Официальные марксисты КНР о современной России

Комментарий редакции СП

Предлагаем несколько публикаций китайских учёных, которые позиционируют себя марксистами. Статьи размещаются газетой для ознакомления с примерным уровнем представлений о капиталистической России в среде официальных марксистов КНР. Все статьи опубликованы в 2012 году в китайских марксистских журналах, поэтому оперируют материалом того времени.

  1. Россия: эволюция общества и перспективы гражданского общества
  2. Класс «новых богатых» в Китае и России в период трансформации: сравнительный анализ
  3. Социально-экономическая трансформация и изменение структуры классовых прослоек в России и Китае
  4. Сравнительное исследование проблем коррупции в Китае и России

Россия: эволюция общества и перспективы гражданского общества

1. Процесс эволюции российского общества в конце 20 века

По сравнению с капитализмом Запада, история которого насчитывает несколько столетий, российский капитализм выглядит совсем молодым — ему всего лишь около 10 лет. Но за этот весьма короткий 10-летний срок он прошел через стадии стихийного зарождения, торговой конкуренции, слияния финансового капитала с промышленным и образования олигархий.

Капиталистическая эволюция российского общества делится нами на следующие периоды:

1) Период зарождения и начального роста (до 1993 года)

«Ростки» капитализма появились в конце 80-х годов в последний период пребывания М. Горбачева у власти и начали прорастать после начавшейся в России в 1992 году экономической либерализации. А «коммерциализация и корпорирование» конца 80-х и начала 90-х годов вызвали в советском обществе волну «всенародного приобщения к торговле». В этот период коммерческий капитал получил небывалое развитие.

2) Период хаотичного развития (1994-1995 годы)

В середине 90-х годов 20-го века капитал вслед за развитием торгового начал сосредоточиваться в финансово-фондовой сфере, и банки стали расти, как грибы после дождя. Из-за упадка производства и серьезной инфляции вкладывать средства как в производство, так и в оптовую торговлю было одинаково невыгодно. Поэтому огромная масса денежных средств общества начала переходить в финансовую сферу и постепенно там скапливаться.

За этот период российский финансовый капитал успешно перешагнул через этап «обогащения» и закончил «первоначальное накопление». Им был пройден тот путь развития, на который маститые консорциумы классического капиталистического общества потратили десятки и даже сотню с лишним лет. А через несколько лет, пользуясь приватизацией, он стал протягивать свои щупальца в сферу промышленности и связи, пытаться прибрать к рукам средства массовой информации. Силы финансового капитала в России, можно сказать, стали авангардом развития капитализма.

3) Период расцвета и зарождения кризиса (1996 — лето 1998 года)

Вслед за постепенным продвижением экономической реформы российская буржуазия тоже прошла процесс зарождения, первых шагов, возмужания и разбухания. Шагая в русле реформы и подвизаясь на поприще импорта-экспорта на рынке недвижимости, новая российская аристократия стала извлекать баснословную коммерческую прибыль, удерживать для собственных целей бюджетные средства, манипулировать финансово-фондовой конъюнктурой.

В 1996 — 1997 годах началась масштабная приватизация в полном смысле этого слова. В это время российский капитализм вступил в совершенно новую стадию, а российское общество претерпело качественные изменения. Крупная российская буржуазия, носящая монополистический, олигархический и бюрократический характер, в конце концов появилась на свет. Российские бюрократы-монополисты и финансовые олигархи конца 90-х годов, с одной стороны, с жадностью заглатывали сокровища общества, а с другой, всячески старались вмешиваться в политику, поделить государственную власть и поставить правительство под свой контроль.

4) Период урегулирования и упорядочения (с 1998 года и до сих пор)

1998 год — «временной водораздел» в развитии российского капитализма. Финансовый кризис спровоцировал появление тех кризисов, которые таились в недрах российского общества. Сильнее обострились социальные противоречия и особенно между крупным капиталом и обществом. Финансовый кризис 1998 года весьма чувствительно ударил и по финансовой олигархии. Немало банков закрылось, мошна у олигархов намного похудела. А часть этих финансовых тузов оказалась политическими и экономическими банкротами.

Е. Примаков, ставший премьер-министром правительства, поставил под вопрос российский капитализм олигархического типа. Он предложил обдумать национализацию незаконных доходов олигархов, полученных в процессе приватизации. А некоторых из олигархов предупредил о том, что для них уже приготовлены тюремные камеры.

В. Путин же, придя к власти, с одной стороны, без лишнего шума нанес целенаравленный удар по отдельным олигархам, а, с другой, потребовал от крупных финансовых магнатов не вмешиваться и не лезть в политику. Если они нормируют свое поведение, то правительство станет относиться к ним так же, как и ко всем. Что же касается традиционных отраслей естественной монополии, то им было дано распоряжение провести реорганизацию. При этом требовалось, чтобы реорганизационный план учитывал интересы государства и общества, а не только мнение руководителей предприятий. Специально занявшись упорядочением действующего в России политического и экономического порядка, Владимир Путин выправил путь, по которому она шла до этого. Он усилил авторитет Центра, снова сосредоточил распылившиеся ресурсы общества в руках государства и волей последнего открыл двери свободному рынку, повел страну по пути государственного капитализма.

2. Анализ характера российского общества

Последние десять лет, начиная с Ельцина и кончая Путиным, официальная Россия намеренно уклоняется от определения характера российского общества всякий раз, когда речь заходит об этом. До сих пор нет единого мнения относительно политической и экономической формации нынешнего российского общества и среди российских ученых в сфере общественных наук. И тем не менее это не мешает определять характер российского общества под разными углами зрения. За последние годы появилось свыше десятка его характеристик. Это и «олигархический», «номенклатурный», «бюрократический», «варварский капитализм», «капитализм грабительский», «паразитический», «бандитский», «периферийный», а также «аномальный», «преступный», «компрадорский», «фиктивный капитализм».

3. Особенности эволюции российского общества

Некоторые российские ученые приводят такие особенности российского капитализма, продемонстрированные им за 10 лет своего существования, как его «спекулятивный», «олигархический», «преступный» и  «компрадорский характер». Мы же считаем, что наиболее важными особенностями российского капитализма являются две — его ярко выраженная бюрократическая и олигархическая природа.

О бюрократической природе российского капитализма. На протяжении 10 с лишним лет реформы в России серьезно игнорировались интересы большинства членов общества. Перед лицом внезапной волны демократизации и маркетизации простые люди оказались совершенно неподготовленными. Но вот у «комсомольских предпринимателей» начала волны маркетизации, равно как и у более поздних красных капиталистов и финансово-промышленных объединений, словом, у российской буржуазии проглядывают толстые родимые пятна властных структур и бюрократическая подоплека. По мнению российских ученых капитализм в России с самого начала является бюрократическим. Старая бюрократия советского периода и новая элита нового, российского периода в ходе реформы оказались ближе всех к власти и имуществу. Они лучше всех знали «прорехи» общества в процессе революции и конверсии, а если прибавить к этому, что правовые нормы перестройки выходили из-под их же пера, то нетрудно понять, почему они раньше всех создали свою собственную рыночную экономику. Власть своевременно превращалась в капитал, капитал гнался за властью, и появившиеся с середины 90-х годов «компании под новой вывеской» наряду с акционированием и приватизацией намного ускорили и узаконили «обуржуазивание» российской бюрократии. Опираясь на имевшийся ранее капитал власти и отношений, новая и старая бюрократия превратилась во владельцев этой власти и этого капитала, а государственная монополия — в ведомственную и местную.

Относительно олигархической природы российского капитализма. Российский капитализм имеет ярко выраженную «олигархическую окраску». В 1997 году представитель правых сил России, бывший зам. премьера правительства Борис Немцов в интервью «Новой газете» отметил, что в России два вида капитализма. Один — авторитарно-бюрократический, его лозунг: вся власть, имущество и деньги принадлежат бюрократии. Другой — олигархический. Он требует, чтобы вся власть, имущество и деньги принадлежали немногoчисленной прослойке людей, состоящей из владельцев компаний, коммерсантов и небюрократии.

Как бюрократический, так и олигархический капитализм — недоразумение и ловушка в развитии российского общества, результат упадка российского государства и появления правового хаоса в процессе 10-летней реформы. В то же время это говорит и о просчетах в выборе стратегического направления российской реформы и особенно экономической. Бюрократический и олигархический капитализм вызвал серьезные последствия в российском обществе: авторитет власти упал, политическая обстановка дестабилизировалась, а в сфере экономики широко распространился монополизм и не хватает свободной конкуренции. Поскольку силы традиционного монополизма и финансовые олигархи представляют интересы крупного капитала, исключают конкуренцию с внешним капиталом, прижимают средний и малый российский капитал, они серьезно мешают российскому обществу в преодолении кризиса.

4. Новая власть в лице В. Путина и перспективы российского гражданского общества

1) Продвижение Путиным реформы системы политических партий и культивирование зрелого гражданского общества.

2) Усилия по восстановлению порядка и охрана прав граждан.

3) Усиление контроля над СМИ и создание гражданского общества.

Чжан Шухуа


Класс «новых богатых» в Китае и России в период трансформации: сравнительный анализ

Первое: общие характеристики китайского и российского класса «новых богатых».

Класс «новых богатых» в Китае и России переходного периода имеет следующие общие характеристики:

1. Представители китайского и российского класса «новых богатых» примерно того же возраста и социального происхождения.

Китайское и российское общество в период перехода от плановой экономики к рыночной модели характеризуются появлением класса «новых богатых», и эти «новые богатые» двух стран, в основном, при льготной государственной политике, или же вообще при отсутствии политики [госрегулирования процесса накопления], накопили огромные богатства. Но они отличаются от национальной буржуазии в общепринятом смысле этого слова, а также отличаются от буржуазии развитых стран Запада. Многие из представителей этого класса не являются создателями основных производственных фондов, а заработали свой капитал лишь на отсутствии рациональной государственной политики в период перехода от плановой экономики к рыночной, в период отсутствия специальных законов и правил.

2. Как правило, формирование класса «новых богатых» в Китае и России проходило в условиях криминализации бизнеса.

По данным исследования, предпринятого Институтом стратегических исследований в 1994 году в России 40% респондентов указали, что сделали свой бизнес незаконным путем, 22,5% привлекались к уголовной ответственности, а 25% по-прежнему связаны с преступными группировками. Преступные группы находятся в контакте с бизнес-сообществом с целью контроля за экономической сферой, эти преступные группы контролируют 35000 хозяйствующих субъектов, в том числе 400 банков и 47 бирж и более чем 1500 государственных предприятий. 7 сентября 2001 года «Индепендент» отметил, что «по некоторым оценкам экспертов преступные группировки контролируют около 60% государственных предприятий и 50% предприятий всех [остальных] форм собственности… т. е. около 40000 компаний и предприятий (в том числе 1500 государственных компаний, 4000 совместных предприятий и более 1/3 национальных банков) находятся под контролем преступных группировок, а также занимаются «отмыванием» денег с помощью коррумпированных должностных лиц».

В Китае, как и в России, класс «новых богатых» также имеет связь с криминалитетом. Директор Центра по изучению Китая университета Цинхуа Ху Аньган заявил, что значительная часть предприятий и физических лиц заняты в теневой экономике, а некоторые занимаются незаконной экономической деятельностью, отмечается значительное число случаев уклонения от уплаты налогов с целью быстрого обогащения. Класс «новых богатых» осуществляет быстрое накопление личного богатства в то же время ему свойственно уклонение от уплаты налогов. По официальным данным Министерства общественной безопасности в 1997–2002 гг. было заведено свыше 40000 дел по неуплате налогов, многие были арестованы на срок более чем 3 года, а в казну было возвращено 19,2 миллиарда.

3. Китайский и российский класс «новых богатых» имеют разные отношения с властью.

По данным, опубликованным в «Известиях» 27 декабря 1995 года по материалам круглого стола многие бизнесмены в России в прошлом занимали различные государственные посты. Более ¾ экспертов считают, что «новые богатые» создали [свое] состояние имея мощных покровителей. А 2/3 экспертов считают, что богатые люди приобрели богатство при поддержке [высокопоставленных] друзей. Подавляющее большинство экспертов считают, что лишь очень небольшое число людей заработали богатство упорным трудом. По данным Российской академии наук в 1997 г. 61% представителей бизнес-элиты состояли на госслужбе в бывшем Советском Союзе, занимая различные должности на разных уровнях [госуправления].

В Китае класс «новых богатых» накопил состояния также в той или иной степени при поддержке власти. В 1998-2003 гг. китайское правительство провело расследование на провинциальном и национальном уровнях о деятельности должностных лиц, нарушающих закон и дисциплину. По полученным Центральной комиссией по дисциплине [госчиновников] данным за 6 лет на провинциальном и национальном уровнях из 109 случаев нарушения дисциплины и права 74 случая нарушений было отмечено в сфере экономики, что составляет 67,9% [всех случаев нарушения дисциплины должностными лицами], в рамках нарушений в сфере экономики 36 из них связано с деятельностью частных предприятий, что составляет 48,65%; в судебные органы передано 27 дел связанных с участием 23 частных предприятий, на долю которых приходится 85,2%.

4. Социальные оценки китайского и российского класса «новых богатых» не высоки.

В целом, будь то Россия или Китай, «новые богатые» имеют плохую репутацию, их критикуют больше, чем хвалят, а негативных оценок больше, чем позитивных.

В России в народе появившийся в ходе социальных преобразований класс «новых богатых» получил прозвище «новые русские». В 1997 г. в рамках круглого стола организованного журналом «Российский наблюдатель» российские ученые и эксперты отметили, что в России класс «новых богатых» в целом не отличается высокими моральными качествами, напротив отмечается их хитрость, беспринципность, эгоистичность, жестокость, но в то же самое время [необходимо обратить внимание на] целеустремленность, волю, энергичность этой социальной группы. Для российского класса «новых богатых» может быть подходящим такое определение: рынок — это использование вредных привычек для достижения благих целей. Принявший участие в обсуждении данной темы исследователь А. Ким отметил, что у «новых русских» отсутствует чувство социальной ответственности…, а если оно отсутствует, то невозможно говорить о построении гармоничных социальных отношений.

По данным Центра социальных исследований университета Китая [лишь] 5,3% респондентов считают, что большинство китайских «новых богатых» добились богатства законным путем, 14,5% считают, что богатые сколотили состояние «более менее» честным путем, 48,5% респондентов считают, что есть социальные каналы позволяющие приобрести богатство честно, 10,78% респондентов считают, что таковых каналов «почти нет», и в тоже самое время по данным другого исследования 29,7% респондентов считают, что появление этого нового класса имеет [для общества] больше негативных последствий, чем позитивных, а 24,6% респондентов полагают, что роль класса «новых богатых» скорее положительная, чем отрицательная.

Второе: анализ причин и особенностей различий класса «новых богатых» в Китае и России.

1. Китайский и российский класс «новых богатых» отличается уровнем образования и уровнем культуры.

В России в целом отмечается общий [достаточно] высокий уровень образования представителей класса «новых богатых», в то время как в Китае в связи с различной степенью доступа к возможности получить образование его общее качество распределяется неравномерно. Дело в том, что на начальном этапе переходного периода условия были различными, Советский Союз отличался более высокой степенью урбанизации и численность сельского населения составляла там лишь 34% от общей, в то время как в Китае 80% населения было сконцентрировано в сельских районах; в бывшем Советском Союзе системой социального обеспечения была охвачена вся городская и сельская местность, в то время как в Китае социальным обеспечением были охвачены лишь города, а в подавляющем большинстве сельских районов социальное обеспечение практически отсутствовало, что, в определенное мере, оказало влияние на общий уровень качества жизни. Кроме того, в связи с реформами начавшими сближать экономику сельских регионов и городов и начавшими изменять общество резко выросло число претендентов на достижение богатства любым путем: посредством миграции в города пусть даже и с перспективой превратиться по началу в городского безработного, посредством самозанятости, участия в фермерском движении — все это [далеко не] способствовало повышению культурного уровня таких людей. Точно также, как и не способствовал этому по началу процесс социально-экономической трансформации обеспечив разрыв в культурном уровне с социальной группой работников высокотехнологичных предприятий, образованных партийных и государственных чиновников, потребовав открытия колледжей и университетов для наиболее дальновидных частных предпринимателей, что постепенно окажет влияние на корректировку уровня знаний класса «новых богатых», однако указанная неравномерность [в уровне и качестве образования] все еще остается. Россия является одним из лидеров по ликвидации неграмотности, за последние 15 лет к настоящему времени 91100000 человек получили среднее образование, что составляет 73,9% от общего числа граждан, 16% имеют университетское образование, да и во времена Советского Союза, до начала радикальных преобразований, страной руководили партийные и правительственные чиновники, директора крупных предприятий, у которых был весьма высокий уровень культуры и образования, [ну а если] взять, к примеру, членов «семибанкирщины» — бизнесмен Гусинский был [в советские времена] режиссером театра, Березовский был математиком и членкором Академии Наук СССР…

2. Класс «новых богатых» в Китае и России по разной степени оказывает влияние на экономическую жизнь.

1) Различия в богатстве.

Достаточно сложно определить уровень благосостояния граждан, которых можно было бы отнести к классу «новых богатых», поскольку и в Китае, и в России богатые не желают афишировать размеры своих реальных активов, кроме того, даже в рамках одной страны в разное время и в разных регионах стандарты уровня богатства разные. Тем не менее, на основании изучения имеющихся данных по накопленному личному имуществу и активам в Китае и в России все же можно провести сравнения. С 1991 г. по сей день в России «новыми богатыми» накоплены состояния в десятки миллиардов долларов, например, состояние М. Ходорковского до приговора суда достигало 150 млрд долл., а с 1978 г. после 27 лет [осуществления политики реформ] в Китае также появились очень богатые люди, например, по данным еженедельника «Форчун» от 27 июня 2005 г., опубликованных в статье «список 500 богатейших людей» на 2005 г. состояние этих богатых граждан составило 1190000000 юаней, а первый номер в списке бизнесмен Чэнь обладал личным состоянием [всего лишь] в 150 млрд. юаней или около 1800000000 долл. США. Эти данные свидетельствую о том, что в рамках переходного периода в России класс «новых богатых» накопил значительно большие состояния, чем в Китае, и его представители вполне могут войти в состав мирового класса богатых.

2) Скорость накопления богатства в рамках китайского и российского класса «новых богатых» различается.

На основе проведенного выше анализа мы можем сделать вывод о том, что в России крупные капиталы сколачивались значительно быстрее, чем в Китае.

По данным журнала «Форбс» всего лишь несколько лет назад в списке наиболее богатых не было граждан России, но уже к 2003 году их было указано 17, немногим меньше, чем в США, Германии и Японии, ну а уже в мае 2004 г. по данным этого же журнала Россия вышла на второе место после США по количеству долларовых миллиардеров. Что стало для исследователей до некоторой степени удивительным явлением. По сравнению с ним состояния, накопленные богатейшими гражданами Китая, не идут ни в какое сравнение и никто из них пока не может быть отнесен к мировой бизнес-элите.

3) Различия в степени влияния на экономическую жизнь.

В рамках переходного периода в России сформировался новый социальный слой, лидерами которого [в 1990-е гг.] были представители «семибанкирщины» и по-прежнему на экономическую и политическую жизнь существенное влияние оказывают представители семи крупнейших финансовых консорциумов. Эти семь крупнейших финансовых консорциумов, обладая большим количеством дочерних компаний, холдингов, владея контрольными пакетами многих акционерных обществ с количеством сотрудников превышающих 10000 распространили «щупальца» своего влияния на все сферы социальной жизни — на политику, на экономику, на социальную сферу, обладая достаточным зарядом энергии, чтобы влиять на функционирование национальной экономики в целом. В октябре 1996 г. оценивая влияние крупнейшего [на то время в России] финансового конгломерата Березовского «Файнэншл таймс» сообщила, что шесть финансовых групп поставили под свой контроль до 50% российской экономики и большую часть средств массовой информации и все располагают собственными [мощными] банковскими структурами. В Китае же возможности влияния представителей класса «новых богатых» на национальную экономику значительно скромнее, это влияние может сказаться на экономике лишь в отдаленной перспективе.

Основные отличия классов «новых богатых» в Китае и России, возникшие в ходе трансформации:

1) Китай и Россия избрали разные пути преобразований, если Китай сделал ставку на постепенные преобразования, то Россия — на радикальные. 2) Именно в связи с тем, что Китай сделал ставку на постепенность преобразований китайское руководство могло осуществлять постоянный контроль за ходом осуществления перемен, регулируя законодательство, выявляя и исправляя ошибки, снижая тем самым издержки перехода, в России же «новые богатые» получили сверхпреимущества благодаря несовершенству политико-правовой системы. 3) Процесс преобразований имел разные цели. Целью преобразований в Китае изначально была ликвидация социального неравенства и эксплуатации, социальное процветание, поэтому китайское руководство постоянно осуществляло ряд мер по сокращению разницы в доходах между наиболее богатыми и наиболее бедными слоями населения, по улучшению социального обеспечения, по наказанию коррумпированных чиновников. Именно поэтому в Китае класс «новых богатых» не обладает столь большим влиянием, как в России, где капиталы формировались [во многом] в рамках теневых структур.

3. Анализ влияния китайского и российского класса «новых богатых» на политическую жизнь.

Набирая экономическую мощь в процессе переходного периода класс «новых богатых» обязан выдвигать собственные политические требования с тем, чтобы активнее участвовать в политической жизни и стремиться к реализации собственных прав и интересов, однако в обеих странах участие нового класса в политической жизни происходит по-разному. По данным исследований представители класса «новых богатых» в Китае долгое время занимали политически выжидательную позицию, опасаясь, что при радикальном изменении политики государства их могут снова начать рассматривать как «буржуазные элементы» и могут подвергнуть политическим гонениям. Лишь с углублением политики реформ и открытости их сомнения начали рассеиваться, поэтому постепенно класс «новых богатых» в Китае начал формулировать собственные политические устремления, которые проявляются в двух типах действий: во-первых, законные действия, связанные с призывами установить такие связи с государственными структурами, которые могли бы позволить китайскому бизнесу донести до властей свои разумные требования и предложения по официальным каналам, а также связанные с возможностью принять участие в партийной деятельности и разрешении спорных вопросов, во-вторых, незаконные действия, связанные с коррупцией и взяточничеством, отравляющими политическую жизнь общества. Однако, в целом в Китае класс «новых богатых» пока не сформировал единые политические устремления.

В России же степень влияния класса «новых богатых» на политическую жизнь общества значительно больше, чем в Китае, и он характеризуется наличием единых политических устремлений. Власть капитала в России весьма значительна, что проявилось, например, на президентских выборах 1996 г., когда сложилась ситуация при которой конгломерат ведущих бизнесменов России выступил единым фронтом против КПРФ, предоставив солидную поддержку Ельцину. Этот факт демонстрирует не столько политическую победу крупного российского бизнеса, сколько возраставшее [в ту пору] политическое влияние деловых кругов. В июне 1998 г. с тем, чтобы предотвратить надвигавшийся экономический кризис Б. Ельцин сделал ставку на переговоры с крупным бизнесом, и тем самым, по словам «Вашингтон пост» на базе Консультативного комитета по экономической политике [при правительстве РФ] был [фактически] сформирован «теневой кабинет». Стоит вспомнить и о затеянном Березовским политическом скандале, в результате которого в 1999 г. правительство вынужден был покинуть Е. Примаков. Все эти факты свидетельствуют о том, что класс «новых богатых» в России обладает политической энергетикой в такой степени, которая позволяет ему влиять на политическую жизнь.

В чем же заключается суть различий во влиянии российского и китайского классов «новых богатых» на политическую жизнь общества? Я полагаю, что основными причинами являются следующие: 1) Как мы отметили в первой части нашего анализа при некоторых общих чертах становления класса «новых богатых» в Китае и России его отношения с властью строятся в наших странах по-разному, причина — разный политический опыт представителей этого класса, в России представители бизнес-элиты к моменту начала реформ уже имели значительный политический опыт, поскольку занимали руководящие должности в госструктурах и на предприятиях, по данным исследований РАН 61% представителей российской бизнес-элиты занимали руководящие должности с советском госаппарате, например Черномырдин во времена Советского Союза занимал пост министра нефтегазовой промышленности, а Ходорковский был комсомольским функционером. В Китае же у класса «новых богатых» почти нет или совсем мало опыта участия в политической жизни. 2) Осуществляя радикальные реформы Россия, в отличие от Китая, избрала западную модель парламентской демократии, которая позволила классу «новых богатых» принять более активное участие в политической жизни страны и создании благоприятной для себя политической атмосферы. 3) Между двумя нашими странами существуют значительные социально-психологические различия в моделях [политического] поведения бизнесменов. Китайский класс «новых богатых» все еще находится под впечатлением «культурной революции», поэтому некоторые его представители еще опасаются, что реформы могут быть свернуты и их вновь назовут «буржуазией», поставив под сомнение правовую защиту частной собственности. Это одна из причин, почему «новые богатые» не спешат афишировать свое богатство [принимая активное участие в политической жизни], за исключением случаев уклонения от уплаты налогов, истоки которой уходят в менталитет китайцев, на формирование которого серьезное воздействие оказали времена «культурной революции». В России же нет опасений по поводу возможности возврата ко временам Советского Союза, поэтому у представителей класса «новых богатых» нет опасений, подобных указанным выше, и они активно принимают участие в политической жизни максимизируя полезность.

Третье: сравнение классов «новых богатых» в Китае и России.

Сравнительный анализ классов «новых богатых» в Китае и России в переходный период дал следующие результаты.

Прежде всего следует обратить внимание на абстрактность общих разговоров о радикальности трансформации или же о позитивных и негативных аспектах того или иного политического режима, в реальности намного важнее учитывать национальные условия, национальные особенности, реальные факты, не копируя слепо некие [универсальные] модели развития. Прогрессивность любого режима определяется его возможностями, в том числе, иногда, в случае необходимости, принимать радикальные меры с целью снизить издержки перехода, а также издержки связанные с дестабилизацией социальной жизни. Иными словами говоря, выбор конкретной модели реформирования зависит от местных условий и возможностей успешного достижения заявленных целей трансформации.

Россия в процессе перехода проигнорировала свои специфические национальные особенности, исторические и культурные традиции, копируя западную модель развития, что создало дополнительные трудности переходного периода, как отмечается в увеличивающимся количестве научных статей на данную тему. Российское руководство признало тот факт, что слепое механическое копирование моделей развития из иностранных учебников лишь повысит издержки перехода и изменит отношение к необходимости реформ. Возрождение России на рыночных и демократических принципах, с заимствованием позитивного опыта, вполне возможно, но лишь при рациональном отношении к процессу реализации этого опыта. Соблюдение этого требования необходимо для обеспечения социальной стабильности и повышения уровня жизни. Руководствуясь этой прагматичной идеей Правительство России в последние годы добилось много в современном мире. Насколько этого принципа придерживаются китайцы при осуществлении своих реформ? Этот вопрос заслуживает отдельного внимательного рассмотрения.

Во-вторых, в связи с углублением реформ Китай должен извлечь уроки из российского опыта, чтобы избежать издержек из-за большого количества ошибок, связанных, например, с обвальной приватизацией, массовыми банкротствами, чехардой законов и повышения издержек перехода.

Важным уроком для Китая является реформа госсобственности, при которой Россия утратила большую долю государственных активов, именно поэтому следует уделить особое внимание реформам государственных предприятий без потери их активов, что, например, проявилось в создании 24 марта 2003 г. Комиссии по государственному надзору и управлению реформой госпредприятий. Несмотря на некоторые успехи в ее работе все еще остается много нерешенных проблем по надзору и управлению активами в ряде провинций и уездов, где контроль пока слаб и поэтому местные власти занимаются скрытыми манипуляциями с госсобственностью, что требует повышения бдительности в вопросах укрепления правопорядка и необходимости избежать повторения ошибок сделанных Россией.

В-третьих, Китай должен извлечь уроки из российского опыта в целях совершенствования законов и нормативных положений, регулирующих деятельность представителей класса «новых богатых» и формирующих возможность для создания гармоничного общества с социальноответственным бизнесом.

Поскольку Б. Ельцин рассчитывал на помощь и поддержку класса «новых богатых», то в его время проводилась политика попустительства и компромисса, что привело к возможности свободной политической манипуляции [осуществляемой] некоторыми представителями этого класса, после прихода к власти В. Путина был принят ряд радикальных мер по ограничению посягательств представителей этого класса на всевластие, олигархи оказались вне политики, что создало благоприятные возможности для развития взаимосвязи между политической стабильностью и экономическим ростом.

Представители китайского класса «новых богатых» пытаются принять участие в политической жизни двояким способом: прежде всего накопив огромные состояния и получив под контроль часть финансовой сферы они стали пытаться подкупать чиновников, а также пытаются поставить под контроль политическую жизнь на местах. Именно поэтому, принимая во внимание уроки эпохи Ельцина, необходимо твердо следовать принципу чистоты рядов, в то же самое время, учитывая разумные политические требования, мы должны поощрять их выдвижение, что, в конечном счете, должно привести к ликвидации эксплуатации, дифференциации и к торжеству дела всеобщего процветания социализма с китайской спецификой, к более эффективному социальному распределению, развитию социальной ответственности класса богатых, формированию условий для создания гармоничного общества, а также развития социалистической политической цивилизации с китайской спецификой. Класс «новых богатых», зарабатывая большие деньги, должен разделять и политическую ответственность, поскольку и от них зависит дальнейшее развитие модели социалистической рыночной экономики, в рамках которой они выросли. Кроме того, китайское руководство должно продолжить работу по совершенствованию законов и нормативных положений, создавая условия для развития здорового класса «новых богатых».

В-четвертых, по сравнению с Россией, даже в эпоху переходного периода, и тем более по сравнению с Западом, Китай по-прежнему остается не слишком богатой страной с огромным населением в 1,3 млрд человек, именно поэтому нам необходимо развитие легитимного бизнеса, бизнеса созданного путем честной работы для сохранения социалистической рыночной экономики с китайской спецификой. Нельзя при этом опираться на односторонние подходы к оценкам деятельности класса «новых богатых», ориентированные исключительно на негативные оценки их деятельности. Мы должны взвешенно оценивать деятельность представителей этого класса исходя из анализа конкретных исторических условий, учитывая переходный период и поощряя законную предпринимательскую деятельность.

В-пятых, в рамках переходного периода призывы к немедленному стиранию пропасти между богатыми и бедными равносильно требованию к сносу стены [непонимания] между Западом и Востоком, поскольку для изменений подобного рода необходимо менять социальную структуру, оздоравливая социальные отношения в целом. Для реализации этой цели необходимы усилия по организации совместного использования результатов реформ всеми социальными слоями.

Сюй Юаньгун


Социально-экономическая трансформация и изменение структуры классовых прослоек в России и Китае

Начиная с 3-го пленума ЦК КПК 11-го созыва, состоявшегося в 1978 г., Китай пристyпил к политике реформ и открытости. Осуществляя постепенный переход от плановой экономики к рыночной, он, к настоящему времени, утвердил в первоначальном виде систему социалистической рыночной экономики. Россия с 90-х годов, после распада СССР, начала преобразовывать плановую экономику в рыночную. В процессе трансформации структура социально-классовых прослоек в обеих странах претерпела немало изменений. Поскольку суть, цели и методика перехода к рыночной экономике у России и Китая неодинаковы, перемены в структуре социально-классовых прослоек обеих стран также характеризуются весьма значительными различиями.

1. Изменения в структуре социально-классовых прослоек России

Суть социально-экономической трансформации в России есть превращение прежней социалистической системы СССР в капиталистическую систему западного типа, целью является построение свободной рыночной экономики методом продвижения приватизации, посредством «шоковой терапии». Тем самым, доля государственного и коллективного секторов экономики радикально уменьшилась и сформировалась структура многоукладной экономики с доминантой необщественных секторов.

После трансформации экономики социальная структура России претерпела серьезную поляризацию. В отношении структуры социально-классовых прослоек страны у российских исследователей принято множество неодинаковых методов разграничения, однако при комплексном исследовании таких факторов, как доходы, богатство, власть, общественное положение, влияние и пр., классовые про слойки в пост-трансформированной России обычно подразделяются на три:

Во-первых, — слой новых капиталистов и новых предпринимателей. В результате осуществленной в России приватизации появилась группа так называемых «новых русских» и коммерческой элиты, а также определенное число частных собственников. «Ваучерная приватизация» повлекла скупку новой и старой бюрократией множества ваучеров, имевшихся на руках у населения, что стало одним из способов превращения государственного достояния в частную собственность, «приватизация наличных средств» еще быстрее повлекла перемещение значительной части активов государственного достояния в частные руки. В результате жизненные артерии государственной экономики перешли в руки малочисленных «олигархов».

Во-вторых, — «средний класс». Ныне очень многие российские исследователи считают, что в России уже сформировался «средний класс», включающий такие социальные группы, как мелкие предприниматели, полу-предприниматели, менеджеры производственной сферы, интеллигенция высокого уровня и высококвалифицированные рабочие. Поскольку критерии «среднего класса» не едины, подсчеты его численности весьма разнятся. Согласно социологическому обследованию, проведенному Институтом комплексных социальных исследований Российской академии наук, российский средний класс составляет ныне примерно треть всего населения страны. По мнению других исследователей он составляет лишь четвертую часть.

В-третьих, прослойка бедняков. Она включает работников физического труда из числа рабочего класса, обычных крестьян из госхозов и колхозов, безработных, пенсионеров по старости. Осуществленная Ельциным «шоковая терапия» повлекла инфляцию, цены пошли вверх, в результате чего сбережения множества граждан обесценились, реальные доходы и жизненный уровень резко снизились. После прихода к власти Путина были предприняты некоторые усилия к сокращению численности бедных, однако явления нищеты отнюдь не ликвидированы, дифференциация между богатыми и бедными по-прежнему весьма велика, поляризация между ними весьма серьезна. В своем политическом послании нынешнего года президент Путин признал, что у одной четвертой части населения доходы по-прежнему ниже минимального прожиточного уровня.

2. Изменения в структуре социально-классовых прослоек Китая

В начальный период после образования КНР в Китае сформировалось четыре класса: рабочий класс, крестьянский класс, класс городской мелкой буржуазии и класс национальной буржуазии. После того, как в 1956 году завершились, в основном, социалистические преобразования, образовались два класса и одна прослойка, а именно: рабочий класс, крестьянский класс и прослойка интеллигенции. Начиная с 1978 года, когда стали осуществляться реформа и открытость, наша страна, исходя из постулата пребывания Китая на начальном этапе социализма, утвердила основополагающую экономическую систему совместного многоукладного развития при доминанте общественной собственности и систему распределения при сосуществовании его многообразных форм с доминантой распределения по труду. Недавно завершившийся 3-й пленум ЦК КПК 16-ого созыва сделал акцент на том, что необходимо сохранять главенствующие позиции общественной собственности, активно внедрять в жизнь многообразные и эффективные формы общественной собственности, далее крепить жизненность общественной собственности, настойчиво развивать сектор смешанной собственности с акционированным государственным, коллективным и необщественным капиталом, добиваясь, чтобы акционерная система становилась главной формой системы общественной собственности. Наряду с этим надлежит настойчиво развивать и активно ориентировать необщественный сектор экономики.

Изменение основополагающей экономической системы и системы распределения способствовали соответствующим изменениям структуры социально-классовых прослоек Китая.

Прежде всего, претерпел изменения рабочий класс. Изменения рабочего класса заключаются преимущественно в следующем: во-первых, возросла численность, весьма высокого уровня достигли культурный уровень, структура познаний и целостные качества, все меньше становится рабочих, занятых физическим трудом, и все больше рабочих, занятых умственным трудом, и персонала, занятого в науке и технике, образовании, хозяйственном менеджменте. Во-вторых, если в прошлом рабочие трудились исключительно в секторе общественной собственности, то теперь они трудятся в секторах многообразных форм собственности, численность работающих на предприятиях необщественной собственности возрастает. В-третьих, формы занятости и ценностные представления служащих и рабочих также претерпевают непрерывную плюрализацию, протекает переход от единого распределения на работу, свойственного условиям плановой экономики, к свободному выбору занятости и свободному перемещению. В-четвертых, постепенно увеличивается разница в доходах между разными прослойками, разными группами внутри рабочего класса; вследствие реформирования госпредприятий и отраслевого регулирования некоторые служащие и рабочие освобождаются с постов, некоторые из них после освобождения с постов вновь трудоустраиваются, а некоторые переходят к индивидуальному хозяйствованию, либо к иным занятиям.

Далее, в классе крестьян также возникли перемены. Изменения крестьянского класса заключаются преимущественно в следующем: во-первых, китайские реформы начались в первую очередь с села, внедрение системы семейной подрядной ответственности, увязанной с результатами производства, повысило производственную активность крестьян, дало им возможность в полной мере развить собственную инициативу и творчество; во-вторых, быстрое развитие получили поселково-волостные предприятия, что повлекло наплыв крестьян-предпринимателей; в-третьих, постепенно увеличивается разрыв в доходах между жителями села и города, между крестьянами одного и того же района и между крестьянами разных районов; в-четвертых, на селе образовалась многочисленная излишняя рабочая сила, которая в массовом порядке перемещается в города, вступила в ряды ищущих работу, сформировала в рамках всей страны небывалое по масштабам мигрирующее население; в-пятых, вслед за снижением удельного веса сельского хозяйства в народном хозяйстве соответственно сократилась пропорция сельских тружеников в общем количестве рабочей силы страны; в-шестых, налицо сокращение темпов роста доходов крестьянства; у части крестьян (особенно, в западном регионе страны) жизнь сравнительно трудна.

3. В рядах интеллигенции также возникли перемены

В прошлом на протяжении весьма длительного периода интеллигенция в Китае ошибочно расценивалась как буржуазная интеллигенция. Соответственно с углубленным развитием реформы экономической системы прежний ошибочный курс трактовки этой прослойки как «буржуазной» был исправлен, социальное положение интеллигенции Китая весьма повысился. Было уточнено, что интеллигенция — суть работники умственного труда, важная составная часть рабочего класса, притом относительно высокая по культурным качествам его часть, распространительница передовых производительных сил. Изменения, которые претерпела интеллигенция, заключаются преимущественно в следующем: во-первых, часть интеллигенции и научно-технического персонала продолжает трудиться в правительственных учреждениях, ведомствах культуры, научно-исследовательских структурах, учебных заведениях и на госпредприятиях, сделавшись важным костяком реформирования всех перечисленных институтов; во-вторых, часть научно-исследовательских работников, управленцев и научно-технического персонала встали на путь закладки собственного дела сделавшись предпринимателями в негосударственных секторах экономики, либо управляющими кадрами акционерных предприятий — то есть, стали членами новой социальной прослойки; в-третьих, у части интеллигенции доходы невысоки, есть трудности и дело их материального обеспечения ждет своего совершенствования.

4. Возникло несколько новых социальных прослоек

В Докладе на XVI съезде Коммунистической партии Китая перечислено 6 новых социальных прослоек, а именно: прослойка создателей негосударственных научно-технических предприятий и технического персонала, прослойка лиц индивидуальной занятости, прослойка управленческо-технического персонала приглашенного на предприятия с зарубежным капиталом; лица, занятые в посреднических организациях; прослойка лиц свободных профессий. В настоящее время добавленная стоимость, полученная в необщественных секторах экономики, составляет одну треть ВВП.

Несмотря на то, что за время реформ и открытости в структуре социально-классовых прослоек Китая произошло немало перемен, рабочий класс по-прежнему представляет собой социально-классовую базу КПК, является в нашей стране правящим классом. Коренной курс КПК, выражающийся в том, чтобы всем сердцем и всеми помыслами опираться на рабочий класс, не претерпел изменений. Крестьянство является важной силой социалистической индустриализации Китая, важной массовой опорой КПК. Компартия Китая и правительство КНР уделяют большое внимание проблемам крестьянства, села и сельского хозяйства, настойчиво повышают культурные качества и жизненный уровень крестьянства, строят новое социалистическое село. Наряду с этим Компартия Китая и правительство КНР весьма внимательны к положению и роли новых социально-классовых прослоек начального этапа социализма, создают благоприятные условия для того, чтобы они полномерно развивали свою активную роль в модернизации страны, одновременно усиливая правильное ориентирование, укрепляя руководство соответственно закону, преодолевая свойственные этим прослойкам негативные черты, тем самым добиваясь активизации всех позитивных факторов во имя служения делу всестороннего построения в нашей стране среднезажиточного общества.

Ли Сингэн


Сравнительное исследование проблем коррупции в Китае и России

Китай и Россия — два соседа, на протяжении всей истории пути их социального развития были во многом сходны, хоть и были отличия, которые проявились в разных событиях. Это верно даже [и для времени] после распада Советского Союза в 1991 г., хотя теперь эти две страны имеют различные идеологии. Но есть много аспектов политических и экономических преобразований, сходных по содержанию. Один из них — коррупция, которая особо проявилась переходный период, со [всеми] ее особенностями. В данной статье рассматривается проблема коррупции в полном масштабе для двух наших стран, а также анализируются основы ее сравнительного анализа.

1. Обзор проблем Коррупции

В настоящее время и в Китае, и в России весьма острой проблемой является проблема коррупции. Хотя правительства [наших стран] предпринимают разнообразные меры призванные минимизировать последствия коррупции, данные статистики демонстрируют нам всю сложность ситуации.

Согласно данным динамики индекса восприятия коррупции за последние 10 лет в Китае и России сложилась крайне не благоприятная ситуация с уровнем коррумпированности.

Следует отметить, что показатели по России в динамике уменьшаются несколько быстрее, чем по Китаю, в 2005 индекс составил 2.4 балла и 128 место в мире. В Китае ситуация с показателями данного индекса не намного лучше — 78 место.

Последнее исследование Российского Демократического Информационного Фонда показывает, что ситуация с коррупцией в России очень сложная. В 2005 коррупция в России достигла 316 миллиардов долларов США. Средняя взятка чиновникам составила 135800 долларов США. Проявления коррупции заметны в системе образования, в здравоохранении, пенсионном обеспечении, при поиске места работы и найме на работу, в общении с госавтоинспекцией и в процессе делопроизводства в судах. Масштаб коррупции только в высшем образовании в 2005 достиг суммы в 583.4 миллиона американских долларов. В области здравоохранения масштаб взяточничества достиг объема в 401 миллион долларов США. В работе военкоматов объем взяток за возможность уклониться от воинской обязанности составил в 2005 г. 353.6 миллионов долларов США.

Согласно данным исследования Организации Объединенных Наций с июня по сентябрь 2004 г. более чем по 60 странам мировой средний уровень коррупции составил 10%, в то время как в России этот показатель в два раза выше и достигает уровня 21%. В апреле 2006 г. в  «Известиях» было опубликовано, что за последние пять лет один из любых трех человек вынужден был давать взятки. Размер взяток колеблется в пределах от 2000 до 7500 рублей. Средний размер взятки в России составляет 5048 рублей.

Коррупция в Китае, согласно данным статистики, также очень серьезная проблема. Согласно данным по деятельности Прокуратуры КНР органы надзора на всех уровнях в 1979-1982 гг. имели дело в общей сложности с 98225 случаями коррупции и взяточничества, в 1983-1987 гг. наметилось увеличение до 155000 случаев, в 1988-1992 гг. — до 214318 случаев, в 1993-1997 гг. — до 387352 случаев. За последние 18 лет по данным исследований коррупции и взяточничества средний ежегодный темп их роста составил 22%. Согласно статистике с октября 1997 по май 2002 органы надзора имели дело 78 миллионами проблемных случаев, а 780000 человек были подвергнуты дисциплинарным мерам партийной ответственности, в общей сложности было возвращено в казну более 30.1 миллиарда юаней. Согласно данным общенациональных расследований с 2001 до июля 2005 гг. в общей сложности было отмечено 152440 случаев расследования и 170087 случаев коррупции и взяточничества. В этот же период общие экономические потери государства [от коррупции] составили 18.96 миллиардов юаней. Некоторые экономисты указали, что потери связанные с коррупцией в Китае могут достигать уровня одного триллиона юаней, что составляет от 13% до 16.8% ВНП. Указанные случаи вскрытой коррупции является лишь вершиной айсберга. В действительности, проблема коррупции намного более серьезна чем полагают.

2. Особенности коррупции

В Китае и Россия есть много аналогичных черт коррупции.

Коррупция представляет собой как социально-политический, так и экономический аспект повседневной жизни. Коррупция в Китае и России встречается на всех уровнях, включая различные ведомства, правоохранительные органы, судебную власть, медицинские и образовательные учреждения, парламент, СМИ и в других областях.

Согласно данным Фонда ИНДЕМ последнее исследование показывает, что ситуация с коррупцией в России в 2001-2005 гг. ухудшалась. За последние четыре года объем коррупции в деловой сфере в России вырос более чем в девять раз — с примерно 33 до 316 млрд. долларов в год, в то время как средний размер взятки, которую российские бизнесмены дают чиновникам, составил 130 тысяч долларов. Эти цифры не включают коррупцию в высших эшелонах власти. В 2001 году российский коррупционный рынок был оценен в 33,5 миллиарда долларов. Объем рынка деловой коррупции рос примерно в четыре раза быстрее, чем доходы федерального бюджета. Коррупция возрастает ежедневно. Масштаб коррупции в высшем образовании, здравоохранении, исполнении воинской обязанности за последние годы указаны выше. В 2001 в России 50.1% жителей ежедневно сталкивались с коррупцией, а к 2005 г. эта цифра достигла 54.9%. В решении личных проблем в 2001 г.  25.7% жителей сталкивались с риском коррупции, а к 2005 г. эта цифра достигла достигла 35 %.

Согласно данным недавних исследований коррупция имеет несколько причин: (1) чисто экономическая причина, связанная с необходимостью принятия нужного бизнесу политического решения партийными и правительственными органами; (2) постоянные выплаты из заработной платы на «частные» нужды людей, принимающих решения; (3) подкуп и захват власти, чтобы создать благоприятные возможности управления финансовыми потоками и ускорить продвижение дел; (4) распространение «чеков без обозначения суммы» в партийных и правительственных учреждениях, академических и научных учреждениях и т. п.; (5) Общая атмосфера стремления к накопительству капитала любой ценой. Коррумпированные элементы преследуют цель достижения богатства посредством незаконного накопления капиталов, которые можно было бы направить на личные нужды. Некоторые коррумпированные элементы получают подобный доход от прямого участия в деле — получая акции, некоторые коррумпированные элементы ориентируются на незаконное распределение прибыли, сопровождаемое «отмыванием денег».

В новой ситуации в России изменилось и представление о коррупции. В дополнение к обычному взяточничеству в виде денег [в конверте] появились и новые формы взяток в виде оплаты командировок и путешествий за границу, гарантий доходных рабочих мест [чиновникам после ухода из госструктур], растраты денег из государственной казны. Процесс экономических преобразований многие правительственные чиновники используют для обогащения, участвуя в приватизации, операциях с землей, распределением кредитов и т. п., а также посредством долевого участия в деятельности компаний и распределении прибыли. Российские правительственные чиновники, злоупотребляющие своей властью, прибирают к рукам огромные суммы денег. Ранее при высокой инфляции они делали деньги на задержке заработной платы шахтерам, преподавателям, военным.

И в Китае коррупция приобретает новые формы. Во-первых, это прикрывательство законом ряда незаконных действий. Во-вторых, «интеллектуальная» коррупция, которая основывается уже не на простой жажде сиюминутной наживы, а базируется на использовании компьютерных и высоких технологий совершения преступлений. В-третьих, коррупция укрепляющая связь бизнеса и власти, которая год от года лишь укрепляется.

Географические особенности коррупции. Китай до недавних пор был страной с традиционной культурой и системой ценностей и не смотря на экономические перемены таковым во многом остается. Поэтому большую роль в коррупции играют родственные связи. Например, это проявляется в родственных связях в рамках государственных учреждений. На юго-востоке Китая, ориентированного на экспорт, есть свои особенности проявления коррупции, связанной прежде всего с бизнесом. На севере, где существует большое количество госпредприятий, проблемы коррупции связаны с эрозией государственных активов.

В России чем ближе к Москве, тем больше масштабы коррупции, например, уровень вскрытой коррупции (признания чиновников во взятках) в Волжском регионе составил 17 %, в Центральном Районе, на Северо-западе и Московская области — 19 %, 26 % и 53 % соответственно.

Некоторые российские правительственные чиновники принимают взятки от мафии, работая в сговоре с мафией. С начала переходного периода российская мафия продолжила развиваться и расти, осуществляя все более и более необузданную деятельность по накоплению огромных богатств. Одним из средств их деятельности является взяточничество. На различных уровнях власти были арестованы правительственные чиновники, которые служили прикрытием, например, в продаже оружия преступным синдикатам. Другие примеры: контрабанда наркотиков, ядерных материалов, «освобождение» от таможенных пошлин, от налогов, заключение выгодных государственных контрактов и т. п.

В Китае все это также имеет место. Существуют «особые отношения» полиции и воров, существует незаконный оборот наркотиков и бригады гангстеров, которые прикрываются правительственными чиновниками, местными органами общественной безопасности и судебными чиновниками.

В дополнение к этим чертам, есть некоторые существенные особенности  Китая, главные особенности:

1. Очень заметные случаи коррупции правительственных чиновников.

2. Случаи, связанные со злоупотреблением властью на местах при курировании деятельности различных учреждений, организаций, предприятий.

3. Явны факты коррупции связанные с обеспечением «особых» условий при управлении финансовыми потоками, в транспортировке сырье и управлении международными торговыми операциями, в области промышленности. Некоторые коррупционеры преследуют свои цели в сотрудничестве с иностранными бизнесменами, получая незаконную прибыль от сделок. Согласно данным Министерства торговли, обнародованным впервые: существует более чем 4000 коррумпированных чиновников [сделавших деньги в указанных сферах], а подконтрольный им оборот составил в общей сложности 50 миллиардов долларов США.

3. Причины коррупции

Коррупция Китая и России имеет несколько основополагающих причин.

Трудности переходного периода. Переход Китая от плановой экономики к рыночной проходил постепенно, постепенно осуществлялись и преобразования инфраструктуры рынка. Поэтому наша контролирующая система в основном продолжает оставаться старой, образца плановой экономики, что неизбежно приводит к несоответствию условий и возможностей. Кроме того, в процессе социально-экономических преобразований появились новые области экономической деятельности, типа рынка недвижимого имущества и фондовой биржи. И здесь соответствующая система контроля еще не установлена. Поэтому в этих новых областях уровень коррупции высок.

Россия начала «шоковую терапию», которая стала символом радикальных реформ. Эти реформы стремительно разрушили старую плановую экономическую систему, и на ее месте была установлена система рыночной экономики. Но, как показывает опыт развитых стран, развитие рыночной экономики — длительный процесс, который не может быть завершен в пределах короткого промежутка времени. Поэтому важно создать специфические формы контроля, препятствующие появлению коррупции в подобных условиях. Рыночный же хаос лишь порождает благоприятные возможности для индивидуального присвоения капиталов коррупционерами, которые используют возможности рынка и ситуацию с перераспределением различных ресурсов, преводящего к сверхобогащению.

Борьба с коррупцией ведется правительством неэффективно. В этой связи большую роль играют субъективные факторы. Когда правительство оказывается перед ситуацией повальной коррупции, антикоррупционным силам развиваться очень трудно. В России, например, такая же ситуация, коррупция повсюду, а бороться с ней некому. Объективная причина заключается в том, что существует много препятствий в [эффективной] борьбе против коррупции.

Отсутствие нужных законов и инструкций, о также отказ действовать в рамках существующего законодательства.

Правительство Китая инициировало больше чем 300 законов, инструкций, более 30000 правил, но из-за различных причин они не выполняются, или выполняются не во всем. Поэтому в выборе и назначении на должности важно правильное решение кадрового вопроса. Необходим партийный и правительственный контроль в этой сфере. Необходима реальная борьба с коррупцией вместо формальных операций в рамках системы.

Россия присоединилась к соглашению Организации Объединенных Наций о борьбе против коррупции. Было принято множество законов и инструкций, связанных с обузданием коррупции. Был специально инициирован антикоррупциеоный закон еще в ноябре 2001 года, в парламент он был представлен в 2002 году, а в 2005 году было инициировано его повторное рассмотрение. Такое затягивание развития законодательства не способствует антикоррупционной борьбе.

Этический аспект. В России долгое время существовал коммунистический кодекс этики, и он занимал доминирующее положение [в обществе и политической жизни]. После драматических изменений в Советском Союзе коммунистическая этика была отставлена в сторону, а новая система должна была исходить из морали и этики рынка. Под воздействием «демонстрационного эффекта» люди начали ориентироваться на жизненные стандарты развитых стран, где главным этическим принципом является высокий доход, поэтому стремление к его получению любой ценой привело к снижению моральных стандартов нашего общества в целом. Из-за давнишнего одностороннего акцента на национальных, коллективных интересах и игнорировании личных интересов сложилась обратная ситуация, которая привела к чрезвычайному эгоизму. Многие правительственные чиновники игнорируют интересы государства и коллективные интересы и действуют исходя из свои эгоистических устремлений. В Китае развитие этики и системы ценностей тоже столкнулись с проблемой регулирования. В переходный период этика нации была нарушена, многими было утрачено ощущение коллективизма, что и привело к снижению моральных стандартов.

Кроме названных выше причин коррупции в наших странах следует обратить внимание и на следующие.

Вялая реформа правительственных функций. Развитие рыночной экономики потребовало уменьшение государственного вмешательства в экономической жизни. В начале процесса формирования рыночной экономики плановая система лишь мешала развитию предприятий. Что и привело к коррупции среди китайских чиновников. Ведомства не могут монополизировать рыночные операции, а могут осуществлять лишь функцию макроконтроля и функции управления, наблюдения за рыночными операциями в соответствии с законом. Также они обязаны контролировать принадлежащие государству активы, чтобы гарантировать государство от потерь связанных с неэффективным их использованием. И если правительство будет заниматься своим делом, а частные предприятия – своим, то коррупцию можно будет значительным образом сократить.

Сверхконцентрация власти, недостаток контроля и механизмов сдерживания [коррупции]. В Китае, есть серьезные недостатки в структуре власти, власть носит все еще слишком концентрированный характер. Определенные признаки: патриархальность системы, проблемы продвижение кадров вверх [по управленческой иерархии], безволие чиновников. Можно сказать, что сверхконцентрация власти не ограничена системой кадров и структурой лидерства, что и создает благоприятные возможности для коррупции. И нет системы направленной на жесткий контроль полномочий [чиновников].

Проблема децентрализации управления в России. С 1991 в Советском Союзе, а в 1992, уже под лидерством Бориса Ельцина в политической жизни произошли перемены в направлении развития плюрализма мнений и становления рыночной системы. И президент имеет множество полномочий, а парламент слаб. Возникают трудности с соблюдением различных законов и инструкций. Исполнительная власть в переходный период не имела возможности обратить внимание на антикоррупционную политику, поскольку была занята преобразованиями в экономической сфере. Что создало благоприятные условия для коррупции во всех эшелонах бюрократического управления. При Путине страна осуществила переход к «управляемой демократии» с целью усиления центральной власти, что, правда, ослабило местную власть. Поэтому возникла дилемма — с одной стороны, необходимость усиления вертикали власти под строгим президентским контролем, с другой — рост коррупции и, как следствие, необходимость усиления контроля за ее распространением со стороны антикоррупционного комитета и иных структур.

В конечном счете, и Китай, и Россия стоят в начале длинного пути антикоррупционной борьбы и нуждаются в системе направленной на ее обуздание.

Дай Луньбин

Официальные марксисты КНР о современной России: Один комментарий

  1. Все эти «прелести» капитализма не удивляют. Это естественно для капитализма. Удручает то, как так называемые «коммунисты», отказываются от строительства Коммунизма, реставрируют капитализм (как случилось с СССР) и становятся маститыми поборниками капитализма (во всех его проявлениях и стадиях). Вот что угнетает. Как » коммунисты» превращаются в капиталистов/олигархов.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s