Ленин и Сталин о социалистическом планировании

Комментарий редакции СП

Вашему вниманию предлагается статья В. Куйбышева о теории научного планирования и планировании СССР, написанная в 1934 году. Прорывцами не раз заявлялось, что план строительства коммунизма, планы, подобные плану ГОЭЛРО, — составная часть программы коммунистической партии. «Прорывом» доказана необходимость ставить и решать вопросы конкретно, иметь предметный разработанный план коммунизма, а не наборы лозунгов и пожеланий в виде традиционных программ партий с коммунистическими названиями. В основе такой постановки задачи лежит диаматически осмысленная историческая практика строительства и поражения коммунизма в СССР. Однако не следует считать, что Подгузов понимает планирование не как Ленин или Сталин, чему убедительное доказательство представленная ниже статья Куйбышева.


В. Куйбышев, «Большевик» № 1 за 1934 г.

С величайшей теоретической глубиной и практической целеустремленностью Ленин разработал вопросы планирования в эпоху пролетарской диктатуры.

Ленинские статьи, речи и письма по вопросам планирования являются величайшим теоретическим сокровищем, определявшим и определяющим направление нашей большевистской плановой мысли. И чем большее значение с победой социализма приобретает план и организация плановой работы, чем больше растет и крепнет сила планирования, тем все ярче становится величие этого ленинского наследства по планированию.

Для Ленина дело планирования есть составная, неотъемлемая часть диктатуры пролетариата с ее волевой целеустремленностью к победе социализма над капитализмом, к развертыванию творческих способностей миллионных масс, разбивающих сопротивление классового врага и его оппортунистическую агентуру с их, по выражению Ленина, тысячами хитрейших форм сопротивления.

Важнейшие проблемы планирования были после смерти Ленина разрабо­таны т. Сталиным. Разоблачая «левых» и правых оппортунистов, мобилизуя партию на построение полного социалистического общества, т. Сталин отстоял ленинское наследство также и в области планирования. И т. Сталину, вождю и теоретику нашей большевистской партии, мы в первую очередь обязаны нашими достижениями в области дальнейшей разработки теории советской экономики, теории социалистического плана.

План построения социализма мыслим и возможен для Ленина только при диктатуре пролетариата. Диктатуру пролетариата Ленин всегда выдвигал на первое место и всегда требовал, чтобы при анализе трудностей переходной экономики действительные пролетарские революционеры исходили из особенностей диктатуры пролетариата.

«Крайне характерно, что у авторов тезисов, — писал Ленин в брошюре «О «левом» ребячестве», — нет ни звука о значении диктатуры пролетариата в экономической области жизни. Они говорят только об «организованности» и т. п. Но это признает и мелкий буржуа, чурающийся именно диктатуры рабочих в экономических отношениях. Пролетарский революционер никогда не мог бы в такой момент «забыть» об этом «гвозде» пролетарской революции, направленной против хозяйственных основ капита­лизма». Последовательно применяя учение Маркса и Энгельса о пролетарской диктатуре, Ленин внес новое в эту проблему.

«Новое у Ленина в этой области состоит в том, что: а) он обосновал возможность построения полного социалистического общества в стране диктатуры пролетариата, окруженной империалистическими государствами, при условии, что эта страна не будет задушена военной интервенцией окружающих капиталистических государств; б) он наметил конкретные пути экономической политики («новая экономическая политика»), при помощи которых пролетариат, имея в руках экономические командные высоты (промышленность, землю, транспорт, банки и т. п.), смыкает социализированную индустрию с сельским хозяйством («смычка индустрии с крестьянским хозяйством») и ведет, таким образом, все народное хозяйство к социализму; в) он наметил конкретные пути постепенного подвода и вовлечения основных масс крестьянства в русло социалистического строительства через кооперацию, представляющую в руках пролетарской диктатуры величайшее средство переделки мелкого крестьянского хозяйства и перевоспитания основных масс крестьянства в духе социализма».

После смерти Ленина его понимание диктатуры пролетариата и реали­зацию ленинского плана построения социализма в нашей стране отстоял в борьбе со всевозможным оппортунизмом великий соратник Ленина т. Сталин, подняв на новую высоту историческую роль и задачи диктатуры пролетариата.

Планировать советскую экономику мы начали с октября 1917 г. Установление пролетарской диктатуры есть вместе с тем и начало действия большевистского хозяйственного плана. Только представители канцелярско-бюрократических методов планирования могут считать началом планирования появление контрольных цифр 1925—1926 гг. Все ленинские работы периода первых лет пролетарской диктатуры проникнуты борьбой за план, за плановую организацию работ, за учет и контроль, за победу хозяйственного плана пролетарской диктатуры над мелкобуржуазной стихией, за плановую дисциплину, против партизанщины. Правда, единый хозяйственный план появился только в 1920 г. как результат работы ГОЭЛРО. Но и до этого плана все дело хозяйственного строительства базировалось на плановых мероприятиях. На повороте истории нашей социалистической революции Ленин вооружил партию планом новой экономической политики. Оппортунисты расценили ленинский план НЭПа как отступление, как отход от плана построения социализма, как сдачу плановых позиций мелкобуржуазной и капиталистической стихийности. Между тем Ленин неустанно повторял, что НЭП не есть уход от плана построения социализма, что НЭП меняет лишь подход к осуществлению наших государственных хозяйственных планов. Ленин требовал популяризации этого важнейшего, коренного положения о плане построения социалистического общества на путях НЭПа. Этот ленинский план НЭПа должен был определить методы и формы планирования в эпоху НЭПа. По поводу конспекта книги т. Кржижановского «Хозяйственные проблемы РСФСР и работы Госплана» Ленин писал: «Добавление, по-моему, необходимо: о новой экономической политике. По-моему, лучше бы это вставить (с разных сторон освещая место, значение, роль в общих рамках новой экономической политики) в отдельные главы. Почти в каждую главу можно (и должно, по-моему) добавить страничку, другую о том, что новая экономическая политика не меняет единого государственного хозяйственного плана и не выходит из его рамок, а меняет подход к его осуществлению».

Итак, план является ведущим началом и во время первой стадии НЭПа, ибо поскольку есть диктатура пролетариата, поскольку в руках пролетариата экономические командные высоты, постольку план диктатуры пролетариата определяет развитие вперед, несмотря на наличие некоторой свободы рыночных отношений.

Партия выполнила этот завет Ленина. Руководимая т. Сталиным, и имен­но благодаря этому руководству, партия не дала ни контрреволюционному троцкизму, ни правому оппортунизму заменить ленинский план НЭПа планом реставрации капитализма. Партия проводила те формы и методы планирования социалистической стройки, благодаря которым мы Россию НЭПовскую превратили в Россию социалистическую.

И если регулирование и планирование были основными рычагами диктатуры пролетариата в хозяйственном развитии страны в восстановительный период и в начале реконструктивного, то решающее значение (абсолютно господствующий характер) они приобрели при завершении фундамента социалистической экономики.

Волевой, директивный, мобилизующий, целеустремленный характер большевистских хозяйственных планов есть, по Ленину, их важнейшая содержательная черта. Между программой партии и планом хозяйственного развития должна быть самая тесная связь.

«Наша программа партии не может оставаться только программой партии. Она должна превратиться в программу нашего хозяйственного строи­тельства, иначе она негодна и как программа партии. Она должна дополниться второй программой партии, планом работ по воссозданию всего народного хозяйства и доведению его до современной техники… Мы, говоря о восстановлении земледелия, промышленности и транспорта, об их гармоническом соединении, не можем не говорить о широком хозяйственном плане».

Этим ленинским заветом по планированию социалистического строитель­ства партия руководствуется. Устами вождя нашей партии т. Сталина партия большевиков заявляла на своих партийных съездах, что «наши планы есть не планы-прогнозы, не планы-догадки, а планы-директивы, которые обязательны для руководящих органов и которые определяют направление нашего хозяйственного развития в будущем в масштабе всей страны».

И это проводилось в жизнь с железной большевистской настойчивостью. План диктатуры пролетариата на всех этапах развития социалистического строительства разрабатывался под непосредственным руководством партии, выражая политику партии.

Анализируя значение плана электрификации, Ленин на этом примере подчеркивает неизбежность уточнения, изменения плана в ходе его практического осуществления.

«Эта программа партии не будет так неизменна, как наша настоящая программа, подлежащая изменению только на съездах партии. Нет, эта программа каждый день, в каждой мастерской, в каждой волости будет улучшаться, разрабатываться, совершенствоваться и видоизменяться».

В этом именно смысле Ленин и говорил, что «всякий план есть мерило, критерий, маяк, веха».

Партия выполняла и выполняет ленинский завет. Творческое осуществле­ние его демонстрировал Центральный комитет нашей партии, когда т. Сталин докладывал XVI съезду партии о ходе выполнения первого пятилетнего плана. «Могут сказать, что, меняя так основательно наметки пятилетнего плана, ЦК нарушает принцип планирования и роняет авторитет планирующих органов. Но так могут говорить только безнадежные бюрократы. Для нас, для большевиков, пятилетний план не есть нечто законченное и раз навсегда данное. Для нас пятилетний план, как и всякий план, есть лишь план, принятый в порядке первого приближения, который надо уточнять, изменять и совершенствовать на основании опыта, мест, на основании опыта исполнения плана. Никакой пятилетний план не может учесть всех тех возможностей, которые таятся в недрах нашего строя и которые открываются лишь в ходе работы, в ходе осуществления плана на фабрике, на заводе, в колхозе, в совхозе, в районе и т. д. Только бюрократы могут думать, что плановая работа заканчивается составлением плана. Составление плана есть лишь начало планирования. Настоящее плановое руководство разверты­вается лишь после составления плана, после проверки на местах, в ходе осуществления, исправления и уточнения плана».

Гениальный диалектик, для которого практическая борьба всегда была тесно связана с широкой революционной перспективой, Ленин и в плановой работе требовал сочетания в планировании текущих задач с перспективными задачами нашего развития.

Нужны хозяйственные планы, планы, рассчитанные на длительный период, с быстрыми темпами их осуществления. «Нельзя работать, не имея плана, рассчитанного на длительный период и на серьезный успех».

«Следя за опытами науки и практики, на местах нужно стремиться не­уклонно к тому, чтобы план выполнялся скорее, чем он назначен, для того, чтобы массы видели, что тот долгий период, который нас отделяет от полного восстановления промышленности, опыт может сократить. Это зависит от нас. Давайте в каждой мастерской, в каждом депо, в каждой области улучшать хозяйство, и тогда мы срок сократим. И мы его сокращаем. Не бойтесь планов, рассчитываемых на долгий ряд лет: без них хозяйственного возрождения не построишь, и давайте на местах налегать на их выполнение».

Итак, нам нужны «широкие хозяйственные планы», «планы, рассчитывае­мые на долгий ряд лет». И в то же время Ленин подчеркивает необходимость максимального внимания к текущим вопросам. Так например при внесении в СТО проекта постановления об общеплановой комиссии Ленин в специальном письме ко всем членам СТО особо выделяет вопрос о наиболее полном учете наличных условий конкретной экономической действительности.

«Хозяйственные задачи первой очереди, и в особенности те, которые должны быть осуществляемы в ближайший срок, в частности в течение1921 года, должны быть разработаны общеплановой комиссией или ее подкомиссией наиболее детально, с полным учетом наличных условий конкретной экономической действительности».

Окончание гражданской войны перенесло центр внимания партии и правительства на хозяйственную работу с ее первой стадией — задачей восстановления народного хозяйства до довоенного уровня.

Единственный, кто кроме Ленина по-настоящему оценил план ГОЭЛРО, был Сталин. Тов. Сталин встает перед нами во весь рост проницательного вождя, когда мы перечитываем его поистине гениальное письмо к Ленину от марта 1921 года.

«Последние три дня, — пишет т. Сталин, — я имел возможность прочесть сборник «План электрификации России»… Превосходная, хорошо составленная книга. Мастерский набросок действительно единого и действительно государственного хозяйственного плана без кавычек. Единственная в наше время марксистская попытка подведения под советскую надстройку хозяйственно отсталой России действительно реальной и единственно возможной при нынешних условиях технически производственной базы. Помните прошлогодний «план» Троцкого (его тезисы) «хозяйственного возрождения» России на основе массового применения к обломкам довоенной промышленности труда неквалифицированной крестьянско-рабочей массы (труд. армии). Какое убожество, какая отсталость в сравнении с планом ГОЭЛРО. Средневековый кустарь, возомнивший себя ибсеновским героем, призванным «спасти» Россию сагой старинной… А чего стоят десятки «единых планов», появляющихся то и дело в нашей печати на позор нам, — детский лепет приготовишек… Или еще: обывательский «реализм» (на самом деле маниловщина) Рыкова, все еще «критикующего» ГОЭЛРО и по уши погрязшего в рутине.

Мое мнение:
1) Не терять больше ни одной минуты на болтовню о плане;
2) начать немедленный практический приступ к делу;
3) интересам этого приступа подчинить по крайней мере 1/3 нашей работы (2/3 уйдет на «текущие» нужды) по ввозу материалов и людей, восстановлению предприятий, распределению рабочей силы, доставке продовольствия, организации баз снабжения и самого снабжения и пр.
4) Так как у работников ГОЭЛРО при всех хороших качествах все же нехватает здорового практицизма (чувствуется в статьях профессорская импотентность), то обязательно витать в «плановую комиссию» к ним людей живой практики, действующих по принципу «исполнение донести», «выполнить к сроку» и проч.».

Борьба Ленина в период разработки плана ГОЭЛРО за единый хозяй­ственный план, за научную выработку единого государственного плана всего народного хозяйства, против литературщины и пустейшего говорения по поводу планов, против схоластики, комчванства и высокомерно-бюрократического невнимания к живому делу есть образец ленинского стиля в плано­вой работе.

Статья Ленина «Об едином хозяйственном плане», написанная в 1921 г., есть крупнейший документ в ленинском наследстве по вопросу методологии планирования. На характеристике рассуждений критиков плана ГОЭЛРО Ленин демонстрировал болезни планового фронта.

«Мы дали государственное задание, мобилизовали сотни специалистов, получили в десять месяцев… единый хозяйственный план, построенный научно. Мы имеем законное право гордиться этой работой; надо только понять, как следует ею пользоваться, и именно с непониманием этого приходится теперь вести борьбу».

Ленин требует конкретного практического анализа хода выполнения планов, изучения фактов, цифр и отчетов, анализа планового практического опыта и точных указаний о том, что такую-то конкретную ошибку надо конкретно исправить так то.

«Суть дела в том, что у нас не умеют ставить вопроса и живую работу заменяют интеллигентским и бюрократическим прожектерством… Дельный экономист, вместо пустяковых тезисов, засядет за изучение отчетов, цифр, данных, проанализирует наш собственный практический опыт и скажет: ошибка там-то, исправлять ее надо так-то. Дельный администратор, на основании подобного изучения, предложит или сам проведет перемещение лиц, изменение отчетности, перестройку аппарата и т. п. Ни того, ни другого делового и дельного подхода к единому хозяйственному плану у нас не видишь».

Как актуальны эти ленинские мысли сейчас, когда партия объявляет беспощадную войну любителям канцелярско-бюрократических методов планирования!

Эти ленинские принципы составления единых хозяйственных планов вне­дрял в сознание партии т. Сталин. Продуманность, научную обоснованность, предусмотрительность, безошибочность при составлении хозяйственных планов — вот за что призывал по-большевистски драться т. Сталин.

«…От нас требуется особая осмотрительность и прозорливость при строительстве. Поэтому мы здесь должны руководить хозяйством в плановом порядке так, чтобы просчетов было меньше, чтобы наше руководство хозяйством было архипрозорливым, архипредусмотрительным, архибезошибочным».

Планирование социалистического строительства может быть успешным лишь тогда, когда в нем принимают участие опыт миллионов, практика трудящихся масс, их пафос строительства социализма, когда оно сопровождается борьбой против бюрократического шаблонизирования.

«Надо бороться против всякого шаблонизирования и попыток установ­ления единообразия сверху, к чему так склонны интеллигенты. С демократическим и социалистическим централизмом ни шаблонизирование, ни установление единообразия сверху не имеет ничего общего. Единство в основном, в коренном, в существенном не нарушается, а обеспечивается многообразие в подробностях, в местных особенностях, в приемах подходах к делу, в способах осуществления контроля, в путях истребления и обезврежения паразитов (богатых и жуликов, разгильдяев и истеричек из интеллигенции и т. п.)» (Ленин).

Ленин настойчиво повторял это положение каждый раз, когда он воз­ращался к вопросам планирования и управления социалистическим строительством. И партия руководилась этими мыслями ленинского гения.

Плановая работа может быть успешна только в том случае, если ею во всех ее звеньях руководит партия. Разоблачая троцкистскую клевету на роль партии в руководстве делом планирования, т. Сталин на XV съезде партии констатировал в качестве одного из самых серьезных достижений то обстоятельство, что партийные организации усилили свое руководство плановой работой.

«…Что парторганизации стоят во главе хозяйственного строительства, — говорил т. Сталин, — а не в хвосте его, — это такой в глаза бьющий факт, отрицать который решатся разве только слепые или умалишенные. Уже тот факт, что мы решились поставить на этом съезде вопрос о пятилетнем плане хозяйственного строительства, уже этот факт говорит о том, что партия продвинулась далеко вперед в деле планового руководства нашим хозяйственным строительством как на местах, так и в центре. Иные думают, что тут нет ничего особенного. Нет, товарищи. Это есть нечто особенное и важное, которое должно быть отмечено. Ссылаются иногда на американские, на германские хозяйственные органы, которые будто бы также в плановом порядке руководят народным хозяйством. Нет, товарищи, этого еще не добились и не добьются там, пока существуют там капиталистические порядки».

По всем коренным плановым вопросам партия под руководством т. Ста­лина разбивала сопротивление буржуазной агентуры. Под руководством т. Сталина продолжал крепнуть плановый фронт и вооружаться большевистской непримиримостью по отношению ко всем чуждым вылазкам, откуда бы они ни шли.

Ленин — организатор плановых органов, давая общие принципиальные указания, он с величайшей конкретизацией определял текущие и перспективные их задачи, объем работы, постановку дела статистики, проверку выполнения планов. Ленин особенно заботился об изучении плановых документов с мест. Ленинская серия писем Кржижановскому об организации Госплана и технике его плановой работы поражает точностью, конкретностью, политической действенностью, требованием создать четко работающий на научных основах плановый аппарат.

Борьбу за ликвидацию параллелизма в работе между центральными руководящими хозяйственными и планирующими организациями, за полнейшую согласованную между ними работу с особой яркостью Ленин выразил в своем письме по поводу проекта «Наказа СТО».

«Вам должны были, — писал Ленин Кржижановскому, — послать проект «Наказа С. Т. О.» Обдумайте сами (и президиум —- а посвятить надо всех членов Госплана) с двух точек зрения:

а) есть там вопросы Вашего «ведомства»: электрификация и местные органы Госплана. Тут необходим детальный разбор и изучение всеми вами, дабы уточнить и пополнить список вопросов детальных.
б) Остальное неведомственное для Госплана, но многое по сути дела Госплана касается».

Итак, в высказываниях Ленина мы имеем все необходимые указания о плане: план как важнейшее и решающее орудие диктатуры пролетариата, большевистская партийность планов, директивный характер наших планов и их научная обоснованность, сочетание в плановой работе перспективных задач с текущими, составление плана как начало планирования, курс на перевыполнение планов, опыт практики миллионов и их участие в плановой работе, требование четкости в работе плановых органов и пр. Эти указания Ленина отстоял в дальнейшем гениальный преемник его т. Сталин, сумевший на основе этих указаний поднять на новую высоту задачи планирования.

К XVII партийному съезду партия идет с программой великих работ, которые всему миру еще раз демонстрируют превосходство нашей социалистической системы над системой капиталистического мира, системой кризиса, голода, нищеты, безработицы и разрушительных войн. И торжествующей музыкой диктатуры пролетариата звучит программа второй пятилетки, данная в опубликованных тезисах к XVII съезду партии. К этому великому историческому итогу мы пришли на основе выполнения ленинских заветов.

На II съезде советов (январь 1924 г.) т. Сталин формулировал завет ушедшего от нас Ленина по вопросу о диктатуре пролетариата: «Уходя от нас, тов. Ленин завещал нам хранить и укреплять диктатуру пролетариата. Кля­немся тебе, тов. Ленин, что мы не пощадим своих сил для того, чтобы выполнить с честью и эту твою заповедь». И этот ленинский завет мы выполнили.

В итоге первой пятилетки решена проблема «кто кого» и в городе и в деревне, решена в пользу социализма окончательно и бесповоротно. Этим самым мы сохранили и укрепили диктатуру пролетариата. Эта задача укрепления мощи диктатуры пролетариата стоит перед нами и во второй пятилетке, чтобы окончательно развеять в прах остатки капиталистических элементов, окончательно ликвидировать капиталистические элементы и классы вообще и превратить всех трудящихся в активных и сознательных строителей бесклассового социалистического общества.

Успешное выполнение первого пятилетнего плана могло иметь место только потому, что партия руководила его составлением и осуществлением. Мы можем с гордостью сказать: период разработки и выполнения первого пятилетнего плана является периодом, доказывающим, что партия подняла дело планирования на большую высоту. Партия бдительно относилась ко всяким проектировкам, она отвергла ряд вариантов, носивших явные следы чуждых классовых влияний. Таковыми были: «Пятилетка металлургической промышленности» — инж. Гартмана, «Пятилетка транспорта на 1923—1924, 1927—1928 гг.»—Неопалихина, «Перспективы развития промышленности на 1922 — 1923 и 1927 —1928 гг.»—инж. Калинникова, «Основы перспективного плана развития сельского хозяйства за период 1923—1928 гг.» — труды земплана РСФСР, «Пятилетка особого совещания по воспроизводству основного капитала государственной промышленности» (ОСВОК), «Гипотезы развертывания отдельных отраслей промышленности 1925—1926 и 1929—1930 гг.» и некоторые другие варианты, представленные чуждыми пролетариату людьми.

Все эти варианты стремились умалить, затушевать, скрыть, снизить наши исключительные возможности. Они требовали политики крохоборчества и минимализма. И с этой установкой на минимализм стояли в одной шеренге вредители, троцкисты и правые оппортунисты. Как известно, партия разгромила все эти установки и приняла на XVI партконференции план, на выпол­нение которого были мобилизованы широчайшие массы.

За истекший без Ленина период мы имеем широко развернувшееся социалистическое соревнование. Планирование стало делом миллионных масс.

Благодаря тому, что наши планы есть родное дело самих трудящихся, открываются в ходе выполнения плана новые исключительные возможности. Тов. Сталин в ходе выполнения пятилетки разъяснял, что составление пятилетнего плана, как и всякого плана, есть начало планирования, и он требовал, чтобы все скрытые возможности выявлялись на каждом участке хозяйственной работы. Партия это выполнила. Первый пятилетний план выполнен в 4 года, а в отдельных отраслях—в 3 и 31/2 года.

В эпоху разработки плана ГОЭЛРО Ленин жесточайшим образом обру­шился, с одной стороны, на тех, кто боялся широких хозяйственных планов, а с другой стороны, на тех, кто недооценивал всей важности планирования текущих, повседневных дел. Этот ленинский завет борьбы мы с честью выполнили. Партия отвергла предложение правых оппортунистов, которые предлагали не вырабатывать пятилетнего плана индустриализации, а заменить его двухлеткой развития сельского хозяйства. Партия подготовила уже второй пятилетний план. И наряду с этим общее содержание нашей плановой деятельности дополняют квартальные планы, ежемесячные планы по ряду отраслей и повседневное руководство выполнением плана на всех участках народного хозяйства.

В период разработки плана ГОЭЛРО Ленин с большевистской непримиримостью клеймил тех, кто пытался технико-экономическую обоснованность плана подменить бюрократическим изобретательством.

Неудачные статьи, появившиеся по поводу плана ГОЭЛРО, Ленин называл «литературщиной», а план ГОЭЛРО ставил как образец и пример действительно научно-обоснованного планирования. В приведенном выше письме т. Сталина к Ленину по поводу плана ГОЭЛРО мы видим, что т. Сталин был соратником Ленина в борьбе за научную обоснованность составляемых планов, и под его руководством мы после Ленина продолжали эту ленинскую традицию, доказательством чего может служить та армия научно-исследовательских институтов, инженеров, профессоров, академиков, ученых, которые были привлечены для разработки как первого, так и второго пятилетнего плана. Будет время, говорил т. Ленин, когда на наших съездах и конференциях будут выступать не только политики, но и ученые, академики и т. д. Это время уже давно наступило. Достаточно сказать, что к работе над вторым пятилетним планом были привлечены лучшие научные силы нашего Союза: Академия наук, 200 научно-исследовательских институтов, более чем 300 крупнейших специалистов ведущих отраслей научно-технической мысли, виднейшие ученые страны.

Научность планирования не определяется однако только тем, что к разработке плана привлекаются лучшие ученые, лучшие инженеры, техники. Научность планирования обеспечивается еще и тем, что в каждом звене хозяйственной системы должны иметься знающие свое дело специалисты.

Партия выполняет ленинский завет в этом отношении и тем, что она по-большевистски взялась еще в первой пятилетке за создание производственно-техни­ческой интеллигенции из рабочего класса и продолжает это во второй пятилетке. Диктатура пролетариата создает теснейшую связь между наукой и практикой социалистического строительства. Нигде, ни в одной стране, наука не пользуется такой поддержкой, как в Стране советов. Последнее постановление Центрального комитета партии и ЦИК СССР о передаче Академии наук в ведение Совнаркома СССР свидетельствует о стремлении к достижению еще более полной связи Академии наук с практикой социалистического планирования Госплана и наркоматов. И это в то время, когда в Германии, где наука и техника достигли очень высокого уровня, теперь поощряется культ уничтожения науки и техники и лозунг «наука и техника — общественное зло» есть официальный лозунг национал-социалистской Германии.

Победа социализма значительно расширила базу планирования. Второй пятилетний план показывает, что системой планирования мы пошли настолько далеко вширь и вглубь, что буквально не оставляем ни одного участка хозяйственной, культурной и научно-исследовательской работы вне плана и планирования. Второй пятилетний план серьезно отличается в этом отношении от первого пятилетнего плана. Второй пятилетний план охватывает не только крупную промышленность, но дает конкретные расчеты развития всей промышленности нашего Советского союза. Это значит, что развитие всей промышленности определяется нашим разработанным планом. Второй пятилетний план отличается от первого также и по кругу технико-экономических показателей. В соответствии с задачей завершения технической реконструкции народного хозяйства второй пятилетний план построен на основе гораздо более широкого круга технико-экономиче­ских показателей, на основе которых определены расчеты по количеству, качеству и себестоимости продукции наших хозяйственных отраслей. Второй пятилетний план полнее охватил все отрасли нашего социалистического сельского хозяйства и все виды нашего социалистического транспорта.

За истекшие десять лет выросло внутризаводское планирование как база всего нашего планирования. Несмотря на молодость наших колхозов, мы имеем рост внутриколхозного планирования. Тов. Сталин со всей остротой поставил вопрос о том, что не может быть колхоза без хорошего плана. Партия приняла все меры к тому, чтобы планирование внутри колхозов поднять на должную высоту. Внутризаводской и внутриколхозный планы должны стать основой нашего планирования, основой выполнения всех показателей плана и укрепления хозрасчета.

Участие масс в осуществлении наших планов — это вернейший залог успешности их выполнения. Тов. Сталин в яркой, красочной форме выразил эту мысль, говоря, что планы — это мы с вами, живые люди, это миллионы рабочего класса, это ударники социалистического строительства, охваченные пафосом строительства. И сейчас можно добавить, — это новые ударники периода второй пятилетки, охваченные пафосом освоения новой техники.

Правиль­ная политика партии обеспечила возможность такого энтузиазма в широких массах, что выдвигавшиеся планы не только принимались, но сами массы выдвигали встречные планы, демонстрируя этим, что планирование и выполнение планов есть их кровное дело. Массы корректируют наши планы, вносят поправки, ускоряют темпы, давая образцы трудового героизма. На этой основе могла быть выдвинута замечательнейшая формула т. Сталина, формула, действительно открывающая эпоху в истории человеческого общества и общественного труда: труд в СССР является делом чести, делом доблести, геройства и славы.

Какая страна может, подводя итоги, привести хоть сколько-нибудь напоминающее то, что имеет место в нашем плановом хозяйстве? Щедро оплачиваемые блюдолизы буржуазии мечтают о плане и планировании. Тема о плане, о «пятилетке» стала модной темой в мире буржуазных экономистов, увеличивая арсенал цветистых фраз и громких слов. Но возможность планирования завоевана диктатурой пролетариата. План принадлежит нам! Капитализму же принадлежит анархия, кризис, безработица, голод и нищета. Наши планы дают расцвет производительных сил, в то время как по ту сторону нашей границы происходит разрушение их.

Однако, каковы бы ни были наши успехи в деле плановой работы на основе указаний Ленина и Сталина, мы, как большевики, не должны забывать и о своих недостатках. Поэтому, подводя итоги выполнения ленинских заветов в области планирования, мы должны указать и на имеющиеся недостатки в области планирования, в области построения плановых органов, чтобы их в кратчайший срок ликвидировать. Борьба за внедрение хозрасчета во всех звеньях нашей социалистической экономики, борьба за усиление плановой финансовой дисциплины, борьба за дальнейшее укрепление советского рубля продолжает оставаться нашей важнейшей задачей. Решение этой задачи должно быть обеспечено качеством работы системы плановых органов, качеством работы армии плановых работников.

Предпринимаемая партией система организационных мероприятий для усиления работы советского и хозяйственного аппарата так, как того требует современная обстановка, направлена к тому, чтобы по-большевистски заста­вить его работать в условиях новых задач. Эта перестройка полностью распространяется также и на систему плановых органов.

Этот план мероприятий сводится к тому, чтобы ликвидировать функционалку в работе, перестроить аппарат по производственному принципу, сократить промежуточные звенья, продолжать сокращение штатов, обеспечить фактическую личную ответственность руководителей за поручаемое им дело и сосредоточить гораздо больше внимания на проверке исполнения. Этот план мероприятий своим острием должен быть направлен против канцелярско-бюрократических методов в работе плановых органов.

Предпринимаемая партией организационная перестройка советского аппарата есть прямое продолжение выполнения ленинских заветов в области построения аппарата применительно к задачам периода второй пятилетки. Совершенно очевидно, что в периоде второй пятилетки, когда планом охвачены все участки нашей хозяйственной и культурной работы, четкая работа аппаратов, четкое, конкретное оперативное руководство решают судьбу планов. Перед плановым фронтом стоят еще важнейшие задачи по дальнейшей разработке тех частей второго пятилетнего плана, которые на данной стадии еще не закончены или не разработаны в достаточно полном виде. Это прежде всего относится к отдельным техническим проблемам, к вопросам качественных показателей. Наконец не надо забывать, что разработка пятилетки на местах только начинается.

Партия доказала умение вдохновлять массы, вести их в бой и решать труднейшие задачи социалистического строительства. И в 10-летнюю годовщину смерти Ленина, руководимые его великим преемником т. Сталиным, мы можем сказать его же словами о новых задачах социалистического планирования: «Уж мы, большевики, можем поручиться за то, что, взявшись зa решение задачи, задачу решим».