течение ряда лет служивших яблоком раздора между Англией и царской Россией. В 1907 г. эти переговоры привели к заключению соглашения, по которому царское правительство отказалось от притязаний на Афганистан, Южный Иран и Тибет, объявив их «вне сферы русского влияния». С заключением англо-русского соглашения 1907 г. Россия присоединилась к англо-французской группировке, возникло «тройственное согласие», или Антанта.

Дальнейшим проявлением нарастающего кризиса в лагере империализма явился Боснийский конфликт 1908 — 1909 годов. На сей раз поводом к новому резкому столкновению империалистических противоречий послужила аннексия Австро-Венгрией двух южнославянских областей: Боснии и Герцеговины. Подталкивая своего союзника на этот акт грубой агрессии, германский империализм вновь бросил наглый вызов своим противникам и поставил на карту международный мир.

Царское правительство, вынужденное признать эту аннексию, усилило подготовку к реваншу. Германия же рассматривала укрепление своей союзницы на Балканах как новый шаг в своей экспансии на Ближнем Востоке. Ободрённый этим успехом, германский империализм ринулся в новую авантюру. В 1911 г. в воздухе вновь запахло порохом. Очередной международный конфликт был вызван пресловутым «прыжком Пантеры» — вводом германских военных судов в порт Агадир на Атлантическом побережье Марокко. Лишь прямая угроза Англии ответить войной заставила Германию пойти на компромисс. Но полученная компенсация — прирезка части французского Конго к германскому Камеруну — не только не удовлетворила, а ещё больше разожгла аппетиты германских империалистов.

Агадирский (или второй Марокканский) конфликт 1911 г. поощрил на захватническое военное выступление Италию, вторгнувшуюся во владения Турции на северном побережье Африки — Триполи — и захватившую Додеканезские острова. Итало-турецкая война в свою очередь явилась прелюдией к Балканским войнам — последней крупной вехе на пути развития первого кризиса капиталистической системы мирового хозяйства. В Балканских войнах потерпела крушение военно-феодальная система турецкого гнёта над южнославянскими народами. Эти войны явились, по словам Ленина, великим шагом вперёд «к разрушению остатков средневековья во всей восточной Европе». Однако правящие реакционные клики балканских стран ввергли народы в братоубийственную войну, превратив их в пешки в руках империалистических великих держав, оспаривавших друг у друга господство на Ближнем Востоке. В напряжённой до предела обстановке империалистических противоречий Балканы стали тем очагом, где вспыхнул охвативший весь мир пожар империалистической войны 1914 — 1918 годов.

*

Первая мировая война привела к поражению империалистической Германии. Равновесие внутри капиталистической системы мирового хозяйства было насильственно восстановлено в том смысле, что поражение Германии на некоторое время лишило её экономической, политической и военной мощи для продолжения борьбы за передел мира. Но империалистическая война закончилась империалистическим миром. Этот мир таил в себе семена новой войны.

Неумолимое действие закона неравномерности развития привело к новым передвижкам в соотношении сил между державами, к новому усилению империалистического соперничества в борьбе за мировое преобладание и господство. Так капиталистическая система мирового хозяйства пошла по пути, чреватому неизбежным новым кризисом, новым насильственным взрывом раздирающих её противоречии. Но вызревание и развитие второго кризиса капиталистической системы мирового хозяйства происходило при наличии нового фактора, сказывавшего огромное влияние как на внутреннее положение капиталистических стран, так и на взаимоотношения между ними. Этим новым фактором явилась «огромная советская страна, лежащая между Западом и Востоком, между центром финансовой эксплуатации мира и ареной колониального гнёта, которая одним своим существованием революционизирует весь мир».

Первая мировая война, будучи отражением общего кризиса капитализма, ослабила капитализм. Великая Октябрьская социалистическая революция в нашей стране открыла новую эру мировой истории — эру крушения капитализма и победы нового, высшего — социалистического строя.

Великая Октябрьская социалистическая революция привела к расколу мира на две системы. Борьба двух систем — социализма и капитализма — приобрела решающее значение во всемирной истерии.

«Если стихийное развитие капитализма в условиях империализма переросло, — ввиду его неравномерности, ввиду неизбежности конфликтов и военных столкновений, ввиду, наконец, небывалой империалистической бойни, — в процесс „загнивания“ и „умирания“ капитализма, то Октябрьская революция к связанное с ней отпадение огромной страны от мировой системы капитализма не могли не ускорить этого процесса, подмывая шаг за шагом самые основы мирового империализма».

Слепая, звериная ненависть к родившемуся в России новому миру руководила версальскими миротворцами, когда они пошли по пути сохранения экономической базы, политической и военной организации германского империализма и милитаризма. Создатели версальской системы ставили цель превратить Германию в оплот капитализма и реакции против мира социализма и демократии, рождённого Великой Октябрьской социалистической резолюцией.

Ленин и Сталин беспощадно разоблачали разбойничий характер Версальского мира. Срывая маски с буржуазных и социал-империалистических политиканов, пытавшихся изобразить версальскую систему как основу для прочного и чуть ли не вечного мира, Ленин и Сталин показали подлинный характер версальского мира как империалистического перемирия, таящего в себе неизбежность новой разбойничьей воины.

Державы-победительницы, с одной стороны, ограбили Германию, попыталась закабалить её и превратить в свою колонию. С другой стороны, они с помощью предателей рабочего класса — германских социал-демократов — спасли германский капитализм от ярости народных масс, спасли всевластие финансового капитала в Германии. Затем, на следующем историческом этапе, они помогли поверженному империалистическому хищнику встать на ноги и вновь отрастить себе когти.

Оценивая план закабаления Германии, выдвинутый на Лондонской конференции Антанты в июле-августе 1924 г., товарищ Сталин пророчески указывал, что «конференция решала вопрос о Германии без хозяина, без германского народа. Можно, конечно, „планировать“ превращение Германии в завзятую колонию. Но пытаться превратить на деле в колонию такую страну, как Германия, теперь, когда даже отсталые колонии с трудом приходится удерживать в повиновении, — это значит заложить мину под Европу».

В первые годы временной стабилизации капитализма буржуазия и её прихвостни из числа социал-империалистов распространяли лживые побасенки насчёт «эры демократического пацифизма», знаменующей якобы наступление длительного, прочного мира и укрепление власти буржуазии. Товарищ Сталин, характеризуя «эру» буржуазно-демократического «пацифизма», показал вздорность этих измышлений, которые были подхвачены также оппортунистами и ренегатами из рядов коммунистических партий.

«Пацифизм нужен буржуазии для маскировки», — писал товарищ Сталин, подчёркивая при этом «метание буржуазии от пацифизма к оголтелому империализму и обратно».

В докладе активу Московской партийной организации «К итогам работ XIV конференции РКП(б)», сделанном 9 мая 1925 г., товарищ Сталин, вскрывая коренное принципиальное различие между двумя стабилизациями — временной, частичной стабилизацией капитализма и прочной стабилизацией советского строя, — показал, что стабилизация в условиях капитализма неизбежно ведёт к обострению его противоречий: а) между империалистическими группами разных стран; б) между рабочими и капиталистами каждой страны; в) между империализмом и колониальными народами всех стран. Подчёркивая, что капитализм не может развиваться без усиления эксплуатации рабочего класса, без полуголодного существования большинства трудящихся, без усиления гнёта колониальных и зависимых стран, без конфликтов и столкновений между различными империалистическими группами мировой буржуазии, товарищ Сталин говорил:

«Конечно, если бы не существовало закона о неравномерности капиталистического развития, ведущего к конфликтам и войнам между капиталистическими странами из-за колоний; если бы капитализм мог развиваться без вывоза капиталов в отсталые страны, в страны дешёвого сырья и рабочих рук; если бы излишки капиталистического накопления „метрополий“ отвлекались не на вывоз капиталов, а на серьёзное развитие земледелия и улучшение материального положения крестьянства; если бы, наконец, эти излишки употреблялись на поднятие жизненного уровня всей массы рабочего класса, — то тогда не было бы и речи об усилении эксплуатации рабочего класса, об обнищании крестьянства в условиях капитализма, об усилении гнёта в колониальных и зависимых странах, о конфликтах и войнах между капиталистами. Но тогда капитализм не был бы капитализмом. Всё дело в том, что капитализм не может развиваться, не обостряя всех этих противоречий и не накопляя тем самым условий, облегчающих, в конечном счёте, падение капитализма».

28 июля 1927 г. товарищ Сталин опубликовал в «Правде» «Заметки на современные темы». Первый раздел статьи посвящен угрозе войны. Товарищ Сталин подчёркивал, что вопрос об угрозе новой империалистической войны является основным вопросом современности. Указывая, что речь идёт не о какой-то неопределённой и бесплотной опасности, а о реальной угрозе новой войны вообще, войны против СССР в особенности, товарищ Сталин следующим образом определил корни этой угрозы:

«Передел мира и сфер влияния, произведённый в результате последней империалистической войны, успел уже „устареть“. Выдвинулись вперёд некоторые новые страны (Америка, Япония). Отходят назад некоторые старые страны (Англия). Оживает и растёт, всё более усиливаясь, похороненная было в Версале капиталистическая Германия. Лезет вверх буржуазная Италия, с завистью поглядывая на Францию.

Идет бешеная борьба за рынки сбыта, за рынки вывоза капитала, за морские и сухопутные дороги к этим рынкам, за новый передел мира. Растут противоречия между Америкой и Англией, между Японией и Америкой, между Англией и Францией, между Италией и Францией. Растут противоречия внутри капиталистических стран, прорываясь время от времени в виде открытых революционных выступлений пролетариата (Англия, Австрия).

Растут противоречия между империалистическим миром и зависимыми странами, то и дело прорываясь в виде открытых конфликтов и революционных взрывов (Китай, Индонезия, Северная Африка, Южная Америка).

Но рост всех этих противоречий означает рост кризиса мирового капитализма, несмотря на факт стабилизации, кризиса, несравненно более глубокого, чем кризис перед последней империалистической войной. Существование и преуспеяние СССР, страны пролетарской диктатуры, лишь углубляет и обостряет этот кризис».

Указывая, что империализм видит единственный путь разрешения этого кризиса в новой войне, товарищ Сталин отмечал различные стороны подготовки войны за новый передел мира: небывалый рост вооружений, общий курс буржуазных правительств на фашистские методы «управления», крестовый поход против коммунистов, бешеная травля СССР, прямая интервенция в Китае.

С огромной проницательностью раскрывая сущность политики империалистических держав, товарищ Сталин писал:

«Они, империалисты, давно бы уже передрались между собой, если бы не коммунистические партии, ведущие решительную борьбу против империалистических войн, если бы не СССР, мирная политика которого является тяжёлой гирей на ногах у зачинщиков новой войны, если бы не боязнь ослабить друг друга и облегчить тем самым новый прорыв империалистического фронта».

Отсюда, указывал товарищ Сталин, стремление определённых империалистических кругов отодвинуть назад противоречия в собственном лагере и сколотить единый фронт против СССР, причём инициатива в этом деле принадлежала английской буржуазии и её боевому штабу — консервативной партии.

Так ещё за десять лет до рождения мюнхенской политики И. В. Сталин вскрыл глубокие причины, породившие эту политику. Указывая, что английский империализм готов вновь возглавить войну против Советского Союза, как мирового очага пролетарской революции, товарищ Сталин писал:

«Но английская буржуазия не любит воевать своими собственными руками. Она всегда предпочитала вести войну чужими руками».

Мировой экономический кризис 1929 — 1933 гг. покончил с временной, частичной, гнилой стабилизацией капитализма и привёл к резкому обострению всех сто противоречий.

После возникновения экономического кризиса 1929 — 1933 гг. товарищ Сталин с гениальной прозорливостью указывал на то, что кризис крайне обострил международную обстановку. В 1930 г. в политическом отчёте Центрального Комитета XVI съезду партии товарищ Сталин дав глубокий марксистско-ленинский анализ характера, причин и особенностей развёртывавшегося в капиталистическом мире экономического кризиса перепроизводства, подробно охарактеризовал обострение всех противоречий мирового капитализма, явившееся важнейшим результатом экономического кризиса. Сюда относятся прежде всего противоречия между важнейшими империалистическими странами, их борьба за рынки сбыта, борьба за сырьё, борьба за вывоз капитала. Далее, противоречия между странами-победительницами и странами-побеждёнными, затем, противоречия между империалистическими государствами и колониальными и зависимыми странами, наконец, противоречия между буржуазией и пролетариатом в капиталистических странах. Товарищ Сталин показал, что экономический кризис неизбежно ведёт к обнажению и обострению всех этих противоречий.

Анализируя рост противоречий между империалистическими державами, товарищ Сталин говорил:

«Буржуазные государства бешено вооружаются и перевооружаются. Для чего? Конечно, не для беседы, а для войны. А война нужна империалистам, так как она есть единственное средство для передела мира, для передела рынков сбыта, источников сырья, сфер приложения капитала».

Характеризуя пресловутый «дух Локарно», который буржуазные миротворцы силились представить в виде залога мирного развития Европы, товарищ Сталин вскрыл агрессивный характер локарнской политики и заявил:

«Думать, что такое положение может пройти даром для мирового капитализма, — значит ничего не понимать в жизни».

Из анализа обострявшихся и обнажавшихся противоречий капитализма товарищ Сталин делал вывод, что в связи с экономическим кризисом неизбежно будет возрастать угроза новой империалистической войны. Указывая, что мировой экономический кризис будет перерастать в ряде стран в кризис политический, товарищ Сталин говорил:

«Это значит, во-первых, что буржуазия будет искать выхода из положения в дальнейшей фашизации в области внутренней политики, используя для этого все реакционные силы, в том числе и социал-демократию.

Это значит, во-вторых, что буржуазия будет искать выхода в новой империалистической войне в области внешней политики.

Это значит, наконец, что пролетариат, борясь с капиталистической эксплуатацией и военной опасностью, будет искать выхода в революции».

Но, кроме противоречий внутри системы мирового капитализма, существует, указывал товарищ Сталин, ещё одно противоречие: противоречие между капиталистическим миром и СССР.

«Оно есть противоречие между капитализмом в целом и страной строящегося социализма. Но это не мешает ему разлагать и расшатывать самые основы капитализма. Более того, оно вскрывает до корней все противоречия капитализма и собирает их в один узел, превращая их в вопрос жизни и смерти самих капиталистических порядков. Поэтому каждый раз, когда капиталистические противоречия начинают обостряться, буржуазия обращает сбои взоры в сторону СССР: нельзя ли разрешить то или иное противоречие капитализма, или все противоречия, вместе взятые, за счёт СССР, этой Страны Советов, цитадели революции, революционизирующей одним своим существованием рабочий класс и колонии, мешающей наладить новую войну, мешающей переделить мир по-новому, мешающей хозяйничать на своём обширном внутреннем рынке, так необходимом капиталистам, особенно теперь, в связи с экономическим кризисом».

Именно существование этого противоречия между капиталистическим миром и СССР и отличало условия созревания второго кризиса капиталистической системы мирового хозяйства от условий созревания первого кризиса. Имея тот же корень — нарушение равновесия внутри капиталистической системы мирового хозяйства и проистекающее отсюда стремление «обделённых» империалистических хищников к переделу мира, — второй кризис капиталистической системы мирового хозяйства нарастал и развивался в обстановке бешеной ненависти империалистов всех стран к советскому государству, в обстановке смертельного страха империалистов, перед ростом рабочего движения в метрополиях и национального движения в колониях.

Без учёта этих важнейших факторов трудно понять что-либо во всей области международных отношений в период между двумя войнами. Ибо ход подготовки второй мировой войны был отмечен такими вехами, как сохранение поверженного германского империализма; план Дауэса, при помощи которого США и Англия рассчитывали поставить германскую промышленность в зависимость от американских и британских монополий; золотой дождь долларов, хлынувший в Германию на основе плана Дауэса и восстановивший германский военно-промышленный потенциал; систематическая поддержка западными державами тех германских империалистических и милитаристических кругов, которые породили Гитлера и его фашистскую банду; мюнхенская политика поощрения агрессора и подстрекательства его к нападению на Советский Союз.

Германский империализм смог восстановить свой военно-промышленный потенциал лишь за счёт притока американских миллиардов. За 6 лет, с 1924 по 1929 гг., прилив иностранного капитала в Германию составил свыше 10 — 15 млрд марок долгосрочных вложений и свыше 6 млрд марок краткосрочных вложений. Другие источники называют ещё более высокие цифры, доходящие до 25 млрд марок. Это был подлинный дождь американских долларов, который оживил силы поверженного германского империализма. Американские доллары поставили на ноги германский стальной трест Ферейнигте штальверке и химический трест ИГ Фарбениндустри — этих двух китов гитлеровской агрессии. Финансовые группы Дюпонов, Морганов, Рокфеллеров, Ламонтов, Дилон-Ридов, их доверенные лица, вроде Джона Фостера Даллеса, Форрестола и другие, — таковы подлинные творцы послеверсальского возрождения военной мощи германского империализма.

Американские миллиарды, влитые в жилы германского империалистического хищника, сделали своё дело. Встав на ноги, германские монополии привели к власти Гитлера. Фашисты не скрывали, что они хотят «переиграть игру», взять реванш за поражение 1918 г., перекроить карту Европы и всего мира. В то же время они ещё не были готовы к войне, боялись вооружённого конфликта и поэтому стремились добиться своих ближайших целей прежде всего методами шантажа и запугивания, вымогательства и блефа. В истерических речах Гитлера лицемерные миролюбивые фразы перемежались угрозами и провокациями, а авантюристические трюки его разбойничьей дипломатии накаляли и отравляли международную атмосферу.

*

С этого времени стал быстро назревать второй кризис капиталистической системы мирового хозяйства.

Империалистические хищники, считавшие себя обделённый при версальском дележе добычи, открыто провозгласили своё стремление к насильственному переделу мира. Гитлеровская Германия сразу не стала центром, вокруг которого объединились наиболее агрессивные силы империализма, готовые вновь ввергнуть человечество в опустошительную войну за передел мира. Гитлеровская Германия порвала Версальский мирный договор и открыто провозгласила план насильственного изменения границ в Европе с целью создания «великогерманской империи». Естественными партнёрами Германии стали фашистская Италия и империалистическая Япония.

Италия ещё в 1935 г. без всякого повода и даже без объявления войны напала на Абиссинию и захватила её. Удар итальянского фашизма был направлен не только против Абиссинии, но и против Англии — против её морских путей из Европы в Индию и на Дальний Восток.

На Дальнем Востоке Япония вела агрессивную войну против Китая. Эта война наносила серьёзнейший удар по интересам Англии и Соединённых Штатов.

Летом 1936 г. Германия и Италия организовали военную интервенцию против испанского народа. Поддерживая испанских фашистов, поднявших мятеж против республики, Германия и Италия использовали Испанию в качестве опытного поля подготовлявшейся ими второй мировой войны.

Ещё 1 марта 1936 г. товарищ Сталин в беседе с представителем американской прессы Рой Говардом обрисовал два главных очага военной опасности, сложившихся к тому времени. Он указывал, что первый очаг находится на Дальнем Востоке, в зоне Японии, а второй — в Европе, в зоне Германии.

«Трудно сказать, — заявил товарищ Сталин, — какой очаг является наиболее угрожающим, но оба они существуют и действуют. По сравнению с этими двумя основными очагами военной опасности итало-абиссинская война является эпизодом. Пока наибольшую активность проявляет дальневосточный очаг опасности. Возможно, однако, что центр этой опасности переместится в Европу».

Прошло лишь несколько месяцев, и с началом итало-германской интервенции в Испании центр военной опасности действительно переместился в Европу.

На вопрос Говарда: «В чём, по Вашему, заключается основная причина современной военной опасности?» — товарищ Сталин ответил кратко и выразительно: «В капитализме».

На следующий вопрос Говарда: «В каких именно проявлениях капитализма?» — товарищ Сталин дал такой ответ:

«В его империалистических захватнических проявлениях. Вы помните, как возникла первая мировая война. Она возникла из-за желания переделить мир. Сейчас та же подоплёка. Имеются капиталистические государства, которые считают себя обделёнными при предыдущем переделе сфер влияния, территорий, источников сырья, рынков и т. д. и которые хотели бы снова переделить их в свою пользу. Капитализм в его империалистической фазе — такая система, которая считает войну законным методом разрешения международных противоречий, методом законным если не юридически, то по существу».

Фактическое пособничество западных держав, срывавших все попытки обуздания германского агрессора и подбодрявших его к захватническим действиям, дало возможность Гитлеру собрать силы и подготовить войну. На этом этапе решающим обстоятельством, содействовавшим развязыванию гитлеровской агрессии, явилась мюнхенская политика правящих кругов Англии и Франции. Эта политика выражалась в отказе от коллективной безопасности, в преступном попустительстве гитлеровской агрессии, а в последние предвоенные годы — в прямом подстрекательстве Гитлера к скорейшему развязыванию войны на Востоке.

Однако могучим тормозящим и противодействующим фактором в процессе подготовления империалистами второй мировой войны была миролюбивая внешняя политика Советского Союза, политика борьбы за мир, оказывавшая растущее влияние и воздействие на всю международную обстановку, политика срыва планов поджигателей войны. Это было тем противодействующим фактором, которого не было и не могло быть в годы нарастания первого кризиса капиталистической системы мирского хозяйства.

Факты, приведённые в Исторической справке Советского информационного бюро «Фальсификаторы истории», ярко показывают борьбу двух противоположных линий внешней политики. Это была, с одной стороны, политика Советского Союза, направленная на поддержание мира и обуздание агрессора, политика защиты коллективной безопасности в течение предвоенного периода. Это была, с другой стороны, линия англо-французских правящих кругов — линия сговора с германским и итальянским фашизмом, заключения далеко идущих соглашений с агрессивными странами, которые шаг за шагом создавали всё новые серьёзные бреши в здании коллективной безопасности.

«Из всего этого видно, — говорится в Исторической справке, — что историческая правда заключается в том, что гитлеровская агрессия стала возможной, во-первых, в силу того, что Соединённые Штаты Америки помогли немцам создать в короткий срок военно-экономическую базу германской агрессии и вооружили таким образом эту агрессию, и, во-вторых, в силу того, что отказ англо-французских правящих кругов от коллективной безопасности расстроил ряды миролюбивых стран, разложил единый фронт этих стран против агрессии, очистил дорогу для немецкой агрессии и помог Гитлеру развязать вторую мировую войну».

После того как фашистские государства объединились в 1936 г. в военно-политический блок, известный под названием ось Берлин — Рим, правящие круги Франции и Англии своей пресловутой политикой «невмешательства» неизменно подбадривали гитлеровскую Германию и толкали её на путь захватов.

За год до начала второй мировой войны в сталинском Кратком курсе истории ВКП(б) было разъяснено, что правящие круги капиталистических держав, опасаясь усиления фашистских государств, в то же время ещё больше «боятся рабочего движения в Европе и национально-освободительного движения в Азии, считая, что фашизм является „хорошим противоядием“ против всех этих „опасных“ движений».

Фашизм, победивший в период между двумя мировыми войнами в Германии, Японии, Италии и ряде других государств, был не только продуктом исторического развития этих стран, но вместе с тем и порождением всей международной реакции, в лагере которой особенно крупной силои являлся американский империализм. Именно мировой империализм привёл к власти оголтелых авантюристов, вроде Гитлера, Муссолини и их приспешников, поддержал их и вложил им в руки оружие, с помощью которого они начали войну.

В обстановке глубочайшего экономического кризиса мирового капитализма буржуазия стала искать выхода, как указывал товарищ Сталин, с одной стороны, — в подавлении рабочего класса путём установления фашистской диктатуры, то есть диктатуры наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов капитализма, с другой стороны — в развязывании войны за передел колоний и сфер влияния за счёт интересов слабо защищенных стран».

Фашизм выступил как самая агрессивная форма империалистической реакции в современном мире. Он явился оплотом всех тех сил, которые стремятся повернуть колесо истории вспять и которым ненавистен социальный прогресс в любой его форме. Поэтому империалисты всего мира и прежде всего американские монополисты смотрели на фашизм как на свой штурмовой отряд и считали Германию споим оплотом в борьбе против сил демократии и социализма. Реакционеры всех стран ценили фашизм прежде всего за то, что он представлялся им надёжной гарантией против прогрессивных устремлений народных масс. Они рассматривали и рассматривают фашизм как узду, надетую на рабочий класс, как орудие подавления освободительного движения угнетённых колониальных народов, как средство агрессивной борьбы против Советского Союза.

В марте 1939 г., выступая с отчётным докладом о работе ЦК ВКП(б) на XVIII съезде партии, товарищ Сталин вскрыл коварные расчёты, лежавшие в основе мюнхенской политики:

«В политике невмешательства сквозит стремление, желание — не мешать агрессорам творить своё чёрное дело, не мешать, скажем, Японии впутаться в войну с Китаем, а ещё лучше с Советским Союзом, не мешать, скажем, Германии увязнуть в европейских делах, впутаться в войну с Советским Союзом, дать всем участникам войны увязнуть глубоко в тину войны, поощрять их в этом втихомолку, дать им ослабить и истощить друг друга, а потом, когда они достаточно ослабнут, — выступить на сцену со свежими силами, выступить, конечно, „в интересах мира“, и продиктовать ослабевшим участникам войны свои условия».

Товарищ Сталин показал, что на деле «политика невмешательства означает попустительство агрессии, развязывание войны, — следовательно, превращение её в мировую войну». При этом он пророчески предупреждал, что «большая и опасная политическая игра, начатая сторонниками политики невмешательства, может окончиться для них серьёзным провалом».

После захвата Чехословакии подготовка войны гитлеровской Германией пошла полным ходом. Стало ясно, что каждый день приближает человечество к мировой войне. В этих условиях Советский Союз, демонстрируя свою непреклонную волю к защите мира, звал к коллективному отпору и пресечению агрессии, делал всё новые и новые попытки привлечь западные державы к действенной защите мира. Однако все эти попытки разбивались о глухую стену недоброжелательства и вражды со стороны западных держав, которые вели двойную игру в тёмных и преступных целях.

Происходившие весной и летом 1939 г. переговоры между Советским Союзом с одной стороны и Англией и Францией — с другой представляют собой одну из самых поучительных страниц в предистории второй мировой войны. Можно с уверенностью сказать, что история дипломатии едва ли знает что-либо подобное грубому вероломству и неслыханному интриганству англо-французской стороны. Ход переговоров показал, что Англия и Франция и не помышляли ни о каком серьёзном соглашении с Советским Союзом, ибо их политика служила другим целям, не имевшим ничего общего с интересами мира и борьбой с агрессией. Англо-французская дипломатия вела двойную игру, стремясь доказать Гитлеру, что Советский Союз изолирован, что у него нет союзников, что Гитлер поэтому может напасть на Советскую страну, не опасаясь никакого противодействия со стороны западных держав.

Весь ход переговоров весной и летом 1939 г. показал, что западные державы с самого начала запланировали их срыв, ибо представители Англии одновременно вели закулисные переговоры с Гитлером о полюбовном разделе мира и сфер влияния.

Англо-германские переговоры в строжайшей тайне велись летом 1939 г. английским министром Хадсоном и ближайшим советником английского премьер-министра Чемберлена Г. Вильсоном. Эти переговоры, как свидетельствуют документы, охватывали широчайший круг политических, военных и экономических проблем. Предполагалось наряду с пактами о ненападении заключить также пакт о невмешательстве, который должен был включать «разграничение жизненных пространств между великими державами, особенно же между Англией и Германией». Наряду с этим предполагалось заключить широкое экономическое соглашение, охватывающее колониальные вопросы, распределение сырья, раздел рынков, а также предусматривающее крупный английский заем для Германии.

Таким образом, мюнхенская политика логически вела к своему естественному результату — к планам полного политического, экономического и военного союза западных держав с германским агрессором для совместного грабежа мира, для крестового похода на восток, против Советского Союза. Стало ясно, что правящие круги Англии и Франции не только не помышляют о том, чтобы помешать гитлеровской Германии развязать войну, но, наоборот, прилагают все усилия к тому, чтобы всевозможными провокационными методами, путём тайных сговоров и сделок натравить гитлеровскую Германию на Советский Союз, ускорить нападение германского агрессора на нашу страну. В этой обстановке выбор, стоявший перед Советским Союзом, был ясен:

«Либо принять в целях самообороны сделанное Германией предложение о заключении договора о ненападении и тем самым обеспечить Советскому Союзу продление мира на известный срок, который мог быть использован Советским государством в целях лучшей подготовки своих сил для отпора возможному нападению агрессора, либо отклонить предложение Германии насчёт пакта о ненападении и тем самым позволить провокаторам войны из лагеря западных держав немедленно втравить Советский Союз в вооружённый конфликт с Германией в совершенно невыгодной для Советского Союза обстановке, при условии полной его, изоляции».

Как известно, в этих условиях Советский Союз решил заключить с Германией пакт о ненападении. Этот дальновидный и мудрый шаг советского правительства в огромной мере предопределил благоприятный для Советского Союза и для всех свободолюбивых народов исход второй мировой войны.

Если по своему происхождению вторая мировая война уходит корнями и те же отношения современного монополистического капитализма, что и первая мировая война, то это не означает, что она по своему характеру является копией первой. Наоборот, как показал товарищ Сталин в своей исторической февральской речи 1946 г., вторая мировая война по своему характеру существенно отличается от первой.

Первая мировая война была империалистической войной с обеих сторон. Вторая мировая война была захватнической, грабительской, разбойничьей войной со стороны Германии, Японии, Италии и их сателлитов. В то же время это была война справедливая, освободительная со стороны тех народов, которые боролись против фашистских агрессоров.

Если в первой мировой войне ход и исход военных действий в Европе решал вопрос о судьбе колоний, о распределении заморских сфер влияния, то во второй мировой войне в ходе военных действий решалась судьба самих европейских народов. Решался вопрос о том, удастся ли этим народам сохранить свою национальную свободу и государственную независимость или они будут порабощены германскими империалистами, превратятся в рабов пресловутой немецкой «высшей расы господ».

«Следует иметь в виду, — говорил товарищ Сталин, — что разные фашистские государства — Германия, Япония, Италия — раньше чем напасть на союзные страны, уничтожили у себя последние остатки буржуазно-демократических свобод, установили у себя жестокий террористический режим, растоптали принцип суверенитета и свободного развития малых стран, объявили политику захвата чужих земель своей собственной политикой и заявили во всеуслышание, что они добиваются мирового господства и распространения фашистского режима во всём мире, причём захватом Чехословакии и центральных районов Китая государства оси показали, что они готовы осуществить свою угрозу насчёт порабощения всех свободолюбивых народов. Ввиду этого вторая мировая война против государств оси, в отличие от первой мировой войны, приняла с самого начала характер войны антифашистской, освободительной, одной из задач которой являлось также восстановление демократических свобод. Вступление Советского Союза в войну против государств оси могло лишь усилить, — и действительно усилило, — антифашистский и освободительный характер второй мировой войны».

Характер второй мировой войны определялся всем направлением внутренней и внешней политики фашистских агрессоров, прямым продолжением которой и явилась война. Фашисты задушили все прогрессивные элементы в своих собственных странах, уничтожили остатки буржуазно-демократических свобод, установили режим неслыханного произвола, насилия и разбоя и затем начали войну с целью завоевания мирового господства и распространения своего режима террора и мракобесия на весь мир. В этой войне они ставили своей целью порабощение и физическое истребление покорённых народов, уничтожение оплота всего прогрессивного человечества — Советского Союза. Борьба свободолюбивых народов против фашистских агрессоров являлась борьбой за свободу и независимость, за самое существование народов.

В самом начале советско-германской войны товарищ Сталин в своём выступлении по радио 3 июля 1941 г. подчеркнул, что эту войну нельзя считать войной обычной. Он указал, что это не только война между двумя армиями, но вместе с тем война всего советского народа против немецко-фашистских захватчиков.

Фашизм явился порождением самых агрессивных, человеконенавистнических, каннибальских сил международной реакции современной эпохи. В его лице крайняя реакция, уходящая своими корнями в современную систему монополистического капитализма, стала смертельной угрозой для человеческой цивилизации, для самого существования человеческого общества. Поэтому в борьбе против фашистских агрессоров сплотились все прогрессивные демократические силы всех стран и народов.

Справедливый, освободительный характер второй мировой войны нашёл своё яркое выражение в её результатах. Советский Союз в титаническом единоборстве разгромил основные очаги мирового фашизма и освободил народы Европы и Дальнего Востока от германских и японских захватчиков. Он сыграл решающую роль в разгроме фашистских поработителей и выполнил великую освободительную миссию. Решающая роль Советского Союза во второй мировой войне и благородная освободительная миссия Советской Армии открыли для ряда народов Европы и Азии путь к освобождению от ярма империализма. Вместе с тем жесточайший крах потерпели расчёты мюнхенцев довоенного и военного времени.

Вторая мировая война, вопреки вероломной политике правящих кругов США и Англии, привела не к ослаблению, а к усилению политической, экономической и военной мощи Советского Союза. В войне с сильным и опасным врагом Советский Союз одержал не только военную победу, но и экономическую, морально-политическую, идеологическую. В этой победе сказалось гигантское превосходство социалистического строя над капитализмом.

Вторая мировая война, как и первая, имела своим следствием безусловное ослабление капитализма. В результате войны соотношение сил между двумя системами — социалистической и капиталистической — резко изменилось в пользу социализма. Силы социализма возросли не только относительно, но и абсолютно. С другой стороны, силы капитализма потерпели ущерб также не только по сравнению с возросшими силами социализма, но и по сравнению с довоенным периодом.

Ослабление лагеря капитализма произошло прежде всего в результате разгрома основных очагов мирового фашизма и мировой агрессии — Германии и Японии. Эти две наиболее милитаристские и агрессивные державы современного империализма на протяжении двух десятилетий после окончания первой мировой войны играли роль форпостов империалистической реакции в её борьбе против Советского Союза, международного рабочего движения и национально-освободительного движения в колониях.

Разгром двух основных очагов мирового фашизма и мировой агрессии — гитлеровской Германии и милитаристской Японии — Вооружёнными Силами Советского Союза создал новую обстановку для борьбы народов за освобождение от ярма империализма. Это сказалось прежде всего в Центральной и Юго-Восточной Европе, где победа Советского Союза над германским фашизмом открыла народам путь к национальной независимости и к свержению власти помещиков и капиталистов, и в Азии, где разгром японского империализма Советской Армией привёл к мощному подъёму национально-освободительного движения народов колониальных и зависимых стран.

Благодаря историческим победам Советского Союза ряд народов Центральной и Юго-Восточной Европы получил возможность взять свои судьбы в собственные руки, избавиться от власти чужеземного империализма и отечественной буржуазии, установить строй народной демократии, являющейся одной из форм пролетарской диктатуры, успешно выполняющей её функции и закладывающей основы социализма. В Азии победы великой социалистической державы во второй мировой войне стимулировали мощный рост национально-освободительного движения против империализма и прежде всего открыли путь китайскому народу к разгрому гоминдановской агентуры чужеземного империализма и к завоеванию самостоятельности на рельсах народно-демократического строя.

Таким образом, решающая роль, которую сыграл Советский Союз в разгроме фашистских агрессоров, рост международного авторитета и могущества великой социалистической державы обусловили дальнейшие поражения империалистической системы в целом: отпадение от этой системы стран Центральной и Юго-Восточной Европы и торжество народной революции в Китае. Капиталистическая система, переставшая быть единой и всеохватывающей системой мирового хозяйства в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции в Советском Союзе, теперь потерпела дальнейший значительный урон. От неё откололись народы Центральной и Юго-Восточной Европы общей численностью до 100 млн. человек и народы Китая, в котором живёт лишь немногим менее четверти всего населения земного шара.

Таким образом, в результате второго кризиса капиталистической системы мирового хозяйства, породившего вторую мировую войну, произошло дальнейшее углубление общего кризиса капиталистической системы, обострение всех внешних и внутренних противоречий этой системы.

После разгрома фашистских агрессоров центр мировой реакции переместился в Соединенные Штаты Америки. Послевоенный курс американской политики является откровенно экспансионистским. Он ставит своей целью установление мирового господства американского империализма, причём роль младшего партнёра отводится Англии. Авантюристические планы американского мирового господства направлены на экономическое и политическое порабощение Европы и всего мира. Эти планы нашли своё воплощение в доктрине Трумэна, «плане Маршалла», североатлантическом пакте, во всей послевоенной политике американского империализма, встречающей возрастающее сопротивление народов. Эти планы питаются алчными империалистическими вожделениями финансовой олигархии США, стремящейся к сохранению непомерно раздутых монополистических прибылей и к их дальнейшему повышению. В то же время американская политика бесцеремонного вмешательства во внутренние дела других народов выдаёт возросший страх правящего лагеря Соединённых Штатов перед ростом сил социализма и демократии во всём мире.

Советский Союз возглавляет антиимпериалистический лагерь, являясь могучим оплотом мирного существования народов. Советский Союз сыграл решающую роль в достижении победы над общим врагом. Теперь наша страна притягивает к себе симпатии миллионов простых людей.

Ещё в дни Великой Отечественной войны, накануне её победоносного завершения, товарищ Сталин указывал:

«Задача состоит не только в том, чтобы выиграть войну, но и в том, чтобы сделать невозможным возникновение новой агрессии и новой войны, если не навсегда, то по крайней мере в течение длительного периода времени».

Как отмечал товарищ Вышинский на последней сессии Организации Объединённых Наций в своей отповеди клеветникам и поджигателям новой мировой войны из лагеря американского империализма:

«Нет никакого противоречия между таким положением, что война — неизбежное явление в капиталистическом, империалистическом обществе, о чём учат наши учителя, чему учит вся история человечества, и стремлением ограничить, обуздать действие этого закона. Наоборот, несмотря на то, что войны свойственны капитализму, демократические силы в состоянии сорвать войну, предотвратить войну своей сплочённостью, силой и решимостью предотвратить войну».

Народы полны решимости активно бороться за мир, против поджигателей войны. Сотни миллионов людей во всех странах активно участвуют в борьбе за мир. Эта борьба является вместе с тем борьбой против чудовищной системы империализма, которая несёт человечеству угрозу истребления. Сталинский анализ современного империализма и его глубочайших противоречий, чреватых вооружёнными конфликтами мирового масштаба, вооружает народы всего мира в их борьбе против коварных замыслов нынешних претендентов на мировое господство.

Советский Союз стоит могучей преградой на пути поджигателей новой войны, руководимый гением великого Сталина, уверенно и твёрдо защищает он правое дело свободы народов и мира между народами.

А. Леонтьев

Сталин о двух кризисах капиталистической системы мирового хозяйства и двух мировых войнах: 2 комментария

  1. Алексей С. 30/09/2020 — 08:06

    А какого года данная статья? Приблизительно 1949-1950гг., раз упоминается северо-атлантический пакт?

  2. Алексей С. 30/09/2020 — 11:24

    Прошу прощения, не сразу увидел описание, данное в ссылке группы вконтакте. Прошу удалить мои комментарии.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close