О попытке переворота в Белоруссии

№ 8/48, VIII.2020


9 августа в Белоруссии завершились президентские выборы, на которых ожидаемую победу с разгромным результатом одержал Лукашенко. Белорусская оппозиция, разумеется, сознавала невозможность электоральной смены Лукашенко, поэтому заранее готовилась к сценарию силового смещения правительства через мобилизацию улицы по майданным рецептам.

Многотысячные протесты, погромы, уличные схватки с милицией в белорусских городах лишний раз наглядно доказывают, что выборы и голосования средством разрешения социальных проблем не являются. Только закрываются участки с урнами, тут же начинается переворот с мобилизацией толп наивных топтунов, уверенных, что посаженный в президентское кресло через «уличные бои» кандидат будет служить народу, то есть им, а не своим частным, групповым и классовым интересам.

Очередная попытка свалить Лукашенко вызвала бурное обсуждение в российском обществе. Мнения о силе сторон, сущности ситуации и о том, на чьей стороне справедливость, резко разошлись, в том числе и в левом движении.

Есть, например, такое мнение:

«И хоть Лукашенко и его команда прямо и не называют себя коммунистами, хоть белорусский строй прямо и не называется социализмом, но… белорусский народ по-прежнему на равных владеет народнохозяйственным достоянием… Без лишнего пафоса можно утверждать, что Лукашенко с полной отдачей служит народу, и народ это пока ценит».

А есть такое:

«Президент у власти уже 26 лет и превратился в абсолютного монарха. Всякая политическая жизнь в стране задавлена… Государственные предприятия в Белоруссии акционированы и действуют, как частные обособленные производители. В такой ситуации и возможная приватизация ничего существенно для Белоруссии не изменит… И даже возможная перспектива отправиться мыть туалеты в Европу (любимая тема российских сторонников Лукашенко) не может являться основанием для отказа от борьбы с тираном. Сами белорусы, кстати, правильно отмечают, что отказываясь от приватизации предприятий, Лукашенко приватизировал всю республику, сделав её своей родовой собственностью».

И такое:

«Как находящиеся у власти капиталисты, выразителем интересов которых является Лукашенко, так и ориентированные на иностранный капитал оппозиционные кандидаты никоим образом не защищают интересы рабочего класса и являются его врагами».

Хрестоматийный пример разноголосицы и путаницы: заметка «Гюльчатай, открой личико!», в которой авторы основного текста пишут, что защищать Лукашенко негоже, а комментарий лидера движения под статьёй по смыслу прямо противоположный.

В общем «расцветают сто цветов, соперничают сто школ». Толку никакого.

Перед выяснением сущности власти Лукашенко следует рассмотреть физиономию оппозиции.

За что куролесит беломайдан?

Единый кандидат от оппозиции на выборах Тихановская — никому не известная жена мало кому знакомого блогера. Техническая фигура типа Гуайдо, которая была нужна прежде всего империалистическим странам, чтобы формально признать её «президентом» в противовес Лукашенко. Все оппозиционеры прекрасно понимали, что ни при каких раскладах Тихановская победу на выборах не одержит, поэтому рассуждать о её программе, взглядах и заявлениях не имеет никакого смысла.

Главной целью всей протестной активности и объединяющим мотиватором является отстранение с должности Лукашенко. Под этим знаменем и мобилизуют улицу. Но какова конструктивная программа оппозиции после снятия Лукашенко?

Накануне выборов при трогательном единении националистов и либералов был составлен «реанимационный пакет реформ для Беларуси», который в частности утверждает:

«Необходимо установить новый баланс интересов… основные решения о выборе сфер деятельности, объеме и формах инвестиций, месте размещения производства, количестве рабочих мест, уровню оплаты труда должны принимать инвесторы. Именно предприниматель реализует идеи на свои, а не на бюджетные деньги… Рынок труда чрезмерно зарегулирован. Сложности найма и увольнения работников, наличие большого числа административных ограничений блокируют модернизацию рынка труда… Чрезмерное вмешательство государства в определение условий трудового договора (контракта) снижает стимулы для работы на взаимовыгодной основе. Жесткое регулирование государством отношений между работником и нанимателем способствует бегству „мозгов“ и высококвалифицированных работников ручного труда».

К основным мерам по реализации реформ оппозиционеры относят: стимулирование индивидуальных предпринимателей, создание благоприятных условий для малого бизнеса, всевозможные меры по привлечению иностранных инвесторов, в том числе транснациональных корпораций, приватизация государственных предприятий. Особенно интересно про транснациональные корпорации:

«Сегодня потенциал ТНК в Беларуси резко ограничен. Для его полноценного использования необходимы следующие меры: широкомасштабная приватизация, развитие полноценного рынка земли, обеспечение независимости судебной власти, создание правовых гарантий прав собственности, дебюрократизация и демонополизация экономики, принятие основных рыночных норм и стандартов ЕС для товаров и услуг, создания зоны свободной торговли с Россией, Украиной и Европейским Союзом».

В области здравоохранения реформаторы сетуют, что белорусы слишком часто обследуются в поликлиниках, до 70% звонков в «скорую» являются необоснованными, Белоруссия превосходит Польшу, Литву, Швецию и Германию по количеству практикующих врачей на сто тысяч населения и вообще здравоохранение финансируется из государственного бюджета. Поэтому его нужно перестроить на рыночные рельсы, срочно оптимизировать, сократить койко-места с 8,4 на тысячу человек до уровня Австрии — 7,4 и вообще реализовать принцип «деньги следуют за пациентом».

Также реформаторы предлагают приватизировать ЖКХ, отменить пенсионные льготы, отдать часть пенсионного фонда частным компаниям и упразднить «диктатуру стандартов» в образовании.

Представленная выше система реформ обычно в литературе называется неолиберальной. Короче, это типичная программа чикаго-бойз. Чубайсовщина и шоковая терапия. Если ещё проще, то это программа либерального фашизма, ведущая к геноциду и экоциду а-ля 1990-е годы в России. Высокопробный, дистиллированный белорусский ельцинизм.

Цель данной системы реформ состоит в превращении страны в полуколонию для империалистических хищников посредством разрушения производства, загона населения в трудовые мигранты и разгрома государства. Это политика империалистических держав, которую продвигает их агентура в одеждах оппозиции. Она внешне опирается на мощь иностранных государств и корпораций, а внутри — на часть буржуазии и мелкобуржуазные массы, в основном молодёжи.

Технологии и методы свержения правительства давно обкатаны во многих странах. В данном случае переворот осуществляется при мощной поддержке иностранных держав и опирается на протестно настроенную, распропагандированную толпу в столице и крупных городах. С научной точки зрения большинство майданов — это завуалированная интервенция. Так и в Белоруссии.

Кроме того, в случае победы беломайдана внешняя подконтрольность оппозиции скорее всего приведёт к отторжению в пользу Польши и Литвы части белорусских территорий. Или, по крайней мере, такой процесс будет запущен для ближайшей перспективы.

Иными словами, сбросив Лукашенко, оппозиция разгромит страну и создаст опорный пункт империализма со всеми вытекающими печальными последствиями.

Что из себя представляет социально-политический строй Республики Беларусь?

Разноголосицу в левой среде создают два момента: разная оценка классовой природы белорусского политического режима и разная оценка перспектив протестной активности. Те, кто считают, что в Белоруссии «социализм», «полусоциализм», поддерживают разгон беломайдана. Те, кто считают, что в Белоруссии «фашистская диктатура», «абсолютная монархия» и тому подобное, поддерживают беломайдан. А также поддерживают протесты те, кто уверены в возможности «сменить вектор» беломайдана с либерального и националистического на «социалистический». Следует отметить, что ситуация во многом повторяет отношение левых к украинскому майдану.

Следует также отметить, что проблематика установления классовой сущности государственной власти далеко не исчерпывается феноменом Белоруссии. Полемику вызывает Венесуэла, Никарагуа, Зимбабве, Сирия, Приднестровье и ряд других стран, о которых у нас говорят ещё реже.

Итак, к сущности социально-политического строя в Белоруссии. На мой взгляд, этот теоретический вопрос лучше рассмотреть методом исключения.

Первая фаза коммунизма, именуемая в простонародье социализмом, определяется по совокупности признаков, которые можно свести к двум взаимосвязанным принципам: i) обобществление основных средств производства, то есть господство в экономике социалистического сектора с планированием при ii) диктатуре рабочего класса, то есть, условно говоря, власти коммунистической партии. Первая фаза коммунизма — это общество уничтожения классовых различий. Классический пример — СССР с 1936 по конец 1980-х. Из современных стран общество на первой фазе коммунизма находится в КНДР.

В свою очередь, в современной Белоруссии рыночная экономика и полноправное господство частной собственности на средства производства. Следовательно, уже поэтому коммунизм исключается.

Переходный период от капитализма к коммунизму, именуемый в простонародье по аналогии с советской историей нэпом, определяется по совокупности признаков, которые также можно свести к двум взаимосвязанным принципам: i) диктатура рабочего класса и ii) командные высоты в экономике — плановый социалистический сектор — в руках социалистического государства. При нэпе имеется известное допущение капитализма и других укладов. Именно здесь возникают сложности в рассмотрении Белоруссии. Например, КПБ, согласно её программе, борется против попыток реставрации капитализма в стране, стало быть, признаёт в Белоруссии как минимум социалистический характер государства.

Некоторые считают, что политический режим, который возглавляет Лукашенко, можно считать диктатурой рабочего класса, так как, во-первых, остановив программу либеральных реформ, он сохранил многие предприятия советского производства и некоторые социальные блага, во-вторых, его реально поддерживает основная масса народа, в-третьих, в основе белорусской экономики лежит сильный госсектор, а государство защищает интересы наёмных работников. Чем не переходный период?

Против такой точки зрения обычно приводят следующие факты: развитие частного сектора, социальное расслоение, отсутствие планирования в госсекторе, постепенное сворачивание социальных благ, наличие принципа разделения властей и формы буржуазного парламентаризма.

Возникает закономерный вопрос, как научно грамотно определить классовый характер конкретного государства? Всякий разговор о частностях неизбежно выливается в демагогию спора сторонников и противников Лукашенко.

В данном случае для нас принципиально то, что социалистическое государство, то есть диктатура рабочего класса, несмотря на всю свою специфику, всё же ещё остаётся классовым государством, то есть машиной классового господства и подавления.

Отсюда следует, что классовый характер государства определяется субъективным фактором. Ленин учил, что диктатура рабочего класса — это власть, которая реализует цель построения коммунистического общества.

Лукашенко положительно относится к коммунизму, в частности в 2012 году он заявлял:

«Коммунистическая идеология, основанная на идеологии марксистско-ленинской, должна стать одной из главных составляющих белорусской государственной идеологии».

Однако трезвая оценка белорусской государственной идеологии марксизма-ленинизма в ней не усматривает, но положительное отношение к интересам народа, к чувству социальной справедливости и отрицательное отношение к буржуазии имеются.

Правительство Лукашенко не строит коммунизм, не руководствуется марксистско-ленинской наукой, не стремится к обобществлению средств производства и уничтожению отношений частной собственности. Оно себя не называет и не считает революционным. Напротив, оно реализует программу классового примирения, программу «народного государства». В одном из интервью Лукашенко довольно метко изложил свои представления о государстве в метафоре — сильный национальный лидер вбивает колышек народных интересов, а капиталисты ходят вокруг него на привязи. Примерно таким идиллическим пейзажем и руководствуется Лукашенко и его соратники. Недалёким, прямо скажем, от концепций Бисмарка, Муссолини, Гитлера, Франко, Пиночета. Вот только за спиной Лукашенко нет финансового капитала, поэтому и идеи эти играют несколько иначе.

Исходя из субъективного фактора классовый характер государства определяется объективным содержанием политики власти — ведёт она к построению коммунизма или перманентному утверждению производственных отношений капитализма.

В Белоруссии, соответственно, налицо утверждение капитализма и развитие страны на базе капитализма. Белорусские государственные предприятия, являющиеся локомотивом развития экономики, не составляют единую монополию, обращённую на пользу народа, не соревнуются и не вытесняют частный сектор.

Кроме того, классовый характер государства определяется формами и степенью организации самого господствующего класса. Государство вообще есть определённая организация класса.

В основе осуществления диктатуры рабочего класса лежит прежде всего партийная организация класса. Затем наиболее приспособленный вариант формы власти — это Советы, хотя от этой формы возможны и отступления в пользу парламентаризма. Но касательно Белоруссии мы видим, что массы пролетариата не организованы в революционный класс, у них отсутствует партия авангардного типа, а власть в Белоруссии представляет собой типичную буржуазную республику. Пролетарские массы участвуют в политике лишь посредством голосований. И массовые организации не являются институтами диктатуры рабочего класса, так как они беспартийны.

Таким образом, государственную власть в Республике Беларусь с научной точки зрения нельзя считать диктатурой рабочего класса.

Однако при этом и полноценной диктатурой буржуазии данная власть не является. В пользу этого говорит содержание политики Лукашенко, учитывающей интересы трудящихся, в том числе пролетариата. В надстройке белорусского общества имеется немало социалистических элементов, сохранённых после разрушения СССР. Государственный аппарат Белоруссии в значительно меньшей степени засорен буржуазным элементом, чем это обычно бывает при капитализме. Многие законы с классовой точки зрения имеют половинчатый характер, защищают трудящихся от произвола и даже отчасти от эксплуатации капиталистов. Социальная политика Лукашенко отличается от социальной политики типичных буржуазных стран тем, что в большей степени служит интересам пролетариата, чем просто компенсирует степень эксплуатации и утихомиривает народ. Кроме того, можно однозначно утверждать, что политический режим, возглавляемый Лукашенко, отчасти опирается на массы пролетариата, что, правда, не превращает его, в силу вышеобозначенных причин, в диктатуру рабочего класса. Власть в Белоруссии объективно опирается на ту часть класса буржуазии, которая тесно сплетена с высшим чиновничеством. Причём не имеющая доступа к аппарату государства буржуазия находится в резкой оппозиции Лукашенко.

Стало быть, в Белоруссии капитализм, типичный базис которого поддерживается не вполне типичной для себя надстройкой. В данном случае проявляется закон истории, гласящий, что в эксплуататорских обществах на коротких промежутках истории политика имеет первенство над экономикой. Вполне можно считать, что Лукашенко олицетворяет нечто вроде «прогрессивного буржуазного лидера» или «народного президента». Исчезнет Лукашенко — исчезнет данный субъективный фактор и постепенно надстройка придёт в полное соответствие с базисом, Белоруссия в соответствии со своим местом в глобально-капиталистическом разделении труда превратится в заурядную полуколонию, как её соседи — Украина, Польша или Литва.

Расстановка сил в перевороте

Сам Лукашенко совершенно справедливо определяет оппозицию как пятую колонну, то есть агентуру вражеских государств. Почему империалистические хищники и их националистические прихвостни из Польши, Литвы и Латвии жаждут сбросить Лукашенко? Во-первых, пограничные страны имеют виды на западную Белоруссию, поэтому стремятся развалить страну или инспирировать гражданскую войну. Во-вторых, экономика Белоруссии является лакомым куском для империалистов США и ЕС. В-третьих, США стремятся расширить своё присутствие на границах России. В-четвёртых, США объявили холодную войну КНР, а Белоруссия — ближайший союзник Китая в Европе и опорная база в глобальном проекте «Один пояс — один путь».

На стороне оппозиции ресурсы многих буржуазных стран и их разведок, мелкобуржуазное недовольство части городского населения, в том числе части пролетариата. Беломайдан — это не просто стихийные протесты, а именно организованная попытка переворота, опирающаяся на стихию протестов.

Следует отдельно обозначить роль в происходящих событиях буржуазной РФ. В целом позиция правительства РФ по отношению к Белоруссии состоит в желании полного поглощения данной страны, «вступления в состав России». Именно такой план объединения долгие годы продвигает правительство России. Разумеется, возможны и иные сценарии такой «интеграции», если удалить из уравнения Лукашенко.

Желание поглотить Белоруссию продиктовано прежде всего аппетитами российской олигархии. Периодические конфликты российского капитала и белорусского государства возбуждают в среде предпринимателей желание убрать Лукашенко. Под это мобилизуются определённые силы и готовится почва общественного мнения как в России, так и в Белоруссии. В частности арестованный кандидат в президенты Бабарико считается ставленником российской олигархии, а некоторые «российские политологи» финансировали нынешних погромщиков. Остаётся неясной ситуация с задержанными КГБ наёмниками из России, несмотря передачу их РФ.

В сложившейся ситуации попытки переворота, с одной стороны, правительство России официально признало победу Лукашенко и развернуло некоторую пропагандистскую кампанию о том, что беломайдан есть проамериканский переворот. Но с другой стороны, российская олигархия явно стремится к смещению Лукашенко. Во-первых, официальная, проправительственная и либеральная пропаганда носят антилукашенковский характер. Если верить словам российских буржуазных политиков, политологов и журналистов, то Белоруссия всецело существует за счёт России, кормится Россией и вечно должна России, а «Батька пытается усидеть на двух стульях». Позицию Лукашенко в текущих событиях пытаются представить как бред сумасшедшего, потерявшего всякую связь с реальностью. Российские СМИ задают враждебный тон в отношении Лукашенко и явно нагнетают ситуацию, во многом транслируя позицию беломайданщиков. Яркий пример — это агрегатор «Яндекс.Новости». Во-вторых, многие купленные «лидеры мнений» включились в открытую травлю белорусского государства, в частности за насилие над протестантами. И, наконец, в-третьих, вполне официальный орган российской буржуазии — «Российско-Белорусский деловой совет», в который входят такие компании, как ВТБ, «Лукойл», «Уралхим», «Ростех», «Сбербанк», «Русснефть», «Татнефть», — заявил:

«Первое, к чему мы призываем руководство Беларуси, — немедленно остановить бессмысленное кровопролитие, прекратить насилие против мирных граждан! Второй призыв — к белорусской интеллигенции, бизнесменам, политикам: необходимо сформировать Комитет национального спасения, который от имени населения сможет разговаривать с властью на равных. От лица российского и белорусского бизнеса обращаемся к президенту Александру Григорьевичу Лукашенко с просьбой признать очевидные факты протестной напряжённости в обществе — и не теряя времени, сесть за стол мирных подробных переговоров, которые должны увенчаться выходом из политической нестабильности».

Иными словами, российская буржуазия открыто поддерживает беломайдан. Российское буржуазное государство занимает половинчатую позицию, опасаясь перспективы перехода Белоруссии под влияние США и ЕС. Потуги российской олигархии, разумеется, носят империалистический характер, но Путин пока их обслуживать не решается.

Итак, на стороне Лукашенко достаточно сильный и организованный государственный аппарат и пассивная поддержка огромных масс населения. Лукашенко, как и оппозиция, явно готовился заранее к схватке за власть, учитывал богатый опыт оранжевых революций. Пока власти Белоруссии неплохо справляются с протестантами, самый значительный недостаток — это полное поражение в «информационной войне».

Так или иначе, но вопрос о власти в Белоруссии во всей своей полноте сейчас сосредоточен вокруг одной единственной проблемы — насколько деятельна поддержка у Лукашенко в пролетарской среде в случае, если напор протеста окажется выше устойчивости милиции, КГБ и армии.

Во-первых, Лукашенко сам власть не сдаст, он это много раз заявлял, да это и видно по его характеру. Во-вторых, именно пролетариат и только пролетариат, как наиболее активная часть народа, способен физической силой поддержать режим. В-третьих, ходить оплодотворять урны в пользу Батьки — это одно, а биться с толпой оппозиционеров — совсем другое. Брожения в пролетариате, в том числе среди рабочих, имеются, поэтому насколько твёрд авторитет Лукашенко, неясно.

Борьба за коммунизм в Белоруссии

О позиции коммунистов можно говорить только в том случае, если у них имеется авторитетная, влиятельная партия. Пока такой партии в Белоруссии не сформировано, позиция настоящих коммунистов — направить все силы на её формирование, а значит, изучать и углублять теорию марксизма-ленинизма, создавать марксистские газеты и журналы, вести глубоко научную пропаганду и агитацию, воспитывать компетентные партийные кадры. Этим, к сожалению, в Белоруссии не занимается никто, тем более с позиции научного централизма.

Лукашенко и та политическая модель, которую он создал, коммунистической работе не мешает. Режим абсолютно лоялен к настоящим марксистам. С другой стороны, первым существенным, что сделает беломайдан, будет уничтожение буржуазно-демократических свобод для коммунистов, как это произошло на Украине, в Польше, Прибалтике и других странах. Следовательно, симпатии коммунистов в данной схватке на стороне Лукашенко.

Некоторые особо внушаемые левые поддались на агрессивную либеральную пропаганду о какой-то «особой жестокости» белорусской милиции. То там, то тут звучат нотки осуждения силового разгона протестующих. Такие левые позабыли, что государство — это и есть насилие, принуждение, подавление. Государство диктатуры рабочего класса будет в сто крат более жестко, чем Лукашенко, Путин, Трамп и Макрон, подавлять подобных «борцов за свободу». Достаточно вспомнить, как действовала партия большевиков, когда этого требовала ситуация. Можно вспомнить и Тяньаньмэнь 1989 года. Поэтому не стоит рядиться в одежды пацифистов-нытиков, снежинничать в угоду миндальным нравам интеллигенции. Борьба за власть предполагает не только сражения на резиновых дубинках и метание брусчатки. А разжигать возмущение в массах против Лукашенко означает прислуживать беломайдану.

Как упоминалось выше, некоторые левые оценивают ситуацию так, что необходимо деятельно включиться в переворот, сместить Лукашенко и каким-то образом изменить характер протеста с националистического и либерального на социалистический. Инфантильная и левацкая позиция. Перед тем как свергать Лукашенко, Путина, Эрдогана, Трампа и так далее нужно иметь партию, способную хотя бы теоретически взять и удержать власть. Иначе эту власть возьмёт тот или иной отряд буржуазии. Кроме того, практика наглядно доказала, что участие левых в майданах никакого положительного результата не приносит, это просто бесплатная работа на либералов и националистов.

Перед коммунистами Белоруссии стоит такая же задача, как и перед коммунистами России, — формирование марксистской Партии Научного Централизма, способной взять и удержать государственную власть. Политические режимы обеих стран относительно комфортны для осуществления этой действительно коммунистической работы. Одним из моментов в пропаганде марксизма является разъяснение сущности текущей ситуации в стране и мире, политическое просвещение по актуальным событиям. И в этом смысле необходимо разъяснять расстановку классовых сил, смысл и значение происходящего переворота в вышеобозначенном ключе. Однако реальной возможности повлиять на исход битвы Лукашенко и оппозиции сегодня у левых нет.

А. Редин
15/08/2020 (вторая редакция от 21/08/2020)

О попытке переворота в Белоруссии: 10 комментариев

  1. Ярослав 15/08/2020 — 23:01

    Так значит вы выступаете за диктатуру именно партии?

    По моему во всей этой движухе несмотря на происки империалистов следует искать ростки именно диктатуры пролетариата. Искать её организационную форму. Повышенная политизация масс даёт шанс для её формирования.

    1. Диктатура пролетариата без диктатуры партии? Удачного плаванья в меньшевизме.

      1. Ярослав 16/08/2020 — 20:19

        Власть всегда конкретна. Так у кого должна быть высшая гос. власть? У патрии или у советов?

        1. Высшая государственная власть не может быть у партии, т. к. партия не является государственным органом. С вашей студенческой логикой я вам могу задать такой же по глупости вопрос: высшая государственная власть должна быть у Советов или у класса пролетариата? Не чувствуете тупость своей позиции?

          1. Ярослав 16/08/2020 — 21:50

            Советы это форма, пролетариат — это сущность.
            А члены партии могут занять все значимые посты и тогда власть фактически будет у партии.
            На самом деле вопрос это сугубо практический, что делать — строить организацию профессиональных революционеров или искать организационную форму диктатуры пролетариата?

            1. Ярослав, вам заняться нечем? Меня такие люди, как вы, всегда поражали. В душе провокаторы, болтуны и лоботрясы.

              Мы тут, между прочим, целую газету издаём с ответом на вопрос «что делать». Но нет, внезапно заявляетесь вы и в чисто провокационных целях начинается разводить тухлейшую дискуссию. Как вообще администратор одобрил ваше право писать на сайте? Разберёмся.

    2. Wolfgang Schumann 18/08/2020 — 09:16

      «Однако реальной возможности повлиять на исход битвы Лукашенко и оппозиции сегодня у левых нет.» Самый правильный ответ на сегодняшний день.

  2. Можно ли назвать режим Лукашенко бонапартистским?

    1. На мой взгляд, можно.

  3. Хорошая стать. Лично я, как гражданин Беларуси, могу сказать что мелкобуржуазные и полунациолналистические настроения в обществе очень сильны. Даже в моем кругу общения среди административного персонала и рабочих крупных предприятий Беларуси 95% людей настроены » скинем лукашенко, а дальше хоть трава не расти, заграница нам поможет».

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close