Причины бедности и заблуждения о них

«Кто виноват и что делать?» — сколько лет эти два вопроса терзают душу русского человека! В экономический рост России не верят, пожалуй, даже оптимисты, они надеются, что падение цен на нефть отразится не столь болезненно на уровне жизни народа. Россияне беднели всегда; ошибочно думать, будто в т. н. «тучные» годы, когда капиталисты, стремительно превращающиеся в империалистов, избрали себе молодого и энергичного вождя — В. Путина, процесс обнищания населения прекратился. Просто российский капитализм из свободно-рыночной стадии перешел в государственно-монополистическую, образовался мощный финансовый капитал, вследствие чего населению стали доступны дешевые потребительские кредиты. Но мы должны понимать, что потребительские кредиты не только не обеспечивают благосостояние населения, а напротив, приводят к закабалению широких масс и, в конечном счете, к еще более громадному разорению, что мы и можем сейчас наблюдать. Кроме того, капиталисты осознали, что выгодно прикармливать т. н. «рабочую аристократию», чтобы держать в подчинении остальных рабочих.

Итак, Россия стремительно движется к новому витку кризиса. Если до этого еще удавалось отмахнуться от темы обнищания населения, то теперь данная тема встает во весь рост. Но перейдем к конкретике. Один относительно популярный блогер, А. Нальгин, позиционирующий себя как «непредвзятый аналитик», который «дружит с деньгами и головой», на своей страничке пишет следующее:

«Информационная служба ОРТ провела опрос среди россиян на тему, сколько им нужно денег, чтобы не чувствовать себя бедными. В среднем получилось 27 тыс. 991 рубль в месяц на человека. Это три официальных прожиточных минимума. Самые большие притязания — у жителей Москвы, Камчатки, Сахалина, Алтая: им требуется от 40 до 50 тысяч в месяц. Дорого обходятся продукты и услуги ЖКХ. В Калуге, Санкт-Петербурге, Кемерово, Калининграде планка скромнее: всего 30-40 тысяч рублей ежемесячно.

Если сравнить эти цифры с зарплатами, получится совсем грустно. Например, среднероссийская медианная заработная плата в прошлом году составила порядка 25 тыс. руб. в месяц. Для Москвы этот показатель находится на уровне 50 тыс. руб. Иными словами, более половины россиян — и почти половина москвичей — гарантированно обречены на бедность [подчеркнуто мною – Р. О.].

Допустим, вычислять линию нищеброда по данным социологических опросов — не вполне научно. Что ж, строгая наука предлагает в дополнение к официальному абсолютному методу исчисления черты бедности использовать относительный подход, основанный на медианном доходе. В его рамках строится общее распределение доходов в обществе, затем ищется точка, которая делит его на две равные части по уровню доходов. Эта медиана показывает типичный стандарт жизни для социума в данный момент времени. И дальше можно определить, кто в силу своих доходов может его поддерживать, а кто — нет (обычно черта бедности проводится на уровне 60-70% от медианного дохода).

Здесь цифры ещё скромнее. Росстат определяет медиану по душевым доходам на уровне 23 тыс. руб. в месяц. Социологи проводят её сильно ниже — в районе 15 тыс. руб. на душу населения, а черту бедности — на уровне 11 тыс. руб. Но в любом случае оказывается, что в России около 30% составляет неблагополучное население с доходами на четверть ниже медианного, около 40% — средняя группа, и, наконец, еще около 30% — относительно благополучные слои, чьи доходы выше медианы как минимум на четверть.

Но такая довольно высокая плотность распределения доходов означает лишь одно. Примерно 70% населения России живёт либо за чертой бедности, либо на её грани. Поскольку любое дуновение ветерка в экономике с лёгкостью переводит почти бедных в бесспорно бедные…

Конечно, здесь бедность — понятие относительное. Деды и вовсе сказали бы зажрались. Потому что у русских бедных есть квартира или дом в собственности (хвала коммунистам, понастроившим жилья, и либералам, позволившим его бесплатно приватизировать)».

А вот здесь наш «непредвзятый» аналитик обнажил свою буржуазную партийность! Во-первых, покажите мне хотя бы одного «деда», который считает, что в России кто-то зажрался, кроме олигархов и их ближайших прихлебателей! Во-вторых, г. аналитик, как видно, запамятовал, что этих самых дедов, т. е. пенсионеров, либералы, которым он предлагает сказать спасибо, обрекли на голодную смерть, разграбив советский пенсионный фонд! А сколько стариков выкинули из их приватизированных квартир?.. Бумажка о приватизации, которой так кичится буржуазный аналитик, не спасает человека ни от судебных приставов, выселяющих его за банковский долг, ни от отключения коммунальных услуг в случае неуплаты. Вообще, представьте себе степень ущербности данного индивида, если у него в голове между бесплатным предоставлением жилья коммунистами и либеральной приватизацией жилья стоит знак равно!

«Кроме того, имеется и стандартный набор бытовой техники — холодильник, стиралка, телевизор, пылесос, компьютер и айфон. А у некоторых — ещё и автомобиль. Но при этом качество жизни сильно уступает стандартам среднего класса в развитых странах. По этим цивилизованным меркам россияне — типичные нищеброды».

Похоже г. аналитик не в курсе, что все блага цивилизации, все эти холодильники, стиралки, компьютеры и айфоны, приобретаются так называемым «средним классом» – как на Западе, так и в России – исключительно через потребительский кредит? Между прочим, как сообщает Парламентская газета:

«По данным Объединённого бюро кредитных историй, более 60 процентов работающих граждан России выплачивают кредиты банкам. Эксперты связывают высокую закредитованность с падением заработных плат. За 2016 год число россиян, взявших кредиты, выросло на два миллиона человек. В ряде субъектов заёмщиками выступают почти все жители региона».

Заметим, однако, что зарплаты не падают, как спелые яблоки, их умышленно снижают. Вообще, заработной платы, т. е. оплаты труда при капиталистической экономике не существует, на самом деле существует оплата специфического товара, которым владеют пролетарии, а именно — рабочая сила, или способность к труду. Стоимость же рабочей силы составляет минимум товаров и услуг, необходимый для восстановления и воспроизводства рабсилы. Денежное выражение этой стоимости, то есть цена, называется заработной платой, чтобы наемные работники считали ее платой за работу.  Обыкновенно, нам внушают, что падение зарплат связано с инфляцией, этой экономической чумой, однако, что есть инфляция? Инфляция — это, якобы обесценивание денег, утрата их покупательной способности, однако на самом деле инфляция — это, главным образом, обесценивание стоимости рабочей силы. Деньги есть товар-эквивалент, который представляет собой абстрактный человеческий труд. Конечно, как всякий товар, деньги могут утрачивать величину своей стоимости, но причина этого не в инфляции как таковой. Чтобы избавиться от денежного фетиша, представим такую условную формулу: 10 часов труда = 10 кг картофеля. В один прекрасный день человек приходит в магазин и узнает, что теперь за свои 10 часов труда может получить лишь 5 кг картофеля, что это значит? Это значит, стоимость его рабочей силы обесценилась; денежные знаки, которые ему выдали в качестве зарплаты, как содержали 10 часов труда, так и продолжают содержать, только теперь оплачена еще меньшая часть из этих 10 часов труда. Таким образом капиталисты выжимают из рабочих все большую и большую прибавочную стоимость; следовательно, инфляция не только не вредит буржуазной экономике в целом и крупным капиталистам в частности, но и способствует еще большему обогащению классу эксплуататоров. Колебание же числа денежной массы по отношению к числу товаров не имеет того принципиального значения, которое ему придают буржуазные экономисты.

Но вернемся к опусу г. аналитика:

«Другой феномен российской бедности заключается в том, что честный труд, полная занятость не даёт выйти из неё. Практически на государственном уровне заложена ситуация, когда человек работает, но всё равно остаётся в бедности».

Как резонно подметил один из комментаторов: «70% занятых работают в частном секторе, это государство запрещает предпринимателю Иванову платить нормальную зарплату работнику Сидорову?». Интерес капиталиста — как можно меньше тратиться на стоимость рабочей силы, а при удобном случае и вовсе обмануть своих работников, не заплатив им ничего.

«На Западе такое встречается довольно редко, там занятость как правило переводит человека в нижнюю границу среднего класса. И это почва для конфликта, потому что в российском восприятии ситуация, когда человек честно трудится, но еле сводит концы с концами, нелегитимна и несправедлива».

Как видно, для нашего «непредвзятого» аналитика Запад представляется чем-то вроде остаповского Рио-де-Жанейро, где все поголовно ходят в белых штанах! Так значит, на Западе «занятость как правило переводит человека в нижнюю границу среднего класса»? Это ложь. Возьмем такую респектабельную европейскую страну, как Германия:

«…за последние десять лет в Германии на миллион человек увеличилось число занятых на двух работах: это данные Федерального агентства по труду (Bundesagentur für Arbeit). В 2004 году статистики насчитывали в ФРГ 1,4 миллиона жителей, подрабатывающих на второй работе. В 2015 году в стране было уже около 2,5 миллиона трудящихся, в дополнение к основной работе занятых ‘на базис’ – то есть работающих несколько часов в неделю за минимальную заработную плату, которая не превышает 450 евро в месяц, с ограниченными страховыми и социальными отчислениями. И я сильно сомневаюсь, что учитель начальных классов или медсестра идут по субботам подрабатывать официантками только потому, что они трудоголички. Просто основного заработка на жизнь не хватает. Германия, оно конечно, а кушать то хочется».

Кроме этого, в одном из комментариев на страничке аналитика сообщается, что в Германии 26% получателей социального пособия — работающие. Стоит ли упоминать мигрантов, работающих в странах ЕС нелегально и полулегально? А ведь таких миллионы.

Я привожу эти данные для того, чтобы читатель четко осознал, что хрен редьки не слаще, что широким пролетарским массам в Западных странах живется ненамного лучше, чем в России, а все потому, что принципиальной разницы между Западом и РФ нет, ибо и там и там господствует людоедская рыночная экономика. Для многих пролетариев, ослепленных внешним шиком и блеском европейских столиц, кажется, будто на Западе жизнь намного лучше и сытнее, ибо там «правильный капитализм» и «работают законы». Однако стоит уйти в сторону от туристического маршрута, как за сияющими европейскими витринами и богатыми фасадами быстро обнаруживается иная, отнюдь не зажиточная Европа, разбивающая в мелкие осколки все эти разглагольствования на тему западного качества жизни.

Часто среди комментариев мелькала такая мысль: «чтобы понять, бедные мы или богатые, нужно сначала съездить в США, а потом в Индию, а ещё лучше в Бангладеш и внимательно посмотреть, как там народ живёт. И понять, что мы живём ни бедно ни богато». Конечно, если ходить исключительно по центральным улицам Нью-Йорка, при этом не обращая внимания на обилие бомжей, то может сложиться весьма благоприятное впечатление. А что, если зайти в какой-нибудь «черный» квартал, которых в Нью-Йорке преогромное множество? Думаю, впечатления будут, мягко говоря, не очень приятными. А взять, допустим, Индию: есть разница, ходить по глухим деревенькам или по улицам столицы Дели? Центральные города Индии едва ли уступают европейским, чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в любой туристический буклет. Иными словами, в абсолютно любом, даже самом зажиточном государстве общество делится на небольшую кучку богачей и массу абсолютных бедняков. Другое дело, что в слаборазвитых, «нецивилизованных» странах ситуация отягощается сильными феодальными и первобытными пережитками, которые намеренно усиливаются и питаются странами-империалистами, чтобы поддерживать отсталость колоний, не позволять им развиться до нормального уровня. То обстоятельство, что европейцы и американцы живут в несколько более комфортных условиях, нежели народные массы в периферийных странах, достигается путем жесточайшей эксплуатации последних. Но и то относительное благосостояние, которое имеет часть пролетариата Европы и США, не с Луны свалилось — оно было завоевано длительной и кровопролитной классовой борьбой прошлого века.

Итак, в чем же причина бедноты широких масс России? Читая комментарии к опусу г. аналитика, с сожалением понимаешь, какая разруха царит в головах у людей. О причинах нищеты комментаторы, в целом, выражали две мысли:

1) «Русские — ленивые работники, если хорошо работать, хозяин будет хорошо платить!»

Думаю, нет особой надобности комментировать особо эту пошлость. Выжимая из себя остатки физических и душевных сил, выкладываясь на работе сверх нормы, работник лишь увеличивает долю прибавочной стоимости капиталиста. Те гроши, которые работник получит за свое усердие, уйдут потом на лекарства и восстановление здоровья, которое работник растеряет, гоняясь за длинным рублем. Приведу любопытный комментарий одного гражданина:

«Помню, как смеялись с покойного К.У. Черненко, ляпнувшего с трибуны „чтобы больше получать [зарплату] — надо больше работать“. Ну да, всем же известна эта игра „в собачку“— чем быстрее бегаешь, тем быстрее другие игроки перебрасывают друг другу предмет, который ты должен себе вернуть. Помню времена, когда заводскому инженеру придавался техник — отчёты на пишмашинке печатать, и два механика — гайки крутить. А у директора завода было всего два зама — по производству и по финансам. Нынче инженер сам отчёты пишет на ПК, многие уже и гайки сами крутят — механики кто уволился, кого сократили. Что, зарплата у него стала как у тех четверых вместе взятых ? Ага, щас… Зато директор стал „генеральным директором“, при нём появились „технический директор“, „коммерческий директор“, „финансовый директор“, и ещё человек пять свиты, не считая личной охраны. Вот где наши денежки-то».

2) «Всему виной коррупция и воровство!»

А вот на этой теме стоит остановиться подробнее. Между прочим, многие наивные граждане думают, что «без этих поборов цены в стране были бы дешевле». Даже если каким-то волшебным образом коррупция исчезнет, цены на товары не снизятся. Если та часть прибыли, которой раньше капиталист был вынужден делиться с чиновником, сможет перейти в карман самого капиталиста, станет ли он отказываться от нее? Полагаю, это вопрос риторический.

Следует заметить, что россияне, отчего-то, убеждены, что «откаты» и «схемы» — сугубо русское изобретение и на «благословенном» Западе ничего подобного нет и быть не может, ибо там — цивилизация, а у нас — «дикий» капитализм. Но и «цивилизованному» капитализму отнюдь не чужды воровство и коррупция. Рекомендую ознакомиться с данным материалом — «США разъедает коррупция». К восхвалениям Америки в начале статьи можете отнестись с иронией. Обязательно посоветуйте прочесть данный материал друзьям и знакомым, которые любят сетовать на то, что на Западе, мол, коррупция ликвидирована, ибо «демократия», «гражданское общество» и тому подобный либеральный треп. Я же со своей стороны приведу небольшой набор «сочных» цитат:

«Коррупция в США носит всепроникающий характер и является, по мнению самих американцев, второй по величине проблемой США, сразу после безработицы. По данным опроса Gallup, около 75-80 % американцев считают власти США коррумпированными <…> При этом хоть коррупция и является неотъемлемой частью американской культуры – о чём свидетельствуют, например, многочисленные голливудские фильмы про беспринципных политиков и продажных полицейских – действенных методов борьбы с коррупцией американское общество так и не выработало. Даже институт „цивилизованной коррупции“, лоббизма, не помог уменьшить число злоупотреблений в сфере распределения бюджетных ресурсов».

…«Почти половина покупок по федеральным кредитным картам (используются для госзакупок) является мошеннической. Чиновники тратят бюджетные денежки на азартные игры, закрытие своих кредитов, нижнее бельё и на что угодно ещё, вплоть до ювелирных украшений и отпусков на Гавайях».

…«Двух американских судей уличили в вынесении чрезмерно суровых приговоров подросткам. Как выяснилось, они делали это за взятки от владельцев частных тюрем, которые были заинтересованы в новых „клиентах“ для своего „бизнеса“. В общей сложности судьи получили более двух миллионов долларов взяток. Также при их активном участии была закрыта государственная тюрьма для несовершеннолетних».

…«Общий объём коррупции в сфере здравоохранения США оценивается в 60 миллиардов долларов ежегодно. Эти деньги расходуются на лечение здоровых людей, мошеннические поставки оборудования и тому подобное мошенничество. При этом медицинский персонал объединяется для воровства бюджетных денег в огромные влиятельные преступные организации».

…«Направленные на восстановление Ирака 13 миллиардов долларов были или украдены или потрачены впустую. Ещё по 8 миллиардам долларов министерство обороны США не может отчитаться – оно куда-то потратило их, но не знает куда».

…«За время прокладки тоннеля для восточной ветки метро Нью-Йорка его стоимость увеличилась с 3 миллиардов до 8,4 миллиардов долларов. Общая длина тоннеля составляет всего лишь 3,2 километра, тем не менее, ведущиеся с 1998 года работы планируется завершить только в 2019 году. Если, конечно, сроки сдачи объекта не будут передвинуты ещё раз, как это было уже несколько раз ранее».

Думаю, после всех этих фактов либеральные расследования а-ля «Он вам не Димон» покажутся просто детским лепетом. Дубинка из подобных фактов хорошо вышибет из голов мещан либеральную дурь о том, что, мол, «надо только убрать путинских воров и заживем, как в Европах!». Устойчивое существование коррупции во всех капиталистических странах, причем, в широком масштабе, говорит о том, что коррупция является важным элементом функционирования капитализма. Следовательно, коррупция не причина социальных бед, истинная причина — товарно-денежные отношения; коррупция же является одной из форм товарно-денежных отношений.

Ничего особенного в причинах российской нищеты нет. Бедность подавляющей массы населения является основополагающим условием существования классового общества, суть которого заключается в том, что одна группа людей «может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства» (В. Ленин). Наше общество расколото на антагонистические классы — буржуазию и пролетариат, — единственной возможностью существования буржуазии, как класса, есть непрерывное ограбление пролетариата, в первую очередь, путем извлечения прибавочной стоимости, т. е. безвозмездного присвоения плодов чужого труда. Естественно, что лакеи капитала — всевозможные профессора, политологи, журналисты и аналитики — всячески стараются замазать и сокрыть данный порядок вещей, но с каждым разом им становится всё труднее это делать. Кстати, какой же рецепт предлагает наш «дружащий с деньгами и головой» аналитик? А вот какой:

«Однако и простое повышение зарплат, без роста эффективности экономики и производительности труда не даст выйти из бедности. Тут нужны масштабные вложения в человеческий капитал, крупные инвестиции в образование, здравоохранение, информатизацию и проч.»

О, это волшебное слово «инвестиции», которое, подобно пилюльке гомеопата, избавляет от всех бед на свете! Что касается производительности труда, то вся соль как раз в том, что капиталисты всеми силами тормозят её. При росте производительности труда товары теряют в стоимости, что означает для капиталиста понижение прибылей. Капиталисты вынуждены были повышать производительность труда, чтобы победить в конкурентной борьбе, однако сейчас, когда господствуют монополии, надобность в этом отпала. Монополии в конкурентной борьбе используют уже совсем иные рычаги. Поэтому-то во всех развитых буржуазных странах наблюдается падение производительности труда. При этом не следует путать производительность и интенсивность труда. Интенсивность труда — это когда рабочего принуждают производить больше товара за единицу времени, при этом не улучшая оборудование и орудия труда.

«То есть, таблетка от бедности должна бы заключаться в перераспределении бюджетных расходов с оборонно-правоохранительных секторов на человекоразвивающие. Только тогда, и то не сразу, доходы людей получили бы шанс на устойчивый рост».

Может быть г. аналитик и правда дружит с деньгами, но явно не с головой. Большей нелепицы, наверное, выдать невозможно! Т. е. он предлагает забрать капиталы из «оборонки», т. е. производства, и перевести их в некий «человекоразвивающий» сектор (что это за сектор такой, черт его знает!), и это, по его мнению, поможет побороть российскую нищету? Прекрасно! Да вот только г. аналитик не учел некоторых факторов. Удельный вес работающих в оборонной промышленности составляет примерно 23% от общей численности занятых по стране, причем непосредственно ВВТ производят около 2 млн человек; на объектах оборонной промышленности производится 20% всего объема машиностроительной продукции страны. Отток капиталов из «оборонки», который предлагает провести г. аналитик, разумеется, выльется в закрытие предприятий и массовое увольнение работников, как это обычно бывает при капитализме. А это означает не только то, что десятки тысяч людей окажутся на улице, это означает, что целые города останутся без работы:

«Некоторые районы и более 70 городов-заводов, включая закрытые административно-территориальные образования, полностью зависят от работы комплекса, поскольку в них практически отсутствуют другие сферы применения труда. Наиболее сложно эта ситуация складывается в Удмуртии (55,3% занятого населения работает на предприятиях оборонной промышленности), в Саратовской области (50,9%), Новосибирской области (43,5%), Северо-западном регионе России (30,7%)».

Вообще все либеральномыслящие субъекты убеждены, что проблема нашего общества заключается исключительно в неправильном распределении денежных потоков, стоит только «правильно» всё распределить — и дело в шляпе! Они не понимают, не желают понимать, что всякое распределение напрямую вытекает из способа производства, что более чем убедительно доказывают в своих работах Маркс и Энгельс.

Таким образом, подводя итог, можно привести из комментариев слова одного товарища:

«Феноменального в России ничего нет. Это капитализм и работающие бедняки для капитализма норма. Ни в какой „средний класс“ сам по себе факт трудоустройства тебя не вытянет».

Единственная возможность устранить нищету, как и прочие социальные язвы, — демонтировать капиталистическую экономику, привести форму производства в соответствие с производственными мощностями. Современное производство давно уже перешагнуло рамки товарного производства, устаревшие социальные отношения свинцовой гирей повисли на нем. То, что существует и постепенно возрастает недовольство господствующим порядком вещей, в частности, нищетой, социальным неравенством, уже говорит о том, что старый порядок изжил себя:

«Пока тот или иной способ производства находится на восходящей линии своего развития, до тех пор ему воздают хвалу даже те, кто остается в убытке от соответствующего ему способа распределения. Так было с английскими рабочими в период возникновения крупной промышленности. Более того: пока этот способ производства остается еще общественно-нормальным, до тех пор господствует, в общем, довольство распределением, и если протесты и раздаются в это время, то они исходят из среды самого господствующего класса (Сен-Симон, Фурье, Оуэн) и как раз в эксплуатируемых массах не встречают никакого отклика. Лишь когда данный способ производства прошел уже немалую часть своей нисходящей линии, когда он наполовину изжил себя, когда условия его существования в значительной мере исчезли и его преемник уже стучится в дверь, – лишь тогда все более возрастающее неравенство распределения начинает представляться несправедливым» — Ф. Энгельс.

Приемник капитализма — коммунизм, который не только уничтожит буржуазный порядок вещей, но и покончит со всякой формой социальной эксплуатации и угнетения, устранив причины, порождающие их — частную собственность на средства производства, товарно-денежные отношения и разделение труда на преимущественно физический и умственный труд.

Р. Огиенко
20/05/2017

Причины бедности и заблуждения о них: 10 комментариев

  1. > Стоимость же рабочей силы составляет минимум товаров и услуг, необходимый для восстановления и воспроизводства рабсилы.

    тов. Огиенко, указанная формулировка определяет ничто иное как «железный закон Лассаля» и противоположна определению Маркса.
    ваша ошибка фундаментальна, т. к. следует из «экономического детерминизма».

    • Уважаемый, прежде чем обвинять, неплохо бы изучить то, в чем, собственно, обвиняешь. Ошибка Лассаля в том, что он, как все буржуазные экономисты, определял заработную плату, как оплату труда, а не рабочей силы. «Как известно, в “железном законе заработной платы” Лассалю не принадлежит ничего, кроме слова “железный”, заимствованного им из гётевских “вечных, железных, великих законов”. Что же оно представляет собой? Как показал Ланге уже вскоре после смерти Лассаля, это — (проповедуемая самим Ланге) мальтусовская теория народонаселения. Но если эта теория правильна, то устранить “железный закон” я уж никак не могу, даже сто раз устранив наемный труд, потому что закон этот властвует тогда уже не только над системой наемного труда, но и над всякой общественной системой. Опираясь как раз на эту теорию, экономисты уже больше пятидесяти лет доказывают, что социализм не может устранить нищеты, обусловленной самой природой, а может лишь сделать ее всеобщей, равномерно распределив ее по всей поверхности общества! Но все это еще не самое главное. Совершенно независимо от ложного понимания Лассалем этого закона, поистине возмутительный шаг назад заключается в следующем. Со времени смерти Лассаля в нашей партии пробило себе дорогу научное понимание того, что заработная плата является не тем, чем она кажется, не стоимостью — или ценой — труда, а лишь замаскированной формой стоимости — или цены — рабочей силы». Рекомендую вам хорошенечко перечитать Критику Готской программы.

      • > Рекомендую вам хорошенечко перечитать Критику Готской программы.

        тов. Огиенко, моя критика заключается не в том что вы тупо воспроизводите «железяку» Лассаля , а в том , что вы затеялись поисками обоснования минимизации стоимости заработной платы.
        А это есть глупость великая ибо минимизировать можно цену в зависимости от товарной коньюктуры , но не стоимость товара.

        • Так стоимость товара рабочая сила составляет КОНКРЕТНУЮ номенклатуру цен товаров потребления. Сами стоимости товаров потребления, конечно, принципиально изменить нельзя, но состав номенклатуры — сколько угодно пока не начнётся «падёж скота», извиняюсь за выражение. Вот это, главным образом, и называется «минимизацией». Кроме того, есть инфляция, которая позволяет путём обесценивания денежных знаков, то есть поднятия цен, снижать ту самую стоимость рабочей силы без снижения натуральной величины заработной платы. Ну или дайте свою картину этих явлений, посмотрим с удовольствием.

    • Суть теории Лассаля заключается в том, что увеличение заработной платы приводит к перенаселению и, следовательно, к понижению заработной платы в связи с ростом её предложения. Причём здесь экономический детерминизм? Лассаль как раз не из экономических вещей исходил, а из того, что это якобы закон природы.

      «Если заработная плата слишком высока, ото вызовет увеличение числа браков и в результате увеличение числа рабочих, вследствие чего заработная плата понизится» — вот её порок, а вовсе не в формулировке того, что заработная плата представляет собой стоимость её воспроизводства.

      Вот что Маркс писал в «Капитале» в претензию Рикардо и Лассалю:

      «В общем и целом всеобщие изменения заработной платы регулируются исключительно расширением и сокращением промышленной резервной армии, соответствующими смене периодов промышленного цикла. Следовательно, они опре­деляются не движением абсолютной численности рабочего населения, а тем изменяющимся отношением, в котором рабочий класс распадается на активную армию и резервную армию, увеличением и уменьшением относительных размеров перена­селения, степенью, в которой оно то поглощается, то снова высвобождается. Для современной промышленности характер­ным является десятилетний цикл и присущие ему периодиче­ские фазы, которые к тому же в ходе накопления прерываются все чаще следующими друг за другом нерегулярными колеба­ниями. И вот хорош был бы для такой промышленности закон, который регулировал бы спрос на труд и его предложение не путем расширения и сокращения капитала, — стало быть, не в соответствии с очередными потребностями возрастания капитала так, что рынок труда оказывается то недостаточным вследствие расширения капитала, то относительно переполнен­ным вследствие его сокращения, — а который, наоборот, ста­вил бы движение капитала в зависимость от абсолютного движения массы населения. Однако этот закон — догма по­литической экономии. Согласно ему, благодаря накоплению капитала заработная плата повышается. Повышенная заработ­ная плата служит стимулом для более быстрого размножения рабочего населения, и это продолжается до тех пор, пока рынок труда не окажется переполненным, т. е. пока капитал не сделается относительно недостаточным по сравнению с предложением рабо­чих. Заработная плата падает, и тогда перед нами оборотная сто­рона медали. Вследствие понижения заработной платы рабочее население мало-помалу уменьшается, так что по отношению к нему капитал опять становится избыточным, или же, как это истолковывают другие, понижение заработной платы и соответ­ствующее повышение эксплуатации рабочих опять ускоряют накопление, в то время как низкий уровень заработной платы задерживает увеличение рабочего класса. Таким образом, снова складываются условия, при которых предложение труда ниже спроса на труд, заработная плата повышается и т. д. Что за прекрасный метод движения для развитого капиталистиче­ского производства! Прежде чем вследствие повышения зара­ботной платы могло бы наступить какое-нибудь положительное увеличение действительно работоспособного населения, при этих условиях несколько раз успел бы миновать тот срок, в те­чение которого необходимо провести промышленную кампанию, дать и выиграть битву».

      А вот формулировка Лассаля, в которой вы обвиняете Огиенко:

      «Ограничение среднего размера заработной платы пределами, по привычкам народа безусловно необходимыми для существования и размножения, — таков, повторяю, железный и жестокий закон, управляющий заработной платою».

      А вот формулировка Маркса, которая, как вы говорите противоположна:

      «Подобно стоимости всякого другого товара, стоимость рабочей силы определяется количеством труда, необходимым для ее производства. Рабочая сила человека существует только в его живой личности. Для того чтобы вырасти и поддерживать свою жизнь, человек должен потреблять определенное количество жизненных средств. Однако человек, подобно машине, изнашивается, и его приходится заменять другим человеком. Кроме того количества жизненных средств, которое необходимо для поддержания существования самого рабочего, он нуждается еще в некотором их количестве для того, чтобы вырастить детей, которые должны его заменить на рынке труда и увековечить род рабочих. Сверх того, приходится затратить еще известную сумму стоимости для того, чтобы рабочий смог развить свою рабочую силу и приобрести определенную квалификацию».

      И собственно формулировка автора:

      «Стоимость же рабочей силы составляет минимум товаров и услуг, необходимый для восстановления и воспроизводства рабсилы».

      То есть вопрос вовсе не в формулировке внешней стороны сути заработной платы, а в этой зависимости от теории народонаселения. Что, собственно Марксом и сказано в приведённой т.Огиенко цитате из «Критики Готской программы».

      • > То есть вопрос вовсе не в формулировке внешней стороны сути заработной платы, а в этой зависимости от теории народонаселения.

        Вопрос как раз в сведении минимума заработной платы к физиологическому минимуму о чём нам исчерпывающе рассказывает тов. Огиенко , когда говорит » о минимуме товаров и услуг, необходимый для восстановления и воспроизводства рабсилы.» Маркс в отличии от тов. Огиенко (что прямо следует из приведённой цитаты) утверждает исключительно то , что заработная плата как сумма жизненных средств является величиной определяемой стоимостью этих самых жизненных средств необходимых для воспроизводства рабочей силы как совокупности физических и духовных способностей организма , живой личности человека.
        Вот развёрнутое определение данное Марксом:
        » Стоимость рабочей силы, как и всякого другого товара, определяется рабочим временем, необходимым для производства, а следовательно, и воспроизводства этого специфического предмета торговли. Поскольку рабочая сила – стоимость, в ней самой представлено лишь определенное количество овеществленного общественного среднего труда. Рабочая
        сила существует только как способность живого индивидуума. Производство рабочей силы предполагает, следовательно, существование последнего. Раз существование индивидуума дано, производство рабочей силы состоит в воспроизводстве самого индивидуума, в поддержании его жизни. Для поддержания своей жизни живой индивидуум нуждается в известной
        сумме жизненных средств. Таким образом, рабочее время, необходимое для производства рабочей силы, сводится к рабочему времени, необходимому для производства этих жизненных средств, или стоимость рабочей силы есть стоимость жизненных средств, необходимых для поддержания жизни ее владельца. Но рабочая сила осуществляется лишь путем
        внешнего ее проявления, она осуществляется только в труде. В процессе ее осуществления, в труде, затрачивается определенное количество человеческих мускулов, нервов, мозга и т. д., которое должно быть снова возмещено. Эта усиленная затрата предполагает усиленное возмещение. Собственник рабочей силы, трудившийся сегодня, должен быть в состоянии повторить завтра тот же самый процесс при прежних условиях силы и здоровья. Следовательно, сумма жизненных средств должна быть достаточна для того, чтобы поддержать трудящегося индивидуума как такового в состоянии нормальной жизнедеятельности. Сами естественные потребности, как-то: пища, одежда, топливо, жилище и т. д., различны в зависимости от климатических и других природных особенностей той или другой страны. С другой стороны, размер так называемых необходимых потребностей, равно как и “якобы их удовлетворения, сами представляют собой продукт истории и зависят в большой мере от культурного уровня страны, между прочим в значительной степени и от того, при каких
        условиях, а следовательно, с какими привычками и жизненными притязаниями сформировался класс свободных рабочих. Итак, в противоположность другим товарам определение стоимости рабочей силы включает в себя исторический и моральный элемент. Однако для определенной страны и для определенного периода объем и состав необходимых для рабочего жизненных средств в среднем есть величина данная.»

        Т.е. Маркс не определяет никаких минимумов и максимумов стоимости рабочей силы и более того он учитывает исторический и моральный аспект — ибо «Абстрактной истины нет, истина всегда конкретна.».
        Однако это никак не отменяет колебания цены рабочей силы (как и любого товара) в зависимости от товарной коньюктуры , о чём и говорит Маркс в приведённой Вами цитате и о чём дальше в своей статье рассуждает тов. Огиенко.

        Собственно , любое апеллирование к некой доказательности тенденции минимизации заработной платы по сути ничем не отличается от апелляции буржуазных экономистов к культурному минимуму или к физиологическому (Лассаль) — в силу того факта, что какие бы суждения не приводились в обоснование любых «физологических» или «культурных» минмумов — это изначально будет противоречить определению данному в политэкономии марксизма.

        • Минимум товаров и услуг и сведение минимума заработной платы к физиологическому минимуму — это, строго говоря, не одно и тоже. Заработная плата не есть физиологический минимум сам по себе, но есть минимум стоимостной, который капиталист «прижимает» к физиологическому. Что же такое, если не «минимум» — стоимость, необходимая для воспроизводства рабочей силы?

          Стоимость рабочей силы складывается из стоимости минимального набора материальных благ для регенерации рабочей силы, которая определяется снизу минимальным набором, для физического выживания, а сверху — степенью давления безработицы на работника, ввиду чего он то соглашается работать за деньги, достаточные для покупки машины в кредит, то работает на сумму, достаточную для питания разве что дошираком. Причём держит зарплату на «необходимом» уровне не только алчность нанимателя, а также инфляция, то есть сознательное и систематическое повышение цен, основанное на влиянии платежеспособного спроса (поднимают пока не начинают падать продажи, потом запускают скидки и ждут).

          Хорошая цитата Подгузова:

          «Сегодня стало ясно, что великий Маркс совершил оплошность, когда сделал уступку обыденной терминологии и вместо категории “ЦЕНА РАБОЧЕЙ СИЛЫ” продолжал использовать в своих трудах им же развенчанную обманку, т.е. выражение “заработная плата”.

          Каждый экономист знает, что в рыночной экономике процесс труда есть не только процесс изготовления самого товара, но и, что самое важное для хозяина, процесс увеличения стоимости, заключенной в товаре. Как бы значительна не была роль конструкторов и инженеров в превращении сырья в конечный продукт, ВСЯ масса сырья проходит через руки РАБОЧИХ. Именно рабочие, трудясь, воздействуя орудиями труда на сырье, превращают “еще не товар” в “уже товар”.

          После продажи товара на рынке вся стоимость товара, приняв форму денег, попадает в руки ТОЛЬКО хозяина. И здесь перед ним встает трудная задача. Если он оплатит ВЕСЬ труд ВСЕХ рабочих, то не останется никакого дохода хозяину. Если он НИЧЕГО не заплатит рабочим, то в руках хозяина останется ВЕСЬ доход, но тогда рабочие или околеют от голода, или объявят стачку. В этом случае процесс производства товаров и, следовательно, процесс увеличения стоимости, т.е. рост доходов хозяина, прекратится. Поэтому, скрепя сердце, хозяин бросает пролетарию, как собаке, МИНИМАЛЬНУЮ ПОДАЧКУ, чтобы пролетарий и от голода не околел, но и “руку дающего” не кусал. Когда же хозяину удается точно угадать размер подачки, то пролетарии не только не кусаются, т.е. не бастуют, но порой даже лижут хозяину ручку, например, выдавая хозяину, за персональную “косточку”, тех, кто подбивал их бастовать ради увеличения подачки для всех».

          Что вообще означает фраза: «Собственно, любое апеллирование к некой доказательности тенденции минимизации…»? Какое апеллирование? Я не понимаю такого словоупотребления. Говорите ясно. Если вы не считаете, что капиталист пытается снизить заработную плату до минимального предела стоимости жизненных средств, то как происходит дело? Вот Маркс пишет про нижнюю границу заработной платы прямо её сводя к физическому минимуму:

          «Низшую, или минимальную, границу стоимости рабочей силы образует стоимость той товарной массы, без ежедневного притока которой носитель рабочей силы, человек, не был бы в состоянии возобновлять свой жизненный процесс, т. е. стоимость физически необходимых жизненных средств. Если цена рабочей силы падает до этого минимума, то она падает ниже стоимости, так как при таких условиях рабочая сила может поддерживаться и проявляться лишь в хиреющем виде. Между тем стоимость всякого товара определяется тем рабочим временем, которое требуется для производства товара нормального качества».

          и далее:

          «Капиталист хочет получить возможно больше труда за возможно меньшее количество денег. Поэтому практически его интересует лишь разница между ценой рабочей силы и той стоимостью, которую создаёт её функционирование. Но он старается купить возможно дешевле все товары и всегда видит источник своей прибыли в простом надувательстве, в купле ниже и продаже выше стоимости. Следовательно, он далёк от понимания того обстоятельства, что если бы действительно существовала такая вещь, как стоимость труда, и он действительно уплачивал бы эту стоимость, то не могло бы существовать никакого капитала, его деньги не могли бы превратиться в капитал».

          Это «апеллирование к некой доказательности тенденции минимизации заработной платы»?

          Грех Лассаля в том, что он сводя заработную плату напрямую к физическому минимуму, без стоимости, был вынужден опираться на тот самый закон Мальтуса.

          • > Что же такое, если не «минимум» — стоимость, необходимая для воспроизводства рабочей силы?

            «Между тем стоимость всякого товара определяется тем рабочим временем, которое требуется для производства товара нормального качества.» (с)

            > Каждый экономист знает, что в рыночной экономике процесс труда есть не только процесс изготовления самого товара, но и, что самое важное для хозяина, процесс увеличения стоимости, заключенной в товаре.

            Не знает.
            Потому что производственный процесс в рыночной экономике есть производственный процесс распадающийся на процесс производства потребительной стоимости в её товарной форме и процесс производства прибавочной стоимости.
            «Процесс труда» — это экономическая тавтология.

            > Хорошая цитата Подгузова/

            цена рабочей силы и заработная плата — тождественные понятия.

            > И здесь перед ним встает трудная задача.

            трудность задачи заключается в максимизации той части прибавочной стоимости , которая реализуется в обмене и формируется как разница между прибавочной стоимостью и заработной платой.
            Вы же видите максимизацию этой разницы исключительно в снижении заработной платы.
            Для случая абсолютной прибавочной стоимости это худо-бедно работает , для относительной — уже нет.

            > Говорите ясно. Если вы не считаете, что капиталист пытается снизить заработную плату до минимального предела стоимости жизненных средств, то как происходит дело?

            Дело происходит так что капиталист пытается максимизировать прибыль, минимизировать затраты (в т.ч. и за счёт переменного капитала) он начинает только при снижении нормы прибыли. И это объективно давлеет над ним, так как прямо следует из функции денег как самовозрастающей стоимости. «Алчность» и прочие субъективные эмоциональные особенности тут вторичны.

            > Вот Маркс пишет про нижнюю границу заработной платы прямо её сводя к физическому минимуму.

            Ну, да , «пошла сова на глобус» … )))
            Смотрите чем Маркс завершает своё рассуждение, и не пишите глупостей.

            > Это «апеллирование к некой доказательности тенденции минимизации заработной платы»?

            Это рассуждение Маркса о том что рабочая сила прежде всего является товаром , а значит как и любой товар подвержена товарной коньюктуре, игра на которой также способна приносить прибавочную стоимость, так как прямо следует из функции денег как средства обращения.
            Здесь Маркс возвращается к предыдущим рассуждением о формировании прибавочной стоимости в обмене, которые он завершил цитатой «Здесь Родос, здесь и прыгай.» .. )

            P.S. На Ваш комментарий выше (уж извините), но отвечать не буду , т .к. там вы посредством перекладыванием товарной номенклатуры из одной товарной кучки в другую доказываете возможность изменение стоимости товарных кучек, и таким образом тщитесь доказать изменение стоимость рабочей силы при том что стоимость любого товара — это затрата оконченного труда безотносительно формы этой затраты, измеряемая количеством общественно необходимого времени необходимого для производства данной потребительной стоимости (товара) …))

            • Ещё раз. Дайте, пожалуйста, своими словами (не цитатой, не ссылкой на «законы» и т.д.) тезис, который вы оспариваете, и, следовательно, тезис, который по вашему мнению правильный. А затем разницу между первым и вторым. Всё в достаточно развёрнутой формулировке.

  2. Как только была введена денежная система с молчаливого согласия людей, труд стал покупаться за деньги. Общая концепция, деньги, как и золото не могут портить труд, сама по себе нелепа. Речь идет не о деньгах или о золоте, а о последствиях. Сегодня в любой экономике мира, независимо от социальной системы, деньги необходимы ради денег, и ничего больше. Основополагающая идея, выведенная Адамом Смитом с её религиозным постулатом — невидимой рукой рынка, заключается в том, что преследование собственных интересов в погоне за вымышленным благом проявляется в личном и общественном благополучии, а также развитии. На самом же деле, интерес основанный на денежной мотивации совершенно потерял связь с системой жизнеобеспечения.Система денежного обращения включает в себя все поступления и доходы, полученные от продажи товаров. Этот процесс путают с жизненными процессами воспроизводства, изначально принимая за должное объединение денежных и жизненных систем. Мы имеем дело с ложным представлением, которое становится смертельно-опасным, поскольку денежные отношения отделены от самого производства. Этот обман разваливает всю систему на части.В современном мире очень редко можно услышать сообщения о достижениях отдельной страны или общества в терминах физического здоровья, ощущения счастья, надежды или социальной стабильности. Вместо этого нам представляют данные в виде каких-то экономических абстракций. У нас есть ВВП, индекс потребительских цен, ринки акций, уровень инфляции и т.д. Но говорит ли это о реальной ценности применительно к качеству жизни людей? Нет. Все эти данные имеют общее лишь с денежной системой и ничем более.Вывод следующий: социально-негативные атрибуты общества стали поощряемы, ведь они способствуют экономическому росту. Поэтому, подъем ВВП в любой стране приводит к бедности, реальной или вынужденной. Бедность, есть чудовищное состояние социальной группы, которая не может удовлетворить свои минимальные потребности. И зарплата рабочего в данной системе есть мера деградации общества..

Комментарии

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s