Свержение власти и установление диктатуры

№ 2/42, II.2020


Российское пролетарское движение есть социально-политическая активность трудящихся масс на территории России, вызванная эксплуатацией и угнетением буржуазией, протекающая в русле объективных материальных интересов наёмных работников.

Стихийная сторона пролетарского движения представляет собой совокупность социальных процессов, которые в силу низкого уровня сознательности масс происходят независимо от их сознательной воли и каких-либо организаций. Основными факторами формирования этих процессов являются экономическое развитие страны, специфика развития капитализма, классовая расстановка сил, политика государственной власти, степень и характер невежества масс. Область стихийного подлежит изучению и учёту в марксизме.

Сознательная сторона пролетарского движения представляет собой совокупность социальных процессов, прежде всего деятельность масс, основанную на понимании ситуации, классовых и групповых интересов, целей, задач и так далее. Область сознательного подлежит направляющему воздействию марксизма в лице наиболее грамотных и авторитетных теоретиков, групп, организаций.

С научной точки зрения целью российского пролетарского движения в классовой борьбе является организация трудящихся масс в революционный класс для свержения власти капитала и установления диктатуры работающего (рабочего) класса с последующим построением коммунистического общества. Идейно-теоретическим, организующим штабом и направляющей авангардной силой революционного класса станет его коммунистическая партия, которую должны сформировать наиболее передовые, сознательные, грамотные и преданные делу марксисты на основе научного централизма.

Научный централизм коммунистической партии является надёжной гарантией побед в классовой борьбе за свержение власти капитала и построение коммунизма. Научный централизм означает, что руководство организации обладает высочайшей марксистской компетентностью, большинство членов партии являются носителями научного, то есть марксистского, мировоззрения, а строжайшая, основанная на мобилизации партийной совести и товариществе дисциплина есть внутренний закон её жизни.

Партия авангардного типа и есть высшая форма организации революционного класса. К такой партии примыкают наиболее передовые слои трудящихся, составляя агентурную сеть в широких народных массах. Таким образом обеспечивается воздействие субъективной стороны пролетарского движения на его объективную сторону. Таким образом обеспечивается перерастание революционной ситуации, складывающейся, как правило, объективно, в социальную революцию.

Объективной стороной революционной ситуации, абсолютно превалирующей в истории, является степень слепого побуждающего воздействия господствующего класса на пролетарские и народные массы, приводящего их в возбуждение. Иными словами, в революционной ситуации объективны все условия, побуждающие массы к деятельному сопротивлению тирании олигархии. Примерный перечень признаков такого рода условий дан Лениным — это i) «невозможность для господствующих классов сохранить в неизменном виде свое господство», ii) «обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов», iii) «значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс».

Субъективной стороной революционной ситуации является степень организации революционного класса, обеспеченная в конечном счете уровнем его сознательности, партийности. Отношение объективного и субъективного в теории революционной ситуации таково, что объективно возникающая в результате развития внутренних и внешних противоречий капитализма ситуация своей основной, ведущей двигательной силой имеет противоречие между эксплуатируемыми и эксплуататорами данной страны, которое, в свою очередь, может быть субъективно доведено до своей крайней степени революционным работающим классом под руководством коммунистической партии в виде взятия государственной власти. То есть объективное проявляется в субъективном, они составляют тождество при соблюдении известных условий, требований объективных законов развития революции.

Пролетарское движение, субъективной стороной которого стала борьба за коммунизм, является коммунистическим движением работающего класса. Такое коммунистическое движение есть разновидность революционного движения, то есть движения, целью которого является социальная революция — изменение общественно-экономической формации, в данном случае — переход от классовых обществ к коммунизму. Революционные движения без организации революционного класса и теории коммунизма есть авантюры, заговорщичество, путчизм.

I. Формирование Партии Научного Централизма есть первая ближайшая цель.

II. Формирование Партией Научного Централизма пролетарских масс в революционный работающий класс есть вторая ближайшая цель.

III. Свержение власти капитала и установление диктатуры работающего класса под руководством Партии Научного Централизма есть третья ближайшая цель.

Свержение власти капитала

Власть — это форма отношений между людьми, сводящаяся к силовому принуждению действовать в ущерб собственным интересам. Государственная власть, стало быть, — это инструмент господства одного класса над другими классами, эксплуататоров над эксплуатируемыми, посредством профессионально организованного насилия, специального общественного учреждения, стоящего над обществом.

Государство возникает вместе с расколом общества на классы, как продукт непримиримости их антагонизма, и исчезнет вместе с уничтожением этого конфликтного деления общества. Никакая власть не может стать государственной, если она не опирается на интересы реально существующего экономически и достаточно развитого политически класса.

Источником власти являются частные отношения собственности, то есть производственные отношения, содержание которых есть насильственное отчуждение факторов жизни, прежде всего от непосредственных производителей. Источником государственной власти являются частные отношения собственности большой обособленной экономически и организованной политически группы людей, то есть класса.

В производственные общественные отношения частной собственности (рабство, крепостничество, обмен, деньги, капитал, наёмный труд и другие исторические типы) независимо от своей воли вступают люди, что образует реальный экономический базис, экономическую структуру общества. Поскольку содержанием всех данных отношений, различающихся лишь по форме, является насильственное отчуждение факторов жизни, постольку для поддержания этого экономического порядка, для удержания эксплуатируемых и угнетаемых масс от расправы над кровопийцами рабовладельцами, феодалами, капиталистами всех мастей возникает политическая надстройка, прежде всего государство как продукт непримиримости классов.

Надстройка есть политическая форма для эксплуататорского экономического содержания общественной жизни. Революционная смена одной классовой общественно-экономической формации на другую классовую общественно-экономическую формацию, от рабства к феодализму, от феодализма к капитализму, представляла собой трансформацию одного и того же классового общества, возникшего на базе частных отношений собственности.

Таким образом, власть в классовом обществе, в том числе государственная, находится в конечном счёте в руках экономически господствующего класса. Государственная власть в конечном счёте есть диктатура того или иного класса, стало быть, её сущность состоит в отношении классов.

Содержанием государственной власти в руках эксплуататорского класса как формы общественного отношения является прежде всего процесс поддержания экономического и политического порядка, отвечающего интересам и потребностям данного класса. Или если очень упростить, то содержанием власти является принуждение одних для выгоды других. Сам эксплуататорский класс политически оформляется вокруг своего государства, скрепляется общеклассовой дисциплиной. В эксплуататорском классе выделяется штаб, его руководители, формальная или неформальная партия или партии, которые определяют государственную политику данного класса в силу своего разумения.

Формами воплощения государственной власти в руках эксплуататорского класса становятся различные режимы власти от демократической парламентской республики до фашистской диктатуры. Форма воплощения государственной власти есть её формально-юридическое выражение, то есть тот комплекс правовых норм, посредством которых отправляется государственная политика руками сотен тысяч государственных служащих. Форма воплощения государственной власти является той системой средств и комплексом мер, которые господствующий класс употребляет исходя из понимания сложившейся ситуации. Форма воплощения государственной власти существенным образом влияет на другие институты надстройки.

Государство в силу специфической природы в известной степени встаёт над всем обществом, а высшие лица государства до известного предела возвышаются и над классом, которому служат. Высший аппарат государственной власти, особенно если распределение полномочий сосредотачивает крупные распорядительные функции в руках узкого круга лиц, может и в известной степени отрываться от своего класса. Правда, это никогда не вызовет изменения классовой природы самого государства, оно по-прежнему будет поддерживать выгодный господствующему классу порядок.

Реальная классовая расстановка сил обуславливается в первую очередь соотношением сил эксплуататорского класса и эксплуатируемых масс. Главным фактором силы класса является степень его организованности и сознательности. Эксплуататорский класс организован в своё государство, на него работает продажная интеллигенция — учёные, преподаватели, журналисты, писатели, художники, артисты и так далее. В целом он силён, хотя вполне способен запутаться в собственной политике или может ослабнуть в результате внешней агрессии. Эксплуатируемая масса вообще неорганизованна и пребывает под тотальным влиянием пропаганды эксплуататорского класса, она лишь сопротивляется в форме забастовок, митингов и погромов наиболее вопиющим явлениям жизни. Поэтому важнейшей объективной задачей всех эксплуатируемых и угнетаемых людей является организация в политическую партию авангардного типа для формирования революционного класса вокруг этой партии. Это и будет фактор силы.

Из сказанного ясно: чтобы революционному работающему классу изменить экономический строй и развернуть строительство коммунизма, первым делом необходимо установить свою диктатуру. Что, разумеется, возможно лишь после отстранения от власти эксплуататорского класса, то есть свержения в нашем случае власти капитала.

В России экономически господствующим классом является буржуазия. Наиболее привилегированным слоем буржуазии, сосредоточившим в своих руках командные высоты в экономике, является верхний отряд буржуазии — магнаты-монополисты (олигархия). В России наблюдается государственно-монополистическая стадия капитализма, то есть над классическим капитализмом с мелкой и средней, немонополистической буржуазией образовалась надстройка безраздельного господства магнатов финансового капитала. Экономика страны перешла от конкуренции к господству монополий путём сосредоточия огромных капиталов в руках узкого круга лиц. Государственно-монополистический капитализм есть полная материальная подготовка к первой фазе коммунизма, так как для формального обобществления производства достаточно безболезненного удаления фигуры олигарха.

В России государственная власть находится в руках буржуазии, служит её верхнему отряду — олигархии. Именно олигархи продвигают свои интересы в области законотворчества и законоприменения, свои кандидатуры в депутаты, мэры, губернаторы, министры и президенты. Именно на интересы и потребности олигархии и в меньшей степени других слоёв буржуазии ориентируется аппарат государства при отправлении государственных мер регулирования и принуждения. Высшие чиновники от муниципального до правительственного уровня сами являются миллионерами, то есть принадлежат буржуазному классу. Российская Федерация как государство в целом функционирует в рамках капитализма, защищает и оберегает капиталистический строй, поддерживает выгодный буржуазии экономический, политический и идеологический порядок.

Историческая специфика формирования государственно-монополистического капитализма в России состоит в выдвижении в качестве консолидирующего вокруг государства центра буржуазных сил сильной команды высших чиновников и управленцев во главе с Путиным. Именно деятельность Путина и его команды по усилению буржуазного государства, по дальнейшей консолидации капиталов сформировала текущую модель государственной власти в России.

Этой модели свойственен бонапартизм, то есть лавирование верховной власти между буржуазией и пролетарскими народными массами, направленное на достижение некоторого компромисса в рамках капитализма, так называемой стабильности. Команда высших чиновников государства выступает арбитром в противостоянии различных чиновничье-олигархических группировок, стала гарантом сохранения равновесия в классовой расстановке сил, в том числе посредством утихомиривания пролетарского движения мерами социальной поддержки и внедрения буржуазно-патриотической идеологии.

При этом формой воплощения диктатуры буржуазии в России является буржуазно-демократическая президентская республика. Это означает, что комплекс правовых норм, посредством которых отправляется государственная политика руками сотен тысяч государственных служащих, содержит положения о демократических свободах, в том числе о свободе коммунистической пропаганды и легальности коммунистических организаций. Формально-юридические препятствия к успешному развитию пролетарского движения в России сегодня отсутствуют. Кроме того, согласно фундаментальным основам буржуазного права Российской Федерации источником власти является народ, вся полнота власти принадлежит народу, что получает выражение в соответствующих выборных и голосовательных процедурах. Разумеется, в данном случае подобные элементы в воплощении диктатуры буржуазии призваны прежде всего создавать в сознании масс иллюзию надклассовости, всенародности государства. Однако вместе с тем данные буржуазно-демократические нормы, получившие широкое признание во многих странах, являются завоеванием всего мирового пролетарского движения и дают относительную свободу коммунистической работы.

Наличие или отсутствие буржуазно-демократических свобод в надстройке капиталистического общества является принципиальным условием для выработки тактики коммунистической борьбы. Присутствие буржуазно-демократических свобод говорит или о чрезвычайной силе буржуазного класса и слабости пролетарского движения, или о чрезвычайной силе и натиске революционного рабочего класса и слабости буржуазии.

В нашем случае буржуазно-демократические свободы были подняты на щит буржуазией ещё в борьбе с КПСС, поэтому стали составной частью политико-правовой системы Российской Федерации и продолжают существовать в силу чрезвычайно слабости и неорганизованности пролетарского движения. Диктатуре буржуазии фактически пока ничего не угрожает, поэтому необходимости попирать свободы не возникает.

Вместе с тем важно понимать, что упразднение конституционных прав, к коим относятся данные свободы, — достаточно сложное мероприятие, требующее длительной пропагандистской подготовки и формирования определённых обстоятельств. Для нас идеально, если буржуазно-демократические свободы сначала какое-то время будут восприниматься как допустимый признак слабости пролетарского движения, а затем в максимально сжатые сроки окажутся признаком силы и натиска революционного работающего класса.

Легальность коммунистической работы в условиях буржуазно-демократических свобод означает, что сама по себе цель — построение коммунистического общества — не считается буржуазным государством противозаконной. Это, противное по природе буржуазной диктатуры, явление служит своеобразным обманом масс. Но вместе с тем это же явление, при правильной организации коммунистической работы, становится фактором беспрепятственного усиления революционного класса.

Идейно-теоретическое обоснование капитализма, в непрерывном режиме пропагандируемое различными надстроечными институтами буржуазии, основано на тотальной лжи. Многочисленные идеологи капитализма врут, что наёмный труд позволит пролетариям добиться зажиточной, счастливой жизни. Врут, что без владельцев-капиталистов невозможна организация общественного производства. Врут, что без диктатуры безработицы, голода и холода трудящиеся утратят мотивацию. Врут, что невозможно полностью изжить тяжёлый физический и монотонный труд. Врут, что коммунизм противен самой человеческой природе. Врут, что научное планирование производства приведёт к дефициту, бедности и однообразию быта. Врут, что диктатура работающего класса базируется на чрезвычайных формах насильственного принуждения. Врут, что управленческий аппарат коммунистического государства станет эксплуататорским классом. Врут, что теория и практика построения коммунизма в СССР оказалась всецело провальной. Врут, что в коммунистических странах были массовые репрессии. Короче говоря, врут, что научной альтернативы капитализму нет и быть не может. И между тем они врут, что буржуазно-демократическое государство выражает интересы и волю всего народа, в том числе наёмных работников. Учитывая это последнее, борьба за коммунизм приравнивается к любой другой политической цели и является вполне легальной.

Точно так же, как одни буржуазные политические силы выступают за отстранение от власти той или иной группировки других буржуазных сил, революционный работающий класс выступает за отстранение от власти класса капиталистов как такого. Это отстранение возможно исключительно при условии установления диктатуры работающего класса.

Диктатура работающего класса — это форма организации класса, опирающаяся на доверие широких народных масс, суть которой состоит в полновластном осуществлении необходимых для общественного прогресса мероприятий, в конечном счёте в виде построения коммунизма. В основе метода осуществления этих мероприятий лежит убеждение, пропаганда, повышение сознательности, культурничество и так далее, а принуждение составляет вторичный элемент, связанный с сопротивлением, пережитками прошлого, устоями, традициями и разложением малосознательных элементов.

Государство диктатуры работающего класса с научной точки зрения уже не вполне государство. Диктатура работающего класса в строгом смысле уже не является властью. Как видно, такая диктатура не направлена на эксплуатацию и угнетение, наоборот, является способом их преодоления, средством гармонизации общественных отношений. Она есть не диктатура над людьми, а диктатура научного мировоззрения, диктатура объективных законов. Но при этом диктатура работающего класса вынуждено является формой классовой борьбы, потому что капиталисты и их приспешники будут всеми силами и средствами бороться за свой паразитарный образ жизни и реставрацию капитализма.

Система организации государственных органов управления работающего класса принципиально отличается от системы власти буржуазии, что, следовательно, требует разрушения буржуазного аппарата власти и формирования новых учреждений. Этот процесс означает прежде всего проведение руководящей роли партии в государстве, а также необходимое изменение структуры организации государственного управления, мощную опору на наиболее сознательные элементы работающего класса, мобилизацию широких народных масс в государственных мероприятиях, переорганизацию и перекомплектовку армии и органов принуждения. Все компетентные, достойные, честные государственные служащие, лояльные «новой власти», будут, разумеется, использованы работающим классом по их способностям.

При сопоставлении цели свержения власти капитала, необходимого разрушения аппарата буржуазной власти и тех буржуазно-демократических свобод, в рамках которых постулируется легальная борьба, часто пропагандируется ложное мнение, что речь идёт о насильственном изменении конституционного строя.

В действительности революционный работающий класс ставит целью сначала взятие власти, а затем уже разрушение буржуазного аппарата, установление соответствующей системы права и осуществление программы своих мероприятий.

Способ свержения власти капитала зависит от классовой расстановки сил и наличия буржуазно-демократических свобод. Если демократические свободы отсутствуют, значит, ведётся подпольная нелегальная коммунистическая работа в сочетании с доступными легальными формами по подготовке революционного класса к вооружённому восстанию. Так большевики действовали, например, в годы царизма и после государственного переворота 4 июля 1917 года. Если демократические свободы имеются, значит, ведётся вполне легальная коммунистическая работа по подготовке революционного класса к мирному взятию власти. Так большевики действовали, например, с Февральской революции до 4 июля 1917 года.

Следует отметить, что легальное положение коммунистов не означает отсутствия необходимости параллельной подготовки к возможному сворачиванию демократических свобод и террористическому разгрому сил революционного класса.

Следует также отметить, что мирное взятие власти не исчерпывается участием в буржуазных выборах. Формы мирного взятия власти всецело зависят от конкретных условий сложившейся ситуации.

Отстранение буржуазии от власти и установление диктатуры работающего класса, как говорилось выше, сопряжено с мощным экономическим и правительственным кризисом. В том числе мирному свержению власти капитала сопутствуют самонизведение правительства до полного ничтожества, паралич органов власти, утрата ими легитимности, государственное предательство верхов и тому подобные проявления революционной ситуации.

Поскольку народные массы обладают безграничной материальной и творческой силой, постольку соотношение сил между буржуазией и революционным работающим классом обратно пропорционально. Чем сильнее организационно и духовно работающий класс, тем слабее буржуазия, и наоборот. Главным фактором силы работающего класса, как говорилось выше, является степень его организованности и сознательности, которые формируются партией авангардного типа. Повышение организованности и сознательности класса означает: i) формирование на основе партийного руководства, дисциплины и программы действий единства воли класса, ii) проведение научно-выверенной стратегии и тактики, iii) обретение достаточного для установления диктатуры и управления обществом кадрового потенциала, iv) установление высокого революционного духа. Чем выше организованность и сознательность революционного класса, тем ближе ситуация к революционной.

Из сказанного выше видно, коммунисты в условиях буржуазно-демократических свобод за насильственный захват власти или за насильственное изменение конституционного строя не выступают. Коммунисты выступают за полное исчерпание мирного этапа революции, за мирное взятие власти.

Из этого, разумеется, не следует, что мирное свержение власти капитала есть наиболее вероятное развитие революции. Каждому этапу и каждым конкретным условиям соответствуют только определённые методы классовой борьбы за власть.

Вооружённое восстание в свою очередь есть крайняя, ответная мера, возможная в соответствии с волей народа в условиях гнёта тирании, фашизма, расизма, оккупации и тому подобных форм воплощения буржуазной власти.

Свержение власти капитала и установление революционной диктатуры работающего класса, разумеется, вызовет яростное сопротивление со стороны класса капиталистов, вплоть до попытки развязывания гражданской войны. В этом смысле и только после взятия власти работающий класс в качестве формы социальной защиты полноправно применяет государственное насилие.

«Метод насилия и насильственных действий — это не метод коммунистов. Наоборот, история говорит, что именно враги коммунизма и всякого рода агенты иностранных разведок практикуют метод насилий и насильственных действий»

И.В. Сталин

РЕДАКЦИЯ
18/02/2020

Свержение власти и установление диктатуры: 18 комментариев

  1. Виктор Домбровский 18/02/2020 — 19:41

    Толково и доходчиво!

  2. Ярослав 18/02/2020 — 21:47

    Отличный текст, но не раскрыт важный вопрос о конкретной возможной форме диктатуры пролетариата в текущее время.

    1. Обычно революционное творчество масс стихийно порождает конкретные формы, важно, чтобы они были наполнены марксистской партийностью. Процедурные моменты не играют ключевой роли, а искусственное насаждение форм вообще невозможно. В нашей стране, как известно, есть замечательная традиция Советских органов власти.

  3. Леонид 20/02/2020 — 01:20

    > Источником власти являются частные отношения собственности

    Какие «отношения собственности» существуют между командиром взвода и солдатами? При этом вряд ли кто-то станет отрицать наличие между ними отношений власти.

    Это касается и «буржуазных» армий, и «феодальных», и «коммунистических».

    А какие «отношения собственности» между конвоиром и арестованным? Никаких. А отношения власти есть.

    1. Отношение подчинения между командиром и рядовым, между конвоиром и арестованным порождены не этими людьми, а являются формой отношений господствующего класса через ГОСУДАРСТВО с эксплуатируемой массой в лице УПОЛНОМОЧЕННЫХ государством лиц и конкретных людей. Разумеется, рядовым и арестованным может стать и представитель буржуазии, если пойдет на службу или нарушит буржуазный закон. Стало быть, эти отношения являются продолжением отношений власти между классами.

  4. Виктор Домбровский 20/02/2020 — 20:32

    И все же остается вопрос: на сколько оправдано и целесообразно использование термина » работающий класс»? Оно явно вызвано стремлением учесть усложнившуюся классовую структуру общества. Но в марксизме общество делится на классы не в зависимости от отношения к труду, а в зависимости от отношения к средствам производства. Под понятие «трудящийся» подпадают представители всех без исключения классов и слоев общества и даже отдельные представители крупной буржуазии. Представители низших слоев трудящихся, кроме пролетариата (за редким исключением), имеют, хоть и небольшую, возможность и призрачную надежду выбиться в т.н. «средний класс». Мелкая буржуазия трудится не покладая рук, желая стать крупной буржуазией. Управленцы, включая «офисный планктон» трудятся не только, чтобы хозяин поделился с ними частью прибавочной стоймости, но и чтобы сделать карьеру. И т.д. Важно проанализировать и понять, какую роль эти разнообразные трудящиеся могут сыграть в революцыи, в переходный период и коммунистическом строительстве, на сколько они заинтересованы в этом.

    1. Классовая структура общества, наоборот, значительно упростилась по сравнению с XIX или XX вв.

      Никто никого не заставляет использовать данный термин, но он однозначно точнее, чем «рабочий класс». В термине «рабочий класс» и в термине «пролетариат» отношение к средствам производства примерно настолько же не просвечивает, как и в термине «работающий класс». Важно, как раз отразить не отношение к средствам производства, а содержание классового состояния людей. Буржуа могут работать, но это не имеет никакого отношения к тому, что они буржуа, владельцы предприятий.

      Мне кажется, вы не совсем правильно понимаете вообще предлагаемые нами термины. Вот из статьи «О типичных для социологии терминах»:

      В народ включаются:

      i) пролетарии (в т.ч. рабочие и мигранты, служащие, творческие и технические интеллигенты, педагоги, работники медицины и некоторые другие категории работников по найму, включая нанятых государством, но не управляющих им и не являющихся его распорядителями),
      ii) дети,
      iii) студенты,
      iv) пенсионеры,
      v) безработные,
      vi) инвалиды,
      vii) бездомные,
      viii) мелкие буржуа (лавочники, кустари, ремесленники, лица свободных профессий или родов занятий, мелкие рантье) и
      ix) нижние чиновники (исполнительные работники муниципальной власти и т.п.).

      Более того, эту стратификацию с применением самых разных критериев можно продолжать до бесконечности. Такого рода конфигурированием различных социальных групп в мозаики общественного полотна и занимаются социологи. Смысл этой «научной» и пропагандистской деятельности состоит в том, чтобы увести людей от истины, то есть от той действительной картины общественной жизни, порождённой борьбой классов, которая имеет значение для реальной практики, особенно политической борьбы. Принцип разделения общества на группы по самым разнообразным признакам хотя бы и в составе такого общего понятия, как народ, обслуживает ложные общественные теории, объясняющие социальную конфликтность неправильным учётом интересов тех или иных групп населения. Иными словами, всякая попытка выделить противопоставленные друг другу социальные страты не на основе коренных, материальных, из области производственных отношений, различий, дошедших в своей противоположности до борьбы, служит делу извращения и отрицания классового деления, классового характера государства, классовой борьбы.

      Вместе с тем, следует понимать, что понятия «народ», «население» и другие специальные страты являются по своей сути обывательскими, наполненными оппортунистическим содержанием и в условиях применения классового подхода, то есть в условиях марксистского анализа, непродуктивны. Научная сила марксизма заключается как раз в том, что он выделяет в историческом движении масс именно пролетариат и буржуазию как ведущие факторы существования любого общества в условиях капитализма.

      Намеренно излишне дебатируемым является вопрос о наличии в современном обществе пролетариата. Дело в том, что большинство теоретиков выделяют социальные страты на основе идеалистической методологии, игнорируя необходимость выявления именно структурных элементов общества, историческая устойчивость которых обусловлена материальным бытием, а именно — производственными отношениями.

      Так, частные отношения собственности в виде капитала, денег и рынка объективно порождают необходимость огромному количеству людей продавать свою рабочую силу. Так возникает исторически устойчивая большая группа людей — ПРОЛЕТАРИАТ, ТО ЕСТЬ ВСЕ ЛИЦА НАЁМНОГО ТРУДА, ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ПРОФЕССИИ И ИХ МЕСТА В СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА, СКРЕПЛЁННЫЕ ОБЩНОСТЬЮ СВОЕГО ПОЛОЖЕНИЯ, СОЗНАНИЯ, ИНТЕРЕСОВ. Они ОБЪЕКТИВНО противопоставлены буржуазии — владельцам средств производства, присваивающим себе результаты их труда.

      Формально к пролетариату относятся и руководящие кадры (начальники), но многие из них (те, у кого высокие доходы) быстро становятся сами представителями буржуазии. Разумеется, если человек стал капиталистом, но работает также и по найму, то он в первую очередь капиталист, а не пролетарий.

      Пролетариат, особенно в левой среде, принято делить на отряды по месту в системе общественного производства, такие, как:

      i) рабочие и мастера (непосредственные производители, те, кто работает на заводах, станциях, стройках, транспорте и т. п., «пролетарии» в классическом смысле),
      ii) инженеры (техническая интеллигенция или ИТР),
      iii) лица творческих профессий (творческая интеллигенция, которая работает по найму),
      iv) служащие (в т.ч. офисный персонал, администраторы, программисты, мелкие чиновники),
      v) работники сферы услуг,
      vi) управленцы (руководящие кадры).

      Чиновники, военнослужащие, силовики и мелкая буржуазия прямо к пролетариату не относятся, но и не образуют отдельные классы в силу специфики производственных отношений капитализма. Они по факту служат либо буржуазии, либо пролетариату. Ясно, что буржуазия держит государство в своих руках прямо и опосредованно, ибо от этого зависит её власть и экономическое господство. С формальной точки зрения мелкая буржуазия входит в капиталистический класс, но из-за своего исчезающего и нестабильного состояния фактически представляет собой границу между двумя крупными классами современного общества.

      Между тем, нескончаемые споры в левой среде о том, какой отряд пролетариата более революционный, представляют собой схоластику и начётничество, порождённые использованием методологии буржуазных лженаук: социологии и политологии.

      ФОРМАЛЬНОЕ ДЕЛЕНИЕ ОБЩЕСТВА НА ПРОЛЕТАРИАТ И БУРЖУАЗИЮ НОСИТ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР, то есть ОТЧАСТИ определяет взгляды и деятельность людей главным образом тогда, когда их сознание в основном сформировано особенностями их положения в обществе и подчиняется борьбе за реализацию личных, групповых, цеховых, классовых интересов. ЕСЛИ ЖЕ КАЧЕСТВО СОЗНАНИЯ ЛЮБОГО ОТДЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА, ХОТЬ ДАЖЕ КРУПНОГО КАПИТАЛИСТА, ПОДНИМАЕТСЯ ДО УРОВНЯ НАУЧНОСТИ ИЛИ ХОТЯ БЫ СОЧУВСТВИЯ ТРУДОВОМУ НАРОДУ, ОН МОЖЕТ СОВЕРШАТЬ ПОСТУПКИ В ПОЛЬЗУ ПРОЛЕТАРИАТА ИЛИ ДАЖЕ РАБОЧЕГО КЛАССА.

      Если пролетарий — это лишь лицо, продающее капиталисту свою способность к труду, а пролетариат — лишь сопротивляющаяся эксплуатируемая капиталистами масса людей, то человек, поднявшийся в сознании и действиях до уровня борьбы за диктатуру рабочего класса под руководством коммунистической партии, — революционер. Из таких революционеров состоит рабочий класс (или более правильный термин — «работающий класс»), историческая миссия которого состоит в уничтожении капитализма и построении бесклассового общества — коммунизма.

      1. Виктор Домбровский 21/02/2020 — 22:13

        Рукрводящие кадры к пролетариату и формально не относятся, т.к. не продают свою рабочую силу, а управляют чужой рабочей силой, служа капиталу. Пролетарий не имеет других источников средств существования, кроме продажи своей рабочей силы. Рабочий потому и рабочий, что имеет толбко рабочую силу. Термин»работающий класс» удобен тем, что позволяет туда записать всех, кого удастся организовать для борьбы против капитализма.

        1. На мой взгляд, классовая принадлежность определяется не производством стоимости, а фактом продажи способности к труду в виду отчуждения субъекта от средств производства и жизни. Не всякая рабочая сила производит стоимость. Да пролетарию и без разницы, как капиталист расходует его рабочее время. Кроме того, далеко не всякий управленческий труд не добавляет стоимости, общественно-необходимое управление и организация производства является неотъемлемым элементом процесса труда, поэтому добавляет реальной стоимости товару. Это в прядильной фабрике из примеров Маркса не нужно было управлять трудом, а в современном производстве необходимы и инженеры, и управленцы.

          1. Виктор Домбровский 22/02/2020 — 20:15

            С первыми двумя предложениями согласен на 100%. Против 3-го возражает, например, потогонная система. Управленчиский труд лишь создает условия увеличения производительности труда рабочего, а не производит продукта. Инжинеры и управленцы безусловно нужны для многократного увеличения производительности. Бывает, что инжинеры управляют автоматическими линиями, т.е. участвуют в производстве непосредственно.Но тогда их скорее нужно считать рабочими с инжинерой подготовкой наряду с наладчиками и ремонтниками, обслуживающими линию.

            1. Виктор, машинист локомотива, фасовщица и грузчик тоже не производят никакого продукта, но производят стоимость, т. к. их труд объективно необходим, они участники производства товара.

              1. Виктор Домбровский 22/02/2020 — 20:56

                Действительно, «машинист локомотива, фасовщица и грузчик тоже не производят никакого продукта, » но они добавляют стоймость, если участвуют в производстве. Грузчик в магазин стоймости не добавляет, а получает какую-то часть прибавочной стоймости, созданной в производстве.

          2. Виктор Домбровский 22/02/2020 — 20:46

            И все же нужно уточнить: «классовая принадлежность определяется не производством стоимости» т.к. стоймость производит, например, и мелкая буржуазия, «а фактом продажи способности к труду», но не ко всякому труду, а к труду создающему стоймость. И слуги в доме капиталиста, и охранники продают свои способности к труду. Но можно ли их причислить к рабочему классу? К работающему классу — можно, но туда придется включить и работающих капиталистов, и банкиров, управляющих своими банками, и т.д.

            1. Представление о том, что к пролетариату принадлежат лишь те работники, которые непосредственно создают стоимость, не соответствует нашим взглядам и теории марксизма-ленинизма. Такая классификация вообще лишена ПОЛИТИЧЕСКОГО смысла. Рекомендую ознакомиться https://prorivists.org/thesaurus/#working_class

              1. Виктор Домбровский 22/02/2020 — 22:26

                Ознакомился. И что? К пролетариату относятся конечно не только рабочие создающие стоймость, но в рабочий класс организуются скорее именно такие рабочие — они в какой-то мере уже организованы самим производством и у них нет надежды выбиться в «средний клас». А когда грянет очередной кризис капитализма, им вообще нечего будет терять.

              2. Виктор Домбровский 23/02/2020 — 01:10

                Работники не создающие стоймость, не создают и прибавочной стоймости, но вполне могут помогать «выжимать» стоймость из тех, кто ее создает. Потому и сомнительна полезность термина «работающий класс».

                1. Неужели вы хотя бы на секунду не можете представить, что вопрос о пролетариате никак не связан с вопросом о том, кто и как создаёт стоимость? Быть пролетарием, значит, продавать себя за деньги, т. е. обменивать время своей жизни на зарплату. А как ваши руки и голову использует покупатель, сиречь капиталист, здесь роли не играет. Заставляет ли он вас создавать блага или перевозить их, или продавать, или мыть полы и окна, какая разница? Ну одни люди задействованы производительным трудом, другие — нет. Что дальше-то? Как это сказывается на вопросе о том, кто пролетарий?

                  Вы стараетесь свести пролетариат к рабочим, т. е. к пролетариям, занятым в материальном производстве. Зачем? Да, есть рабочие и они играют особую роль в революции (https://prorivists.org/39_workers/), но я лично не понимаю смысла в постановке вопроса о том, кто производит стоимость, а кто нет. Тем более это вообще не важно для дела построения коммунизма.

                  1. Виктор Домбровский 23/02/2020 — 11:06

                    Просто дело в том, на сколько они привыкли к организованности и на сколько заинтересованы в революции, не теряют ли они надежду «выбиться в люди».

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close