Первые три месяца великой отечественной войны советского народа против гитлеровской Германии

В основу статьи положена стенограмма докладов Ем. Ярославского, прочитанных на собраниях партактивов Сталинской областной организации ВКП(б), Ворошиловградской областной организации ВКП(б), Горловской и Макеевской парторганизаций в Донбассе в конце сентября 1941 года.

I. ХОД ВОЙНЫ

22 сентября закончилась первая четверть года великой отечественной войны советского народа против сил гитлеровской Германии, выступающей в союзе с итальянскими фашистами и ведущей в бой против Советского Союза, против воли самих народов, армии Италии, Финляндии, Венгрии, Румынии, Хорватии. Три месяца на огромных пространствах Советского Союза, занятых озверелыми бандами фашистов, немцы убивают лучших сынов советского народа, уничтожают города и села во имя «нового порядка», который они хотят навязать кровью, огнем и железом народам мира. Уже больше 10 млн вооруженных людей брошены в бой с обеих сторон. Около 3 млн убитыми, раненых и попавших в плен потеряли, немцы и их союзники в этих боях. В истории войн эта война является самой кровопролитной, ибо никогда человечество не видело на полях сражений такой могучей техники, таких страшных средств истребления человеческих жизней, как в этой войне.

Всему миру известно, что советское правительство, что большевистская партия не хотели этой войны, и не Советский Союз начал ее. Наоборот, советское правительство, большевистская партия, следуя мирной ленинско-сталинской политике, все сделали для того, чтобы предотвратить эту войну. Наша партия всегда характеризовала фашизм как самую зверскую, неприкрытую террористическую диктатуру буржуазии. Что фашисты могут напасть на Советский Союз, об этом товарищ Сталин неоднократно предупреждал большевистскую партию и советский народ. На съездах партии, на конференциях товарищ Сталин не раз указывал на то, что силы фашизма направлены против Советского Союза. Не дальше, как в феврале 1938 года, товарищ Сталин, отвечая на письмо комсомольца Иванова, писал:

«…было бы смешно и глупо закрывать глаза на факт капиталистического окружения и думать, что наши внешние враги, например, фашисты не попытаются при случае произвести на СССР военное нападение. Так могут думать только слепые бахвалы или скрытые враги, желающие усыпить народ. Не менее смешно было бы отрицать, что в случае малейшего успеха военной интервенции интервенты попытаются разрушить в занятых ими районах советский строй и восстановить буржуазный строй. Разве Деникин или Колчак не восстанавливали в занятых ими районах буржуазный строй? Чем фашисты лучше Деникина и Колчака? Отрицать опасность военной интервенции и попыток реставрации могут только головотяпы или скрытые враги, желающие прикрыть бахвальством свою враждебность и старающиеся демобилизовать народ».

Товарищ Сталин не только предупреждал об опасности войны: он неустанно готовил народ к отпору фашистам; и тогда же, указывая на необходимость укрепления наших международных связей, он настойчиво требовал, что «нужно всемерно усилить и укрепить нашу Красную армию, наш Красный флот, Красную авиацию, Осоавиахим. Нужно весь наш народ держать в состоянии мобилизационной готовности перед лицом опасности военного нападения, чтобы никакая „случайность“ и никакие фокусы наших внешних врагов не могли застигнуть нас врасплох…».

Никогда ни партия большевиков, ни советское правительство не обещали, что война с этими врагами будет легкой.

Что Гитлер готовился к нападению на Советский Союз, это было известно давно. По крайней мере с 1923 г., когда Гитлер, еще только начиная свою бандитскую карьеру, свой кровавый путь, формулировал цели фашистов в своей звериной книге «Моя борьба», — тогда уже он признавал, что расширение Германии возможно прежде всего за счет Советского Союза. Но он тут же добавлял, что против Советского Союза он выступит в последнюю очередь, потому что это такой большой кусок, которым легко подавиться. Договор 1939 г. СССР с Германией о ненападении имел большое значение для СССР: он отсрочил нападение Германии. Товарищ Сталин в своей речи по радио 3 июля объяснил, что договор с Германией дал нам возможность за эти почти два года выполнить колоссальную работу по организации обороны СССР, по перевооружению Красной Армии, переобучению ее. На вопрос о том, не было ли ошибкой советского правительства заключение пакта с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп, товарищ Сталин объяснил, что «ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп». Договор 1939 г. с Германией ни прямо, ни косвенно не задевал территориальной целостности, независимости и чести СССР.

Гитлер начал войду в Европе, не встречая серьезного сопротивления. Благодаря эгоистической, антинародной, узко классовой, недальновидной политике многих правителей европейских государств Гитлеру удалось разоружить и занять без единого выстрела такую страну, как Чехословакия, которая имела довольно сильную армию, «присоединить» к Германии Австрию. Благодаря той же политике «умиротворения» Гитлер без выстрела занял Данию. Ряд стран он оккупировал без серьезных усилий и жертв. Борьба во Франции стоила Германии несколько более 400 тыс. человек; но и здесь благодаря предательству французской буржуазии и французских «социалистов» вроде Леона Блюма Гитлеру удалось преодолеть, вернее сказать, обойти довольно сильное укрепление — «линию Мажино» — и занять большую половину Франции.

Серьезное сопротивление на Западе Гитлер встретил в лице Англии. Английский свободолюбивый народ решил защищаться, уверенный в том, что он сумеет, опираясь на могущество Великобританской империи и на помощь Америки, не только выдержать нападение, но и нанести поражение Германии. Гитлер вскоре убедился, что война в Европе не может быть скоро закончена, если он не обеспечит Германию продовольствием, сырьевыми и другими резервами, если он не обеспечит свою армию горючим. У гитлеровской Германии достаточно было сил для того, чтобы закончить «молниеносную» войну; но у нее нет достаточных сил, чтобы выдержать затяжную войну. Оказавшись перед неизбежностью вести именно затяжную войну, Гитлер вернулся к своему первоначальному плану захвата СССР, и с этой целью он в ночь с 21 на 22 июня вероломно нарушил договор о ненападении и двинул против Советского Союза подготовленные заранее, подведенные к границам СССР, вооруженные по последнему слову военной техники 170 дивизий отборных войск, участвовавших уже в захвате ряда стран, опьяненных своими победами и уверенных в своей неотразимости и непобедимости.

Гитлер начал эту архинепопулярную в Германии войну с обмана армии, обмана народа: он обещал германскому народу и армии, что эта война будет молниеносной, что она займет всего каких-нибудь две- три недели, — самое большее в сентябре германская армия займет Москву, Ленинград и даже дойдет до Волги, до Урала и до Кавказа. История войн знает многочисленные примеры самого грубого обмана масс, но никогда еще обман масс не доходил до таких чудовищных размеров, как в гитлеровской Германии. Через четыре дня после начала войны, 26 июня, газета «Динст аус Дейтчланд» заявила, что «советские войска полностью разбиты и неспособны на дальнейшее серьезное сопротивление». Через восемь дней после начала войны берлинское радио передавало, что «советская авиация почти полностью уничтожена». 13 июля германская печать сообщала о том, что «путь в глубь России открыт». После этого фашистская печать не раз передавала самое фантастическое вранье о том, будто гитлеровская армия вклинилась в Ленинград, что она достигла окрестностей Москвы. Назначались даже дни для въезда в Кремль. Но к концу третьего месяца войны гитлеровская армия не осуществила ни одной из задач, поставленных перед ней. После того как немцы заявили, что советские войска полностью разбиты и неспособны к дальнейшему сопротивлению, они вынуждены были заявить 24 июля, что «русское военное командование имеет огромные резервы и большие массы русских солдат могут быть еще мобилизованы и посланы против германских войск». После того как немцы заявили, что советская авиация почти полностью уничтожена, они потеряли от ударов нашей «уничтоженной» авиации больше 8 тыс. самолетов, а советские самолеты стали появляться над Берлином, Кенигсбергом, Данцигом, Мемелем и другими районами Германии и оккупированных ею стран.

В двухмесячной сводке немцы уверяли, что они уничтожили чуть ли не 5 млн советских войск. О своих потерях немцы либо молчат либо преуменьшают их во много раз. Но нельзя скрыть факт, что лишь за два первых месяца войны германская армия потеряла больше 2 млн солдат и офицеров убитыми, ранеными и попавшими в плен. Она потеряла за два месяца войны, по данным двухмесячной советской информсводки, около 8 тыс. танков, 10 тыс. орудий, свыше 7200 самолетов. Только за три последних недели второго месяца войны германская армия потеряла в жесточайших боях 12 танковых дивизий, 37 пехотных дивизий, 8 моторизованных дивизий, 3 пехотных дивизии СС, более 20 отдельных пехотных полков, равных пехотной дивизии. Это только за три недели. В течение третьего месяца войны против СССР германская армия потеряла не менее, чем она теряла в первые два месяца. Следовательно, ее потери к концу третьего месяца войны в СССР составляют около 3 млн человек убитыми, ранеными и попавшими в плен.

Конечно, и наши потери очень большие. Было бы бахвальством, было бы неправильно уменьшать эти потери. Иностранные обозреватели отмечают, что советские информсводки отличаются точностью. По этим данным, советские потери за два первых месяца составили 150 тыс. человек убитыми, 440 тыс. ранеными и 110 тыс. пропавшим без вести.

Красная Армия потеряла 5500 танков, около 7,2 тыс. орудий, около 5 тыс. самолетов. Третий месяц войны прошел в тяжелых, упорных, кровопролитных боях на всех фронтах. Мы не думаем, что наши потери незначительны, хотя они много меньше потерь германской армии. Советский народ — этому учит нас товарищ Сталин — считает самым ценным капиталом человека, человеческую жизнь. Большевистская партия, советское правительство всегда стремились обеспечить победу возможно малой кровью, возможно меньшими людскими потерями.

В эти грозные дни перед всем миром встал во весь рост исполин — советский народ, — во всей своей красоте и силе встала Красная Армия. Ее героическая борьба, ее стойкость, бесстрашие, презрение к смерти вызывают восхищение у народов всего мира. Бойцы, командиры и политработники Красной Армии снискали себе уважение и любовь трудящихся всего мира.

Еще не настало время подводить итоги войны. Но уже можно на ряде примеров показать, как Красная Армия развеяла на протяжении трех месяцев легенду о непобедимости германской армии.

Возьмем авиацию. Германия считала свою авиацию непобедимой. Она накопила большое число самолетов, она могла бросить сразу массы самолетов в бой. Первое время она имела довольно значительные успехи и преимущества, так как многие наши летчики, еще не побывавшие в боях, не изучили еще фашистской авиации, ее тактики, имели лишь опыт маневренного боя. Но чем дальше, тем яснее становятся преимущества советской авиации, не только потому, что советские истребители более быстролетные, гораздо лучше немецких «Мессершмиттов», но и потому, что наш летный состав совершенно иной. Наши бесстрашные летчики превращают самолеты свои в смертельный таран и, жертвуя собой, уничтожают силы фашистов. Достаточно назвать таких летчиков, как Бринько, чтобы их превосходство над немцами стало ясно. Мы имеем уже немало таких замечательных героев, как Гастелло, Супрун, готовых пожертвовать и жертвующих своей жизнью, чтобы разгромить врага, чтобы нанести ему страшный удар и тогда, когда самому нет никакой надежды на спасение.

Гитлеровцы хвастаются, что они нанесли страшные удары своими налетами на Москву. За месяц, с 22 июля по 22 августа, немецкие самолеты 24 раза днем и ночью (преимущественно ночью) налетали на Москву. Немцы потеряли за это время над Москвой и на подступах к Москве 128 самолетов, по меньшей мере около 300 летчиков, причем летчиков отборных. Если считать, что за это время немцы бросили на Москву в общей сложности около тысячи самолетов, то потеряли они больше десятой части самолетов, летавших над Москвой, в то время когда в налетах на Лондон они теряли не более 4%. Более 2 тыс. вражеских машин было послано немцами в течение июля — сентября на подступы к столице, но ни одному экипажу не удалось нанести серьезного ущерба военным объектам Москвы.

Чего на самом деле достигли немцы своими налетами на Москву? Они разрушили несколько десятков деревянных домов, немного более полутора десятка каменных домов; напали на больницы, на две поликлиники, три детских сада; разрушили (теперь уже восстановлен) театр имени Вахтангова, одно из зданий Академии наук. Многие из этих зданий уже восстановлены. Ни одного военного объекта немцы не сумели разрушить. Они убили 736 человек за два месяца, тяжело ранили 1444 человека и легко ранили 2069 человек. С 22 августа по 22 сентября немцы бессильны были совершать даже и такие налеты. За целый месяц они совершили на Москву лишь 5 налетов (из них 2 разведки днем), большей частью их самолеты погибали или отгонялись, не долетая Москвы, и результаты их налетов в третий месяц войны совершенно ничтожны.

Правда советская авиация совершила лишь 10 налетов на Берлин, Канигсберг, Данциг, Мемель, но немцы могут быть уверены, что советские летчики в долгу у них не останутся, заплатят им с высокими процентами за все зло, за все насилия, за все преступления германских фашистов. Германский народ убедится не раз в силе советской авиации, в лживости гитлеровской, геббельсовской информации об уничтожении советской авиации. Впрочем, берлинцы и сейчас знают уже силу взрывов, потрясающих столицу Германии, когда советская авиация громила Берлин.

Генерал-майор Грендаль подвел некоторые итоги потерь гитлеровской авиации в войне за два с половиной месяца. Он отмечает, что за последнее время мы начали очень успешно бомбить германские самолеты на аэродромах. Так например в ночь с 23 на 24 июля группа советских бомбардировщиков разгромила немецкий аэродром и уничтожила 60 самолетов; 25 июля на аэродроме Русса подожжено 50 машин врага, 7 августа на аэродромах Кресты, Рожкополье, Веретенье уничтожено до 60 немецких самолетов; 17 августа близ местечка Овсище наши летчики разбомбили до 50 самолетов; на аэродроме Спасское было сожжено 37 самолетов, на земле и 14 сбито при взлете; 25 и 26 августа на аэродроме Фурсы советскими летчиками уничтожены 60 фашистских самолетов. За время войны наша авиация на смоленском фронте сбила, по данным на 7 сентября, свыше 2 тыс. немецких самолетов. За последнее время целый ряд крупнейших авиационных соединений полностью или на 50% уничтожен. Например воздушный корпус фон Грайма или авиационный корпус «Рихтгофен»: на аэродромах этого корпуса летчики-истребители подразделения майора Груздева двумя последовательными атаками уничтожили 74 немецких самолета.

Если немцы в начале войны в Европе потеряли сравнительно мало самолетов, то теперь их потери таковы, что вряд ли они могут их полностью восстановить. В 1939 г. гитлеровская авиация потеряла всего 300 машин, в 1940 г. — 6800 машин, а за первые пять месяцев 1941 г. потеряла около 1800 машин. Таким образом, за всю войну фашистская Германия, до войны с СССР, потеряла около 9 тыс. самолетов. За первые же два месяца войны против СССР Германия потеряла 7200 самолетов. Если прибавить к этому потери германской авиации в третий месяц войны, если при этом учесть ее потери на других фронтах, в особенности в Англии, то ясно, что эти потери она уже восстановить не может. В то время как силы нашей авиации будут расти не только за счет расширения производства в СССР, но и за счет той помощи, которую нам согласились оказать и оказывают США и Англии, авиация Германии и ее союзников будет все более истощаться.

*

Чтобы нагляднее представить себе значение германских потерь, надо сравнить их с потерями Германии в первой мировой империалистической войне и двухлетней войне, которую фашистская Германия вела за последние годы в Европе. Во время войны 1914 — 1918 гг. австро-германская армия потеряла всего убитыми и ранеными 7490 тыс. человек, из них на русском фронте немцы потеряли убитыми, ранеными и попавшими в плен 2800 тыс. человек. За четыре года в России убито было 1190 тыс. австро-германских войск и ранено 1400 тысяч.

Таким образом, за 3 месяца войны против СССР в 1941 г. немцы потеряли больше, чем на своем восточном фронте за всю первую империалистическую войну 1914 — 1918 годов.

Это объясняется и тем, что никогда не вводилось в войне столько механизированного оружия, сколько введено в эту войну. В войне 1914 — 1918 гг. не было столько танков, не было столько авиации, не было такой артиллерии, какая брошена в бой сейчас. Истребительная сила современного оружия и ожесточение в настоящей войне намного больше чем в прошлой.

Не менее поучительно сравнение немецких потерь в войне с Испанией, Норвегией, Польшей, Францией, в Австрии и на Балканах за последние годы с потерями в СССР. Все потери фашистской армии до войны против СССР составили 930 тыс. человек, немногим меньше миллиона. Следовательно, в войне против СССР немцы за три месяца потеряли в три раза больше, чем они потеряли за два года войны на всех других фронтах Европы.

Можно было бы привести многочисленные свидетельства самих немцев, особенно письма германских солдат и офицеров с фронта, где говорится об ужасающих потерях германской армии. В письме, найденном у убитого под Гомелем фельдфебеля, написано:

«Десять дней мы были под Гомелем, У нас было 130 человек, сейчас осталось 18. В городе мы ничего не нашли; даже сады, и те без яблок».

Многочисленные показания пленных о потерях германской армии, приказы германского командования санитарам не подбирать тяжело раненых немцев, с оторванными руками и ногами, чтобы зря не терять силы и средства государства на таких калек, все больше и больше переполненные госпитали во всех оккупированных немцами странах и во всех «союзных» с немцами странах, как в Румынии, Венгрии, Словакии, Финляндии, — все это свидетельствует об огромных потерях Германии.

Для того чтобы иметь ясные перспективы в этой войне и знать, как она может в дальнейшем развиваться, надо иметь представление о том, каковы людские резервы Германии и ее противников, каковы их продовольственные и сырьевые ресурсы. Призывные контингенты Германии в возрасте от 18 до 40 лет, по переписи 1939 г. (включая захваченные на 17 мая 1939 г. территории Саара, Австрии, Судетской области, Мемельской области), составляют 14202 тыс. человек, мужчин от 40 до 50 лет — 4730 тыс. человек. Таким образом, всего мужского населения в Германии от 18 до 50 лет примерно 19 млн человек. Это — как раз то количество, которое Германия имела во время первой мировой империалистической войны. Но когда Германия начала войну в 1914 г., соотношение между обученными резервами и необученными было 1:1. Теперь дело обстоит хуже для Германии: на одного обученного приходится три необученных.

Но ведь не только людские резервы решают войну: большое значение имеют также продовольственные и сырьевые ресурсы. Нередко они решают дело. В войне 1914 — 1918 гг. исход войны для Германии в значительной степени решало отсутствие горючего. Начиная с 1940 г. Германия испытывала тяжесть блокады, а так как она нуждается в ввозе кожи, каучука, фосфатов, марганца, нефти, олова, цинка, хрома, никеля и других металлов и так как блокада лишила Германию больше половины этих материалов, то естественно, что Германия испытывает и будет в дальнейшем еще больше испытывать величайшую нужду в них.

Производственные мощности промышленности в Германии в 3 раза меньше производственной мощности СССР и Англии; производство стали в 3 раза меньше; железнодорожные перевозки в 7 раз меньше; добыча угля в 2,5 раза меньше; добыча нефти в 32 раза меньше; каучук и хлопок Германия ниоткуда достать не может. (Германия, конечно, имеет заводы синтетического каучука.) Германия имела кое-какие запасы, и если бы война была действительно молниеносной, то она вышла бы из затруднений, продержавшись на широко распространенных в Германии заменителях; но так как Германия вынуждена вести длительную войну, то у нее ресурсов не хватит.

Особенно тяжело обстоит в Германии дело с горючим и со смазочными маслами. Военные обозреватели считают, что Германия имела к началу войны против СССР 6 —10 млн т запаса горючего. Каждый месяц войны Германии на восточном фронте требует не меньше 2 млн т, а на всех фронтах — до 3,5 млн тонн. И если бы борьба разгорелась на других фронтах, запасы горючего еще быстрее растаяли бы. Чем же может покрыть Германия эти потребности? Кроме запаса Германия получает ежемесячно из небольших скважин самой Германии, а затем Франции, Польши, Венгрии около 100 — 125 тыс. т. нефти. Заводы синтетического горючего при нормальной работе могут дать Германии 175 — 200 тыс. т. в месяц. Англичане основательно разгромили эти заводы. Заменителей жидкого топлива (метан, спирт) Германия может дать около 100 тыс. т ежемесячно. Румынской нефти Германия получает ежемесячно 100 — 200 тыс. т., хотя после основательного разгрома Плоешти, Сулина, Констанцы и других районов Румынии советскими летчиками немцы вряд ли могут получить и такое количество. Следовательно, ежемесячные пополнения горючего Германии выражаются в цифре 600 — 700 тыс. тонн, Значит, немцы могут удовлетворить не больше 30 — 40% потребности в горючем. Вот почему самым важным вопросом для Гитлера является вопрос о том, смогут ли они пробраться к кавказской нефти и как к ней пробраться. У немцев три пути к кавказской нефти: через Турцию, через Черное море, через Донбасс. Порыв немцев к Донбассу, помимо огромного значения Донбасса с его мощной угледобычей, коксохимической, металлургической, машиностроительной промышленностью, его богатым сельским хозяйством, вдохновляется стремлением во что бы то ни стало дорваться до бакинской нефти. Немцы уже сейчас вынуждены нередко закапывать танки и превращать их в доты из-за недостатка горючего. Само собой разумеется, закопанный танк уже перестает быть страшной, быстродвижущейся крепостью. Немцам приходится на отдельных участках закапывать тяжелую артиллерию из-за невозможности перевезти ее. Отсюда многочисленные приказы экономить горючее. Отсюда стремление во что бы то ни стало прорваться к Баку.

Если говорить о людских резервах, то в одном только СССР мужское население больше чем в 2 раза превосходит мужское население Германии, а продовольственные и сырьевые и другие резервы СССР, в особенности если принять во внимание помощь Англии и США, намного превосходят резервы Германии. И, в то время как блокированная Германия ниоткуда не может получить никаких запасов, кроме как в оккупированных ею и ограбленных ею странах, резервы СССР будут непрерывно нарастать.

*

Красная Армия показала себя героической, храброй, хорошо вооруженной силой, наносящей удары врагу. Немцы столкнулись в этой войне с такими силами, каких они не встречали в других странах.

Громадное значение для роста наших сил имел призыв товарища Сталина об организации в тылу врага конных и пеших партизанских отрядов, которые должны расстраивать коммуникации врага, уничтожать его обозы с боеприпасами, горючим, продовольствием, взрывать переправы, мосты, нападать на штабы противника и т. д. В результате этого призыва повсюду в тылу врага организовались партизанские отряды. Их уже теперь насчитывается не одна тысяча. Они действуют на всей территория, занятой немцами, и наносят серьезнейшие удары врагу. Наша печать ежедневно приводит многочисленные факты, свидетельствующие о значительности этой борьбы. Так, 7 августа 1941 г. информсводка сообщала, что партизанский отряд, которым командует директор МТС, в одном только районе уничтожил 12 немецких обозов с продовольствием, 22 автоцистерны с горючим, вывел из строя 7 фашистских танков и 5 бронемашин, взорвал 2 моста и перехватал мотоциклистов-связи с важным донесением.

Батальонный комиссар Высокоостровский в «Красной звезде» от 25 сентября рассказывает о партизанском отряде С-ва, действующем на северозападном направлении:

«За последние три недели отряд совершил 16 налетов на немецкие воинские части. Партизаны сожгли 39 вражеских грузовиков с имуществом, 24 грузовика с боеприпасами, 3 легковых автомобиля и 9 специальных автомашин. Мужественные народные мстители уничтожили 116 солдат и 8 офицеров, взорвали 2 больших моста, разрушили телефонную связь в 5 населенных пунктах».

В утреннем сообщении 15 августа приводятся данные о действиях партизанских отрядов на северо-западном направлении фронта. За короткое время эти отряды уничтожили 96 немецких автомашин с боеприпасами и продовольствием, 17 танков и бронемашин, 35 мотоциклов, 3 самолета, 4 цистерны и 4 базы горючего. Партизаны пустили под откос 2 воинских эшелона, взорвали несколько мостов и складов с боеприпасами и продовольствием, на 14 вражеских участках нарушена телефонная связь. В боях с противником партизанские отряды уничтожили свыше 400 немецких солдат и 16 офицеров.

Немецкий командир запрашивает начальство: «Когда же придут обещанные боеприпасы? Транспорт, указанный в радиограмме, до сих пор к нам не прибыл. Из 35 машин автоколонны, о которой вы сообщали 26 июля, прибыло только 17. По дороге на нее 2 раза нападали партизанские отряды».

Такие факты множатся все больше и больше. Партизанские отряды стали громадной силой — это настоящая всенародная война в тылу врага. Не удивительно, что весь советский народ поднялся на борьбу. Если до этого наш народ имел только теоретическое представление о том, что такое фашизм, то теперь он на фактах убедился, что несет с собой фашизм. Миллионы советских людей испытали уже, что фашизм — это страшные мучительства, издевательства, пытки, что фашизм — это беспощадное ограбление народа, это — разорение всего народа, это самое страшное рабство, это смерть. Печать приводит каждый день примеры мучительных зверств, которым фашисты подвергают население захваченных сел и городов. Ванда Василевская рассказывает о том, как немцы, придя во Львов, убили в течение немногих дней несколько тысяч человек, насиловали на глазах родителей их дочерей, подростков, затем устроили страшную выставку своих жертв, и одной из этих выставленных жертв была мать, к груди которой штыком был приколот грудной ребенок. Вот что представляет собой фашизм, вот какой «новый порядок», какую «культуру», какую «цивилизацию» несет фашизм! Фашисты закапывают живыми сотни людей, расстреливают их в школах, синагогах, в церквах, сжигают живыми. Захваченных в плен красноармейцев подвергают страшным пыткам, выкалывают глаза, жгут на кострах. Все ужасы инквизиции бледнеют перед тем, что практикуют фашисты в отношении советского народа. И не удивительно, что растет неукротимая ненависть народа против фашистов, что весь народ подымается против врага. Если утром немцы говорят крестьянам «шапки с головы долой», то ночью партизаны нередко снимают с фашистов каски вместе с головой.

Партизаны создают для врага такую обстановку, что он за каждой кочкой, за каждым выступом, за каждым деревом, за каждым домом чувствует присутствие врага, и надо, чтобы всюду ему создана была такая обстановка, чтобы повсюду его ждали пули, партизанский штык, граната, топор, чтобы враг ни днем, ни ночью не знал покоя. Надо, чтобы наши советские люди поняли, что они имеют дело с коварным, неумолимым, беспощадным врагом. Месть беспощадная, смерть за смерть, кровь за кровь этим выродкам, фашистским бандитам гадам!

Конечно народ наш знает, что партизанская воина, партизанские части партизанские отряды — это подсобная сила, но это огромная сила. Она будет с каждым днем расти. Партизаны вооружаются оружием, отобранным у врага, они учатся владеть современным автоматическим оружием, приобретают огромный опыт, изучат поведение врага и будут наносить ему все более страшные удары, в тылу помогая регулярным частям Красной Армии, борющимся на фронте.

Фашисты не ожидали, что им придется иметь дело с партизанской армией. Они не интересовались историей нашего народа, иначе они знали бы, какую силу составляли русские партизаны в Отечественной войне с Наполеоном Бонапартом в 1812 г., какие удары нанесли народы СССР немецким оккупантам во время гражданской войны в 1918 году. Они, вероятно, забыли Щорса, Боженко, Пархоменко и многих других славных сынов нашей родины. Немцы называют нашу войну «некультурной». Они пишут листовки и обещают партизанам, что пощадят их, если партизаны выйдут из лесов и прекратят борьбу. Во всех этих угрозах и лживых обещаниях, в которые ни один партизан не поверит, сказывается величайший страх немецких извергов перед партизанским движением. Немцы не того ожидали. В Голландии, Дании, даже во Франции, если танковая колонна где-либо прорывалась, территория позади считалась уже оккупированной, население сдавало оружие. А в СССР красноармейцы пропустят немецкие танки, а следующую позади немецкую пехоту рубят, расстреливают или забирают в плен.

В своих письмах в Германию немецкие солдаты и офицеры раскрывают, чего они ожидали в нашей стране. В начале июля обер-лейтенант Карл Шмидт писал своей невесте:

«Дорогая Ани, готовься к поездке в Россию, через неделю мы закончим восточную кампанию и совершим с тобой прекрасное путешествие по покоренной стране. Мы будем есть киевские галушки, пить московское пиво и спать будем в ленинградских дворцах».

Этому обер-лейтенанту не пришлось поесть киевских галушек, пить московское пиво и хотя бы издали увидеть ленинградские дворцы, а не то, чтобы пировать в них. Его убили, прежде чем он успел отправить письмо своей невесте во Франкфурт на Майне. На груди у него нашли два железных креста и в карманах два талона на получение 25 граммов маргарина. Он получил не ленинградский дворец, а два метра советской земли в вечное пользование. Это получат в нашей стране очень многие германские солдаты и офицеры; в нашей стране они получат могилу для себя.

Известно, что армия побеждает не только численностью своей и не только своим вооружением: огромное значение имеет моральный облик армии. «Краткий курс истории ВКП(б)» перечисляет ряд причин, которые помогли Красной Армии в период гражданской войны и интервенции несмотря на наличие серьезных недостатков в вооружении, боеприпасах, военной подготовке, командном составе победить интервентов и белогвардейцев. История большевистской партии отмечает высокую политическую сознательность Красной Армии, крепкий тыл Советской страны, все направившей на службу интересам фронта; история партии отмечает политическую работу, которую вели большевики в рядах Красной Армии, связь Красной Армии с народом и поддержку ее трудящимися других стран. Моральный и политический облик красноармейцев, командиров и политработников Красной Армии представляет огромную силу в этой борьбе. Не может быть никакого сравнения между героями Красной Армии, Красной Авиации, такими, как Гастелло, Супрун и другие, и фашистскими «ассами», которые бомбят мирные города, поливают свинцом детей, стариков и старух, убивают беззащитных людей, чтобы насладиться их предсмертными муками. Моральный облик красноармейца — это бесстрашие, отвага, мужество, презрение к смерти, готовность идти на величайшие жертвы ради освобождения советского народа от коричневой чумы, ради освобождения всех угнетенных народов от власти фашизма.

Моральный же облик врага — это облик грабителя, насильника, мародера. В самой германской армии грабеж узаконен приказами высшего командования. Генерал Бах издал приказ, по которому каждому солдату дается право грабить безнаказанно:

«Всякий солдат в занятом городе имеет право взять, что он пожелает, унести все с собой, что он сможет».

Но бывает так, что грабитель не может унести с собой награбленное. Фашистские мародеры забивают танки, грузовики награбленным. В приказе по румынской армии указывается на то, что почти весь военный транспорт забит награбленным добром, некоторые обозы представляют собой цыганский табор. Такова армия фашистов и их подручных лакеев.

Если французскую армию, отступавшую зимой 1812 г. от Москвы и клянчившую у населения подаяния, называя крестьян «шер ами» («дорогой друг»), крестьяне прозвали шерамыжниками, то немецкие фашистские солдаты войдут в историю с грабительской кличкой «драй петух». Немецкий солдат, как только приходит в советскую деревню, прежде всего требует «драй петух» (три петуха или птицы) на жратву, а если не удается получить, отвечает страшными зверствами. Таков моральный облик солдата гитлеровской армии.

*

Советскому народу чуждо шапкозакидательство. Самым опасным было бы настроиться так, что без особых усилий со стороны советского народа, без самой ожесточенной, напряженной борьбы с нашей стороны враг проиграет войну в силу одного только факта преобладания на нашей стороне людских, сырьевых и других резервов. Самым опасным было бы сделать вывод, что пройдет несколько месяцев, настанут холода, у германской армии не будет бензина, не хватит боеприпасов, резервы ее исчерпаются — и она погибнет. Борьба против столь опасного, коварного, злобного, опьяненного своими победами врага, победа над ним требуют огромного напряжения всех сил, величайшего революционного порядка, самоотверженной борьбы на фронте, упорной, все нарастающей и дружной, согласованной, напряженной работы в тылу.

Не следует забывать, что Германия заняла очень большую территорию СССР: Литву, Латвию, Эстонию и значительную часть Белоруссии, Молдавскую республику, Бессарабию, часть Карело-Финской республики. Немцами заняты города, имеющие жизненное значение, как Кировоград, Первомайск, Николаев, Днепропетровск, Киев, Полтава. Враг угрожает Ленинграду. Враг занял Смоленск, Гомель, Чернигов, Кременчуг. Он стремится занять Донбасс, Крым. Он рвется к бакинской нефти. Он все еще не оставил мысли занять Москву.

Правда, многие города врагу удалось занять лишь после многодневных и даже месячных ожесточенных боев, о результате которых он потерял десятки, сотни тысяч людей. Чем дальше продвигается враг, тем больше растягивается фронт, тем труднее становятся для него коммуникации, труднее становится снабжение, пополнение огромной армии, растянутой на фронте около 3 тыс. километров. Враг идет по выжженной земле. Если кое-где и остается часть неуничтоженного урожая, скота, то это, во всяком случае, — не то, чего ожидал враг. Пути наступления врага в первые дни и теперь резко изменились: враг не может уже так быстро подбрасывать пополнение.

Примеры защиты Ленинграда, Одессы войдут в историю великой отечественной войны, как самые яркие страницы борьбы советского народа против гитлеровской Германии. Киев был оставлен после героической, мужественной защиты, длившейся более полутора месяцев Великий город Ленина, колыбель революции, важнейший политический центр Страны советов, недаром привлек к себе столько сил врага.

Против Ленинграда брошены десятки германских и финских дивизий. Не раз немцы сообщали о том, что они уже «вклинились в Ленинград», «полностью его окружили», «вот-вот» войдут в него, назначали даже сроки взятия Ленинграда. Но город Ленина твердо решил защищаться. Он создал могучие укрепления, могучую линию обороны, о которую разбилась не одна вражеская дивизия. Приказ германского командования взять Ленинград во что бы то ни стало ленинградские рабочие, работницы, трудящиеся Ленинграда по призыву товарищей Ворошилова, Жданова встретили с достоинством мужественных, отважных бойцов. «Ленинград не сдавать» — этот лозунг стал лозунгом не только самих ленинградцев; это лозунг всей нашей страны. Весь мир с восхищением и уважением смотрит на защитников Ленинграда, откуда раздается каждый день по радио уверенный в победе голос рабочих, работниц, бойцов, ученых. Весь народ нашей страны считает защиту Ленинграда своим собственным, кровным делом.

О чем говорят эти и подобные факты? Они говорят не только о героическом сопротивлении Красной Армии и всего советского народа. Они говорят о том, какие огромные силы врага уже уничтожены. Враг истекает кровью. Враг не может восстановить такие огромные потери. Красная Армия уничтожает живую силу врага даже тогда, когда ей приходится временно отступать. Так было под Гомелем, где враг потерял около 80 тыс. человек, так было под Смоленском, где враг потерял около 100 тыс. человек. Смоленск и Гомель были оставлены, как и некоторые другие города, лишь после долгой героической защиты. Смоленск не раз переходил из рук в руки, прежде чем он был оставлен. Но и после оставления Смоленска под Смоленском разыгрывались серьезные бои, стоившие врагу колоссальных потерь.

Верно, что враг занял значительную территорию. Но уже сейчас он вынужден на многих участках фронта окопаться, перейти от наступления к обороне, а кое-где контратаки Красной Армии заставили врага отступить, как это было под Ельней, где враг потерял около 45 тыс. убитыми и не менее того ранеными. Нелегко переходить в контрнаступление на фронте, на который враг бросил уже с начала войны около 280 дивизий, три четверти своей армии, когда фактически всю силу ударов германской армии и ее союзников в настоящее время принимает на себя наша Красная Армия.

Нам чуждо хвастовство. Но у нас нет сомнений, что не только под Ельней наша Красная Армия одержала и будет одерживать серьезные победы, что будут возвращены и Смоленск и все другие города, занятые врагом. Нужно время, нужна выдержка, нужны организованность, уверенность в нашей победе, бесстрашная борьба — и победа будет за нами. Враг будет не только изгнан с нашей территории: он будет разгромлен и добит окончательно на его собственной территории!

К концу третьего месяца войны произошли уже глубокие изменения на фронте. Меняется характер войны. На многих участках фронта враг вынужден переходить к обороне и отступать под натиском сил Красной Армии. Он окапывается на осень и готовится к зиме. Напрасно официально утешает себя враг, что зима ему нестрашна. В переписке солдат и офицеров, в письмах на фронт германский народ не скрывает своего страха перед надвигающейся зимой. Во всяком случае, ни о какой молниеносной войне немцы и мечтать не могут. И если они, чтобы придать храбрости своим войскам, обманывают их возможностью закончить в основном войну до зимы, то действительность опрокидывает все их расчеты. На молниеносную войну ни врагу, ни нам рассчитывать нельзя. Война предстоит длительная.

Немцы и итальянцы вынуждены констатировать, что война в СССР приняла совершенно другой характер. Итальянские газеты пишут, что это «скотский порядок». Что же так возмущает итальянцев? Их возмущает то, что Красная Армия, отступая, оставляет врагу выжженную землю, что фашистские войска не находят, чем поживиться, и что эта система с каждым днем совершенствуется. Немцы признают, что они не встречали еще нигде таких тяжелых условий войны. Они сравнивают сражения, которые были в первую мировую войну на Сомме, на Марне, под Верденом, и признают, что бои, в которых им теперь приходится участвовать, не уступают по силе боям в конце первой мировой империалистической войны. То, что война начинает принимать позиционный характер на многих участках фронт а, это для немцев самое страшное. Если раньше они уверяли, что уничтожили Красную Армию, что Красная Армия не может сопротивляться, то сейчас они вынуждены писать совершенно другое.

«Фелькишер беобахтер», центральный орган фашистов, пишет в номере от 26 августа:

«Советская армия в сильной степени вооружена. Сопротивление, которое оказывают большевики, возможно только в условиях Советского Союза. Германская армия не встречала такого сопротивления ни на одном фронте. С момента изобретения огнестрельного оружия еще никогда не было так много и столько ожесточенных боев солдата против солдата. Применение крупных людских сил, личное упорство противника уже в первые дни войны поставили германского солдата в очень тяжелые военные условия».

Германская армия терроризовала до сих пор Европу и весь мир сказкой, будто она непобедимая армия. В Советском Союзе миф о непобедимости германской армии развеян, и это страшно для немцев. Товарищ Сталин говорит, что непобедимых армий нет и не бывало. Армия Наполеона, считавшая себя непобедимой, была разбита. Немецкая армия Вильгельма, тоже считавшая себя непобедимой, несколько раз терпела поражения от русских и англо-французских войск и была разбита англо-французскими войсками. На нашей территории фашистская армия встретила сильнейшее сопротивление. Многие лучшие дивизии разбиты Красной Армией. Это значит, что гитлеровская армия будет разбита. Военные обозреватели в различных странах, даже те, которые еще недавно считали, что Красная Армия — очень слабая армия, теперь признают, что бои в СССР обошлись очень дорого нацистам и что миф о непобедимости фашистских армий уже разбит.

На вопрос о том, почему мы отступаем, как могло случиться, что наша славная Красная Армия сдала фашистским войскам ряд городов и районов, товарищ Сталин ответил в своей речи по радио 3 июля.

Часть нашей территории оказалась захваченной немецко-фашистскими войсками главным образом потому, что фашистская Германия начала войну при выгодных для немецких войск и невыгодных для советских войск условиях. 170 отборных дивизий немецких войск у границы СССР были задолго до войны придвинуты в полной готовности, ожидая лишь сигнала для нападения, тогда как советским войскам надо было еще отмобилизоваться. Фашистская Германия вероломно нарушила пакт о ненападении. Наша миролюбивая страна, не желая взять на себя инициативу нарушения пакта, не могла стать на путь вероломства. Выгодные условия для нападающей стороны привели к тому, что немцы сумели захватить довольно значительную территорию, богатую дорогами, территорию, близкую к их границам, территорию, где еще не успел закрепиться советский строй, где осталось немало враждебных советскому строю элементов. Немцы подбросили быстро новые дивизии. Они могли и дальше использовать эти выгоды, для того чтобы захватывать все новые и новые районы. Гитлер использует заводы не только Германии, но и всех оккупированных Германией стран и своих союзников для производства танков, самолетов, боеприпасов. Кроме того, надо иметь в виду, что армия врага два года воевала, между тем как наши войска за эти два года войны не вели, за исключением незначительной части войск, которая участвовала в войне с Финляндией, да еще были лишь сравнительно с нынешними битвами незначительные столкновения дальневосточной армии; на озере Хасан и у Халхин-Гола. Большая часть Красной Армии в бою не была, военный опыт приобретала на учениях, на маневрах. Она не бомбардировала врага. Ее танковые соединения не встречались с вражескими танковыми колоннами. Наши красноармейцы до 22 июня еще не испытывали на себе массированного огня минометов, авиации, артиллерии. Нужно было время, чтобы наши части изучили, разгадали хитрости, тактику врага, обстрелялись. В этом отношении германская армия имела некоторые преимущества.

Помимо этого надо принять во внимание, что мы еще далеко не пустили в ход имеющиеся у нас возможности, людские и боевые резервы. И хотя враг еще до сих пор не потерял своего наступательного порыва, налицо факт, что наши силы и силы врага разные: наши силы растут, силы врага иссякают. У нас идет накопление сил, у врага — истощение. У нас идет всюду организация народного ополчения, в тылу врага растет партизанская армия. Весь наш народ показывает, какие у нас имеются громадные силы, резервы, совершенно еще не исчерпанные. Советский народ проявляет творческую инициативу, он стремится дать возможно больше всего, в чем нуждается фронт.

Для примера можно привести создание фонда обороны. Народ проявил в этом деле большую инициативу. По данным Народного комиссариата финансов СССР, в фонд обороны к 21 сентября поступили денежные взносы в размере 587,5 млн рублей. В фонд обороны трудящиеся передали также 1,2 кг платины, 42 кг золота, 1890,4 кг серебра, на 1 383154 руб. иностранной валюты по курсовой стоимости, на 875,1 млн рублей облигаций государственных займов. Из колхозной деревни в фонд обороны поступило 12959,2 т. зерна, 6409,3 т. скота и птицы, 5886,6 т. молока и молочных продуктов, большое количество овощей и других сельскохозяйственных продуктов. В стране организуется сбор теплых вещей для Красной Армии. Нет никакого сомнения, что и в этом отношении будет проявлена необходимая организованность, энергия.

В нашей стране великое содружество народов, которое никому не удастся сокрушить. Напрасно фашисты рассчитывают расколоть это содружество. Его выковывали на протяжении четверти века Ленин и Сталин. Оно представляет неприступную крепость, о которую разобьются силы фашистов. Народ наш все глубже убеждается в том, что фашистская Германия несет народам мучения, рабство и смерть. Народ будет драться до последнего.

Гитлеровская армия, из кого бы она ни состояла, не может не испытывать влияния своих страшных потерь, не может не задуматься над перспективами войны. Нетрудно убедиться, что настроения гитлеровской армии очень сильно изменились за три месяца войны против СССР. Не следует преувеличивать эти изменения. Они еще не таковы, чтобы можно было говорить о коренном переломе. Этого перелома еще нет. Но можно констатировать: участились случаи нарушения дисциплины в германской армии, случаи неповиновения командованию, случаи перехода на сторону Красной Армии. В письмах солдат и офицеров с фронта, как и в письмах из Германии, все чаще и чаще звучат пессимизм, тревога, а иногда и отчаяние. «Россия, Россия, лучше бы мне тебя не видать!» — этими словами германские солдаты выражают свои настроения.

Немецкие солдаты боятся зимней кампании. Отсюда стремление добиться во что бы то ни стало, какой угодно ценой решения ряда важнейших задач до зимы. Но они не могут разрешить эти задачи. Поэтому в германской армии зарождаются иногда и более серьезные настроения — критическое раздумье не только участи немецких солдат, но и участи немецких офицеров. А Гитлер имеет все основания больше всего опасаться думающей армии. В этом отношении характерно «открытое письмо немецких офицеров», подписанное попавшим в плен к Красной Армии подполковником Хаушильдтом, капитаном Лоевским, капитаном Ригером, старшим лейтенантом фон Веншовским, старшим лейтенантом Риксом. Они пишут о том, что среди офицеров германской армии, ее кадрового состава, многие скрепя сердце примирились с диктатурой фашистов. Гитлер обещал германскому народу и армии, что он не будет воевать на два фронта, что он не будет воевать против СССР.

«Гитлер нарушил и это обещание. Сейчас мы воюем и против Англии и против России. Это — подлинное безумие. В войне против России германская армия истечет кровью. Эта война бесперспективна. Она может закончиться лишь такой катастрофой, по сравнению с которой катастрофа 1918 г. — это лишь детская игра… Возможно, что Германия еще некоторое время сможет продолжать войну; но чем дальше война будет продолжаться, тем ужаснее будет конец».

Через три месяца после начала великой отечественной войны советского народа против гитлеровской Германии можно констатировать, что враг не достиг ни одной цели, которую он себе ставил. Живая сила Красной Армии остается могучей силой, наносящей сокрушительные удары врагу. Авиация наносит удары на фронте и в тылу врага. Налеты на Берлин и другие города Германии, Румынии, Венгрии — лучший ответ на брехню Гитлера об уничтожении советской авиации. Ни хлеба, ни продовольствия, ни горючего Германия в СССР не получила. Красная Армия изучила методы врага и научилась бить его; она развеяла в пух и ерах легенду о непобедимости германской армии. И если к этому добавить, что Англия одержала значительные победы над Германией и Италией в Африке. Абиссинии, Сирии, Ираке; что на Ближнем Востоке Красная Армия вместе с английской армией заняли Иран и этим разрушили возможность для Германии использовать этот путь для продвижения к Кавказу; если к этому добавить занятие силами США Исландии; если учесть, что блокада Германии и Италии стала гораздо серьезнее, — то о дальнейших перспективах войны можно сказать, что они складываются благоприятно для СССР и его союзников и представляют очень большую опасность для фашистской Германии. Целиком оправданы итоги, подведенные Советским Информбюро к концу второго месяца:

«1) Что гитлеровский план покончить с Красной Армией в 5 — 6 недель провалился. Теперь уже очевидно, что преступная война, начатая кровавым фашизмом, будет длительной, а огромные потери германской армии приближают гибель гитлеризма;

2) что потери нами ряда областей и городов являются серьезными, но не имеющими решающего значения для дальнейшей борьбы с противником до полного его разгрома;

3) что в то время когда людские резервы Германии иссякают, ее международное положение изо дня в день ухудшается, силы Красной Армии неуклонно возрастают, а Советский Союз приобретает новых могущественных союзников и друзей.

История войн свидетельствует, что побеждали всегда государства и армии, силы которых в ходе войны возрастали, а терпели поражение те государства и армии, силы которых в ходе войны иссякали и уменьшались».

II. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ ВОЙНЫ И ВАЖНЕЙШИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ ТРЕХ ПЕРВЫХ МЕСЯЦЕВ

Начиная эту войну, Гитлер ставил себе задачи: изолировать СССР; запутать капиталистический мир угрозой большевизма; себя выставить защитником культуры, цивилизации; организовать «крестовый поход» против СССР.

Что получилось из этой затеи Гитлера? На самом деле ему не удалось изолировать СССР, а изолированной оказалось Германия. Ему не удалось запугать капиталистический мир угрозой большевизма; наоборот, образовалась могучая антифашистская коалиция демократических государств: СССР, Англии и других стран, — борющихся против фашизма. Гитлеру не удалось организовать «крестовый поход» против СССР: этот «крестовый поход» провалился самым позорным образом.

Когда говорят об этой войне, то очень часто сравнивают ее с первой мировой империалистической войной. Не следует забывать, что между этими двумя войнами есть очень большая, существенная, принципиальная разница. Война началась два года тому назад между Германией и Италией, с одной стороны, между Англией и Францией — с другой. Германия заявляла, что она борется против последствий Версаля, и претендовала на новый, радикальный передел мира. Казалось, что здесь мы имеем дело с типичной империалистической войной между двумя группами империалистов. Но германский фашизм поработил целый ряд стран, которые не стремились ни к какому мировому господству, не стремились к новым переделам мира. Ни к какому переделу мира не стремились ведь ни Чехословакия, ни Норвегия, ни Югославия. Но Гитлер заявил, что он ставит задачу в этой войне — установить «новый порядок», то есть установить господство фашизма. Против этого господства, против этой страшной угрозы поднялись Англия и другие демократические страны.

Гитлер начал войну против Советского Союза. И с того момента, когда Советский Союз вступил на арену борьбы против гитлеровской Германии, война приняла ярко выраженный освободительный характер.

Во главе народов в этой освободительной, справедливейшей войне стал Советский Союз, советский народ. Народы Англии и США участвуют в этой борьбе вместе с СССР против гитлеровской фашистской Германии. Они участвуют, таким образом, в освободительной борьбе народов, порабощенных фашизмом, и народов, которым угрожает фашизм.

Товарищ Сталин в своей речи по радио 3 июля очень четко определил цель и задачи этой войны и отношения СССР к демократическим странам, борющимся против гитлеровской Германии:

«Войну с фашистской Германией нельзя считать войной обычной. Она является не только войной между двумя армиями. Она является вместе с тем великой войной всего советского народа против немецко-фашистских войск. Целью этой всенародной отечественной войны против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма. В этой освободительной войне мы не будем одинокими. В этой великой войне мы будем иметь верных союзников в лице народов Европы и Америки, в том числе в лице германского народа, порабощенного гитлеровскими заправилами. Наша война за свободу нашего отечества сольется с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы. Это будет единый фронт народов, стоящих за свободу против порабощения и угрозы порабощения со стороны фашистских армий Гитлера».

Это выступление товарища Сталина имело такое громадное значение по своим результатам, что можно сказать: оно стоит большого выигранного сражения в борьбе против фашизма. В самом деле. Начав войну, Гитлер пытался натравить на СССР все другие страны, он думал повернуть против СССР весь капиталистический мир: он рассчитывал изолировать СССР, организовать против него «крестовый поход». Политически уже сегодня выиграл эту битву товарищ Сталин, выиграл СССР.

После этого выступления товарища Сталина, 12 июля 1941 г., между правительствами СССР и Великобритании было подписано соглашение о взаимных действиях в войне против гитлеровской Германии, в котором сказано, что оба правительства всемерно обязываются оказывать друг другу помощь и поддержку всякого рода в настоящей борьбе против гитлеровской Германии и что они не будут ни вести переговоров, ни заключать перемирия или мирного договора, кроме как с обоюдного согласия.

Это соглашение явилось серьезным, поворотным пунктом в истории войны против фашизма. Вслед за ним состоялся ряд других соглашений: соглашение между СССР и Чехословакией 18 июля, соглашение между СССР и Польшей 30 июля о совместной борьбе против гитлеровской Германии и об организации на территории СССР польской и чехословацкой армий. Эти армии уже организуются. Соглашения эти были встречены с огромным сочувствием народами всего мира. После этого восстановлены были представительства в СССР Югославии и рада других государств, оккупированных войсками гитлеровской Германии.

Огромное значение имеют факты, свидетельствующие о росте сочувствия и помощи СССР народов США. Приезд в Москву Гарри Гопкинса — личного представителя президента Соединенных Штатов Америки Франклина Рузвельта — явилось выражением этого роста симпатий к СССР. Господин Гопкинс приехал от имени главы американского правительства Рузвельта, чтобы сообщить товарищу Сталину, что Америка с величайшим восхищением следит за борьбой, которую ведет Советский Союз, и окажет помощь Советскому Союзу. Он заявил:

«Мы обсудили вопросы снабжения, включая типы и количество материалов, которое можно поставить Советскому Союзу».

Еще более значительный факт — послание Черчилля и Рузвельта товарищу Сталину, переданное Штейнгардтом и Криппсом 15 августа. В этом послании главы правительств двух великих демократических государств предложили устроить совещание в Москве, на котором можно было бы обсудить и решить вопрос о распределении военных материалов, которые находятся враспоряжении как СССР, так Америки и Англии.

Товарищ Сталин ответил, что он приветствует предложение президента США Рузвельта и главы английского правительства Черчилля о созыве в Москве совещания трех стран и распределения сырья и вооружения.

Конференция эта состоялась в Москве в течение 29 сентября — 1 октября и явилась самым значительным фактом, характеризующим сближение СССР, Великобритании и США. Конференция эта, в которой участвовали делегации от США во главе с г. Гарриманом, от Великобритании во главе с лордом Бивербруком и от СССР — во главе с товарищем В. М. Молотовым, пришла к единодушному решению по всем стоявшим перед ней вопросам. Близкое участие товарища Сталина в работах конференции, как заявил товарищ Молотов, сделало то, что было необходимо и для успеха конференции и для наилучших ее результатов.

«За эти дни мы все имели возможность убедиться в том, насколько сильно решающие, жизненные интересы и общие стремления наших великих свободолюбивых народов сблизили наши страны и привели к тесному сотрудничеству в развернувшейся исторической борьбе против разбойничьей гитлеровской Германии, живущей кровавым порабощением народов и хищными захватами чужих территорий».

«На конференции, — как заявил г. Гарриман, — решено предоставить в распоряжение Советского Правительства практически все то, в отношении чего были сделаны запросы советскими, военными и гражданскими органами. Советское Правительство снабжает Великобританию и Соединенные Штаты большим количеством сырьевых материалов, в которых эти страны испытывают неотложную нужду.

В полной мере рассмотрен вопрос о транспортных возможностях и разработаны планы увеличения объема грузопотоков по всем направлениям».

Фашисты делали вид, что не придают значения этой конференции, ибо они мечтали о том, чтобы уничтожить своих противников поодиночке. Теперь их планы сорваны, и они видят, как за, короткое время расширился и окреп антифашистский фронт. В своей речи на заключительном заседании конференции товарищ Молотов показал, что политическое значение этой конференции не менее важно, чем ее практические результаты:

«Политическое значение конференции заключается в том, что она показала, как решительно срываются теперь эти намерения гитлеровцев, против которых отныне создан мощный фронт свободолюбивых народов во главе с Советским Союзом, Англией и Соединенными Штатами Америки. С таким мощным объединением государств зарвавшийся Гитлер еще не имел дела, отпора такой мощи он еще не успел испытать. Мы не сомневаемся в том, что наш великий антигитлеровский фронт будет быстро крепнуть и что нет такой силы, которая сломила бы этот антигитлеровский фронт, что, наконец-то, против гитлеризма создалось объединение таких государств, которые найдут пути и средства, чтобы стереть с лица земли, нацистский гнойник в Европе и его угрозу для всех народов, любящих свою независимость и свободу».

Таким образом, о совместных, солидарных действиях Англии и СССР свидетельствуют не только случаи совместных налетов на Берлин и боевые операции английских летчиков против гитлеровцев в СССР, но и такой факт, имеющий очень серьезное значение, как совместное вступление в Иран английской и советской армий; в особенности же значителен факт конференции представителей СССР, США и Великобритании.

В результате вступления СССР в войну против гитлеровских фашистских банд создан очень широкий антифашистский фронт. Это важнейший политический результат войны СССР против Гитлера. Этот фронт неоднороден по своему составу. Чтобы показать его неоднородность и широту, достаточно привести один факт: на Всеславянском митинге в Москве от польского народа выступали два представителя — генерал Янушайтис и Ванда Василевская, — такое большой диапазон этой коалиции, этого национального антифашистского фронта. Этот антифашистский фронт неодинаков по своему составу, и проявляет он себя поэтому также неодинаково. С одной стороны, мы имеем Красную Армию, которая героически, со всей силой бьет врага, а с другой стороны, в ряде стран пока только начинается, далеко, еще не везде, активная борьба.

Кто входит в антифашистский фронт? В него входят СССР, Англия, Польша, Чехословакия, Югославия на основе соглашения; к нему все больше и больше примыкают народы США; несомненно, к нему стремится народ Китая, хотя официально такого блока ее существует; к нему примыкают все больше и больше народы Южной Америки; в него входят народы оккупированных немецкими и итальянскими фашистами стран.

Население всех этих стран составляет, по меньшей мере, один миллиард двести миллионов — полтора миллиарда человек.

Если же взять гитлеровскую Германию и союзников Гитлера, как Италия, Венгрия, Финляндия, Румыния, Хорватия, то населения стран, которые официально формально можно отнести к участникам «антикоминтерновского» блока, вряд ли наберется больше четверти миллиарда, то есть население стран, примыкающих к антифашистскому фронту, по крайней мере, в пять — шесть раз больше населения стран, примыкающих к гитлеровской Германии.

В каком же виде выражается помощь разных народов СССР? Если до великой отечественной войны советского народа ряд правительств не имел нормальных дипломатических сношений о СССР, то теперь многие из этих правительств ближе стали в отношении СССР и готовы оказать ему помощь. Для примера можно привести правительство Голландии. Оно располагает довольно большими резервами в Голландской Индии. Премьер-министр Голландии Гербранди заявил 5 августа в речи по радио:

«Голландия не имеет дипломатических отношений с Россией. Однако Голландия окажет поддержку СССР, борющемуся против наглого устремления Гитлера к мировому господству каучуком, оловом, бокситами, кофе и чаем, производящимися в Голландском королевстве».

В советской печати опубликована, за недостатком места, лишь очень незначительная часть фактов, свидетельствующих о том, что вокруг Советского Союза создается очень широкий антифашистский фронт. Вот несколько фактов, опубликованных в печати. В Уругвае, в Монтевидео, в июле состоялась демонстрация 70 тыс. уругвайских рабочих, которые шли по улице с лозунгами: «Восстановить отношения с Советским Союзом!», «Предоставьте кредиты советскому правительству!», «Вон нацистских агентов из нашей страны!», «Пусть Тимошенко идет на Берлин!».

Рабочие Чили собрали средства на отправку пароходов с селитрой и медью. По многим городам Южной Америки идет сбор средств на посылку подарков Красной Армии. То же самое происходит в Австралии. По всей Англии прокатилась волна митингов, собраний, происходят организации всевозможных комитетов помощи СССР. В Англии проведена «неделя производства танков» для Советского Союза. Английские рабочие с гордостью и энтузиазмом готовят оружие для посылки в Советский Союз. Английские горняки ассигновали больше 70 тыс. фунтов стерлингов в помощь Советскому Союзу. На Кубе рабочие организовали сбор 40 тыс. мешков сахара и миллионы сигар для Красной Армии. В Америке создан комитет по организации медицинской помощи Красной Армии, по сбору медикаментов, устройству лазаретов и пр. Он поставил себе задачу: в ближайшие дни собрать миллион долларов. В этот комитет входят представители самых различных групп населения этих стран, в том числе и представители духовенства. Это свидетельствует о том, что самые разнообразные слои народа во всех странах почувствовали, что на них надвигается враг культуры, враг свободы, благосостояния и жизни народов и что СССР выступает в роли могучей силы, объединяющей вокруг себя все прогрессивное человечество, независимо от национальности, религии, социального положения и даже политических взглядов.

Очень показателен в этом отношении конгресс английских тредюнионов, который постановил предложить профсоюзам СССР организовать англо-советский профсоюзный комитет в помощь в войне против фашистов. Можно лишь горячо приветствовать это решение конгресса английских профсоюзов. Война против фашизма, героическая борьба Красной Армии против гитлеровской Германии многих заставила пересмотреть свои отношения к СССР. Не удивительно, что один из виднейших деятелей тредюнионов, Вальтер Ситрин, выступил на конгрессе как горячий сторонник Советского Союза. Он заявил:

«Советский Союз — это страна, которая прошла через революцию, испытала голод и пережила интервенцию. Это страна, которая добилась огромного промышленного развития и которая бросила все свои достижения в горнило войны во имя разгрома врага. Самопожертвование, на которое идет Советский Союз, войдет в историю. Это такое самопожертвование, на которое не согласилась ни одна страна. Все это свидетельствует о том, что русские верны своим традициям и не остановятся ни перед какими жертвами, необходимыми для нанесения поражения врагу. Надо учесть, однако, что борьба требует от Советского Союза огромного напряжения всех сил… Все наши симпатии должны быть на стороне советского народа, и английские тредюнионы должны оказать СССР максимально „практическую помощь“».

*

Как происходит борьба в оккупированных немцами странах Европы? Надо иметь в виду, что наиболее активные формы борьбы начали развиваться только после того, как СССР вступил в войну против гитлеровской Германии. Различные виды пассивного сопротивления, вроде кампании за букву «В», все больше и больше уступают активным формам борьбы. Громадное значение в этом переходе народов оккупированных стран Европы к активной борьбе имело выступление товарища Сталина по радио 3 июля 1941 года. Ряд больших митингов — Всеславянский митинг, женский митинг и еврейский митинг сыграл также свою роль в развитии борьбы против гитлеровской Германии. Всеславянский митинг призвал к активной борьбе против фашистских убийц все славянские народы. Этот призыв нашел горячий отклик. Не так давно в одном из районов Югославии, в горах Боснии состоялось совещание партизанских отрядов Сербии, Хорватии, Словении, Боснии, Герцеговины, Македонии, Воеводины, Черногории. На совещании были подведены итоги борьбы против германских и итальянских фашистов. Были подсчитаны силы партизанских отрядов. Только за полтора месяца партизанами уничтожено 12 тыс. немецких солдат и офицеров, взорвано свыше 200 крупных и мелких мостов, подожжено до 4 складов с горючим, боеприпасами и продовольствием. Спущены под откос 17 поездов.

Эта борьба перебрасывается во все другие оккупированные немцами и итальянцами страны, и целый ряд сообщений свидетельствует о том, что во Франции, Голландии, Норвегии и во всех других странах, оккупированных немцами, усилилась борьба против германских и итальянских фашистов. Широко разгорается партизанское движение в Норвегии. Взлетают на воздух заводы, поезда. В Норвегии объявлено осадное положение. Немцы подвергают казни руководителей профсоюзного движения, террором пытаются подавить его.

Что касается настроений во Франции и отношения французского народа к СССР, то очень характерна статья в газете «Эффор» от 4 сентября. Бывшие социалисты Спинасс и Рив выбалтывают очень горькую для предателей правду:

«Германо-русская война до такой степени помутила здравый смысл французов, что действительно преданные нации люди искренне воображают, что Россия может быть оплотом цивилизации, и они доходят, до того, что желают ей победы. Это превосходит всякую фантазию. Рабочих можно по крайней мере оправдать тем, что они были приучены пропагандой, чтобы смотреть на СССР, как на страну, где подготовлялся коммунизм. Советское правительство продолжало оставаться в их глазах символом осуществленной надежды. А всего более достойно удивления то обстоятельство, что имеются частные собственники, которые прежде бледнели от страха при одном упоминаний слова „коммунизм“ и которые теперь молят бога о даровании победы СССР».

Нам понятно, почему предатели смущены, что СССР стал надеждой не только рабочих, но целых народов. Война СССР против гитлеровской чумы показала, что Советский Союз является величайшей силой в борьбе всего прогрессивного человечества против самого дикого и зверского фашистского господства.

Среди самих союзников в фашистском лагере начинается грызня. В Венгрии, Италии, Финляндии, Румынии население относится к Германии не как к союзнику, а как к врагу. Участились резкие столкновения между румынами и венграми, между румынами и болгарами, румынами и немцами, немцами и итальянцами. В «независимом королевстве» Хорватии посаженный итальянцами на трон принц до сих пор боится появиться перед своими «верноподданными», невидимо, опасения его очень и очень основательны. К этому необходимо добавить восстания крестьян в Венгрии, все более острые выступления против гитлеровцев в Австрии, Венгрии, Румынии, Греции, Италии.

Что касается самой Германии, то письма на фронт и письма с фронта показывают нескрываемый страх немцев перед наступающей зимой. Население Германии убеждено, что придется пережить еще одну горькую, тревожную, голодную зиму, что конца воины не видно. Будет ли это последняя такая зима? Среди самих солдат, хотя и медленно, пробуждается сознание, что на просторах СССР немцы могут найти себе могилу. Все чаще и чаще в этих письмах звучит тоска по миру. В Германии происходят голодные бунты. Растет тревога. Прибывающие ежедневно все новые и новые поезда с ранеными подорвали всякую надежду на победу.

Фашистская попытка осуществить «крестовый поход» против СССР провалилась полностью. Не удалось Гитлеру организовать сколько-нибудь значительный, действительно добровольческий отряд ни в одной стране. Гитлеру, правда, удалось погнать против СССР армии Италии, Венгрии, Румынии, Финляндии, но значительных добровольческих отрядов Гитлер не мог создать ни в одной стране. Гитлер вынужден был вернуть словацких солдат с фронта как ненадежных. Гитлеровцы не могут скрыть своего недовольства поведением румын и финнов. Румыны хотели бы прекратить войну, точно так же как и финны, после того как они подошли к своим прежним границам. Но их всех ведет на цепи сковавший их германский фашизм. Пулеметами подгоняет он румынских, венгерских, итальянских и финских солдат. Маннергейм, Хорти, Антонеску, Муссолини не смеют выйти из повиновения Гитлеру.

В Болгарии немцы, как известно, организовали аэродромы и используют болгарские пристани, гавани, Варну, Бургас для своих целей. Несомненно, что болгарское правительство предоставляет, как на это уже указывал народный комиссар по иностранным делам СССР тов. Молотов, полную возможность Германии превратить Болгарию в плацдарм против СССР, против Турции. Об этом наше правительство предупредило Болгарию, предупредило и Турцию, опубликовав изобличающие Германию секретные документы, попавшие в руки правительства СССР. Но одно дело — поведение болгарского правительства по отношению к СССР и другое дело — настроение самого болгарского народа. Между ними нет ничего общего. Недавно начальник генерального штаба Лукач, чтобы проверить настроение армии, явился в одну из ее частей, выстроил эту часть и предложил всем, кто стоит за Советский Союз, выступить на три шага вперед, а кто за Германию — остаться на месте, предупредив, что никто не будет наказан за высказывание своего отношения. Все курсанты, за исключением одного, сделали три шага вперед. Это показывает, какие настроения у болгарского народа в отношении СССР и в отношении фашизма. Болгарское правительство, не считающееся с мнением болгарского народа и его интересами, легко убедится, что болгарский народ сражаться за Гитлера не будет, что он найдет для своей армии, для своего оружия более достойное применение.

Такие митинги, как Всеславянский митинг, женский митинг, еврейский митинг в Москве, международный митинг молодежи показывают, что во всех отношениях Советский Союз является центром, вокруг которого организуются антифашистские силы.

Женщины всего мира понимают, какую страшную, горькую участь готовит им Гитлер, который смотрит и на германских женщин лишь как на самок для воспроизводства породистого пополнения для гитлеровской армии. Гитлер позволяет солдатам и офицерам насиловать женщин, мучить самим зверским образом, расстреливать их. Очень далеко отошли от нас времена, когда орды завоевателей, захватывая ту или другую страну, угоняли женщин в плен, брали их в «полон». Так поступает теперь гитлеровская армия. Она загоняет в публичные дома женщин, девушек, подростков. Десятки и сотни тысяч женщин Югославии, Польши, Франции, Чехословакии, а теперь и женщины временно оккупированных немцами областей СССР испытали эту участь, оказавшись во власти гитлеровской банды. За это фашисты должны ответить не только перед историей: они ответят перед нашим народом, ответят полной мерой, и не будет им пощады от народа!

Еще более страшны издевательства гитлеровцев над евреями. Напрасно думает Гитлер натравить в СССР одну нацию на другую, ему это не удастся! Но все же необходимо очень внимательно относиться к этой антисемитской пропаганде Гитлера. Необходимо не обороняться, а идти в наступление против гнусной антисемитской агитации. Народ наш знает, что Ленин приравнивает антисемита к контрреволюционеру, к врагу народа. Гитлер убедится, что в СССР все, независимо от национальности, одинаково любят великую нашу страну, защищают ее и будут защищать. Палачи хотели бы всех нас загнать в одну яму, но в эту яму они сами будут загнаны общими силами всех народов СССР. В эти грозные дни, в самых трудных, тяжелых испытаниях проверяется стальное единство народов Советского Союза и гитлеровской банде не сломить этого единства! И если Гитлеру удалось среди немцев Поволжья насадить свои шпионские гнезда, то весь советский народ с величайшим одобрением отнесся к тем мерам обороны, которые приняло советское правительство по отношению к сородичам Гитлера, скрывшим в своей среде диверсантов, шпионов, гитлеровских бандитов.

III. НАШИ ЗАДАЧИ

У советского народа, строго говоря, одна задача — очень большая, очень серьезная и трудная задача: ускорить падение гитлеризма, ускорить освобождение народов СССР и других стран от фашистских поработителей.

У нас есть все данные, чтобы решить ее. У нас тыл и фронт едины, чего нет у нашего врага, у которого в тылу опозоренные, ограбленные, придавленные, но непокоренные фашистами, подымающиеся на борьбу народы. У нас большие людские резервы, сырьевые, продовольственные. Мы можем, несмотря на то, что немцами занят ряд областей, восполнить недостачу всего того, что давали эти области. Мы это можем восполнить усиленной работой, на наших предприятиях, в колхозах, совхозах других областей. Благодаря трем сталинским пятилеткам размещение производительных сил в СССР дает возможность использовать огромные производственные мощности в недосягаемых для гитлеровской Германии областях. У нас огромная, богатая страна, и наше правительство, наша партия принимают все меры, чтобы во всем огромном советском тылу работа шла таким образом, чтобы фронт ни в чем не нуждался, чтобы Краевой Армии давали все, что ей необходимо для разгрома врага. Наши заводы, десятки тысяч рабочих дают сейчас нередко двойные и тройные нормы. У нас достаточно богатый урожай, чтобы обеспечить страну и армию продовольствием. Мы должны как можно лучше провести посев озимых и закончить уборку овощей. Мы должны еще больше крепить великое содружество народов. Мы должны гораздо более энергично поддержать такое начинание народа, как фонд обороны. Мы должны позаботиться о сборе теплых вещей для Красной Армии.

Пропаганда и агитация должны быть направлены к тому, чтобы создать в народе еще большую закалку, большее мужество, большую уверенность в том, что мы победим. В СССР 4,5 млн членов и кандидатов ВКП(б), 11 млн членов и кандидатов комсомола — почти 16-миллионная армия молодых и старых большевиков. Это такая сила, о которую может и должно разбиться любое реакционное течение, любая реакционная армия, в том числе и гитлеровская армия. Для этого мы должны еще более усилить нашу организованность, поднять нашу роль авангарда — ведущей силы. Мы должны осознать удесятеренную ответственность нашу за все, что делается в нашей стране.

Вспомним 1918 год. Враг занял в 1918 г. всю Украину. Он занял тогда весь Донбасс. Он занял Ростов, значительную часть Закавказья, Крым, Севастополь, Одессу.

Какими силами могла располагать тогда против врага наша страна, разоренная предыдущей войной, — страна голодная, разутая и раздетая? Мы не имели оружия, у нас не было танков, у нас не было авиации. Голодные, разутые, раздетые, рабочие и крестьяне дрались против белогвардейцев и против интервентов. 14 государств шли против нас войной в союзе с российской белогвардейщиной. А советский народ их разгромил, изгнал их из нашей страны, разгромил белогвардейщину. А теперь, когда в наших руках могучая промышленность, могучее сельское хозяйство, когда в наших руках авиация, артиллерия, танки, — разве мы дрогнем, разве остановимся перед врагом?

Нет, не дрогнем, не остановимся! Мы нанесем ему такой удар, от которого он никогда не оправится!

Чтобы выполнить те требования, которые предъявляются ко всякому вожаку масс, ко всякому ленинцу, каждый из нас должен помнить замечательные слова, сказанные товарищем Сталиным:

«Чтобы они были такими же бесстрашными в бою и беспощадными к врагам народа, каким был Ленин, чтобы они были свободны от всякой паники, от всякого подобия паники, когда дело начинает осложняться и на горизонте вырисовывается какая-нибудь опасность, чтобы они были также свободны от всякого подобия паники, как был свободен Ленин, чтобы они были так же мудры и неторопливы при решении сложных вопросов, где нужна всесторонняя ориентация и всесторонний учет всех плюсов и минусов, каким был Ленин, чтобы они были также правдивы и честны, каким был Ленин, чтобы они так же любили свой народ, как любил его Ленин».

Мы боремся за великую цель, мы ведем справедливейшую, освободительную войну. От наших усилий, от нашей организованности очень многое зависит.

Мы должны вести большую работу в массах не только в городе, но и на селе, потому что враг засылает своих агентов, чтобы они говорили населению, что Гитлер народу не хочет зла, а борется только против евреев и коммунистов. Мы должны разоблачить эту ложь, ибо на каждом шагу Гитлер доказывает, что он враг всего народа.

Ничего не стоит гитлеровским бандитам, ограбившим какой-нибудь город или село, бросить с самолета две — три буханки хлеба, 2 — 3 куска колбасы и затем сбросить листовки, в которых рассказывается басня, будто у немцев всего много. Нам надо дойти до каждого человека в городе и селе с нашим правдивым, большевистским словом, разъясняя истинное положение дела.

Мы должны помнить, что наша большевистская пропаганда и агитация всегда имели громадное значение, и мы во все труднейшие моменты жизни народа побеждали тем, что правдиво, честно рассказывали ему о том, что есть, приучали его смотреть правде в глаза, бороться с врагом всеми мерами, которые имеются в его распоряжении.

Враг занял ряд наших областей и городов. Но он занял их ценой больших потерь, ценой истощения своих сил и средств, ценой восстановления против себя народов всего мира, ценой создания против себя могущественной антифашистской коалиции.

Ленин писал в 1918 г.: «Победы Германии, чем шире они становятся, тем более обнаруживают ее безнадежное положение».

Германский фашизм в этой войне гораздо более ускоренными темпами пройдет тот же самый путь, который прошел германский империализм в 1914 — 1918 гг., когда Ленин так охарактеризовал этот путь:

«Сначала он невероятно раздулся на три четверти Европы, разжирел, а потом он тут же лопнул, оставляя страшнейшее зловоние».

Вот и сейчас германский фашизм невероятно раздулся, разжирел. Мы все должны сделать для того, чтобы он лопнул, чтобы эта коричневая гитлеровская чума была стерта, выжжена с лица земли.

За нас действуют все силы истории. За нас морально-политическое единство нашего народа. За нас огромные силы нашей страны. За нас сочувствие народов всего мира. Советский народ с безграничным доверием оценивает мужественную борьбу советского правительства, своей Красной Армии, во главе которой стоит народный комиссар обороны и глава советского правительства, любимый народом товарищ Сталин.

Каковы бы ни были временные успехи врага, мы нанесем ему сокрушительный удар. Победа будет за нами!

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s