Наш принцип — дружная работа

№ 11/27, XI.2018


Печальное состояние современного левого движения вызвано тем, что большинство левых занимаются не тем, что объективно необходимо в данный момент, а акционизмом (Удальцов и его клоны), экономизмом — синдикализмом (РКРП, РПР, «Рабочий путь» и подобные), троцкизмом — ревизионизмом (Кагарлицкий, ЛК, «Спиноза» и подобные). Только активы журнала «Прорыв» и газеты «Сторонники Прорыва», не жалея сил, основательно занимаются не только пропагандой и развитием марксизма, но и необходимой кадровой ковкой.

Научный централизм, которым мы руководствуемся как новым организационным принципом, требует достижения активом научного единомыслия. Методологической основой научного единомыслия является диаматическая теория познания. Так, В.А. Подгузов разъясняет:

«Субъективные представления колеблются в пределах от истины к заблуждению. Степень близости субъекта к истине определяется не объективным содержанием мира, ибо мир один и тот же для всех, а уровнем развития сознания индивида. Многообразие субъективных представлений о мире объясняется, прежде всего, тем, что возможное количество заблуждений по любому поводу — бесконечно, а истина — одна и рождается всегда в муках. Заблуждения не требуют от индивида никаких умственных усилий, формируются легко, на манер веры. Поэтому знаток истины, тем более абсолютной, всё ещё — редкость, а субъектов, располагающих лишь своим мнением по каждому поводу, всегда переизбыток».

Исключает ли данная теоретическая основа оттенки мнений? Нет, их исключить невозможно. Говорить о том, что наш подход предполагает абсолютное «единомыслие», навроде того, что царит на кладбище, или совершенно исключает субъективизм, означало бы грешить против диаматики, в частности забыть о соотношении главного и второстепенного, об отношении относительной и абсолютной истины, объективного и субъективного.

Что самое важное в нашем организационном единомыслии? Самое важное — это вовсе не формальное принятие всеми единой точки зрения, как это представляют наши недоброжелатели — дескать, все прорывцы безоговорочно повторяют мнение одного «верховного лица»; наоборот, самое важное — абсолютно искренний, совершенно исключающий, выкорчёвывающий даже, зачатки конкурентности и индивидуализма, самостоятельный поиск конкретной объективной истины по каждому вопросу.

В.А. Подгузов указывал, что:

«Часто, под демократизмом в партии понимают свободу говорить и публиковать что угодно без последствий для себя. Между тем, не следует путать товарищеский диалог специалистов в ходе решения сложных проблем, требующих диаматической интеграции их компетенций из различных областей общественного бытия и практической проверки выводов, с дискуссий конкурентов, когда один недобросовестный оппонент пытается, используя ложь и глупость, сделать всё возможное, чтобы не дать другим ни докопаться до истины, ни проверить её на практике, как это происходит на многочисленных телевизионных „ток-шоу“».

Основа товарищеского диалога — намерение каждого его участника, невзирая на привычки и взгляды, исключая всякую влюблённость в свою позицию, установить, в первую очередь для себя, истину по каждому конкретному вопросу.

Так достигается единомыслие, гарантирующее в основном товарищескую спайку и дружную работу. Такое настроение создаёт атмосферу уважения и любви к нашему коммунистическому делу, высокой ответственности и альтруизма.

Один наш уважаемый автор и твёрдый прорывец сказал:

«Для родной газеты, а родная она мне стала не потому, что там размещены и мои заметки, и для дорогих мне товарищей — делаю всё, что объективно возможно. Причём газету я называю родной, а товарищей дорогими независимо от того, как „газета“ и товарищи относятся или будут относиться ко мне».

В этих словах проявилось то качество отношения к газете и, разумеется, к журналу, к нашей работе, которым мы дорожим более всего. Заявить политически и по-житейски зрелому человеку именно так — родная газета, родной журнал, родная партия — в наших условиях, без всякой даже минимально возможной выгоды, дорогого стоит.

Периодически с ехидцей нам задают вопрос: «Но как быть, если мнения уже по факту разнятся?».

Мы отрицаем типичный для интеллигентной среды подход соглашаться или не соглашаться с тем или иным положением теории и практики. Это избавляет нас от двурушников и пустых дискуссий, основанных на чувстве спора. Если товарищ испытывает сомнения или несогласие, то пока он для себя не установит ответ на вопрос с научной точностью, предпочитает искренне признавать позицию ЦО.

Интеллигентный дух противится всякого авторитета, возносит до небес собственное мнение, скептицизм и метод проб и ошибок. Мы идём другим путём.

Каждый из нас, молодых прорывцев, прошёл путь от поверхностного понимания марксизма до достаточно глубокого овладения объективными законами развития мироздания. Этот путь, разумеется, происходил по закону отрицания отрицания, поэтому не мог быть лишён моментов преодоления известных неточностей, кривотолков и ошибок. На каждом этапе становления научного мировоззрения происходит отрицание прежнего понимания, отбрасывание заблуждений и забор истин. Практика показала, что оптимальной опорой для успешного движения мысли от истины первого порядка к уже установленным истинам более высокого порядка является основанное на научном авторитете признание теоретических положений ЦО.

Так достигается правильная тональность организационной жизни актива и высокий уровень сознательной дисциплины.

Призываем читателей, презирая усталость, овладеть марксизмом-ленинизмом как наукой, штудировать «Науку логики» Гегеля, работы Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Тщательно изучать статьи журнала «Прорыв» и внимательно относиться к материалам нашей газеты.

26/11/2018

Наш принцип — дружная работа: 18 комментариев

  1. Что ваш коллектив думает о «Феноменологии духа» Гегеля? По моему эта работа намного важнее «Логики» в вопросе изучения общественной жизни.

    • Алексей, будем рады получить от вас на этот счёт более развернутую и доказательную информацию в виде статьи. Думаю и наши читатели, в этом случае, получат огромную пользу. Пока, к сожалению, и изучение «Науки логики» идет с большими трудностями. Но для того, чтобы успешно освоить, как вы предлагаете, «общественную жизнь», нужно сделать так, чтобы логика каждого прорывца была как можно ближе к диалектике, хотя бы, Гегеля, а от неё и к диаматике. Изучать и преобразовывать общественную жизнь будет тем легче, чем лучше наши активисты освоят и разовьют диаматику.

      • Проблема в том, что изложение Гегеля чисто идеалистическое. При чтении обязательно нужно всё истолковывать материалистически, как завещал Ленин. Но для такого истолкования требуется очень глубокая философская подготовка.

        Что касается «Феноменологии духа», то там Гегель анализирует такие важные для марксизма вещи как: власть, господство, рабство, государство, общественные отношения т.п. Разобраться в этом также не просто. В целом я пришёл в выводу, что эту работу нужно изучать одновременно с «Логикой», а не зацикливаться только на «Логике» где наблюдается переизбыток абстрактных категорий. Основая идея «Феноменологии духа» вполне диаматична — разум человека как познающий субъект в процессе познания не только добывает знания и идёт к истине, а ещё и развивается и формирует сам себя в этом процессе. И в финале приходит к абсолютному знанию в качестве абсолютного субъекта. Т.е. познание мира нельзя отрывать от развития познающего субъекта — всё это диалектические моменты одного единого процесса.

        • Алексей, вы совершенно правы, что, для решения вопросов обществоведения с позиций материализма, необходима, как вы пишите, «очень глубокая философская подготовка». По моему мнению, глубже, чем Гегель, до Гегеля, никто философию как философию не изложил. Даже Аристотель и Кант. Гегель, может быть, и хотел бы прославиться как гениальный идеалист, но, попытавшись изложить законы логики добротно с позиции правоверного идеалиста, он был вынужден быть диалектичным, а будучи диалектичным, он вынужден был излагать важнейшие вещи, как материалист, на что и указывал Ленин в своих «Философских тетрадях». Никто не запрещает нашим активистам изучить и гегелевские «Историю философии» и «Философию истории». Всё это не вредно, если человек уже вооружен навыками диалектического мышления и рассматривает все явления с точки зрения противоположностей, породивших это явление. Что касается вопросов власти, господства, рабовладения, общественных отношений, то у Гегеля здесь брать, почти, нечего, поскольку научно-теоретически эти вопросы блестяще решили Маркс и Энгельс, а подтвердили их состоятельность на практике Ленин и Сталин. Будучи лично знакомым с десятками остепененных философов в КПСС я точно установил, что все они очень поверхностно были знакомы именно с «Наукой логики», а потому ничего не смогли дать ценного в научном плане для строительства коммунизма, тем более, Зиновьев. А потому и в марксизме они уловили лишь самые поверхностные вещи.

          • Маркс рассматривает общественные отношения объективно извне, со стороны. Гегель рассматривает их субъективно, изнутри субъекта. Этим его изложение и интересно.

            Например одно дело если ты как интеллигент рассматриваешь общественные отношения капитализма со стороны объективно их описывая. Совсем другое когда ты сам рабочий и сам пытаешься изменить свои общественные отношения. Это к вопросу о субъективном факторе в революционном преобразовании себя и общества. Или вопрос о том что такое «классовое сознание» — все его хотят пробудить, а что это такое никто не понимает.

            • Отношение к объекту объективное или субъективное определяется не тем, с какой стороны (извне или изнутри) он «рассматривается», а тем, с каких позиций он «рассматривается». Если с позиции объективных законов развития материи (в т.ч. и объективных законов развития общества, как одной из форм материи), значит это объективная, материалистическая, диалектическая позиция. Если с позиции личных впечатлений, восприятий, представлений, фантазий, не согласующихся с объективными законами развития материи, то это позиция субъективная, идеалистическая. Это азы диалектического материализма.
              Общественные отношения при капитализме касаются всех членов общества, независимо от их принадлежности к тому или иному классу или группе, потому, что «общественные отношения капитализма» это отношения и в процессе производства прибавочного продукта, и в процессе его распределения, и в процессе его использования (владения).
              «Сам рабочий» никогда не сможет изменить «свои общественные отношения» потому, что в силу своего экономического, социального, политического положения при капитализме он не может создать научную теорию «изменения своего общественного отношения», т.е. научную теорию своего освобождения от наемного рабства со всеми его «прелестями». Для этого ему необходимо «соединить свою стихийную экономическую борьбу с социализмом», носителем которого является передовая революционная интеллигенция капиталистического общества. Передовые, самые сознательные рабочие, в процессе «попытки изменить свои общественные отношения» это начинают понимать сами. Прочитайте о судебном процессе «пятидесятников» в 1875 году в царской России.
              Классовое сознание пролетариата это осознание пролетариатом своей роли и своего места в революционном преобразовании капиталистического общества в коммунистическое. «Пробуждается» оно в результате освоения пролетариатом марксизма-ленинизма и классовой борьбы за установление диктатуры пролетариата. Что же тут непонятного?

              • Субъективный фактор есть как в классовой борьбе рабочих так и среди учёных в научной работе среди т.н. интеллигенции. Рабочий в период реакции как минимум должен участвовать в классовой борьбе на своей стороне, а это субъективный фактор. Учёный должен понимать свою ответственность за упорство в научном поиске и просвещение масс. Научная теория не возникает объективно сама по себе, её делают личности.

                Объективное и субъективное это диалектические грани единого целого, нельзя их разрывать и выбрасывать субъективное вообще. В той же «Логике» у Гегеля чётко сказано, что логические категории имеют как субъективный смысл (как законы мышления), так и объективный. Например в марксизме есть «общественное бытье», а есть логическое «бытье». И Ленин также этот факт особо подчёркивал в своём конспекте, что логика объективного мира и логика мышления есть одно и тоже.

                • Алексей, когда это пролетарский класс был субъективным фактором? Не смешите наших читателей. Не позорьтесь. Независимо от того, борется или не борется, сознаёт что-то или не сознаёт, пролетариат — объективный класс. Если он чего-то не знает, он проигрывает, хоть и борется. Если его вооружить необходимыми знаниями — выигрывает. Практика показала, что, когда в среде интеллигенции появилась группа лиц, овладевшая марксизмом, т.е. Ленин, Сталин, Свердлов, Дзержинский, Киров, Калинин, Фрунзе, Орджоникидзе, Молотов, Каганович … довести до сознания пролетариев основы марксизма без искажения, не составило большого труда. Человек, освоивший марксизм сам, всегда сможет вооружить этими знаниями пролетариев.

                  • С этим никто не спорит. Я писал не про победу в революции, а про то что любую ситуацию можно рассматривать как объективно так и субъективно. Гегель в «Феноменологии духа» рассматривает общественные отношения субъективно, что противоположно объективному рассмотрению в марксизме.

                    На счёт революции, то даже Ленин осознавал, что для неё должны сложить как объективные предпосылки (признаки революционной ситуации), так и субъективные (коммунистическая партия вооружённая научными знаниями + обострение классовой борьбы).

            • Алексей, теперь совершенно ясно, что ни в учении Гегеля, ни, тем более, в учении Маркса, вы не разобрались. Маркс и Ленин очень доходчиво объяснили, что они считают ценным в наследии Гегеля. Прорывцы с этим полностью согласны и изучают некоторые труды Гегеля лишь потому, что с их помощью можно пробежать коротко тот путь, который помог Марксу и Ленину стать виртуозами диаматики. Ленин сетовал лишь на то, что Маркс, овладев диаматическим мышлением, не успел оставить потомкам готового труда на эту тему. Тем же, кто хочет всё-таки овладеть диаматикой на уровне не ниже Маркса, вполне достаточно вдумчиво, добросовестно, изучив «Капитал», понять, каким образом Маркс додумывался до своих гениальных выводов и пришел к открытию абсолютных законов капитализма.

              • Я всего лишь пытаюсь понять роль «Феноменологии духа» и насколько полезна она может быть. К сожалению Ленин не оставил конспекта этой работы и нет точных сведений о том изучал ли он её вообще.

                • Тем более, некрасиво, Алексей, находясь на стадии, когда вы только пытаетесь понять роль «Феноменологии духа», нам, с немалым апломбом, советуете изучить «Науку логики» после «Феноменологии духа». Я же думаю, что и Ленин не случайно уделили внимание, прежде всего, «Метафизике» и «Науке логики» потому, что, овладев диалектической логикой, можно не только легко усваивать любые другие труды, но и относительно легко двигаться в исследовании объективных явлений. Так что, Алексей, перестаньте играть
                  в революционность своего духа, а займитесь творческим конспектированием и анализом любой работы Гегеля, сверяя свои мысли с мыслями Маркса и Ленина по проблемам, поднятым Гегелем.

                  • Не «перед Логикой», а одновременно с ней. Не «советовал», а высказал мнение для обсуждения.

                    Тут неоднократно высказывалось, что основная задача сейчас — подготовка марксистских кадров. Но даже великий марксист Сталин, обладая возможностями целого государства, не смог оставить после себя какой либо твёрдой марксистской школы. Значит вопрос не так прост как кажется. Необходимо прояснить как и каким путём формируется личность марксиста, какие предпосылки для этого нужны. «Феноменология духа» как я понимаю и поднимает все эти вопросы.

                    • Алексей, это ещё забавнее. Как можно ОДНОВРЕМЕННО осваивать два труда Гегеля? Даже Гегель, при всей своей гениальности, писал эти работы с разрывом в десять лет, причем, в «Феноменологии духа» он попытался систематизировать науки своего времени, а позже понял, что в основе всех действительных наук, добившихся успеха и подтверждения практикой, лежит логика, да не простая, а диалектическая. Потому позднее Гегель и взялся за изучение логики самой логики. Маркс же, усвоив досконально диалектическую логику Гегеля, отрицая её, практически, создал диаматическую логику. Но великого марксиста Сталина, пользуясь его огромной загруженностью практическими работами, обманули профессора-оппортунисты, которые раздербанили марксизм на составные части, не поняв суть работы Ленина о трёх источниках и трёх составных частях марксизма, и образовали касту философов, которые не знали марксову критику политэкономии; касту политэкономов, которые не знали диалектики; и касту «научных коммунистов», которые не знали ни диаматики, ни критики политэкономии. Сталин не успел расшифровать эту профессорскую подлость и организовать очередной «пароход профессоров» и обучение марксизму так, чтобы, прежде всего, добротно изучалась диалектика, а на её основе, законы расширенного воспроизводства общественного бытия. Учтя эту недоработку, в актив «Прорыва», и впредь, будут включаться только те, кто будет напряженно и последовательно работать, прежде всего, над повышением своего диаматического уровня, кто покажет усидчивость и упорство в чтении «Науки логики», в изучении «Капитала», кто будет настойчиво совершенствовать своё мастерство в деле практической пропаганды и агитации. Не способен выполнить функции коммуниста человек, не упорствующий в освоении диаматического мышления, которое, единственное, гарантирует точное постижение законов объективного общественного бытия, без чего невозможно построение коммунизма.

                    • Я вообще считаю, что «профессорство» это реакционное явление — рудимент эксплуататорских формаций.

                      Вы верно пишете, что постижение науки неразрывно связано с непосредственным развитием личности и неотделимо от него. Отсюда должен следовать естественный вывод, что предметом науки должно быть не только объективное, но и субъективное.

  2. Интересно, что толкает Алексея, то торопиться с суждением, то стучаться в открытые двери? Разве «Прорыв» и «Сторонники Прорыва» уже сотни раз не заявили, что научному исследованию должно быть подвергнуто всё и всегда, т.е. и объективное, и субъективное, а так же их связи, отношения и взаимопроникновения? В наши дни прорывцы, пожалуй, единственный отряд левых, которые реально, в той или иной степени, но пытаются в очередной раз осмыслить наследие Гегеля не с идеалистической, а с научной позиции.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s