Советский народ в дни войны и мира

Комментарий редакции СП

Публикуем речь А.Я. Вышинского, произнесённую 2 декабря 1946 года на митинге в Нью-Йорке. Она интересна в первую очередь обнародованием реальных официальных цифр потерь советского народа в Великой Отечественной войне.


Господин председатель, господа, товарищи, друзья! (Бурные аплодисменты).

Мои первые слова будут словами самого искреннего и дружественного приветствия американскому народу от советского народа. (Бурные аплодисменты).

Я рад передать привет от Советского Союза вам, лучшим представителям американского народа и американского общества, друзьям Советского Союза, собравшимся здесь сегодня, чтобы сделать еще один шаг вперед навстречу друг другу, чтобы напомнить о великом значении дружественных отношений между нашими странами в интересах наших народов и народов всего мира.

В сущности говоря, упоминание здесь о дружественных отношениях между русским народом, старшим братом многомиллионных национальностей Советского Союза, этого нового, созданного гением Ленина и Сталина социалистического государства, и между американским народом вовсе не является парадной фразой. Здесь, на этом митинге, организованном Советом американо-советской дружбы, каждое слово должно иметь особое значение, должно быть самим собой, выражать то, что есть, без всякой фальши, — каждое слово должно быть правдивым и честным, искренним и чистым, и с тем большей силой и решительностью я произношу здесь эти слова привета, с тем большей радостью я приветствую вас, представителей американского великого народа, и говорю вам: Здравствуйте, дорогие друзья!

К этим словам я хочу присоединить выражение признательности за ваше внимание и за те добрые чувства по отношению к советскому народу и Советскому Союзу, которые были здесь высказаны до меня и которые, несомненно, встретят живой отклик со стороны советской общественности и всего советского народа. (Бурные аплодисменты ).

Советский Союз и Соединенные Штаты Америки. Две великих страны. Два великих гиганта. Два континента. Они, эти страны, разделены тысячами миль воды и суши, величайшими горными хребтами и величайшими водными пространствами. Но когда мир потрясли новые ужасы войны, второй мировой войны, затеянной гитлеровской Германией в союзе с другими фашистскими государствами на западе, и в союзе с милитаристской Японией на востоке, Соединенные Штаты Америки, Великобритания и Советский Союз стали в одну шеренгу, сомкнули грозные ряды своих армий и высоко подняли знамя освободительной борьбы народов против гитлеровской тирании. (Бурные аплодисменты).

Вероломное нападение гитлеровской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. дорого обошлось немецко-фашистским разбойникам. С первых же дней этого разбойничьего нападения на нашу Родину у всех нас не было никакого сомнения в том, что эта гитлеровская военная авантюра окончится невиданной ещё в истории человечества катастрофой.

В своем выступлении по радио 3 июля 1941 г., т. е. через две недели после того, как началась эта страшная война, Генералиссимус Сталин, обращаясь к советскому народу, говорил, что наша страна вступила в смертельную схватку со своим злейшим и коварным врагом — немецким фашизмом. Он говорил, что наши войска жестоко сражаются с врагом, вооруженным до зубов танками и авиацией, что Красная Армия и Красный Флот, преодолевая многочисленные трудности, самоотверженно бьются за каждую пядь советской земли. В бой, говорил Сталин, вступают главные силы Красной Армии, вооружённые тысячами танков и самолетов. Храбрость воинов Красной Армии беспримерна. Наш отпор врагу крепнет и растёт. Вместе с Красной Армией на защиту Родины поднимается весь советский народ. Великий вождь советского народа, олицетворяя собой дух и мощь советского народа и Советского Союза, сквозь все превратности военных событий ясно видел впереди победу советского государства, победу свободолюбивых демократических стран и народов над гитлеризмом, судьба которого уже тогда была решена. (Бурные аплодисменты).

В эти исторические дни Сталин говорил, что наша борьба, борьба советского народа за свободу, сольётся с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы. Сталин говорил в эти дни о том, что у нас будет единый фронт народов, стоящих за свободу против порабощения, против угрозы порабощения со стороны фашистских армий Гитлера. Сталин приветствовал декларацию правительства Соединенных Штатов Америки о готовности оказать помощь Советскому Союзу и подчеркнул, что это может вызвать лишь чувство благодарности в сердцах народов Советского Союза. (Бурные аплодисменты).

Не разрешите ли вы мне, друзья мои, напомнить осень 1942 г., когда враг стоял в 120 милях от Москвы, когда он уже ворвался в Сталинград, когда он ворвался в предгорья Кавказа и угрожал всему Советскому Союзу великой опасностью. В эти дни по призыву великого вождя советского народа Сталина советские войска перешли в наступление, развернули мощные наступательные операции и стали наносить немецко-фашистским армиям один смертельный удар за другим. Вписаны в историю побед, в историю великих войн, великих народов незабываемые, блестящие, несмываемые веками страницы подвигов героев, отстаивающих свою родину.

Сталинград, Великие Луки, Ржев, Вязьма, Гомель, Витебск, Владикавказ, Херсон, Воронеж, Киев. (Бурные аплодисменты). Освобождение этих советских городов было триумфом советских армий, наносивших смертельные удары по врагу. Немцев уже ничто не могло спасти: немцы были обречены, ибо вопрос о гибели немецкой армии был в те дни уже вопросом времени.

Наступил 1943 год, который Сталин назвал переломным годом в этой войне. За этот 1943 год под ударами советских армий, советских вооруженных сил немецко-фашистская армия потеряла более 4 миллионов солдат и офицеров, из них около 2 миллионов убитыми, более 14000 самолетов. более 25000 танков, не менее 40000 орудий.

Мы знаем и ценим великое значение вклада в общее дело победы над гитлеровской Германией и милитаристской Японией наших союзников и среди них раньше и больше всего Соединенных Штатов Америки.

Говоря о форсировании Ла-Манша и массовой высадке десантных войск союзников на севере Франции в 1944 г., Генералиссимус Сталин заявил, что история войн не знает другого подобного предприятия по широте замысла, грандиозности масштабов и мастерству выполнения.

«Только британским и американским войскам, — говорил Сталин, — удалось с честью осуществить грандиозный план форсирования Ла-Манша и массовой высадки десантных войск».

С двух сторон, с двух фронтов, с востока и запада германские гитлеровские армии были защемлены и зажаты в тиски победоносных союзных армий и поражены насмерть.

Дальнейшее хорошо известно.

1945 год принес окончательную победу. Германский фашизм был повергнут в прах. Советский Союз и советский народ с честью вышли из тягчайших испытаний войны.

Великая заслуга перед человечеством принадлежит советскому народу, показавшему истинную силу своего духовного и материального превосходства над врагом, своего великого советского патриотизма, в основе которого лежит глубокая верность народов нашей страны своей родине, братское содружество трудящихся всех наций нашей страны под водительством великого Сталина. (Бурные аплодисменты).

И теперь, вот здесь, на этом митинге в сердце Нью-Йорка, втором сердце великой страны, великой американской республики, я спрашиваю: разве можно забыть те страдания и жертвы, которые понесли народы демократических стран в борьбе против гитлеровской тирании? (Возгласы с мест: «Нет, нет»). И среди этих народов не меньше других, а больше понёс жертв и страданий советский народ, отдавший всё, что он мог, для того, чтобы восторжествовало дело миролюбивых народов, дело демократии в борьбе против агрессии и фашизма.

Семь миллионов убитых и искалеченных, тяжко изувеченных людей. 1700 разрушенных и в большей части своей превращенных в пепел городов, 70000 разрушенных деревень и сел. Товарищи, друзья мои, вы только подумайте об этих цифрах, за которыми стоит живая жизнь, жёны, вдовы, сироты, калеки, трупы, могилы во имя свободы, требующей жертв, во имя торжества демократии, прогресса, человеческих братских отношений между народами.

По богатым зеленеющим нивам, полям Украины, сквозь леса и пашни суровой, но радушной и ласковой Белоруссии, по исконной русской земле, вдоль старых русских рек, по казацким нивам прошли железной пятой фашистские немецкие полчища в погоне за «жизненным пространством», за новыми рабами, которых они хотели видеть в русском, украинском белорусском и других народах, населяющих нашу великую, гордую и непобедимую страну.

Не удалось! (Аплодисменты). И никогда не удастся! (Аплодисменты). Не удастся не только новому Гитлеру, но и всем тем, кто объединил бы свои усилия с агрессивными намерениями и планами против пролетарской державы, рабоче-крестьянского социалистического государства. (Бурные аплодисменты).

Не скрою, что то героическое сопротивление, которое оказал советский народ гитлеровским оккупантам, и те победы, которые увенчали вечной славой советское оружие, были для некоторых за пределами нашей страны неожиданностью и кое-кого огорчили.

Я хотел бы напомнить о том, что в самом начале затеянной Гитлером войны в Европе и в Америке было немало людей, которые были уверены в неизбежной победе гитлеровской Германии. Я напомню хотя бы выступление в июле 1941 г. в Буффало американского сенатора Уиллера, заявившего, я цитирую по «Нью-Йорк таймс», что

«ничто не сможет сокрушить гитлеризм или всё, что он символизирует, так быстро, как заключение мира». (Оживление в зале. Громкое шиканье по адресу Уиллера).

Или заявление военного обозревателя газеты «Нью-Йорк таймс», который 2 июля 1941 г. предвещал неизбежный и скорый разгром России Германией, говоря, что Германия определенно идёт по пути такого разгрома.

Но вскоре оказалось, что эти пророки серьезно-таки просчитались и не только эти, а и некоторые другие не менее печальные пророки, ослепленные своей ненавистью к Советскому Союзу, своей злобой к советскому народу, которая им помешала видеть то, что есть в действительности, толкала их на самообман и обман других людей. Второе было для них, конечно, предпочтительнее. Я не ошибусь, сказав, что поражение гитлеровской Германии было и их поражением. (Аплодисменты).

Мы не ошибемся с вами, друзья, если скажем, что поражение гитлеровской Германии было не только военным, но и морально-политическим поражением и что это морально-политическое поражение фашистской Германии было в то же время морально-политическим поражением всего этого черного сброда ненавистников Советского Союза.

Но я хочу остановиться на другом. Ведь не случайно, что, потерпев жестокое поражение в результате поражения гитлеровцев, эти господа и поныне ещё не успокоились и продолжают свое позорное ремесло в ущерб интересам своей собственной страны, в ущерб своему собственному народу, хотя считают себя, наверное, самыми примерными патриотами.

Я должен остановиться, мое время уже истекло. (Возгласы с места: «Продолжайте»). Если вы разрешите, я буду продолжать. (Бурные аплодисменты и крики с мест — «Продолжайте!»).

Я хочу продолжать и, продолжая, хочу сказать об одном факте, который обратил на себя внимание наших советских людей. Здесь, в Нью-Йорке этот факт произошел 25 ноября этого года. В газете «Геральд трибюн» оказалась опубликованной с громадным аншлагом известная статья г-на Херста под заголовком «Красный фашизм», представляющая собой перепечатку статьи, которая впервые была г-ном Херстом опубликована в 1935 г. (Оживление, громкое шиканье по адресу Херста).

В этой статье Херст со свойственной ему развязностью и со свойственной ему манерой говорит о «пролетарской утопии», явно намекает на знакомую всем страну на востоке — на СССР, который давно уже не дает спокойно спать г-ну Херсту и его команде. (Оживление в зале и смех). Г-н Херст и его команда недовольны этой страной.

Я хочу вам рассказать один литературный анекдот и в то же время жизненный. Речь идёт о замечательном произведении русского писателя Щедрина, на которое ссылался в своем докладе на Чрезвычайном Всесоюзном VIII съезде Советов в 1936 г. Генералиссимус Сталин, когда он говорил о «критиках» Советского Союза и Советской конституции.

Замечательный писатель, суровый и беспощадный разоблачитель зла и низости старого порядка, феодально-дворянского русского общества — Щедрин описал тип одного бюрократа-самодура царского времени. Вот однажды этот самый бюрократ узнал, что существует такая страна, как Соединенные Штаты Америки, открытые несколько веков тому назад, что эта страна имеет какие-то свободы, демократические права, где государством управляют другими методами и т. д. Бюрократ возмутился до глубины души и решил: «Закрыть снова Америку». (Громкий смех в зале). Однако, поразмыслив немного, этот бюрократ-самодур добавил про себя: «Но, кажется, сие от меня не зависит». (Громкий смех в зале).

Когда я читаю «высокохудожественные» произведения господ, подобных Херсту и его команде, а всегда вспоминаю этого щедринского героя. Я убежден, и, я думаю, что вы разделите моё убеждение, что Херст также мечтает о том, нельзя ли как-нибудь Советский Союз закрыть. (Смех, аплодисменты). Я уверен также, что в команде Херста найдется хотя бы один умный человек, который скажет ему: «Сие от вас, не зависит».

Таков, господа, анекдот об этом щедринском бюрократе в новом, дополненном и исправленном нью-йоркском издании г-на Херста. (Смех, аплодисменты). Да, это было бы смешно, если бы это не было очень грустно, и грустно именно тем, что ведь Херст не один, и лживые проповеди такого же рода представляют общественную опасность, как и сами проповедники, на которых давно было бы пора надеть смирительные рубахи. (Бурные, долго не смолкающие аплодисменты).

Имеется, конечно, некоторое количество ловких и искусных проповедников зла, и каждый из них считает своим долгом внести свою долю вреда, стараясь подорвать самые основы взаимного доверия народов и помешать установлению между ними дружественных и сердечных человеческих отношений.

Нет никакого сомнения в том, что все их усилия окажутся безрезультатными и кончатся провалом, но это, на мой взгляд, не снимает с порядка дня задачи борьбы с такого рода явлениями, борьбы, которая так же необходима, как и борьба с заразными болезнями, как санитарно-гигиенические мероприятия, направленные на устранение этой морально-политической грязи, что так необходимо для спокойного с счастливого существования общества. (Бурные аплодисменты).

Мне представляется, что Совет американо-советской дружбы должен направить именно сюда, на такого рода явления своё внимание и внимание всего передового американского общества, чтобы выполнить великий нравственный долг, лежащий на каждом из нас, — долг перед нашими народами. Мы, советские люди, хотим только одного, чтобы о нас и о нашей стране говорили правду, ничего, кроме правды, только правду. (Продолжительные аплодисменты).

Я уверен, что и вы хотите, и что этого хочет, больше того, требует этого американский народ.

Но многие ли знают действительную правду о Советском Союзе, о нашей жизни, о нашей работе, о нашей морали, о нашей культуре, о наших трудностях и о том, как мы своими собственными руками куем свое счастье, преодолевая эти трудности, которые бывают иногда достаточно серьезными, если иметь в виду войну и те её следы разрушения, которые остались тяжелым грузом и легли тяжелым грузом на плечи советского народа, на спину наших рабочих, крестьян и интеллигенции. (Бурные, продолжительные аплодисменты).

Я не могу, конечно, сейчас входить в детали или даже в общих чертах давать ответы на все эти вопросы, но я должен сказать, что это первая и важнейшая задача всех друзей Советского Союза, всех сторонников дружбы между американским и русским, украинским, белорусским, армянским, грузинским и другими многочисленными народами, населяющими нашу страну. Советский Союз — это мощная индустриальная держава. Ещё только 12 лет тому назад мы завершили перестройку нашей промышленности и земледелия на основе новой современной техники. Мы построили заново, буквально на пустом месте, оставшемся нам в наследство от царской России, новую промышленность. Завершая пятилетку, первую великую сталинскую пятилетку, мы построили целый ряд новых отраслей промышленности, которых никогда в России до октября 1917 года не было.

В докладе об итогах первой пятилетки Генералиссимус Сталин говорил:

«У нас не было черной металлургии, основы индустриализации страны. У нас она есть теперь. У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь. У нас не было серьезной и современной химической промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было действительной и серьезной промышленности по производству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь. У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь».

СССР — великая индустриальная держава.

Мы работали с напряжением всех своих сил, отказывая себе во многом для того, чтобы построить мощную индустриальную страну, построить страну, которая опирается на мощный фундамент социалистической индустрии, для того, чтобы на этой основе поднять культуру нашей страны, ибо не может быть культуры в стране, которая не опирается на мощную промышленность; и только там может быть прогресс культуры, где есть промышленность, где есть рабочий класс, дисциплинированный и самоотверженный, подающий пример другим классам, как нужно строить жизнь, как нужно работать и бороться, если приходится даже с оружием в руках отстаивать свою родину.

Эта промышленность оправдала себя во время второй мировой войны, ибо гитлеровские полчища натолкнулись не только на стальную стену наших армий, но и на железный тыл и на железобетонный фундамент социалистической индустрии, снабжавшей армию всем, что нужно ей было, и столько, сколько ей было нужно.

Мы перестроили сельское хозяйство. Колхозный строй оправдал себя в нашей стране. Он спасал нас от недостатков продовольствия, он снабжал нашу армию с избытком тем, что нужно было армии для того, чтобы бороться против врага.

Это кратко о России, о Советском Союзе, который якобы скрывается за железным занавесом. (Смех).

«Железный» занавес — это глупость, которую выдумал Геббельс, которую повторил Черчилль. Черчиллю, очевидно, не дают спать лавры Геббельса.

Но действительно, о каком же железном занавесе можно говорить и какой же это может быть железный занавес, чтобы укрыть от взоров остального мира громадную страну, раскинувшуюся на 1/6 части земного шара, страну, насчитывающую почти 200 миллионов людей, страну, которую каждый год посещают тысячи и тысячи иностранцев. Например, только в 1938 году Советский Союз посетило свыше 50000 иностранцев. В Советском Союзе имеется свыше 40 представительств различных иностранных государств, от которых трудно что-нибудь спрятать даже за десятками железных занавесов. (Смех). Неужели же можно серьезно говорить о том, что Советский Союз за железным занавесом скрывает то, что происходит внутри нашей страны. Конечно, — это просто глупость. Если уж на то пошло, то мы заинтересованы как раз в том, чтобы не опускались железные занавесы против правды о Советском Союзе в других странах, ибо правда, правда о нас не только не помешает нам, но она очень полезна. И это понимают также очень хорошо те, которые вообще мало что понимают в происходящих вокруг них событиях.

Господа, я бы сделал большое упущение, если бы, хотя кратко, не сказал несколько слов о советской внешней политике. (Аплодисменты).

Наша внешняя политика, политика Советского Союза ясна, она исходит из принципов мирного и дружественного сотрудничества со всеми народами и государствами. Посмотрите на работу советской делегации на Генеральной Ассамблее, которая сейчас происходит в Нью-Йорке, и вы отлично поймёте, в чем заключается внешняя политика Советского Союза. (Аплодисменты).

Я могу указать только на один факт — это предложение Советского Союза, изложенное главой нашей делегации министром иностранных дел Советского Союза Молотовым (громкие аплодисменты), о всеобщем сокращении вооружений.

Не случайно, что это предложение внесла страна рабочих и крестьян, которые больше всех других классов общества уплачивают эту страшную подать потом и кровью во время войны.

В 1927 году, почти 20 лет тому назад, в беседе с американской рабочей делегацией, которая была тогда в СССР, Генералиссимус Сталин, отвечая на соответствующие вопросы, говорил (я хотел бы процитировать то, что он говорил, потому что эти его слова представляют собой целую программу внешней политики Советского Союза, и лучше, чем эту программу изложил сам Сталин, никто из нас изложить не сможет):

«Я думаю, что наличие двух противоположных систем — системы капиталистической и системы социалистической — не исключает возможности таких соглашений. Я думаю, что такие соглашения возможны и целесообразны в обстановке мирного развития. Экспорт и импорт являются наиболее подходящей почвой для таких соглашений. Нам нужны: оборудование, сырье (например, хлопок), полуфабрикаты (по металлу и пр.), а капиталисты нуждаются в сбыте этих товаров. Вот вам почва для соглашения. Капиталистам нужны: нефть, лес, хлебные продукты, а нам необходимо сбыть эти товары. Вот вам еще одна почва для соглашения. Нам нужны кредиты, капиталистам нужны хорошие проценты на эти кредиты… (Веселое оживление в зале).

…Вот вам еще почва для соглашения уже по линии кредита, причем известно, что советские органы являются наиболее аккуратными плательщиками по кредитам.

То же самое, — продолжал Сталин, — можно сказать насчет дипломатической области. Мы ведём политику мира и мы готовы подписать с буржуазными государствами пакты о взаимном ненападении. Мы ведем политику мира и мы готовы идти на соглашение насчет разоружения, вплоть до полного уничтожения постоянных армий, о чем мы заявляли перед всем миром еще на Генуэзской конференции. Вот вам почва для соглашения по дипломатической линии».

Такова наша внешняя политика. Внешняя политика, которую мы, советские люди, и в частности советская делегация на Генеральной Ассамблее в Нью-Йорке в 1946 г., стремимся проводить в жизнь во всех случаях и в наиболее полном виде.

Господа, недавно исполнилось 13 лет со дня установления дипломатических отношений между Соединенными Штатами Америки и Советским Союзом. Это — большая заслуга руководителей наших государств, ибо дипломатические отношения, как и отношения взаимного доверия, дружбы и настоящих глубоких симпатий, охватывающих наши народы (американский народ и советский народ), являются одной из важнейших основ всеобщего мира и всеобщей безопасности народов.

Я напоминаю, что 23 ноября 1933 г. покойный президент Рузвельт писал по поводу восстановления дипломатических отношений между Америкой и СССР о том, что он удовлетворен, глубоко удовлетворен этим фактом и надеется, что с каждым годом эти отношения будут становиться все более тесными и более близкими. Рузвельт в конце письма добавил:

«Сотрудничество наших правительств в великом деле поддержания мира должно быть краеугольным камнем прочной дружбы».

Эта дружба будет иметь и не может не иметь громадного исторического значения. Она будет иметь влияние и не может не иметь громадного влияния на весь ход исторических событий.

В заключение я хочу напомнить о двух качествах нового советского человека, о характерных особых чертах стиля в работе советских людей, о чем говорил великий Сталин.

Сталин говорил о двух особенностях новых советских людей — русском революционном размахе и американской деловитости.

«Русский революционный размах, — говорил Сталин, — это та живительная сила, которая будит мысль, двигает вперёд, ломает прошлое, дает перспективу. Без него невозможно никакое движение вперёд».

«Американская деловитость — это та неукротимая сила, которая не знает и не признает преград, которая размывает своей деловитой настойчивостью все и всякие препятствия, которая не может не довести до конца раз начатое дело, если это даже небольшое дело, и без которой немыслима серьезная строительная работа».

Вот объединение этих двух великих качеств нового человека, строителя будущего мира — русской революционности и американской деловитости — залог прогресса и человеческого счастья. ( Бурные аплодисменты).

Господин председатель, господа!

Я благодарю вас за ваше терпение и внимание, которые вы сегодня проявили к моему выступлению, за ту честь, которая мне оказана лучшими представителями американского народа, терпеливо выслушавшими мою речь.

Я прошу вас извинить меня за слишком длинную речь, но у меня, как говорится, не было времени, чтобы подготовить более короткую речь. (Аплодисменты).

Я сердечно желаю успеха в работе вашего общества!

За советско-американскую дружбу, и дружбу великих народов, великих демократических стран, — оплот всеобщего мира во всем мире, оплот безопасности народов! (Бурные, долго не смолкающие аплодисменты).

«Правда» № 289 (10371) от 6 декабря 1946 г.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s