Разрушали ли большевики семью?

Недавно Путин высказался следующим образом:

«Теперь по поводу того, что изначально после 1917 года вся деятельность государства была направлена на разрушение семьи, — это не совсем так. Вначале действительно так и было. Это в примитивном виде излагалось как обобществление женщин, но у людей с примитивным социалистическим сознанием. А у элиты совсем по-другому, у элиты это было основано на положениях Маркса, Энгельса, в том числе на работе Энгельса „О семье, частной собственности и государстве“. В ней он писал, что если строгая моногамия является верхом добродетели, то, безусловно, пальму первенства нужно отдать ленточной глисте, где в 40 тысячах её члеников располагается и мужской, и женский аппараты, и она всю жизнь только тем и занимается, что совокупляется сама с собой. Вот на этом и было основано на первых порах, после 1917 года, отношение к семье. То есть свободная любовь пропагандировалась и практиковалась. Но позднее, мы знаем, как на парткомах и месткомах рассматривались семейные дела, как боролись за сохранение семьи. Это уже была совсем другая история. Так что и по ходу развития советского общества, и по ходу развития институтов государства отношение к семье тоже менялось. И здесь всё-таки с Вами трудно согласиться, что весь этот период всё было направлено на разрушение семьи. Мне кажется, что слишком радикально Вы высказались».

Аналогичную чепуху распространяют и на научных кафедрах, и в патриотических газетёнках. Ложь — принцип работы буржуазной пропаганды.

Нельзя не отметить, что фрагмент работы Энгельса с ленточной глистой так глубоко западает в душу всем филистерам, что кроме него они ничего не запоминают в работе классика. Тогда как в данном случае Энгельс высмеивает нелепые аргументы буржуазных «учёных», которые выводили из моногамии животного мира моногамию человеческой семьи. Если бы Владимир Владимирович читал Энгельса внимательно, то чуть ниже он бы заметил следующие слова:

«Хотя сообщества животных и имеют известную ценность для ретроспективных умозаключений относительно сообществ людей, но эта ценность только негативная. У высших позвоночных животных известны, насколько мы знаем, лишь две формы семьи: многоженство и сожительство отдельными парами; в обоих случаях допускается лишь один взрослый самец, лишь один супруг. Ревность самца, одновременно скрепляющая и ограничивающая семью животных, приводит ее в противоречие со стадом; из-за этой ревности стадо, более высокая форма общения, в одних случаях прекращает свое существование, в других утрачивает сплоченность или распадается на время течки, а в лучшем случае задерживается в своем дальнейшем развитии. Одного этого достаточно для доказательства, что семья животных и первобытное человеческое общество — вещи несовместимые, что первобытные люди, выбиравшиеся из животного состояния, или совсем не знали семьи, или, самое большее, знали такую, какая не встречается у животных».

Теперь посмотрим как большевики «разрушали семью».

Так, 18 декабря 1917 года был принят:

«Декрет о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния

Российская Республика впредь признает лишь гражданские браки.

Гражданский брак совершается на основании следующих правил:

I. Лица, желающие вступить в брак, словесно объявляют или подают о том, по месту своего пребывания, письменное заявление в отдел записей браков и рождений при городской (районной, уездной или волостной земской) управе.

Примечание. Церковный брак, наряду с обязательным гражданским, является частным делом брачущихся.

II. Заявления о желании вступить в брак не принимаются: а) от лиц мужского пола ранее 18 лет, а женского — 16 лет от рождения. В Закавказье туземные жители могут вступать в брак по достижении женихом 16 лет, а невестою 13 лет; б) от родственников по прямой линии, полнородных и не полнородных братьев и сестер, — причем наличность родства признается также между внебрачным ребенком и его потомством с одной стороны и его отцом и его родственниками — с другой; в) от состоящих в браке, и г) от умалишенных.

III. Желающие вступить в брак являются в отдел записей браков и дают подписку в отсутствии перечисленных в ст. 2 сего декрета препятствий для вступления в брак, а также подписку в том, что они вступают в брак добровольно. Виновные в даче заведомо ложных показаний об отсутствии препятствий, перечисленных в ст. 2, привлекаются к уголовной ответственности за ложное показание, а сам брак их признается недействительным.

IV. По отобрании выше предусмотренной подписки, заведующий отделом записей браков заносит событие брака в книгу записей браков и затем объявляет брак вступившим в законную силу. При вступлении в брак бракосочетающимся предоставляется свободно определить, будут ли они впредь именоваться фамилией мужа или жены или соединенною фамилией.

В удостоверение события брака, брачущимся выдается незамедлительно копия свидетельства об их браке.

V. Жалобы на отказ в совершении брака или на неправильности записи приносятся, без ограничения срока, местному судье по месту отдела записей браков; определение же местного судьи по таковой жалобе может быть обжаловано в общем порядке.

VI. В случае, если прежние книги записей брака были уничтожены или иным путем погибли, или если по иной причине состоящие в браке лица не имеют возможности получить выпись о своем бракосочетании, — этим лицам предоставляется право подать заявление в соответствующий, по месту жительства обоих супругов или одного из них отдел записей браков о том, что они состоят в браке с такого-то времени. Такое заявление, подтвержденное, сверх подписки, предусмотренной ст. 4‑й сего декрета, еще подпискою супругов в том, что книга записей действительно погибла, или что они по иной уважительной причине не могут получить выписки о браке, служит основанием для записи брака вновь и для выдачи о том копии свидетельства.

О детях.

VII. Запись о рождении ребенка составляется тем же отделом записей браков и рождений по месту пребывания матери, причем о каждом рождении в книге записей рождений совершается особая запись.

VIII. О рождении ребенка отделу обязаны объявить или его родители, или один из них, или лица, на попечении коих, за смертью родителей, остался новорожденный, с указанием присвояемых ребенку имени и фамилии и с представлением двух свидетелей в удостоверение события рождения.

IX. Как книги записей браков, так и книги записей рождений, ведутся в 2‑х экземплярах, причем один экземпляр по окончании года пересылается для дальнейшего храпения -в соответствующий суд.

X. Дети внебрачные уравниваются с брачными относительно прав и обязанностей как родителей к детям, так и детей к родителям.
Отцом и матерью ребенка записываются лица, подавшие о том заявление и давшие соответствующую в том подписку.
Виновные в даче заведомо ложных показаний по содержанию сего привлекаются к уголовной ответственности за ложное показание, а сама запись признается недействительной. В случае неподачи отцом внебрачного ребенка указанного выше заявления, матери ребенка, опекуну его или самому ребенку предоставляется право судебным порядком доказать отцовство».

И где же тут «разрушение семьи»?

Более того, на следующий день был принят декрет о расторжении брака, а 18 сентября 1918 года принимается полноценный кодекс «Законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве».

Вместо уничтожения, разрушения, запрещения большевики развивают институт семьи, провозгласив социалистическую семью высшим типом семьи.

В 1926 году был принят новый кодекс. Наиболее существенным нововведением этого кодекса было придание правового значения фактическим брачным отношениям. Придавалось решающее значение не факту регистрации брака, а взаимному соглашению сторон. Важнейшим доводом в пользу придания правового значения фактическим брачным отношениям были статистические данные, свидетельствовавшие о том, что в незарегистрированных браках (их общее число составляло около 7% от всех браков), как правило, состояли женщины из наименее обеспеченных слоев населения, особенно нуждавшиеся в правовой защите. Часто такие женщины, брошенные фактическим супругом, оставались без средств к существованию, поскольку ни права на имущество, ни права на взыскание алиментов по закону не имели. Второй важнейшей новацией была замена режима раздельности супружеского имущества режимом общности. Это обосновывалось тем, что принцип раздельности не давал женщинам, не имевшим источника доходов, права на имущество семьи, поскольку всё имущество приобреталось на доходы мужа.

Ну и повышение возраста для женщин по понятным причинам.

Это и есть разрушение семьи? Почитайте внимательно, убедитесь, что Путин и научные работники буржуазной кафедры, пишущие про разрушение семьи, нагло врут.

Или для Путина и ему подобных «разрушение семьи» это низвержение порядка правового неравенства в семье? Действительно, ведь в своде законов Российской империи указывалось, что

«жена обязана повиноваться мужу своему, как главе семейства; пребывать нему в любви, почтении и в неограниченном послушании, оказывать ему всякое угождение и привязанность…»

— вот такую семью Советская власть уничтожила путём отрицания, то есть развития всего положительного и отбрасывания всего реакционного. В строгом соответствии с диаматикой.

Кстати говоря, вопрос о равноправии женщин обсуждался в I, II и III Государственных думах, но так и не получил разрешения. Царское правительство упорно сопротивлялось распространению на женское население даже тех куцых гражданских прав, которые оно вынуждено было провозгласить земской реформой 1864 г. и Манифестом 17 октября 1905 г. Такое отношение к женщине было присуще не только царскому правительству и господствующим классам, но и значительной части трудящегося населения, особенно в деревне.

Женское неравноправие усугублялось огромным разрывом между общепризнанными достижениями передовой русской культуры того времени и духовной жизнью большинства населения, прозябавшего в темноте и невежестве. Дореволюционная Россия была страной массовой неграмотности. Особенно много неграмотных было среди женщин. По проведенному в 1908 — 1913 гг. обследованию в 12 губерниях европейской России, неграмотность сельского женского населения составляла от 74,1 (Московская губерния) до 95,2% (Пензенская губерния). Даже в Москве в 1912 г. 43,4% женщин не умели читать и писать.

*

Придумали вышеобозначенный пропагандистский миф о том, что большевики уничтожали семью, вовсе не путины. Ещё русско-германский буржуа Менерт писал:

«Большевики сразу же после революции повели борьбу с семьей… И все же русские, не будучи сверхцивилизованным народом, и поныне сохраняют еще, несмотря на все, что им пришлось пережить в последние десятилетия, естественную склонность к упорядоченным половым отношениям… Это не значит, что они (коммунисты) преодолели свою внутреннюю неприязнь к семье. Для них семья — это бельмо на глазу, и не только из-за ее консервативности. Их раздражает уже само существование этого единственного в стране не контролируемого ими института, самобытной и замкнувшейся в себе ячейки, инородного тела в государстве, которое во всех остальных отсеках контролируется сверху донизу».

Дадим краткий обзор марксистской позиции по семье на первой фазе коммунизма.

В одной из своих ранних работ, «К критике гегелевской философии права» (1843), К. Маркс писал:

«Лишь в гражданском обществе семейная жизнь становится жизнью семьи, жизненным проявлением любви. Сословие же землевладения представляет собой, напротив, варварство частной собственности против семейной жизни».

В первом в истории проекте программы коммунистов, составленном Энгельсом, «Принципах коммунизма» (1847) — в ответ на утверждения таких вот путиных XIX века, будто коммунисты хотят ввести общность жен, говорилось:

«Общность жен представляет собою явление, целиком принадлежащее буржуазному обществу и в полном объеме существующее в настоящее время в виде проституции. По проституция основана на частной собственности и исчезнет вместе с ней. Следовательно, коммунистическая организация вместо того, чтобы вводить общность жен, наоборот, уничтожит ее».

Этот тезис повторен и в «Коммунистическом манифесте» и в работе Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», которой козырнул Владимир Владимирович.

О «планах» марксизма в отношении брака и семьи говорится следующее:

«Как только отпадут экономические соображения, вследствие которых женщины мирились с этой обычной неверностью мужчин, — забота о своем собственном существовании и еще более о будущности детей, — так достигнутое благодаря этому равноправие женщины, судя по всему прежнему опыту, будет в бесконечно большей степени способствовать действительной моногамии мужчин, чем полиандрии женщин».

Ленин писал, что марксизм противопоставляет проституированной буржуазной семье, распущенности и мимолётным связям «пролетарский гражданский брак с любовью».

Кроме того, Ленин решительно протестует против вульгаризации вопроса:

«Отношения между полами не являются просто выражением игры между общественной экономикой и физической потребностью. Было бы не марксизмом, а рационализмом стремиться свести непосредственно к экономическому базису общества изменение этих отношений самих по себе, выделенных из общей связи их со всей идеологией».

Таким образом, у Маркса, Энгельса, Ленина нет даже намека на отрицание института семьи. Они отвергали лишь собственническую семью и торгашеский брак по расчету, требовали освобождения брачно-семейных отношений от извращающей их власти собственности и денег, боролись за равноправие женщин с мужчинами и за то, чтобы семья основывалась на любовных отношениях.

Никто в мире не сделал для любви больше, чем большевики, потому что именно при Советской власти трудящиеся были освобождены от гнёта капитала, освобождались от порочности товарно-денежных отношений, в том числе посредством того, что каждый житель СССР получал жильё и работу, а значит был свободен для выстраивания отношений на основе высших проявлений личности — дружбы и любви. Страна любви называлась СССР!

Персонально Коллонтай и другие отдельные писатели, которых и обсасывают всякие современные «учёные», были носителями вульгарных взглядов на семью. Их взгляды в политике большевиков не претворялись. В СССР издавалось много различной литературы, очень многие видные деятели, в том числе занимая высокие государственные и партийные посты, выступали в печати с ошибочными взглядами по разным вопросам, особенно в 1920-е, когда был настоящий разгул троцкизма и полутроцкизма во всех областях.

Все эти декреты о национализации женщин и заповеди половых отношений — фальшивки или дурацкие левые кривляния молодежи. Ленин по поводу левачества в этих вопросах говорил:

«Вы, конечно, знаете знаменитую теорию о том, что будто бы в коммунистическом обществе удовлетворить половые стремления и любовную потребность так же просто и незначительно, как выпить стакан воды. От этой теории „стакана воды“ наша молодежь взбесилась, прямо взбесилась. Эта теория стала злым роком многих юношей и девушек. Приверженцы ее утверждают, что теория эта марксистская. Спасибо за такой „марксизм“…».

Подобные теории раздували провокаторы и идиоты от левой фразы: троцкисты, анархисты и другие враги рабочего движения. Они и легли в основу буржуазной мифологии по этому вопросу.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close