Олигархия и реформизм

№ 7/35, VII.2019


Мы уже отмечали, что в ходе борьбы с влиянием коммунизма и СССР мировая олигархия выработала систему средств и обширную пропагандистскую программу их поддержки по укреплению буржуазного строя, получившую броское название «социальное государство», а в некоторых случаях подаваемую под соусом «социализма» (Ханссон, Эттли, «скандинавская модель» и тому подобное).

Власть капиталистов, особенно олигархии (магнатов), держится не только на штыках полицейского государства, но и посредством укоренения в сознании пролетариата мифа о цивилизованности и безальтернативности самого капитализма, особенно по сравнению с «тоталитаризмом», «сталинскими репрессиями», «династией кимов» и «императором си». Однако под такую рекламу капитализма необходимо устранить хотя бы голод и перманентное нищенство большинства, дать обывателю надежду зажиточной жизни, хотя бы в кредит. Образно говоря, империализм усвоил урок Октябрьской революции и принял меры — социальную политику государственного перераспределения для компенсации народным массам их биологического и культурного воспроизводства в виде пролетарской массы. Что и стало материальной подпоркой для разворачивания пропаганды вечности и безальтернативности капитализма.

Известно, что после уничтожения СССР и сопредельных социалистических государств, мировой империализм под водительством американской олигархии впал в некоторую эйфорию и в развитых капиталистических странах началось активное сворачивание социальной политики. Наивные тред-юнионисты полагали, что все «завоевания» трудящихся развитых буржуазных стран в ходе «холодной войны» были достигнуты посредством самого последовательного профсоюзничества, однако практика ликвидации «среднего класса» в 1990-е и 2000-е годы показывает, что «раздача благ» была лишь спланированной акцией империализма в условиях страха перед СССР.

Теперь же, процесс сворачивания «социального государства», по мнению лидеров империализма, ушёл в перехлёст, поэтому начались очередные разговоры о реформировании капитализма.

Наши левые, страдая типичным схематизмом, изображают все действия капиталистов и даже буржуазной власти, как будто они направлены исключительно на получение сиюминутной выгоды или сиюминутное ограбление народа. На самом же деле, действие буржуазного класса и его государства в политической области в основном направлены на поддержание установленного социального порядка, наиболее эффективным средством чего является различная дезорганизация пролетарских масс, особенно идейная. Поэтому «кинуть кость» социалки, посеять национальный, религиозный, демократический раздор, привить зависть к братьям по классу, рвачество и индивидуализм, даже если на это необходимо потратить миллиарды долларов, не просто соответствует коренным интересам буржуазии, но и необходимо для поддержания капитализма на плаву.

Так, в своём открытом письме будущему президенту США 19 американских олигархов, включая Сороса, пишут:

«Неравенство подпитывает недовольство и разлад в обществе. Результат — рост недоверия к демократическим институтам, а то и что похуже».

Более того, они призывают поднять налоги для богатых, просят ввести двухпроцентный налог на состояния, превышающие $50 млн, а если же стоимость активов превышает $1 млрд, то налог возрастает до 3%. Подобная мера затронет 75 тыс. самых богатых американских домохозяйств.

Вторит этим обеспокоенным судьбой капитализма «бедолагам» и глава инвестбанка Guggenheim Partners (управляет $300 млрд) Шварц в своём выступлении:

«Когда массы считают, что элитам достается слишком много, происходит одно из двух: законодательное перераспределение богатства или революционное распределение бедности.

(…) Правительство США постепенно уходит из реальности, в которой живет простой человек. Люди в целом потеряли веру в способность институтов выполнять возложенную на них миссию и обеспечивать социальную поддержку и защиту. Они требуют перемен, и нам придется признать, что перемены назрели».

Не отстаёт и глава банка JP Morgan Даймон. В проблемах капитализма виновата власть и крупный бизнес, пишет Даймон, они, дескать, долго игнорировали перекосы в обществе, но настало время «повернуться лицом к человеку».

Американский олигарх с состоянием в $17 млрд Далио разошёлся вообще не на шутку:

«Я уверен, что капитализм — фундаментально прочная система, просто сейчас она не приносит пользы большинству людей и потому должна быть реформирована».

Но совсем уж откровенно говорят «спецы». Например, главный экономист Всемирного банка Голдберг запугивает «корпоративные элиты»:

«Как только разрыв между богатыми и бедными становится слишком большим, появляется угроза. Мы помним Французскую революцию, Октябрьскую революцию. Начинаются народные волнения, и мы уже наблюдаем их… Налицо кризис институтов, люди все меньше верят в демократию и выступают уже не только против глобализации, но и против элит, экспертов и так далее. Потому что они считают, что элита получила все блага экономического роста последних лет, а простому человеку не досталось ничего».

Наши леваки, конечно, в данных цитатах увидят какие-то положительные сдвиги в расстановке классовых сил, признаки слабости, страха власть имущих и тому подобное. Однако поспешно судить о подобном, основываясь только лишь на заявлениях, не стоит. Да, некоторые рупоры империализма выдвинули лозунг на реформирование капитализма, на возврат мер «социального государства». Но это означает лишь то, что этот «мозговой центр» таким образом оценивает ситуацию. Какова ситуация на самом деле, насколько массы в развитых странах недовольны, насколько решительно настроены, насколько близок момент выплеска ярости несогласия и классовой ненависти — неизвестно. Может, устами этих олигархов и их прислуги говорит страх, может, блеф, а может быть, холодный расчёт — опять же, неизвестно. Единственным, хоть сколько-нибудь значительным лежащим на поверхности фактом в пользу идеи нарастания классового недовольства в богатых странах является протест «жёлтых жилетов» во Франции. Но с марксистской точки зрения мы, например, ничего примечательного в этом ярком движении не замечаем. Кто прав: наша газета или аналитика Всемирного банка — покажет время.

Здесь важно понять другое. Магнаты вправду могут пойти на «реформу» капитализма: ввести налоги на богатство, добавить и расширить различные пособия, накинуть пенсии и тому подобное. От этого капитализм не просто не рухнет, наоборот, укрепится. Профсоюзники, различные «друзья народа» и наши горе-марксисты экономистского кроя никак не поймут, что капиталисты периодически действительно склонны улучшать материальное положение народных масс, в том числе трудящихся, в известных пределах по тому или иному поводу. А делают это они не потому, что боятся забастовок и протестов, за которые ратуют левые, а в целях общего укрепления веры в капитализм, для утихомиривания недовольства. Иными словами, все «реформы» капитализма в аспекте материального положения народных масс есть форма борьбы буржуазии против коммунизма, против организации и революционного становления работающего класса [= рабочий класс].

Разумеется, существуют вещи, которые необходимы сознательным пролетариям-коммунистам как воздух. Например, свобода ведения коммунистической работы (пропаганды, агитации, организации), то есть политические буржуазные свободы и отсутствие запрета на коммунизм. Или например, государственный суверенитет страны, в которой мы работаем, ведь иначе иноземная армия подавит революцию в случае её угрозы. Но эти условия в большинстве стран уже завоёваны, если не считать известную необходимость борьбы за отмену запрета коммунизма в Индонезии, Польше, Латвии, Литве, Украине и других бывших советских республиках в той или иной степени.

Разумеется, существуют принципиальные вещи в области экономического положения пролетариата, которые благоволят развитию коммунистической борьбы. Например, введение шестичасового рабочего дня, за что отчаянно дебатируют экономисты из РПР. Два лишних часа свободного времени даст хотя бы небольшому слою наиболее передовых пролетариев возможность изучать марксизм, заниматься политикой и так далее. Это был бы огромный положительный шаг вперёд для нас.

Но, во-первых, заставить буржуазное государство и капиталистов ввести такую норму можно только лишь мощной мобилизацией огромных пролетарских масс на многолетнюю борьбу, а подобная мобилизация, в свою очередь, возможна исключительно при наличии чрезвычайно устойчивого внутреннего побудительного мотива пролетариата. К сожалению, силами нашей пропаганды сформировать такой мотив оказывается невозможным, а по факту он попросту отсутствует. Большинству пролетариев не нужно свободное время, они хотят лишь получить больше денег, загоняя себя порою в гроб переработками и шабашками. Таков уж уровень сознательности людей, и с ним, по крайней мере нашими силами, особо ничего не поделаешь. И главное: невозможно убедить массы бороться за свободное время и его трату на коммунизм аргументами из области тред-юнионизма (торговли за зарплату).

Во-вторых, даже при введении шестичасового рабочего дня капиталисты не будут сидеть сложа руки, они снизят реальное содержание заработной платы, даже если её номинальное выражение законодательно закрепить. Иными словами, вздуют на всё цены, чтобы пролетарии тратили «свободные часы» на всё те же переработки. Таким образом получается, что РПР предлагает мобилизовать людей на борьбу с сомнительным результатом, но при этом необходимые для победы силы и средства вполне сопоставимы с теми, которые достаточны для взятия власти. Если бы в недрах сознания пролетариата потребность в шестичасовом рабочем дне имелась, как имелась, например, такая потребность в восьмичасовом рабочем дне в начале XX века, то массы бы уже давно подхватили лозунг РПР и мы бы наблюдали движение сотен тысяч рабочих, инженеров, служащих.

Разумеется, мы не можем и не должны игнорировать те реальные стихийные всплески сопротивления капиталистам и буржуазному государству, которые периодически возникают. Если, конечно, они массовые, отражают взгляды, настроение пролетариата и носят левый, антикапиталистический характер. В этом случае мы обязаны давать разъяснения с точки зрения марксизма, вести вербовочную работу, пропаганду, агитацию, привносить организованность. И для хвостистов важно отметить, что весь смысл данной работы сводится к задаче подъёма сознательности людей до уровня осознания объективной необходимости борьбы именно за коммунизм, а не за зарплату, против мусорных свалок, храмов, полиции, Медведева или Путина. А такое осознание есть диалектическое отрицание всех форм и видов сопротивления капитализму, идеологии его реформирования и прочего.

Такова реальная диаматика классовой борьбы в данном случае. Из сказанного подтверждается наш старый вывод, что степень и формы эксплуатации современного пролетария не сравнятся с периодом царизма, когда фабрично-заводские рабочие были поставлены фактически за гранью физического выживания, следовательно, в наши дни материальное положение трудящихся в значительно меньшей степени формирует объективный потенциал роста и развития пролетарского движения, чем в прошлом. А в случае реабилитации политики «социального государства» его значение упадёт ещё. Стало быть, возрастает значение глубокой пропагандистской работы по убеждению пролетариев в необходимости перехода к коммунизму не только и не столько из-за бедности и убожества жизни при капитализме, а потому, что коммунистические производственные отношения гарантируют каждому члену общества необходимый для его творческого и всестороннего развития уровень потребления материальных и духовных благ, а сам коммунизм есть синоним социального прогресса и единственно возможное будущее человечества без бедности, войн, денег и государства. А чтобы доказать это, и организовать на основе этих убеждений пролетариев в революционный класс, недостаточно вороха простеньких симпатичненьких лозунгов и истеричного обличения путинского режима.

А. Редин
24/07/2019

Олигархия и реформизм: 4 комментария

  1. Как известно, работа Маркса с критикой политической экономии. «Капитал», явилась новым, пожалуй, самым мощный конструктивным импульсом левому движению в мире. Коммунисты обязаны продолжать эту работу и держать под пристальным вниманием движение политэкономической теории современного буржуазного общества. В этом смысле, статья Редина — очень полезное начинание.

  2. «Как только разрыв между богатыми и бедными становится слишком большим, появляется угроза. Мы помним Французскую революцию» — гм, неужели господин банкир не в курсе, что Французская революция была буржуазно-демократической? Что она случилась не из-за «разрыва», а потому, что надо было расчистить дорогу капитализму, за который он так ратует?

  3. Алексей 25/07/2019 — 19:03

    Движущей силой преобразования общества должно быть какое то объективное противоречие внутри пролетариата. И сейчас оно уже не может быть экономическим. Задача коммунистических теоретиков найти такие противоречия актуальные для текущего исторического момента.

  4. Очень правильная констатирующая часть статьи. Экономическое давление на массы в развитых странах после разрушения СССР многократно усилилось. Разговоры о реформировании капитализма обусловлены как очевидным и постоянно увеличивающемся запредельным неравенством, так и отсутствием привлекательной программы и идеи решения проблемы. В первую очередь это касается левого лагеря, в то же время не учитывать идеологическую роль стремительно развивающегося Китая нерационально.
    Безусловно нужен анализ причин трагедии СССР. Выбор КПСС движения по «ложному антинаучному пути» обусловлен игнорированием законов марксистской диалектики, из которой фактически был исключен главный закон развития.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close