К постановке вопроса о развитии личности и самовоспитании

Подавляющее большинство людей свою собственную личность определяет как свободную автономную волю, которая по своему богатству в полной мере проявляется, в первую очередь, в размышлении наедине с собой. Причем, как правило, это размышление предстает в виде дотошного внутреннего поиска истинных желаний. Самый распространенный доморощенный совет в области психологии личности звучит так, что каждый должен понять, чего он в действительности хочет. Обыкновенно, все жизненные трудности, невзгоды и внутренние потенции человека к размышлению, проявляющиеся в тревожных состояниях, объясняются необходимостью разобраться со своими желаниями, «найти себя». Такого рода примитивная невежественная житейская философия не только является действенным способом духовного порабощения, но также стала богатой питательной коммерческой средой для индустрии популярной психологии и услуг по иному разнообразному мошенничеству в виде «курсов» по развитию тела и духа.

Причиной господства такого рода взглядов в обществе является не только их пропаганда со стороны господствующих классов и их государств, но и общественный закон стихийности общественного развития на базе частной формы собственности. Дело в том, что частная собственность, являясь становым условием производственного (экономического) процесса, приводит в движение общество исключительно путем борьбы его членов друг с другом за индивидуальные (и реже групповые) экономические интересы. Высшей формой такого рода движения является всеобщая капиталистическая конкурентная борьба. Не зря капитализм в своей повседневности возвел в принцип когда-то юмористическое выражение древнеримского комедиографа «человек человеку — волк». Следовательно, общество существует, движется и развивается исключительно стихийно, несознательно, путём взаимной борьбы классов и групп. Таким образом и представления людей, в том числе о самих себя, складываются, по большей части, самотеком, под прямым воздействием общественных законов, которые остаются для широких масс непознанными. Отсюда и пресловутый плюрализм мнений, который особенно отравляющее воздействие имеет в области научного, объективного знания.

Так, если на личность активным образом воздействует закон конкурентной борьбы, который заставляет мышление человека противопоставить себя другим людям, то, стало быть, ясно, что самосознание такого человека невольно будет глубоко травмировано идеей о собственной исключительности. Это, по сути, форма приспособления, форма интеллектуального обслуживания реальной силы внешних обстоятельств, в которых действует человек, которые на него давят вслепую. Если обстоятельства, в которых живет человек, им познаны, то он действует с учетом их силы и возможности на них полезным для себя образом воздействовать. Однако, в условиях товарно-денежных отношений, которые установились в качестве господствующих между людьми, невозможно говорить о сколько-нибудь массовом познании жизненных обстоятельств. Напротив, знания затемняются антинаучной пропагандой, в том числе религиозной, превращаются в товар, опошляются в угоду предпринимательских классов. Таким образом, если обстоятельства, в которых живёт человек, им не познаны, то сила их воздействия на него будет травматичной, что получит соответствующее отражение в его сознании, которое будет как бы поглощено мистерией этих обстоятельств. Именно так происходит с якобы свободной, автономной волей личности. Такая личность спрятана каждым отдельным «я» в потемках уединения, где осуществляется, как кажется, роковой выбор из нравственных благоглупостей и больных извращений для установления «действительных желаний». На деле такая личность — это пустая абстракция, самообман навязанных господствующими общественными отношениями ценностей, зачастую красочная реклама буржуазного образа жизни. По сути такая личность — это примитивная мысль о необходимости возвышения над другими, которая, кстати, быстро перерастает в патологию садизма, унижения слабых и полную нравственную дисфункцию личности в виде фашизма.

Наряду со свинцовым давлением частной собственности на культуру восприятия личности, в виде описанного выше идеалистического понятия личности, есть также одно психологическое уродство, которое по степени своего распространения не уступает «поискам себя». Речь идет о том, что всякое желание, всякое благо и даже счастье в той или иной степени, тем или иным образом, но обязательно сопряжены с праздностью, с бездельем, отсутствием необходимости заботиться о хлебе насущном. Эта, можно сказать, высшая ценность так глубоко укоренилась в культуре человечества, что всеми «научными» подпевалами капитализма выдается за природу личности, за сущностную черту человека. Беззаботность и праздность являются своеобразным фундаментом самосознания, на котором выстраиваются чертоги его извращенных фантазий и, как следствие, конституция самой личности. Однако, конечно, у такого уродства также есть объективная причина.

Главным психологическим плодом тысячелетнего религиозного воспитания трудящихся классов господами-рабовладельцами всех видов и их холопствующей обслугой, является устойчивое убеждение в народном сознании о том, что труд — это тягчайшее наказание, божья кара. Поэтому стремление к праздности воспринимается естественным желанием человека. Тем более народные массы, придавленные тяжестью эксплуатации, задушенные бедностью и убожеством, видят, что безделье правящих классов практически всегда проявляется в показном обжорстве, пьянстве, прелюбодеянии, насилии и стяжательстве.

Короче говоря, для того, чтобы научно подойти к оценке личности, к выработке путей её развития, необходимо категорически отбросить идеалистическую теорию личности и мелкие страстишки психологии праздности. Праздность не может вызывать ничего, кроме презрения разума, точно так же как и индивидуальный успех на фоне чужих неудач. Личность может быть рассмотрена только через научное понятие, то есть как уникальное отражение общества в отдельном человеке, как совокупность социальных качеств и общественных отношений. Вне общества нет и не может быть никакой личности.

Разрешить вопрос о существе личности невозможно, не разрешив вопроса о труде. Человек существо исключительно общественное, продукт общественного, коллективного развития, и лишь в обществе он может раскрывать свою истинную природу. Конкретного человека творит конкретное общество. Во вселенной человеческое общество предстает уникальным и единственно возможным способом разрешения взаимоотношений между человеком и природой путем её преобразования, то есть посредством труда. Общество творит личность и характер каждого человека и творит человечность в целом. Здесь уместно вспомнить тезис «Человек — есть мера всех вещей», однако, конечно, без известного релятивизма его автора Протагора. Так, чем больше люди ассоциируются в труде, тем больше развивается и раскрывается в них человеческая сущность, тем, следовательно, дальше они выходят из лона природы, уходят от животного состояния. Но в этом случае нельзя понимать труд в узколобом смысле какой-то конкретной деятельности. Труд — это чрезвычайно сложная философская категория. Подступать к ней следует с определения непосредственного смысла. Труд в таком смысле — это процесс, совершающийся между человеком в широком смысле и природой в широком смысле, в котором человек своей целенаправленной деятельностью регулирует обмен веществ между собой и природой, управляет им, тем самым придавая элементам природы принципиальное иное качество, усложняя её. Труд сыграл решающую роль в формировании человека. Самое важное в понимании роли труда и человеческого общества во вселенной заключается в том теоретическом положении, что в процессе труда человек противостоит веществу природы сам как сила природы, причем сила сознательная, то есть как отрицание природы.

Таким образом, далее: труд является вечным естественным условием человеческой жизни, по сути формой существования человека в природе. Следовательно, исторические эпохи различаются в первую очередь не тем, что производится, а тем, как производится. Иными словами, различаются средствами труда и соответствующей им системой общественных отношений, а не наличием или отсутствием того или иного труда, либо труда вообще. Процесс общественного производства и есть единственное осязаемое выражение труда в полном смысле слова, в отношении к обществу в целом. В таком смысле только и следует рассматривать труд в аспекте рассуждений о личности. Кажется, ясно, что совершенно не уместны вопросы вроде того: «Когда я хожу на работу — это труд?», или «Я учусь в университете — это труд?», или «Я ежедневно заправляю постель — это труд?». Труд как фундаментальное социальное явление присутствует во всяком человеческом движении вообще, однако, важно не это. Важно то, как конкретная личность соприкасается с системой общественного производства, какое место занимает деятельность этого человека, какую имеет степень полезности и, следовательно, каким образом это влияет на качество данной личности.

Труд — крайне абстрактное понятие, но в нашем рассуждении оно абстрактное не в том определении, каком это понимает формальная логика. То есть труд как абстракция не означает исключительно абстрагирования, отвлечения от всего богатства и разнообразия объективной действительности труда. Напротив, мы оперируем диаматическим понятием труда, диаматической абстракцией, которая только и возможна в связи с тем, что, являясь с точки зрения познания всеобщей, включает в себя всё богатство единичного. Всё частное, то есть единичное, со всеми своими особенностями, то есть внутриклассовыми отличиями, существует исключительно в общем. Поэтому (абстрактное) понятие общего, если оно претендует на научность, то есть адекватность действительности, должно включать богатство единичного и особенного. Так, в нашем случае, под трудом следует безусловно понимать историческую форму единства противоположности производственных отношений и производительных сил на данной ступени общественного развития. Или, иными словами, капиталистическую систему общественного производства с присущей ей господством частной собственности на средства производства и наемным трудом на базе крупного индустриального производства и всемирного рынка. Следовательно, наше общество воспроизводит себя материально и духовно путем преобразования природы посредством особой связи между рабочей силой, то есть всеми трудящимися, с одной стороны, и средствами производства и предметами труда, с другой стороны, которая называется капиталом.

Если кратко выразить катастрофическую проблематику капитализма, которая крепким оттиском ложится на духовную ткань каждой личности, то возникнет следующая картина. Капитализм предстает с виду как цивилизованное общество свободных и равноправных индивидов, которое, правда, по непонятным причинам, во-первых, всюду организовано нерационально, во-вторых, подвержено имманентным кризисам в виде непрекращающихся войн, бедности, безработицы, экономических разорений и всяческого совершенно необязательного убожества. Всюду царит двусмысленность. Труд является формально свободным и добровольным, однако, поскольку без доступа к средствам производства трудиться невозможно, всякий трудящийся вынужден продавать свою рабочую силу их собственникам на их драконовских условиях. Все средства жизни производятся в достатке и наличествуют, однако, доступ к ним возможен только через куплю-продажу, то есть под диктатом денег и, следовательно, тех людей, которые контролируют финансовую систему. Государство, ставя себя над обществом, являясь аппаратом насилия и принуждения, объявляет себя защитником всех граждан, декларирует равенство всех перед законом, однако, законы так написаны и таким образом применяются, что государство реально служит олигархам, предпринимателям, капиталистам. Высшие чиновники все сплошь сами являются олигархами, родственники которых выкачивают бюджет госзаказами. Капитализм рекламирует себя как общество возможностей, но все те реальные микроскопические возможности проявляются исключительно в виде эпизодического успеха на фоне вечных неудач и трагедий других. Жизнь такова, что совершенно не остается никаких чувств, явлений и отношений, которые были бы независимы и не опорочены грязью и пошлостью товарно-денежного уродства. Всюду насаждаются индивидуализм, извращенные низменные вкусы и желания. Ненависть к труду процветает вместе с вожделением праздности и вседозволенности. Объективно больное и психопатическое общество штампует больные и психопатические личности, которые не в силах даже представить ему альтернативу. Таким больным остается только безысходность, цинизм или религиозное слабоумие и надежда на загробное счастье.

Соприкосновение каждого отдельного человека с системой общественного производства — это неизбежное соприкосновение с капиталом. И не важно, какое место вы занимаете или можете занять в социальной иерархии капиталистического общества, так как степень обобществления производства такова, что экономические связи настолько тесно скрепляют между собой все человечество, что только сознательное обособление, ненависть к бедным, презрение к неудачникам могут затушевать их. Общество, живущее по звериным законам, требует от своих членов звериных повадок. Идеалом становится бешеный живоглот, который без колебаний будет вырывать для себя кусок побольше у всякого, кто слабее. Эта аналогия псевдочеловека есть копия нутра духовного мира личности, которая целиком сформирована законами и закономерностями капиталистического бытия. Всё человеческое в современных личностях может быть только сопротивлением, ответом на эти обстоятельства, их противоположностью. Всякое примирение с нормами капиталистической жизни ведет к развитию животного начала в личности человека, выступающего в форме карьеризма, стяжательства, эгоизма, малодушия, холопства и чинодральства.

Стало быть, ясно, что система общественного устройства капитализма такова, что труд облачается в форму наемного труда с присущими ей отчуждением продуктов труда и эксплуатацией. Кроме того, условием развития капиталистического производства является развитая, расчлененная и антагонистичная система разделения труда. Это, во-первых, разделение по характеру деятельности человека на физический и умственный труд. Во-вторых, разделение общественного производства на две крупные сферы, как-то: сельское хозяйство и промышленность. В-третьих, разделение этих сфер производства на отдельные отрасли. В-четвертых, единичное или детальное разделение труда непосредственно внутри предприятия. Разделение труда на базе капиталистического производства с присущими ему общественными отношениями и антагонизмами превращает человека из более или менее всесторонне развитой личности, обладающего физическими и духовными способностями, в односторонне развитого совокупного пролетария. В целях приспособления богатой личности человека к какой-либо одной определенной производственной функции приносятся в жертву все остальные её способности и задатки. Такое дробление личности, разбор труда на составные части не по научной необходимости, а в связи с требованиями роста прибыли капиталиста, делает детальные функции производства жизненным призванием человека. Особенно ярко это проявляется на промышленном производстве. На заводе работник превращается в одаренный сознанием придаток машины, призванный пожизненно её обслуживать.

Труд в капиталистическом обществе порабощает всякого человека. И не только рабочие, но также эксплуатирующие его, прямо или косвенно порабощаются орудиями своей деятельности. Предприниматель духовно порабощается собственным капиталом и своей страстью к прибыли. Юрист — своими закостеневшим крючкотворным мировоззрением, которое господствует над ним как самостоятельная сила. Творческая интеллигенция порабощается своей односторонней духовной и телесной близорукостью, искалеченностью, вызванной приспособлением личности к специальности и т. д. Отсюда следует и общее направление системы образования, изначально призванной удовлетворять примитивные потребности капиталистической экономики в рабочей силе, которое чудовищным образом уродует личности с самых ранних лет узконаправленным образованием и воспитанием в духе буржуазной пристойности, религиозной духовности и предпринимательской нравственности.

Безусловно, такое положение вещей вызывает соответствующую реакцию в сознании индивидов в виде мощной психологической тяги к ничегонеделанию. Однако, разрешение этой противоположности сущности человека как преобразователя и творца и капиталистического уродства труда заключается, конечно, не в отбрасывании труда вообще в пользу праздности, и не в изоляции частного труда от общественного производства. Очевидно, данное противоречие разрешается участием человека в общественной жизни, так как только посредством изменения общества в целом, можно изменить условия существования личности в частности. Логика вещей такова, что участие в общественной жизни является единственной движущей силой, причиной для гармоничного развития личности в современных условиях. Впрочем, нельзя понимать участие в общественной жизни обособленно или каким-либо частным образом. Это — своеобразная призма, через которую следует рассматривать развитие личности и особенно её соприкосновение с системой общественного производства. Интересы участия в общественной жизни, то есть общественные интересы социального прогресса, являются единственной подлинной направляющей силой в саморазвитии личности.

При всем том, участие в общественной жизни нельзя понимать произвольно, но исключительно научно. С такой точки зрения, участие в общественной жизни должно пониматься только как борьба за прогресс, то есть как революционная борьба за коммунизм. Стало быть, личность может стать гармонично развитой в наших конкретно-исторических условиях только в борьбе за коммунизм. Однако, не следует сужать эту борьбу до непосредственно партийной работы. Здесь требуется рассмотрение вопроса в самых широких пределах развития современной личности и самовоспитания не только партийного работника, не только революционера-борца в непосредственном смысле, но и с учетом ограничения степени вовлеченности в борьбу за политическую власть, с учетом степени готовности только сторонников коммунизма или сочувствующих или людей вообще, только собирающихся стать на путь научного переосмысления жизни. Борьба за коммунизм вполне может осуществляться и на первый взгляд на невидимых или незначительных участках жизни.

В этой связи, важно следующее. Самовоспитание, как и всякая деятельность человека, требует целеполагания. Без целеполагания не может быть никакого самовоспитания, потому что по своему содержанию самовоспитание полагает направленное воздействие с конкретными целями. Поэтому научная постановка цели самовоспитания является ключевым фактором и эффективности самовоспитания, и взаимосвязи данного процесса с развитием личности, с возможностями её гармоничного роста. Что, в свою очередь, прямо зависит от разрешения вопроса о способах участия в общественной жизни, формах соприкосновения с системой общественного производства и, в конечном счете, вопроса об объективных конкретно-исторических условиях самодеятельности личности. Так, противоречие личности и общества, рожденное противоположностью системы общественных отношений капитализма и требованиями развития личности, может быть разрешено только в связи с борьбой за переустройство общества, успешность которой выражает такое состояние личности как счастье. В противовес ненаучному индивидуалистическому обывательскому пониманию счастья как идиллического состояния удовлетворенности существующим положением, как переживания полноты бытия, связанное с самоосуществлением, действительное счастье, во-первых, исторично, во-вторых, напротив, заключает в себе постоянное стремление к лучшему будущему и преодоление препятствий на пути его осуществления.

В таком подходе к процессу самовоспитания получает выражение взаимосвязь цели и способа её достижения. Таким образом, целью самовоспитания является саморазвитие личности, способности которой приносят реальную пользу общественному прогрессу, борьбе за коммунизм. Способом самовоспитания, собственно, выступает правильное воздействие личности на окружающие условия в виде общественных отношений. Движущей силой самовоспитания личности является разум, а значит — железобетонное требование к непрерывному самообразованию. И кажется ясно, что «биологическим» условием всякой деятельности человека служит волевое усилие. Касательно последнего: чтобы поменять свою жизнь, необходимо на основании излагаемой теории развития личности поставить вопрос так, что цели самовоспитания являются живой потребностью личности, требованием, в том числе, решительно порвать с мещанством и обывательщиной. Без твердой уверенности в правоте научного мировоззрения, в правильности марксизма, подчинить волю разуму не удасться.

Итак, какие фундаментальные окружающие условия господствуют над любым человеком, которые невозможно игнорировать при составлении плана развития личности? Самое главное — это капиталистическая система материального и духовного производства. Все мы вынуждены зарабатывать деньги, чтобы обеспечить свое существование. Какие в этой связи следует сделать выводы? Капитализм требует от нас занять место в цепочке общественного производства. Вопрос в том, каким образом выполнять это требование. Задачи коммунистической борьбы требуют, чтобы мы, во-первых, в совершенстве овладевали профессиями, специализация которых будет безусловно полезна после революции, во-вторых, не останавливаясь на узкой специализации профессии, набирались знаний в области всей производственной отрасли данной профессии, в-третьих, набирались знаний, осваивали навыки и стремились к опыту руководящей, организаторской работы. По возможности, в-четвертых, овладевали несколькими профессиями. Эти принципы профессиональной самодеятельности личности должны определять рабочую деятельность личности в рамках капитализма. Ясно, что в основном в среднем на это уйдет от трех до пяти лет, не больше, если не менять профессии. В остальном, профессиональная деятельность должна быть подчинена законам наемного труда, то есть законам продажи товара — рабочей силы. Чем дороже продал при меньших затратах, тем лучше. Здесь имеется только один специфический аспект — карьерный рост. С научной точки зрения развития личности карьерный рост должен быть обоснован только вышеуказанными требованиями коммунистической борьбы, но никак ни стремлением к высокому положению в обществе или материальному благополучию. Карьеризм — это одно из самых отвратительных проявлений современной личности.

Вторым важнейшим условием является современная буржуазная семья как способ воспроизводства общества. Короче говоря, морально-нравственный вопрос о детях. Этот вопрос является сугубо индивидуальным и зависит от множества мелких конкретных обстоятельств. Основное, что с точки зрения марксизма следует понимать — это то, что деторождение и воспитание детей — это серьезная общественная задача, ответственность перед обществом и ответственность перед будущими поколениями. Нельзя упрощать таким образом, что сейчас общество буржуазное и будто бы после революции оно куда-то исчезнет и появится новое, красивенькое социалистическое общество. Коммунизм будут строить эти же люди, наши родственники, соседи, коллеги и т. д. Капитализм — это дрянной способ жизни общества. Когда массы одумаются и рабочий класс возьмет политическую власть, этот способ будет заменен более совершенным, но перевоспитание всех людей произойдет не автоматически, а путём сложной и кропотливой работы, путём борьбы. Поэтому деторождение и воспитание детей при капитализме не отменяет соответствующей ответственности, а в некотором смысле, даже усиливает её.

Таковы основные окружающие условия, с которыми нужно соответствующим образом считаться, чтобы отнести это к форме самовоспитания и, таким образом, к развитию личности.

Но главным в самовоспитании является не приспособление к условиям буржуазной повседневности, а деятельное участие в борьбе за её преобразование. Однако, виды участия в общественной жизни в подавляющем большинстве не сопряжены с действительными научными задачами, то есть с революционной борьбой за коммунизм, а выступают в форме развлечений, подчинены досуговой деятельности, обосновываются желанием отдохнуть и т. п. В этом смысле, участие в общественной жизни необходимо переработать в духе марксизма, расставить приоритеты в соответствии с теорией революционной борьбы. Что это означает помимо партийной работы? В первую очередь, необходимо непрерывное марксистское самообразование, из которого уже логически вытекает пропаганда — и частно-индивидуальная, скажем, на работе коллегам, и систематическая — через участие в средствах массового распространения: листовках, газете, журнале, мероприятиях, интернете. Кроме того, плодотворной почвой для самовоспитания является организация масс на борьбу за свои права и интересы. Но здесь важно, чтобы дело не кончалось самой организацией, а с помощью пропаганды привносилась сознательность, наука, марксизм в любое социальное движение.

Важнейшим условием плодотворного самообразования личности является критическое усвоение всего богатства человеческой культуры, особенно в части научного знания. А сопутствующим условием плодотворного самообразования личности является развитие художественных вкусов, чувства прекрасного. Стало быть, свободное от профессиональной, общественной деятельности и марксистского самообразования время необходимо посвящать систематическому изучению наук и искусств. Впрочем, исключительно на основе диаматической методологии.

Продолжение следует… в процессе преображения вашей жизни.

А. Редин, Г. Лазарев
22/11/2016

К постановке вопроса о развитии личности и самовоспитании: 3 комментария

  1. Мне понравилась как тема статьи, так и сама статья.
    Возникло желание более внимательно изучить ее содержание.
    Возможно, после изучения смогу дополнить и своими собственными мыслями-размышлениями.

    Больше всего меня интересует проблема стратегического и тактического планирования личности, использование для этих целей соответствующих программ.

    Интересуют также психологисеские проблемы (философия жизни как гармония человека, психология в процессе становления личности коммуниста-марксиста, использование диаматики при решении противоречий становления личности молодого коммуниста).

    Весьма ценно, что автор статьи говорит о разных типах личности, говорит о том, какие деформации личность испытывает в условиях капитализма.
    Для меня это ценно, поскольку являюсь композитором, пытался обьединить нескольких молодых современных композиторов в группу ВКонтактах, но допустил «ошибку» — начал говорить в защиту гражданского и партийного искусства. В результате композиторы покинули мою группу и создали другую, где вместо «гражданином быть обязан» начали погоню за славой, известностью, раскруткой …

    К сожалению, такова психология многих творческих людей.
    Но не все такие. Мне посчастливилось повстречать на своём пути и других творчесских людей, молодых поэтов из рабочих, которые не только не чуждаются социальной тематики в своём творчестве, но идут на это сознательно и убеждённо. Так что есть надежда, что пролетарское искусство ещё заявит о себе.

    • Включайтесь в нашу работу и начинайте исследование поставленного в статье вопроса! Мы, с удовольствием, наметим план и соединим наши усилия, так сказать. Можно начать со статей-рефератов по изучению отдельных вопросов по результату штудирования имеющейся марксистской литературы. Посмотрите ещё статью Валерьева с критикой Коллонтай — она то же в эту тему частично.

Комментарии

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s