О нашем кадровом потенциале

№ 7/35, VII.2019


В продолжение рассуждений о серьёзном отношении к марксизму

Читая статьи и монографии современных историков, социологов, политологов и философов, нельзя не поразиться их нахальству, помноженному на бездарность. Абсолютное большинство работ, мало того что носят заказной характер оправдания капитализма и клеветы на коммунизм, так ещё и представляют собой в чистом виде троечные отписки. Впрочем, это-то как раз нам, марксистам, на руку. Чем бесталанней и серее их творчество, тем лучше для коммунистической прессы, претендующей на теоретическое освещение социально-значимой и научной проблематики.

Складывается впечатление, что буржуазная кафедра пытается задавить массой своих невзрачных, дешёвеньких публикаций. Видимо, в среде ученых мужей считается престижным бравировать количеством статей, а не открытиями объективных истин. Да и платит научным работникам буржуазное государство, вероятно, не без учёта плодовитости. Большинство «научных» публикаций — коротенькие статейки с пересказом тех или иных монографий, той или иной теорейки, концепции и даже мнения. Ничего системного, фундаментального, глубокого буржуазная гуманитарная наука практически не выпускает.

В то же время левые издания не стремятся потеснить буржуазную науку, а идут по ложному пути завоевания дешёвой популярности, наращивания тиражей, количества авторов всех оттенков и даже полемичности публикуемых материалов, вместо того чтобы предложить обществу, в первую очередь пролетариям, научный подход к разрешению социальных проблем и противоречий, раздирающих страну и мир.

К тому же известно, что подлинная коммунистическая партия для решения стоящих перед ней исторических задач обязана стать научным центром методологической и обществоведческой мысли по факту. Именно для этого Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, а затем Ким Ир Сен, Мао Дзедун, Ким Чен Ир и другие коммунистические вожди писали фундаментальные научные труды, прививающие и развивающие методологию. КПСС потому и проиграла империализму в глобально-историческом смысле как штаб форпоста мировой революции, поскольку после смерти Сталина «выяснилось», что авторитет мозгового и революционного центра поддерживать формальными решениями и реляциями о научности и авангардности невозможно. А организационное перерождение стало закономерным следствием идейно-теоретического убожества и погружения в оппортунизм. Аналогичные проблемы преследуют и современные партии с коммунистическими вывесками — к ним не прислушиваются пролетарии, потому что они не способны завоевать авторитет в теоретической и практической областях (то есть научный и революционный). Политическая партия коммунистического содержания без авторитетного научно-теоретического центра невозможна вообще.

Разумеется, история знает примеры, когда к власти приходили левые организации, не вполне отвечающие критериям марксизма-ленинизма, но и в этих прогрессивных практических примерах мы не увидим ничего, приближающего непосредственно коммунизм, в лучшем случае топтание на «начальной стадии социализма» или некий «социализм XXI века».

Сегодня же характер пролетарского движения таков, что всё возрастающую роль играет доказывание и обоснование научной неодолимости марксизма. Материальное положение трудящихся в свою очередь в значительно меньшей степени формирует объективный потенциал роста и развития пролетарского движения, чем в прошлом.

Концепция, в рамках реализации которой мы предлагаем работать, состоит в следующем. Если организовать издание, которое будет твердо придерживаться принципов научности, то оно в конечном итоге соберёт вокруг себя адекватных сторонников, готовых напряженно работать прежде всего над систематическим повышением своего научного уровня. Этот кадровый потенциал и реализуется в то действительно коммунистическое ядро, вокруг которого необходимо формировать полноценную коммунистическую партию — Партию Научного Централизма.

Этот подход проповедует Редакция журнала «Прорыв», признанного нашей газетой в качестве будущего Центрального Органа.

Хотя большевистская партия формировалась несколько иным конкретно-историческим путём, однако представленная позиция соответствует марксизму-ленинизму. Так, ещё в 1906 г. Сталин учил:

«Дело не в том, за кем сегодня идет большая или меньшая „масса“, — дело в существе учения. Если „учение“ выражает истину, тогда оно, само собой разумеется, обязательно проложит себе дорогу и соберет вокруг себя массу. Если же оно несостоятельно и построено на ложной основе, оно долго не продержится и повиснет в воздухе».

При всём том, установление научных истин — это чрезвычайно сложная и далеко не гарантированная операция. Неплохо «выезжать» на заслугах гениев — Марксе, Энгельсе, Ленине и Сталине, но сегодня нам нужна актуальная теория, учитывающая все глобальные и локальные особенности исторической эпохи и исторического момента, опыт побед и поражений коммунизма. Только такая теория способна безоговорочно убедить думающих пролетариев умственного и физического труда вступать в партию, идти за партией в бой против господства капитала за установление классовой диктатуры трудящихся.

Но и это ещё не всё.

Ведя работу по воспитанию коммунистических кадров, по вовлечению сочувствующих читателей и сторонников в коммунистическую борьбу, мы вместе с тем обязаны ориентировать эту нашу деятельность на приобретение нашим активом навыков управления, организации, воспитания, убеждения. Колоссальную роль в способности коммуниста выполнять свою функцию служения классу и обществу играет уровень его профессиональной культуры, дисциплины принятия и исполнения решений.

Иными словами, точно так же, как нижняя планка качества теории в процедуре соединения марксизма с пролетарским движением объективно поднялась по сравнению с XX веком, так и нижняя планка необходимого кадрового потенциала марксистов стала выше. Сегодня недостаточно представить на суд пролетариям марксистскую программу, имея за плечами разрозненный коллектив партийцев, компетентность которых оставляет желать лучшего. Когда большевики брали власть, вокруг Ленина была сформирована группа наиболее грамотных, подготовленных, компетентных вождей, самоотверженность и сплочённость которой позволила взять и удержать власть, победив всех врагов трудового народа и подавив таковых внутри самой правящей партии. В остальном кадровый состав был мягко говоря разношёрстным, особенно после известного приёма в 1917 году в организацию явно оппортунистических групп. Диктатуре рабочего класса в силу кадрового голода порою приходилось назначать на высокие посты откровенных недоброжелателей и скрытых вредителей, отдавать целые отрасли государственного управления в руки сомнительного элемента.

Справедливости ради следует отметить, что фактор недостатка компетентных крепких большевиков не сыграл решающей роли в вопросе организации рабочего класса, завоевания народных масс и их мобилизации на проведение той или иной политики. Сегодня же, современный пролетарий весьма изыскан и требователен, он желает видеть в марксистах людей, способных управиться с организацией государственной власти, планового производства, решением социальных проблем и так далее. Грубо говоря, подлинная коммунистическая партия в наше время должна располагать как спаянным высочайшей дисциплиной многотысячным активом, так и парой-тройкой десятков преданных революции, грамотных, доброкачественных кадров — комиссаров коммунизма, которых можно бросить на решение любой проблемы, на улаживание любого вопроса, на налаживание любого процесса и они не подведут. И такая партия должна на деле доказать, что она способна здесь и сейчас взять всю полноту политической власти. Мы обязаны поднять нашу подготовку на такой уровень, чтобы, подобно Ленину, можно было со всей ответственностью заявить:

«…Он говорил, что нет в России политической партии, которая выразила бы готовность взять власть целиком на себя. Я отвечаю: есть! Ни одна партия от этого отказаться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком».

Как отмечалось выше, организационный процесс пока что находится на стадии кадровой ковки будущего ядра Партии Научного Централизма. Перед тем как пролетарская армия примет очертания боеспособной организации, она должна обрести свой командный штаб и передовой отряд в одном лице политической организации. Следовательно, объективные условия диктуют необходимость кадрового комплектования известного качества, а это осуществимо, если мы, с одной стороны, сумеем должным образом поставить политико-воспитательную работу, с другой стороны, будем работать так, чтобы привлечение и вербовка кадров велась в том числе в уже достаточно компетентной и профессионально развитой пролетарской среде, чтобы облегчить решение поставленной задачи.

К огромному сожалению, абсолютное большинство высококвалифицированных пролетариев, обладающих высоким исполнительским мастерством, самодисциплиной и профессиональной компетентностью своим политическим сознанием принадлежат капитализму и потому служат господству буржуазии. Наши оппоненты из разряда хвостистов утверждают, что марксизм должен интересовать только голодных, придавленных нуждой и находящихся в крайней степени угнетения людей. Особенно, если пролетарии задумываются о стачках. Это совершенно неправильный и глупый подход. Нужно учиться убеждать не только тех пролетариев, которые уже стихийно склонились к коммунистическим идеям эмоционально, но и аполитичных, однако думающих и серьёзных рабочих, инженеров, служащих и даже руководителей.

Два года назад выявили потенциально предрасположенную к марксизму аудиторию из рабочих:

«Что можно сказать о тех промышленных рабочих, которые сегодня являются потенциально нашей аудиторией? Во-первых, самое главное и единственное обязательное условие — это должны быть рабочие, которые хотят читать, учиться, обсуждать самые разнообразные вопросы на высоком теоретическом уровне. Во-вторых, это рабочие, у которых есть достаточно свободного времени, чтобы иметь возможность ежедневно несколько часов посвящать коммунизму. В-третьих, это рабочие с относительно высоким заработком, чтобы не быть придавленным нуждой и иметь возможность финансировать свою Партию».

Эти критерии вполне относятся и к лицам интеллигентных профессий, служащим и руководителям. В данном случае, на нашем этапе здесь особой разницы не наблюдается.

Недавно уже обозначалось, что для завоевания высокообразованных лиц технических профессий необходимо доказать научную неодолимость диаматики, а уже посредством неё разворачивать всю теорию коммунизма. Философия здесь — навроде фундамента, ибо все те, кто себя считает шибко грамотными, настолько глубоко заражены буржуазной идеологией, что их политическая перековка невозможна без полноценного системного фундаментального изложения теории. Такого изложения, при котором у добросовестного, думающего человека не останется «манёвра» для непризнания подтверждённых всей общественно-исторической практикой научных истин.

Вообще говоря, умный, последовательный человек, если он не подлец и не совершил сделок с совестью, то сам должен приходить к большевизму в порядке развития своих взглядов. Но массово этого пока не происходит в основном потому, что буржуазия сформировала хитроумные заслоны в виде теорий сталинских репрессий, плюрализма, демократии, «цивильного» национализма, агностики и тому подобных, как будто бы общепризнанных и самоочевидных для всех «высокообразованных людей». Буржуазные идеологи сумели среди тех, кто себя считает высокообразованными, создать душную атмосферу цинизма, антикоммунизма и антисоветизма, в которой якобы стыдно даже заикнуться о коммунизме, о Ленине и Сталине.

Чтобы переломить данную ситуацию, как раз и необходимо предать партийной печати эвристическую силу и статус революционной академии научного мировоззрения. И это означает построить работу по выработке и пропаганде теории так, чтобы наша интеллектуальная продукция была на голову выше буржуазной и по форме и по содержанию.

Наши коммунистические газеты должны быть лучше буржуазных газет во всём, что касается научности, актуальности и оперативности. Наши коммунистические журналы должны быть лучше буржуазных научных изданий во всём, что касается качества познания, проработанности, доказательности, обстоятельности и точности изложения. И никакого мелкотемья, ложной оперативности, политической истерики и дармового революционного пафоса быть в теоретической работе, пропаганде и агитации не должно.

Вместе с тем, необходимо стремиться, чтобы технически-издательское исполнение наших печатных органов также было на высоте, не уступало хотя бы средненьким буржуазным газетёнкам и журнальчикам.

Разумеется, невозможно здесь и сейчас изжить, например, низкобюджетность продукции, так как наша деятельность финансируется скупо, исходя из наших же скоромных возможностей. Однако предлагается грамотно, творчески распоряжаться тем, что имеем, чтобы наша стеснённость в средствах выливалась бы не в кустарщину, а выглядела, как имеющая аскетическое обаяние «прагматика».

Исполнение данных рекомендаций всецело упирается в качество кадров и, следовательно, постановку кадровой работы. По данному вопросу важно отметить, что в левом информационном пространстве благополучно забыт главный теоретический ориентир — то особенное и своеобразное в исторической практике ленинизма, что формирует особый тип коммуниста-работника. Ленинизм сегодня таким образом подвергнут выхолащиванию и как теоретическая (центр научной мысли) и как практическая школа. А практической школе, как известно, свойственна в том числе «американская деловитость», то есть упорство и настойчивость в работе, ломающие всякие преграды. Деловитость к тому же означает деловой, предметный подход к революционной работе, серьёзное отношение к делу. А у нас, в коммунистическом движении, пока что наблюдается одно низкопробное кустарничество в духе «делаю всё, что могу, не судите меня строго».

Практика же — самый строгий, не допускающий поблажек судья. Практика судит нашу деятельность и нашу теорию, на основе которой эта деятельность строится. И если в необразованной, отсталой, крестьянской России ссылка на объективные условия в известной мере имела силу, то в настоящий момент она есть прежде всего роспись в собственном ничтожестве. Прорывцы в этом смысле, пожалуй, единственные, кто смотрит правде в лицо, сосредотачивая работу на главном, не распыляясь, не размениваясь по мелочам, не впадая в уныние и истерику, не плача об объективных сложностях.

Итак, мы понимаем, что нужно двигать теорию вперёд, очищать марксизм от оппортунистического хлама, предлагать разработанную модель коммунизма, основанную в том числе на опыте сталинского СССР. Вместе с тем, нужно строить работу, в частности нашего газетного предприятия, так, чтобы не только непрерывно возрастал идейно-теоретический престиж фирмы, но и привлечение, а также воспитание кадров шло в духе марксизма-ленинизма. И в этом деле нельзя переоценивать личный пример, пример активистов газеты, выраженный в том числе в качестве её продукции. Ответственность, компетентность, профессионализм, мастерство — вот те качества сотрудников, которые должны бросаться в глаза.

Понятное дело, что нельзя в один миг изменить ситуацию, даже в нашем в общем-то нехитром газетном предприятии. Скачок качества достигается мелкими шажками, длительным кропотливым переустройством рабочего процесса. Сегодня мы видим, что принадлежность к «Прорыву» в целом становится синонимом глубокой работы над собой, преимущественно в освоении теории марксизма. Но кадровый процесс требует усиления, в частности в деле подтягивания инициативности, партийности, дисциплины и организованности.

Итак, первым делом следует признать, что непосредственное участие в работе газеты и журнала должно стать неотъемлемой обязанностью каждого потенциального прорывца. Многие наши верные читатели не понимают, что состояние так называемой неготовности невозможно изжить без деятельного включения в работу. Грех забывать, что организационная и политическая вялость кадрового состава КПСС была обусловлена в том числе тем, что по уставу каждый её член был обязан лишь «овладевать марксистско-ленинской теорией»… веки вечные. Сидеть в состоянии накапливания «единиц готовности» — подход скорее оппортунистический. Необходимо деятельно включаться в работу, пусть вначале технического и литературно-технического характера, но с прицелом на специализацию в пропаганде или агитации. Короче говоря, знания и навыки приобретаются, а начитанность углубляется в реальной работе по пропаганде марксизма. И общий вектор коммунистической работы тем будет усиливаться, чем шире будет наш работающий товарищеский коллектив единомышленников, спаянный непосредственным делом и общим его результатом.

Далее, следует признать, что повышение идейно-теоретической дисциплины и нашей прорывской партийности должно начинаться с элементарной сверки собственных представлений с работами классиков марксизма-ленинизма и ключевыми публикациями членов Редакции журнала «Прорыв». Некоторые читатели и товарищи любят впадать в безответственный полёт интуиции, рассчитывая: «если что», старшие товарищи поправят. Каждый вопрос требует самостоятельной тщательной проработки, копания в «фолиантах», сверки и продумывания всех теоретических положений, ведущих к его разрешению. Только предельная предметность, щепетильность и точность действий ведёт к глубокому овладению материалом. Более того, нельзя впадать в зубрёжку кратких формул и тезисов. Как-то Валерий Алексеевич дал ценное разъяснение, что всякая краткость в изложении теории у начинающих левых порождает иллюзию, что к подобным выводам и определениям можно прийти легко и быстро. Это замечание в некоторой степени применимо и к нашим сторонникам.

Более того, каждый потенциальный и действующий прорывец обязан работать не только над приобретением навыков и своим мировоззрением, повышая общий культурный уровень и теоретическую грамотность, но и над диаматикой своей личности. Поэтому в вопросах саморазвития и взаимодействия с товарищами необходимо всецело руководствоваться выводами теории научного централизма, изложенными в соответствующих публикациях журнала и газеты. Каждый наш товарищ должен внимательно и тщательно изучить эти статьи, продумать их положения и взять на вооружение в своей партийной, профессиональной деятельности и быту. Перекройка собственной личности, борьба с обывательщиной — важный аспект становления коммуниста.

Далее. Вопреки всем теоретическим установкам наблюдается тенденция к исполнительской расхлябанности, убеждённости в недостаточности собственных сил и самооправданию в этой связи. Порча настроения в работе есть путь к деморализации и хронической пассивности. Нам нужно как раз обратное — взаимно поддерживать высокий темп работы, тем самым улучшая общее настроение и вдохновляясь взаимным успехом. Не всегда всё получается сделать быстро, и, разумеется, важно не побыстрее сделать лишь бы как, а системно, слаженно работать, пусть даже и медленно. Поэтому поддерживать высокий темп — главным образом означает поддерживать непрерывность в работе.

Качество любой работы прямо зависит от повторяемости действий, поэтому следует взять за привычку перечитывать, продумывать и перепродумывать прочитанное, переписывать написанное, проверять всё за собой по нескольку раз. Нельзя допускать безалаберную надежду на товарищеский контроль, особенно со стороны «центра». Многие упускают, что научный централизм предполагает не только собственно подчинение центру, но и децентрализацию. Самоконтроль в данном случае есть синоним ответственности, и прививать его необходимо главным образом посредством самостоятельной волевой выучки. Повышая таким образом качество всякой коммунистической работы, мы подтягиваем компетентность кадров, возводим высокую ответственность в привычку. Это и есть усиление дисциплины личности сотрудников.

Думается, что такого рода улучшение работы приведёт к обретению навыков сотрудниками, а наша теоретическая продукция, пропаганда, агитация и организаторская деятельность станет более притягательна не только для традиционной левой аудитории, но и для широких пролетарских слоёв, находящихся пока что под влиянием буржуазной идеологии.

А. Редин
07/07/2019

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close