О причине частной собственности

№ 9/37, IX.2019


Ниже приводится переписка редакции с несогласным читателем по поводу причины зарождения частных отношений собственности, содержащую очередное разъяснение нашей позиции по вопросу.

 

— Выявление причины частной собственности в данной публикации считаю спорным.

— А какая, по-вашему, причина образования отношений частной собственности и классов?

— Пока у меня «официальная» версия следующая: с ростом производительности труда и имущественным накоплением, разложением первобытной общины, а потом и большой патриархальной семьи, общая собственность племени, затем патриархальной семьи сконцентрировалась в немногих руках малых семей (это далеко не всегда собственность на землю, скорее скот, птица, плуг). К этому нужно прибавить рост обмена и достаточно широкое разделение труда. Институт частной собственности еще не так силен. Потом сыграло роль рабовладение и уже развитое рабовладение, когда рабы концентрировались в немногих и в конце концов частных руках. При феодализме разрушение крестьянских общин и т.д. Думаю, что к началу капитализма институт частной собственности встал в полный рост.

— Это описание процесса, мы в целом с ним согласны. Но в чём причина? Почему появление устойчивого излишка привело к формированию таких чуждых первобытному обществу отношений? Почему община начала разлагаться, а не пускать излишки на развитие и рациональное, разумное распределение?

— Потому что все шло стихийно, ни о какой разумности речь не идет. Предпосылок не было.

— Верно, стихийно. Но у всякой стихии имеются объективные основания. Энгельс, например, писал так: «вульгарная жадность, грубая страсть к наслаждениям, грязная скаредность, корыстное стремление к грабежу общего достояния»,… «воровство, насилие, коварство, измена — подтачивают старое бесклассовое родовое общество и приводят к его гибели». Так вот, откуда эти явления появились на основе излишков? Почему не родовой коллективизм, который лежал в основе общественной организации взял вверх, а эти «прекрасные» качества, так втайне любимые всеми сторонниками частной собственности? Ведь за коллективизмом была не менее весомая стихия — традиции, устои, тысячелетняя практика закрепления его в поведении и мышлении.

— Вы ищете причину причин? Общественная собственность тогда была синонимом «бедности», граничащей с выживанием. Даже пленных убивали, а может и съедали, не превращая в рабов, т.к. хотелось есть. Переход от общественной собственности к частной шел очень долго, по капле добавлялась производительность труда, по капле росло население. Только в древних государствах общая работа смогла приносить большие плоды труда, благодаря географическим условиям, а вокруг, вне древних государств все так же царили родоплеменные отношения. Обстоятельства делили людей на чуть более богатых и чуть более бедных, это коренилось веками. Кто его знает, как появился первый раб или как впервые бык достался одной малой семье, был ли это результат военного похода или просто умер сосед. Опять же, уважение к старейшинам, к вождям было испокон веков и испокон веков они забирали чуть больше. Только если в начале это был амулет с голого тела, то потом это стали тысячи рабов. Все это коренилось издавна, подарки, подношения сначала скудные, потом более обильные, а в конце концов передача их по наследству и власти по наследству, и выделение знати, которой в итоге понадобилось государство, чтобы защитить свои богатства от неимущих.

— Вы согласны, что у каждого явления есть конкретная причина? Причина — это отношение противоположностей, тождество и единство (борьба) которых образуют следствие, т.е. данное явление. Вы же даёте описание процесса, т. е. рассказываете КАКИМ ОБРАЗОМ происходило образование отношений частной собственности. Это описание, разумеется, приближает нас к пониманию ЧТО это такое, но мало что даёт в проблеме выяснения причины. Мы прочитали много советских книжек, некоторые даже можно назвать хорошими, но ни в одной из них автор не стремился выяснить причину появления частной собственности. Все они просто декларировали, появилось разделение труда, появилась частная собственность, случилось разделение на классы и образовалось государство. Исходя из нашей переписки, мне кажется, что вы вопрос о причине как бы вообще не принимаете во внимание. Поэтому нужно найти не «причину причин», а собственно причину. Из последнего вашего сообщения можно сделать такой вывод, что частная собственность была присуща самой природе общества и не проявлялась лишь потому, что первобытность есть сплошная бедность. Такой вывод мало чем отличается от либерального взгляда, который утверждает, что частный собственник = естественное состояние человека.

— А чем отличается Ваша трактовка, что человек животное и частная собственность взята от животных и она присуща человеку, как животному? Что, человек когда-то перестанет быть животным? Нет, и выводы из этого. Энгельс пишет алчность, зависть и т.п. Кто-то пишет накопление богатства. Вы пишете от животных. И все в чем-то правы. Например, ваша версия выглядела резонно, если бы сделать такое отступление. Я не физиолог, но… Человек испытывает чувство голода, сигнал поступает в мозг, мозг ищет пищу. Много пищи, сигналов в мозг не поступает. Человек испытывает холод, сигнал поступает в мозг, мозг ищет тепло, способ согреться. Когда человеку комфортно, сигналов в мозг не поступает. Поэтому постепенно человек начал не просто есть, носить одежду и строить жилище, но и стараться предупредить голод, холод, ненастье. Тогда он стал накапливать предметы, что переросло в привычку передающуюся из поколения в поколение, а у психически мнительных индивидов в жадность и алчность и т. п. Каким образом точно появилась частная собственность, думаю, мы упустили. Время ушло. Можно попробовать порыться повнимательнее в каких-то описаниях быта индейцев, папуасов, которых застали ученые. Из скрижалей выведать это навряд ли удастся.

— Вы не уловили смысла нашей позиции. Мы как раз не считаем, что раз человек «животное», то отношения частной собственности есть животный институт. Всё как раз наоборот. Человек совершил скачок из животного состояния уже в период первобытного общества. Поэтому мы его и называем ОБЩЕСТВОМ, а не СТАДОМ. Первобытный человек, хоть и стеснённый чрезвычайно объективными условиями, но СЧАСТЛИВ, т. к. система общественной организации гарантирует такое отношение личности и общества, при котором возникает устойчивое соответствие между динамикой развития личности и динамикой развития общества. Однако затем произошёл известный резкий рост производительности труда, возникла техническая потребность в радикальном разделении труда на умственный и физический. И таким образом общество столкнулось с невиданными масштабами богатства, сила которых поставила ряд неизвестных ранее проблем по его распределению. И в этой ситуации взыграли АТАВИЗМЫ в психике людей, подпитанные примерами из животного мира, ибо было не ясно КАК строить общественные отношения в новых условиях. Жить-то по-старому было уже невозможно. Поэтому отношения между людьми стихийно приняли такой лад: «одна порода питается за счёт другой, вплоть до той, которая сама приросла к земле подобно полипу и которая обладает только множеством рук, чтобы срывать плоды земли для высших пород, сама же она питается прахом; ибо если в природном животном мире рабочие пчёлы убивают трутней, то в духовном животном мире, наоборот, трутни убивают рабочих пчёл — убивают их, изнуряя работой» (Маркс). И такой: «Дарвин не подозревал, какую горькую сатиру он написал на людей, и в особенности на своих земляков, когда он доказал, что свободная конкуренция, борьба за существование, прославляемая экономистами как величайшее историческое достижение, является нормальным состоянием мира животных» (Энгельс). Классовые общества в некотором смысле это отступление НАЗАД к животному царству.

— Вы натягиваете современное понимание истории на древний мир. Кто и когда там был счастлив? Откуда Вам знать? Просто производительность труда и знания о мире не позволяли человеку, малой семье обособиться. Частная собственность, угнетение одной половины человечества, позволило, утрирую, другой заняться профессионально бездельем (умственным трудом). Атавизмы может быть и взыграли, но подпитаны они были из животного мира или просто оправданы — это другой вопрос. Бездумная динамика развития общества, стихия сделала путь таким, каким мы его застали с частной собственностью. Возможно, где-то были островки благоденствия и общей собственности — Атлантида, СССР, но их уничтожили и о них уже никто не помнил.

— «Кто и когда там был счастлив? Откуда Вам знать?». Счастье — это объективное состояние общества, а не субъективное чувствование «я счастлив». Определение счастья дано выше — «такое отношение личности и общества, при котором возникает устойчивое соответствие между динамикой развития личности и динамикой развития общества». Вы не признаёте, что первобытное общество соответствовало данному определению? Или не признаёте объективность счастья? Или не признаёте данного определения? (дайте своё). Вы пишете одно и то же, что просто одно следовало за другим, произошло это, затем это, затем это. Это ОПИСАНИЕ истории. Мы же обсуждаем причину. Метафизика считает, что причина есть то, что предшествовало следствию. Диаматика требует идти дальше. Вспомните это. Меня не удивляет то, что вы не признаёте нашей позиции. Удивляет то, что вы не называете свою версию причины. И более того, утверждаете, что она непознаваема вообще. То есть появилась частная собственность, а почему — мы не знаем. Давно, дескать, это было. Вот Понаиотов сказал хотя бы «развитие производительных сил и деятельности людей» было причиной. Глупость, конечно, полная, но хоть что-то.

— Для доказательства какой-то одной «причины причин» возникновения частной собственности Вам понадобится немного больше, чем даже рассуждение об этом Энгельса или Маркса. То, что древние люди не были коммунистами, очевидно. Они не могли оценивать свое поведение так, как оцениваете его Вы. Они просто жили, боялись, верили и т. п. То, что излишек прибавочного продукта усилил частнособственнические тенденции сомнения нет и никто не задумывался из древних людей, что это приведет к сотням веков кровопролития. Причиной может стать сумма условий, а не копирование поведения животных и только.

— Ваше мнение о том, что сумма условий является причиной, на мой взгляд, противоречит диалектико-материалистическому пониманию категории «причина», ибо так можно обо всём на свете сказать — что сумма условий, при которых явление образовалось, является причиной его возникновения. Кроме того, «условие» — это всегда нечто внешнее. Предлагаю вам поставить данный вопрос: «Причина появления отношений частной собственности» и дать на него научный ответ как это понимаете вы или ваши коллеги. Ведь историческая практика ликвидации частной собственности показала, что в крайней степени недостаточно ликвидировать право частной собственности, обратить средства производства в общественную собственность и даже обобществить их на деле (наладить всеобщее научное планирование). Вызовы истории требуют от марксистов ответа — КАК конкретно ликвидировать отношения частной собственности. Для этого требуется в том числе познать, на какой основе они образовались, в чём причина их появления. Ибо, если устранить это причину, создать условия, которые её исключат, то исчезнет и «следствие». А пока в левом информационном пространстве и в советских книжках наблюдались одни отписки о «сумме условий» на разный лад. Или вы считаете свою позицию вполне достаточной и научной, а постановку такой задачи излишней?

— Заманчиво узнать, что породило частную собственность, чтобы убить первопричину, но, думаю, условия уже не те. И поэтому сегодня, исходя из условий необходимо попытаться вывести рецепт. Тем более не стоит отбрасывать опыт СССР, который не успел в итоге выйти на должный уровень сознательности граждан и переродился.

— Как раз опыт СССР дал много материала на предмет ситуации, когда внешние для трудящегося силы фактически придавлены (буржуазия), а частнособственническое мышление и поведение всё равно доминирует.

12/09/2019

О причине частной собственности: 3 комментария

  1. Александр Какушкин 12/09/2019 — 21:58

    Хотелось бы сделать несколько замечаний (правда они относятся больше к обсуждаемой статье, а не к переписке)
    Отношения собственности в какой-то форме существуют в животном мире — и хищники и травоядные защищают свою кормовую территорию, изгоняя с неё чужаков. Причём травоядные часто ведут себя агрессивнее хищников. Разумно предположить, что первобытные люди унаследовали эту черту от своих предков.
    Разделения труда возникло скорее от того, что вместе с улучшением орудий труда, они ещё и усложнялись. Возможно, с какого то момента мастеру по изготовлению копий или стрел почти не приходилось ходить с остальными мужчинами на охоту — племя просто не могло рисковать потерять его в результате неудачного стечения обстоятельств.
    В связи с этим, думаю, внутриплеменное разделение труда возникло несколько раньше, чем описывал в своей статье Ф.Энгельс, и занимало в жизни племени большее значение. И скорее всего вскорости возник и межплеменной обмен. а это уже зачаточные торговля и товарное производство.
    Правда эти замечания тоже никак не объясняют, почему произошло разделение на тех, кто владеет, и тех, кто работает.

    1. Разделение труда безусловно существовало всегда, и в первобытном обществе. Этого никто, в том числе Энгельс, не отрицает. Однако разделение труда именно на преимущественно умственный и преимущественно физический, на управленческий и исполнительный возникло на заре т. н. цивилизации, оно было продиктовано усложнением производства при переходе к скотоводству и оседлости. Поэтому между вашей позицией и позицией Энгельса, на мой взгляд, нет противоречий.

      Причина разделения на тех, кто владеет и тех, кто работает, как мне кажется, и есть причина образования частных отношений собственности.

      1. Александр Какушкин 14/09/2019 — 20:40

        Разделение на тех, кто владеет и тех, кто работает — это, собственно, и есть частная собственность.
        Разделение на тех, кто работает, и тех, кто торгует, при увеличении объёмов обмена между племенами вполне естественно, так как продолжает ранее сложившуюся практику разделения труда внутри племени.
        Увеличение производства продукта, кроме увеличения объёмов межплеменной торговли способствует также некоторому обосабливанию семей — теперь не обязательно питаться из общего котла. Это должно было усилить связи внутри семей и способствовать образованию «династий», в том числе и «торговых» (родные дети больше времени проводят с главой семьи, им проще перенимать опыт). Отсюда рукой подать до появления «профессиональных секретов». По-видимому, это должно было привести ещё и к частичному наследованию власти в племени — сын вождя был более подготовлен к принятию власти, чем остальные претенденты. А это уже признак появления аристократии.
        Думается, в земледельческих и животноводческих племенах владельцами становились по-разному. В земледельческих таким владельцем скорее всего становился вождь, который одновременно торговал с соседями и решал вопросы. У скотоводов — более удачливые из них (падёж стада мог вынудить скотовода пойти в работники к более удачливому соседу).
        И, по-видимому, в то время переход к разделению на владельцев/работников был неизбежен.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close