Отчёт о рабочей борьбе в Германии на примере отдельно взятого предприятия, или «а как там у них?»

Комментарий редакции СП

Предлагаем вниманию отчёт о рабочем собрании на предприятии ФРГ, присланный подписчиком нашего сообщества «В Контакте» Алексеем. Он профессионально занимается обработкой почтовых и клиентских данных.

Следует отметить, что думающие пролетарии быстро вскрывают суть маскарада профсоюзной борьбы и рабочего самоуправления. Знают, что грош цена пролетарским потугам без марксизма, без борьбы за политическую власть рабочего класса.

Тогда как для рядового левака рабочий — священная корова, которую ни в коем случае нельзя обижать худым словом, а тем более сомневаться в её священности, то есть революционности. Советская пропаганда идеализировала образ рабочего, сделав из него исключительно умного, смелого, сознательного и, как бы по своей природе, революционного бойца против всякой несправедливости и угнетения. Можно взять художественную литературу, в которых описывалась пролетарская революция, тех же «Трёх Толстяков» или «Незнайку на Луне»: всюду пролетариат восстаёт сам, без партии, без коммунистов, берет власть в свои руки, и на этом повествование заканчивается. Отчасти именно эта весьма полезная в определённой ситуации героика, ставшая уже теоретическим штампом, сформировала вредное представление о том, что, во-первых, стихийный бунт может сам, без умелого руководства партии, перерасти в революцию, во-вторых, что пролетариат революционен по своей природе, и, в-третьих, что достаточно того, чтобы рабочие свергли угнетателей, взяли власть в свои руки, а дальше всё пойдет как по маслу.

Если в XIX веке, в начале XX века промышленный отряд пролетариата представлял собой в сто раз более культурную и сознательную общность по сравнению с крестьянством — основной массой населения, то сегодня в рабочие преимущественно физического труда, особенно низкоквалифицированного, вынужденно идут наиболее отсталые и бедствующие слои молодёжи, зачастую так придавленные нуждой и бытом, что лет до 40 им не хватает зрелости, чтобы обратиться к политике. Как видно по отчёту нашего товарища, ФРГ в этом вопросе — не исключение.

Читая классиков, может сложиться впечатление, будто бы понятия «пролетариат» и «рабочий класс» употребляются ими как синонимы. Однако если мы внимательно вчитаемся в работы классиков, то сможем обнаружить, что различия присутствуют, причём, различия существенные. Приведу в пример одну показательную цитату Маркса:

«Такого же достоинства и вопрос „Пруссака“: „почему король прусский не отдал приказ об упорядочении и воспитания всех беспризорных детей?“ Понимает ли „Пруссак“, какой приказ должен был бы дать король? Не больше и не меньше, как приказ об уничтожении пролетариата. Воспитывать детей — значит кормить их и освободить от необходимости зарабатывать свое пропитание. Прокормление и воспитание беспризорных детей, т. е. прокормление и воспитание всего подрастающего пролетариата, означало бы уничтожение пролетариата и пауперизма».

Вот как, оказывается пролетарий по Марксу – это не рыцарь в сияющих доспехах, готовый сразить своим клинком дракона-капиталиста, каким рисуют его нынешние «коммунисты», а «всего лишь» голодный, обездоленный человек, и в том случае, если государство готово обеспечить ему сытость, то он, в решающей степени, перестаёт быть пролетарием! Ради забавы можно высказывать левакам эту мысль без ссылки на Маркса, а затем слушать, как те будут клеймить тебя в ревизионизме!

Дело в том, что в истории был непродолжительный период, когда два разных явления — «пролетариат» и «рабочий класс» — совпадали, иными словами, пролетариат был организован в рабочий класс, поэтому не было необходимости акцентировать внимание на различиях этих двух понятий. Пролетариат — это экономическое понятие, обозначающее эксплуатируемую массу, но не более того. Что же такое рабочий класс? А это уже политический субъект, означающий пролетариат, который достаточно идейно созрел для борьбы против своих эксплуататоров, для борьбы за уничтожение эксплуатации и всякого угнетения, организовался и выступил в борьбу за политическую власть. Иными словами, организовавшись в рабочий класс, массы перестают быть пролетариатом. Верно и то, что неорганизованные, аполитичные массы эксплуатируемых — пролетарии — не могут считаться рабочим классом.

По мнению левачья, если человек работает у станка, то он наполняется революционным, почти коммунистическим, мировоззрением. Они никак не способны принять то, что пролетариат — могильщик капитализма не потому, что хорошо управляется со станками, а потому, что больше некому: он достаточно образован, достаточно массовый, способен к организации в рабочий класс, находится в городах, рядом с буржуазией и её штабами — государством.

В отличие от всего левого движения мы признаём, что рабочие своей аполитичностью, своим холопством и раболепием перед капиталистами оскорбляют, в первую очередь, сами себя. Пролетарий борется за зарплату и своё экономическое положение наиболее эффективными по его мнению средствами, и эта борьба является составной частью капиталистической системы: хоть он письма пишет путиным и меркелям, хоть он стачки организует. Экономическая борьба пролетариата ведётся в разных формах: открытых боевых, закрытых, коллективных, групповых, индивидуальных и так далее. А леваки представляют дело так, что, мол, стачка — это борьба, а письма путину и рабочие совещания с менеджментом — нет. Причём стачка — это борьба, которая как-то там перерастёт в борьбу политическую. Вот в этом у нас и расхождения. Мы, прорывцы, утверждаем, как и Ленин, что экономическая борьба — это процесс, во-первых, стихийный, во-вторых, вполне самостоятельный, а политическая борьба — это процесс исключительно сознательный, то есть в нашем случае продукт привнесения научности в рабочее движение. Почвой для привнесения пропаганды может быть как стачка, как письма Путину, так и здоровое любопытство рабочих или талант агитатора.

Суровая капиталистическая реальность Запада состоит в том, что значительная часть пролетариата, особенно физического труда — люди низкого интеллектуального и культурного уровня, особенно в вопросах обществознания. Ясно, что это результат целенаправленной политики — превращения пролетария в придаток машине, производственному процессу и культивирование низменных инстинктов толпы. В России же, несмотря на ужасающие темпы дебилизации населения, пока сильны социалистические тенденции культурничества, заложенные Лениным и Сталиным, поэтому практически каждый пролетарий вполне способен усвоить коммунистическую пропаганду. Было бы желание и главное: была бы пропаганда действительно качественной, то есть умной и актуальной.

Наша истинная любовь к пролетариату заключается не в том, чтобы потакать пролетарскому движению, иными словами, встраиваться к нему в хвост, а в том, чтобы быть с рабочими честными, открыто, без излишней дипломатии вскрывать реальный порядок вещей, пропагандировать марксизм, вносить научное сознание, воспитывать из наиболее сильных духом коммунистические кадры.

Отмечаем, что Алексей, имея пока в своём «багаже» только «Коммунистический манифест», легко «раскрыл» блеф немецкого профсоюзничества. Редакция желает Алексею продолжать исследовать окружающую социальную действительность, особенно в разрезе пролетарского движения, но уже на основе как минимум работы Ленина «Что делать?». Именно там дана исчерпывающая, предельно точная, научная характеристика экономической борьбы пролетариата и сущности участия в ней марксистов.

Р. Огиенко по поручению Редакции


25 ноября 2017 г. на нашем предприятии, сортировочном центре UPS в пригороде Ганновера Лангенхаген, состоялось очередное рабочее собрание. Выступали представители предприятия, представители рабочих предприятия и представители профсоюза Ver.di. Рассказывали разное. Начну по порядку.

Сначала выступил представитель рабочих. Подвёл итоги голосования в производственный совет, состоявшийся пару месяцев назад. Списков было три: менеджмент, рабочие и профсоюз. Больше всех голосов набрал первый список, потом второй, а за ним третий. Тем самым в производсовете будут преобладать представители менеджмента, коих представители двух других списков в случае разногласий (а они обязательно будут, как мы увидим далее) забороть смогут лишь совместными и единодушными действиями.

Затем выступил представитель профсоюза Ver.di. Рассказал, как обстоят дела в рабочей борьбе в сфере доставок. Например, как в компании-конкуренте DHL рабочие под предводительством профсоюза вышли на забастовку с требованием улучшения рабочих условий. Требования, которые Ver.di предъявили и UPS, были таковы: увеличение зарплаты на 6.5%, три дополнительных дня отпуска, повышение надбавки за ночную смену с 15% до 30% от номинальной зарплаты, введение системы увеличения зарплаты в зависимости от выслуги лет. На данный момент встречного предложения от руководства компании не поступало, и, если так и дальше будет, то профсоюз пригрозил организацией забастовки.

Под конец выступили друг за другом представители менеджмента. Речь первого, который вообще приехал из Бремена, я, честно сказать, не помню, т.к. по сути он не говорил ничего вообще, просто лил воду. Зачем это было, непонятно. А вот второй, работающий непосредственно в нашем хабе именно в цеху, начальник дивизиона, выступил очень хорошо, со знанием дела, с азартом и умением агитации. Рассказал, что UPS предлагает зарплаты выше, чем в среднем по отрасли. Что UPS проводит за свой счёт обучение и повышение квалификации рабочих. И вообще, за ту трудную, как он признался, работу, которую выполняют рабочие предприятия, оно им в свою очередь отдаёт максимум того, что только может, и это несмотря на кризис, на крайне низкие цены на услуги фирмы, высокую конкуренцию на рынке перевозок, и вообще. Поэтому о каких забастовках может идти речь, продолжил он, когда рабочие предприятия в среднем получают на 50-60% выше, чем у конкурентов? Но, в любом случае, переговоры с профсоюзом он приветствует и желает ему в этом удачи(!).

После этого хотели уже перейти к заключительной части, но повторно взял слово представитель профсоюза и выступил с разгромной речью, что то, что предлагает UPS, это минимум того, что рабочие вообще заслуживают. И призывы сжалиться над руководством, над высшими менеджерами, которые якобы от сердца отрывают ту якобы небольшую прибыль и делятся ею с рабочими на фоне всё ухудшающихся условий в социальной сфере и рынке труда и постоянного повышения цен на все товары потребления, просто смешны. И ещё раз напомнил о возможности забастовки в случае несговорчивости руководства.

Что я могу обо всём этом сказать?

Во-первых, мы видим, налицо конфликт интересов даже не менеджмента и профсоюза, что понятно, а представителей рабочих внутри предприятия, т.е. как бы внутренний профсоюз, с собственно профсоюзом. Ибо неважно, насколько сильно, например, начальник отдела, а тем более целого дивизиона, хочет улучшения условий для своих подопечных, над ним всегда будет нависать дамоклов меч высших менеджеров, готовых в любой момент спустить этот меч на шею начальника в случае, если он пойдёт против их директив. Именно из-за этого самого конфликта интересов в профсоюзы и не принимают менеджеров. Принципиально.

Во-вторых, можно понаблюдать за эффективностью работы агитации и пропаганды. Благодаря грамотной предвыборной кампании менеджмента и умелой манипуляции рабочими они и набрали больше всех голосов. Рецепт крайне прост:

1. Дай зарплату чуть больше, чем у других по отрасли.
2. Выдай пиццу на первом обучении (пицца была вкусная).
3. Выдай пиццу раз в полгода «просто так» (эта пицца была барахло – итальянский недочебурек).
4. Разъясни рабочим, что «мы же делаем всё ради вас».
5. ????????
6. ПРОФИТ!

Таким образом голос политически неграмотного рабочего, коих тут в Германии подавляюще много, заполучить очень легко. А на нашем предприятии, где больше половины сотрудников иммигранты или даже беженцы из южных стран, со всеми вытекающими, тем более.

Ведь откуда знать рабочему, что большая часть прибыли предприятия идёт не рабочим в том или ином виде, например, гарантированной, а не выигранной среди всех отделений страны(!), путёвки в санаторий, а в карман владельцам? Кто будет изучать скучную экономику и теорию прибавочной стоимости, которую производит именно рабочий-пролетарий, а присваивает владелец предприятия-капиталист? Кто будет высчитывать, во сколько ему обойдётся восстановить подорванное тяжёлой физической работой в цеху здоровье, если приедет вдруг итальянец на белом вагончике и раздаст всем бесплатный чебурек? Кто будет изучать историю рабочей борьбы, её причины и её следствия? И я даже не говорю про ярчайший пример результата рабочей борьбы для всего мира — СССР. Я говорю просто про стачечную борьбу рабочих ткацких фабрик Англии в XIX веке. Про немецких и шведских рабочих в веке уже XX, именно благодаря которым эти две страны и имеют на данный момент самые лучшие среди капиталистических стран рабочие условия. Рабочие условия из года в год только ухудшаются, медленно и малозаметно, но уверенно, так как капиталисты, в отличие от пролетариата, не сидят без дела, а постепенно отвоёвывают потерянные ранее позиции обратно. Никто об этом не просто не помнит, а даже и не знает – этому не учат в школе. Нас здесь никто не учил тому, почему зарплаты в Германии такие высокие, откуда происходит соцпакет, почему такие комфортные условия труда. Зачем? Ведь эти знания могут поднять народ на восстание, и тогда ежегодные профсоюзные забастовки покажутся детской шалостью.

С другой стороны, и от профсоюза я тоже не слышу разговоров о причинах такого положения. К сожалению, профсоюзы здесь такие же жертвы парадигмы капитализма, с соответствующим образованием и мировоззрением. Имена Маркса и Энгельса здесь если и знают, то только лишь имена. Ленина здесь знают как предводителя революции в России, без уточнения, что это была за революция и к чему она привела. А про Сталина… спросите у нас любого либерала про Сталина — то же самое услышите от немца.

Стоит ещё добавить, как именно проходят подобные собрания. Я был уже на двух — в июне и вчера. Люди приходят, выпивают стаканчик посредственного кофе, закусив его чёрствой печенькой, оставшейся, наверное, с прошлого собрания, усаживаются на свои места, слушают, где надо хлопают и… расходятся. Почему так? А потому что за присутствие на собрании предприятие платит дополнительно к зарплате 70 евро. Ради такого можно и лишний раз прийти в субботу, выходной день, посидеть часок, послушать каких-то мужиков, даже похлопать, где надо, и со спокойной душой уйти прожигать лишние 70 евро. Старожилы говорят, что когда за участие на собрании ничего не платили, приходило крайне мало людей, в пределах десятка-другого человек. Рабочим в Германии живётся очень комфортно… по сравнению с другими, особенно восточно- и южноевропейскими, странами. И когда твою зарплату, твоё благосостояние отнимают не сразу и резко, как это было у нас во время шоковой терапии, а постепенно, помаленьку и незаметно повышая температуру в котле, лягушка поймёт, что её сварили, уже слишком поздно.

Вот так прошло у нас сегодня рабочее собрание.

А. Иксанов
26/11/2017

Комментарии

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s