Реплика о протестах в Гамбурге

Саммит G20 в Гамбурге в очередной раз продемонстрировал тотальное господство политического активизма в европейской левой среде. В этот знаковый для европейской истории город съехалось от 100 до 200 тысяч леваков со всей Европы, чтобы продемонстрировать своё отношение к сходке мировых лидеров. Со стороны властей ФРГ Гамбург получил «подкрепление» из 20 тысяч полицейских. Пытаясь выражать недовольство «глобальным мировым правительством» двадцати самых могущественных держав, армия активистов и увлекаемые ей массы молодежи, интеллигентов и части рабочих, объединились под общими антиглобалистскими лозунгами. В субботу к протестным массам планирует присоединится даже мэр Нью-Йорка Де Блазио, большой поклонник однополых «отношений» и яростный противник Трампа.

Короче говоря, с одной стороны протест принимает характер сплочения всех недовольных глобальным мироустройством и даже капитализмом, с другой стороны, является чистым фарсом и театральщиной. Дело в том, что, во-первых, активисты выступают самостоятельно, как некая единая организованная масса недовольных, совершенно беспринципно объединившаяся «против» руководства государств G20 и никаким образом не уходящая корнями в рабочее движение. Во-вторых, этот протест не имеет никакого ни стратегического, ни тактического значения. Ни одна политическая группировка или партия не имеет никаких задач за пределами лозунга «За демократию, свободу, права человека и разнообразие».

Леваки все как один пишут одно и то же. «Мы должны выразить протест власти», «покажем, что нам нужен другой мир», «новый мир начнётся с нашей солидарности», «мы отказываемся принимать эксплуатацию», «мы против системы», «власть транснациональных элит — это и неолиберализм, и национализм», «мы против авторитаризма» и так далее и тому подобное. Вот заявление вожаков —

«Мы хотим создать базовую структуру, в рамках которой мы призываем людей со всего мира присоединиться к протестам в Гамбурге. Мы видим нашу задачу в предоставлении и обмене информацией о мобилизации, но мы также хотим использовать эту платформу для разработки общих дискуссий по проблемам G20. Мы исходим из разных традиций и политического бэкграунда; у нас нет общей идеологии, и мы не концентрируемся на одном отдельном событии недели протеста в Гамбурге.

Мы разделяем общее убеждение, что мы должны работать и бороться вместе, чтобы преодолеть глобальный капитализм, и мы достигнем этого только в глобальном масштабе».

Опыт победоносных революций никак не отражается в деятельности этих персонажей. Теория — это опыт рабочего движения, говорил Великий Сталин. Элементарная логика, самый общий взгляд на историю революционного движения учит, что протест масс, всякое движение масс необходимо использовать для привнесения коммунистической, то есть научной, сознательности, для укрепления организации класса, повышения организованности. А что делают или предлагают протестанты? Они предлагают реагировать на пороки капитализма киданием в полицейских камней и бутылок с зажигательной смесью. Они предлагают раздувать бессмысленный погром. Они по сути своих действий, а не слов, предлагают воздействовать на империалистическую власть по её правилам, в рамках «борьбы» со специальными людьми «в космических костюмах», в специально обозначенном месте, против специально заявленного формата и специально отобранных фигур. Большинство леваков выдаёт действительное за желаемое, то есть заявляют, что подобные протесты являются некой ступенькой на пути к революции. Они объясняют «сведение мостов» в Городе Мостов между своими «коллегами» по левому цеху сбором сил и организацией «активного революционного действия». В реальности же, все эти левые группы и активисты в своей идейной ориентировке едины. Пусть они стоят на разнообразных программных установках, однако все они имеют принципиально ненаучные политические и мировоззренческие позиции, то есть их разногласия объективно несущественны, а политическое единство по отношению к империализму — абсолютно. Они есть часть империалистического политического протеста, естественная стихийная реакция на буржуазный миропорядок и мировую систему господства капитала.

Началом антиглобалистского движения послужила национально-освободительная борьба в Мексике. К 1994 году марксизм во всех своих даже самых вульгарных формах, окончательно дискредитированный крахом КПСС и дезорганизованный буржуазной пропагандой, был вытеснен анархизмом. Субкоманданте Маркос — один из лидеров мелкобуржуазной национальной борьбы индейцев, выдвинул пространные анархистские тезисы, настолько примитивные по своему содержанию, что их можно свести как раз к гамбургскому лозунгу «За демократию, свободу, права человека и разнообразие» и тезису «Против неолиберализма», которые подхватили леваки Европы и Америки. Идеология антиглобализма базируется на морально-нравственной публицистике, фактах чудовищной эксплуатации, пороках и язвах империализма, и символах сопротивления. То есть это форма антиинтеллектуального активизма, дискредитирующего саму «политику улиц», «политику низов». Это жалкая отрыжка обывателей и бесящихся мелкобуржуазных оппортунистов Европы и США. Идейный уровень этого протеста сознательно не превышает идейный уровень среднего обывателя.

Политическая сущность антиглобализма на национальных политических «театрах боевых действий» заключается в симулировании протеста против империалистической глобализации с целью обеспечить плавное управление выборным процессом. Макроны побеждают потому, что пролевым массам приходится каждый раз выбирать «меньшее зло» по сравнению с Ле Пен. Да и победа трампов, как видим, никаких реальных изменений не сулит. Это всё чисто буржуазная возня, в которой используются левые лозунги, в том числе под отблески летящих «молотовых».

Социальная почва антиглобализма заключается в попытке обывателей «первого мира» сохранить своё экономическое положение путём «изоляции» от дешёвой рабочей силы. Лозунги разрушения международной системы империализма имеют подноготную в своеобразном протекционизме по отношению к трудовой миграции. Европейский обыватель хочет запереться в своей «национальной квартире» и пестовать общество благоденствия, про которое ему буржуазия пела песни с самого детства. Причём эта логика получает как левое, так и правое политическое выражение. А суть остаётся всегда прежней — основы капиталистической системы не тронуты.

А. Редин, А. Боровых
07/07/2017

Реплика о протестах в Гамбурге: Один комментарий

  1. Эти массы левых нисколько не влияют на буржуазных политиков, ни на их политику… Хотя, они думают, что на что-то влияют. Буржуазия, капиталисты, олигархия в безопасности от них. Они (массы левых) подобны волкам, обложенных со всех сторон красными флажками… Они в кругу этих флажков. Им разрешают «резвиться» в кругу этих флажков, не переступая их. Все их сходки, все их мероприятия осуществляются, исключительно, в рамках капитализма, в дозволенных рамках. Они играют по правилам буржуазии. У них нет своей собственной инициативы. У них нет теоретически, научно подкованных кадров (коммунистов), нет костяка, нет компартии составленной из этих коммунистов… Нет тесной связи с рабочими, с пролетариатом. Нет Партии, Программы, Устава… Нет никакой единой стратегии, продуманного плана, ближайших и дальних задач, минимума и максимума, тактики… Стихийное собрание массы людей, не имеющие единой идеологии, следовательно, не имеющие единства (единства, а не разношерстного блока), не имеющие союзников. Нет идеологии, нет научной основы. Нет единства, основанного на научной основе. Только, несколько примитивных, абстрактных лозунгов, бессодержательных и не имеющих никаких временных границ. Придут, потоптаются, пошумят и уйдут. Буржуазия к ним уже привыкла. Они для них не опасны. Они предсказуемы. Буржуазия награбленные капиталы охраняет серьезно. Лозунги и плакаты их не пугают. Неорганизованная, стихийная масса людей их не пугает. Масса, не имеющая научно подкованную партию коммунистов, масса отдельных интеллигентов, мелкой буржуазии не имеющая широких связей с массами рабочих, пролетариев. Их пугают научно подкованные коммунисты. Если нет правильной, научной, теоретической подкованности, нет соответствующей ей практики… Если объективно условия были бы благоприятными для осуществления соц.революции, эти массы не были бы к этому готовы. Да они и не поняли бы, что время для этого наступило. Если бы буржуазия отказалась от своей власти, и передала бы эту власть этим массам, то они не знали бы, что делать… Потому-то, буржуазия их и не боится. Нет научно подкованных кадров, нет партии, нет связи с рабочими, массами… А рабочие должны осознать свои непосредственные интересы, осознать свои классовые интересы. Нет программы, устава, стратегии, плана, тактики. Есть анархия. А анархия перед организованной буржуазией, имеющая свои многочисленные СМИ, свои научно-исследовательские центры, свои силовые структуры, свой налаженный госаппарат, — бессильна. Без победы на идеологическом фронте, нет иных побед. А неорганизованность, не научность, анархия — ведет, либо к пустому топтанию на месте, либо к эсеровщине…

Комментарии

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s