О становлении марксистов в современных условиях

№ 3/67, III.2022


В редакцию газеты поступило интересное письмо, поднимающее важную тему в деле становления марксистской личности.

«Здравствуйте!

Поводом задать вопросы стало чтение «Эолофы арфы», вы её недавно опубликовали на своем сайте.

И что сразу бросилось мне в глаза, то это невероятная, массивная поддержка соратников и преданных друзей Карла Маркса и Фридриха Энгельса. На каждом этапе ожесточенной борьбы их кто-то постоянно выручал, и, если бы не эти люди, возможно, история пошла бы совершенно иным путем. По крайней мере, мне так показалось.

Внимательно прочитывая, я очень много важного почерпнул для себя, еще это позволило мне приблизиться к истине о том, как придти к мотивации, которая бы гарантировала творческую работу.

А теперь о главном.

Если человек, который мотивирован стать марксистом, — одиночка и у него никого нет, и нет даже такого человека, кто мог бы морально поддерживать его, сочувствовать его идеям, иными словами, кругом враги, атмосфера полного равнодушия и царит дух темной реакции, то обречен ли он на провал в своей одиночной борьбе за прогрессивные идеи?

Или все-таки я, надеюсь, совершенно не прав? Есть ли исторические примеры личностей, которые практически в одиночку преодолевали трудности при борьбе за коммунизм? Какие вообще есть нехитрые рецепты для поддержания моральной/духовной мотивации в условиях изоляции, если они вообще есть с учетом того, что человек имеет характер общественный, он же «социальное животное»?

Второй момент, есть ли вообще «противопоказания» к революционной борьбе? Имеются в виду, при всей его добросовестности и желании вести борьбу, его личные недостатки, качества, или, к примеру, его личная определенная судьба (образ жизни, обстоятельства) плохо бы состыковалась с требованиями к задачам борьбы. Что вообще говорит в целом сама наука?».

Как видно, наши читатели задаются важными и глубокими вопросами, советуются по теме практических рекомендаций становления личности. Это отличает нашу думающую и деятельную аудиторию от типичных потребителей левого информационного продукта.

Мерзость и тяжесть капиталистического бытия, с одной стороны, подвигает многих людей к борьбе за лучшее общество, с другой стороны, состоит из тысяч материальных и духовных преград и трудностей для её осуществления. Главное из них — вовсе не наёмный труд или бытовые неурядицы, а насаждаемое с детства рабское, невежественное мировоззрение и воспитанный с пелёнок оппортунистический психотип личности.

В большинстве случаев это противоречие между стремлением и обстоятельствами разрешается в виде сочувственного отношения к коммунизму и коммунистической борьбе — когда человек готов поддерживать наше дело и в лучшем случае посильно участвовать в нём, но без дисциплинарного «обременения», в пределах привычного образа жизни, в порядке увлечения.

Редкие люди встают на путь коммунистической борьбы, преодолевают преграды и трудности, жертвуют привычным образом жизни, проявляют упорство, настойчивость и волевые качества, чтобы служить делу коммунизма.

Следует отметить, что в поворотные моменты истории всё зависит от количества и качества второй категории людей лишь постольку, поскольку они сумеют объединить и организовать вокруг себя массу первой категории людей. Решает и то, насколько будет дееспособной партия, и то, насколько она успешно и быстро сможет убедить организоваться сочувственно относящиеся к коммунизму слои.

Очевидно, что ни в первом, ни во втором случае никакой особой роли не играют материальные интересы, они проявляют своё значение только для широких пролетарских масс, которые в меньшей степени задаются политическими и научными вопросами, чрезвычайно придавлены эксплуатацией и гнётом капитала, не имея сил выйти за пределы обыденных проблем.

Стало быть, чтобы более-менее свободно рассуждать по поставленной проблематике, необходимо в общих чертах обрисовать: а) какие мерзости и тяжести капитализма служат причиной обращения к коммунизму, б) какие материальные и духовные преграды и трудности противодействуют ему, в частности в) каковы рабское, невежественное мировоззрение и оппортунистический психотип личности. Тогда мы сможем предметно обсуждать атмосферу, мотивацию и коллективность становления коммуниста.

Вопреки расхожему представлению, людей к коммунизму в большей степени обращают мерзости капитализма, а не тяжести его быта. Эксплуатация и угнетение, напротив, сковывают творческие силы и порывы пролетария, высасывают из него жизненные силы. Наиболее придавленные капитализмом слои, как правило, реагируют на своё бедственное положение в лучшем случае борьбой за сиюминутное улучшение своего положения, протестом и иногда бунтом и погромом. Находясь в условиях крайней нищеты, сил на ведение осмысленной политической борьбы не хватает.

Разозлённые страданиями и трагедиями капитализма массы становятся движущей силой революции только в случае революционной ситуации и если их ведёт за собой политический авангард класса. Это хорошо показывает история Великой Октябрьской революции, когда ударными отрядами партии были наиболее квалифицированные городские промышленные рабочие.

Поэтому тяжесть капиталистического бытия, которая служит причиной обращения к коммунизму, — это общие условия эксплуатации и угнетения капиталом. Психически и нравственно здорового человека тяготит господство товарно-денежных отношений, вечная погоня за деньгами, недопотребление и бедность, отсутствие перспектив выйти из положения тяглового скота пролетарства, в которое его загоняет рынок. Наиболее болезненно тяжесть бытия проявляется в самой изощрённой форме подчинения и мотивации пролетария в виде кредитного и ипотечного рабства. Особо остро воспринимается капитализм с точки зрения будущего детей, ведь многие люди готовы почти всё стерпеть, лишь бы будущим поколениям дышалось свободнее и жилось лучше. Капитализм лишает подобной перспективы и сеет атмосферу безнадёжности будущего.

Проблематика воздействия на человека тяжести капиталистического бытия с последующим вступлением на путь борьбы за коммунизм заключается в переводе частного (индивидуального) в классовое (коллективное). Недовольство возникает в рамках повседневного мышления и быстро затухает, если конкретный человек или производственный коллектив получают подачку, улучшающую их материальное положение. В этом случае тактическим рычагом перевода частного в классовое служит воспитание солидарности трудящихся, основанной на естественном сопереживании. Однако практика показывает, что такой инструмент достаточно слаб и ограничен, поскольку корнями уходит в эмоциональную сферу сознания. Стратегическая задача состоит в наполнении сознания недовольных капитализмом пролетариев выводами марксизма, которые указывают принципиальный путь к построению нового общества, избавляющего от трагедий и недостатков капитализма всех и каждого.

Если человек имеет хотя бы минимальную степень свободы от эксплуатации и угнетения, которую проще всего выразить в количестве свободного времени, его совесть заставляет присматриваться к мерзостям капитализма. Их оценка производится с позиции справедливости.

Самый простой способ определить справедливость как понятие — это заменить его общеупотребимым синонимом «правильно» или «нормально». Справедливо — это то, что правильно, нормально для текущих условий. Несправедливо — это то, что неправильно для текущих условий. Поэтому справедливость не бывает абсолютной и вечной, она всегда соотносима с природными, общественно-историческими и политическими условиями. Она в качестве субъективного подхода вытекает из соотношения объективных факторов бытия.

Неправильно, ненормально и, следовательно, несправедливо, что человечество обладает всеми необходимыми ресурсами, чтобы обеспечить каждого человека здоровыми условиями жизни: жильём, питанием, одеждой, мирным небом над головой, коммунальным комфортом, медициной и долгожительством, образованием и относительно творческим трудом. Вместо этого происходит то, что происходит. Народы страдают, воюют, люди впиваются друг другу в глотки, а богачи и олигархи одуревают от праздности и роскоши.

Кажется, что представление о правильности, нормальности интуитивно и самоочевидно, однако на самом деле у него есть фундаментальное основание — это коллективная, социальная природа человеческого рода. Каждый индивид — это единица потенциала всего общества, отказывая в развитии отдельного человека, капитализм вычитает из совокупного потенциала человечества, обедняет настоящее и будущее людей. До мирового обобществления производительных сил эта формула тоже работала, но локально, в рамках конкретных обществ.

Первоочередной мерзостью капитализма, которая служит причиной обращения к коммунизму, является даже не приведённое в качестве примера выше противоречие между уровнем развития производительных сил и характером производственных отношений, а гнилость буржуазной культуры.

Совестливого человека приводит в бешенство осознание могущества научного познания и полной интеллектуальной импотенции буржуазного общества, в котором царит массовое невежество, религия, мистика, прагматизм, индивидуализм, демократия и формализм. Буржуазное общество не извлекает никаких уроков из истории, отрицает возможность научного познания общественных процессов, выстраивает производство и потребление на основе неконтролируемой стихии материальных интересов людей. Иными словами, тенденции научного познания и интеллекта находятся под гнётом и давлением полуживотных атавизмов, разумность и плановость приносится в жертву стихийности и сиюминутной борьбе всех против всех.

Марксизм, открывший тождество и единство противоположностей — материального мира и научного сознания, — остаётся на задворках общественной жизни. Несмотря на то, что буржуазная культура в основном является продуктом капиталистического базиса, её несправедливость, то есть неправильность, ненормальность, намного ярче бьёт в глаза, чем собственно экономические уродства капитализма. Это отчасти связано с тем, что к коммунизму обращаются в основном относительно образованные люди, воспитанные на этой гнилой культуре и преодолевающие её зыбкие границы посредством прежде всего света марксистско-ленинской науки.

Немаловажным аспектом мерзости буржуазной культуры является также несправедливая, то есть ненормальная, нравственная атмосфера в обществе. Капиталистические отношения порождают и культивируют самые извращённые формы духовности, на фоне которых средневековое религиозное лицемерие выглядит почти эталоном добронравия. Деньги пробуждают самые низменные наклонности человеческой натуры. Все эти полуживотные архаизмы вызывают только рвотные позывы у людей, равняющихся на научное познание, в том числе в вопросе вымещения в общественном сознании безобразного прекрасным.

Другим немаловажным аспектом мерзости буржуазной культуры является всепроникающая ложь. Что такое ложь? Ложь состоит из двух взаимно обусловленных моментов: ложных, то есть неадекватных объективной действительности, ненаучных представлений и намерении ввести в заблуждение. Капитализм даёт обильную почву для обоих.

Существует только два способа консервировать несоответствие уровня развития производительных сил, то есть прежде всего самих людей, и характера производственных отношений — это насильственное принуждение и обман. Принуждение силой как единственный метод себя исчерпало ещё на закате феодальной эпохи, поэтому в капиталистических отношениях в основном используется обман. А всякий обман строится на лжи и/или невежестве. А намерение ввести в заблуждение порождается столкновением частных интересов.

Капиталисты обманывают пролетариат добровольностью наёмного труда, тем, что зарплата — это плата за труд, а частная собственность — естественное отношение между людьми. Из этой большой реки лжи вытекают более мелкие ручейки обмана. Выбившиеся в начальники пролетарии, будучи прожжёнными карьеристами, обманывают капиталистов и рядовых пролетариев. Рядовые пролетарии обманывают начальников и друг друга, потому что им, как правило, безразличны результаты труда, им нужна только зарплата. И все они обманывают сами себя, считая, что капиталистическое рыночное устройство общества безальтернативно. И даже в этом последнем прослеживаются частные интересы — обыватель боится задумываться о коммунизме, так как не хочет терять возможность разбогатеть и возвыситься над другими.

Сущность буржуазных производственных отношений состоит в эксплуатации труда посредством обмана. Вирус лжи из базиса поражает всю надстройку и духовную сферу вообще. Буржуазная идеология исходит из ложных представлений об обществе и ставит своей целью сковать интеллектуальный и организационный потенциал трудящихся масс. Фальсифицируют всё: философские знания, прошлое (историю), настоящее, будущее. Существуют целые общественные институты лжи, такие как религия, демократия, право, статистика, буржуазная психология, сказки.

Ложь, лежащая в основе экономической жизни, становится типичным инструментом в политике, науке, искусстве и быту. При этом следует отметить, что ложь, которой пропитано всё буржуазное общество, далеко не всегда строится на фальсификации собственно фактов, как это делается, например, в истории СССР («голодомор», «большой террор», «секретные протоколы», «Катынь», потери в советско-финляндской и Великой Отечественной и т. д.), по большей части ложь связана с превратной оценкой тех или иных событий и процессов, замалчиванием реального положения вещей, подменой главного второстепенным и искажённой расстановкой акцентов.

Дело в том, что любому явлению, любому процессу можно дать научную, то есть адекватную, оценку, только рассматривая его диаматически — на основе фундаментальных категорий бытия, в развитии, во взаимосвязи со всеми другими явлениями и вскрывая его сущность. А поскольку, во-первых, в буржуазном обществе отрицается даже возможность единой научной методологии и, во-вторых, эмоциональная составляющая общественного сознания превалирует над интеллектуальной, постольку имеется широкое поле для спекуляций буржуазных идеологов и пропагандистов, которые и становятся наиболее распространённой ложью.

Примерно по такой же схеме действуют люди в быту, когда пытаются выворачивать факты в свою пользу, представлять ситуацию в выгодном для них свете. Многие настолько глубоко пропитаны этой «методологией», что даже не замечают за собой вранья.

Общая атмосфера лжи при капитализме вкупе с общей атмосферой тревожности чрезвычайно травмирует психику людей и общества в целом. Столько психов, сколько «производится» сейчас при капитализме, не было никогда.

Присмотритесь к политикам, многие из них ненормальные в медицинском смысле персонажи. Присмотритесь к олигархам, все они нездоровые психически люди. Не может здоровый человек впадать в такую бессмысленную жажду накопления богатств и роскоши. Присмотритесь к «звёздам» шоу-бизнеса, почти все они сходят с ума вместе с ростом популярности. Присмотритесь к популярным учёным, некоторые из них — натуральные фрики.

Люди с самого детства попадают не просто в несправедливо, то есть неправильно, обустроенный мир, но и в обстановку, которая подавляет заложенные природой материалистические ориентиры мышления. Человеческому сознанию несвойственна беспринципность и бессистемность мировосприятия, напротив, оно постоянно стремится адекватно отражать объективный мир, который закономерен и системен. А при капитализме его погружают в такие социальные условия, его так воспитывают, что естественное стремление к научному познанию приносится в жертву стихии взаимной борьбы человека с человеком.

Разумеется, это противоречие сущностных сил человека и социальных условий, в которых он взрослеет и живёт, некоторых буквально сводит с ума. Сумасшествие при капитализме становится средством приспособления к условиям бытия.

Наиболее совестливые люди чувствуют всю эту ложь капитализма (особенно остро её чувствуют дети, но их повсеместно «перевоспитывают»), и после знакомства с самыми общими выводами марксизма их сердце приковывается к идеалам коммунизма.

Конечно все эти мерзости меркнут в минуты, когда мирная фаза капитализма сменяется военной. Война становится главной тяжестью и главной мерзостью, главной причиной обращения к коммунизму. Война во всех своих трагических проявлениях и многочисленных лишениях.

Если с мерзостями и тяжестью капиталистического бытия, которые становятся коренной причиной обращения к коммунизму, в целом более-менее понятно, то с факторами, которые препятствуют этому, всё не так очевидно.

Наверное, каждый задавался вопросом, почему образованные люди, профессионально занимающиеся изучением общества, массово не становятся марксистами? Ведь даже если судить не с марксистских позиций, а «внеклассово», «объективно», очевидны научная недееспособность позитивизма, плюрализма и других популярных буржуазных теоретических полуфабрикатов и значительный эвристический потенциал марксизма.

Склонные к вульгарно-марксистскому объяснению левые полагают, что всё дело в подкупе интеллигенции со стороны буржуазии. С одной стороны, это так, ведь за марксистские исследования гранты и кафедры не полагаются, но, с другой стороны, в условиях буржуазно-демократических свобод никто не мешает интеллигенции заниматься марксизмом и коммунизмом в свободное время, ведь экстенсивность их труда невысока. Да и кроме того, можно вполне легально писать марксистские работы в рамках буржуазных институций, участвовать в работе коммунистических организаций, вести пропаганду коммунизма даже в студенческих аудиториях. Но если такие явления и наблюдаются, то в качестве редких исключений и, как правило, связаны с людьми, которые ещё до учёной или преподавательской карьеры стали марксистами. Современная наука как общественный институт не производит на свет марксистов, поэтому в том числе мы её и называем буржуазной.

То же, но в меньшей степени относится и к служащим, рабочим и всем тем, для кого капиталистическая система служит агрессивной средой выживания, а капитал является средством закабаления, а не роста благосостояния. Добросовестный и порядочный человек объективно склоняется к коммунизму, но максимум, что мы получаем самотёком — это антикапиталистические настроения, да и те быстро вспыхивают в периоды кризисов и так же быстро затухают в фазы спокойного развития.

Можно подумать, что главная проблема в сложности теории марксизма, в высоких требованиях к логической культуре мышления для освоения диаматики. Действительно, марксизм-ленинизм является высшей формой научного мировоззрения и для его освоения необходимы широкий кругозор и годы упорного интеллектуального труда. Марксизм гораздо сложнее освоить, чем высшую математику, физику, инженерное дело и любую прикладную науку. Однако такой аргумент был бы уместен, если бы мы говорили о том, что капиталистическое бытие не порождает теоретиков марксизма, здесь же речь идёт о том, что интеллигенты, служащие и рабочие принимают вместо уже сделанных классиками и теоретиками открытий и выводов марксизма всякую буржуазную и мелкобуржуазную демагогию. Причём марксистские истины не только зачастую проще, яснее, чётче, нагляднее, чем идеологические выверты буржуазной политологии и социологии но и подтверждаются ежедневной практикой.

Можно подумать, что проблема в том, что выводы марксизма неизвестны широкой публике, намеренно скрываются при капитализме. Но и это не так. Эпоха СССР оставила после себя миллионные тиражи работ классиков и миллионы исторических фактов, подтверждающих выводы марксизма. Марксистская литература бережно оцифрована и легко находится по клику мышки в интернете. Конечно, буржуазия пытается утопить марксизм в информационном море псевдонаучной и антинаучной белиберды, многие буржуазные теории и доктрины беспардонно заимствуют из марксизма отдельные положения и элементы, выхолащивают его научный и революционный дух. Однако сколько ни марай учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина, интерес к первоисточникам только возрастает.

Объяснение феномена недостаточного количества марксистов при капитализме можно найти, если присмотреться к общей обстановке формирования мировосприятия людей. При капитализме не только благодаря идеалистическим педагогическим системам, пропаганде в школе, вузах, книгах, фильмах и статьях, но и самими условиями быта воспитывается буржуазный тип личности. Мало того что буржуазная идеология сотнями тысяч сортов и оттенков предлагается на выбор обывателю или прямо загружается в сознание посредством образования и моды, но и сами социально-экономические условия капитализма незримо шлифуют психику индивидов.

Кроме того, марксизм выдвигает истины, которые бесспорны, однозначны, конкретны и не подлежат пересмотру, тогда как палитра заблуждений бесконечно богата разнообразием, а порою и блестит, как цыганское золото. Марксистская наука с точки зрения обывательского подхода скучна и требует усидчивого усвоения, а буржуазное мракобесие весело и задорно. Как говорится, в пустой бочке звона больше.

Если обобщить эту основную категорию духовных преград и трудностей для формирования марксистов при капитализме, то можно сказать, что с детства насаждается рабское, невежественное мировоззрение и воспитывается оппортунистический, то есть приспособленческий, психотип личности.

Сами условия капиталистического быта научают людей давать обществу поменьше, а брать от него побольше, научают беспринципно «крутиться» ради добычи денег, ставить индивидуальное куда выше общественного. Нас с детства подводят к мысли, что счастье состоит в нахождении удовольствий и удовлетворении капризов, что раскрывать в себе необходимо не общественно-полезные способности и таланты, а глубинные желания и постыдные страсти.

Всё это есть психология оппортунизма, то есть приспособления под господствующие условия, возведение в абсолют безответственного стремления к поиску места под солнцем. Разумеется, цветущий оппортунизм обслуживает самое похабное холопство. Нет более благоприятной социальной почвы для капитала, чем почва оппортунистического мещанства.

Уместно напомнить, что в царской России массовое распространение марксизма происходило через уже сформированный слой профессиональных, испытанных каторгой и виселицей революционеров. Кроме того, условия полуфеодального капитализма и казарменный тип индустрии порождали совсем непохожий на современный тип пролетария, хотя и менее образованного, чем нынешний, но более «обтёсанного» классовыми отношениями. Этим и объясняется непохожесть нашей и большевистской дореволюционной эпохи и некоторая разница в динамике становления коммунистического движения.

Если предельно кратко обрисовать специфику наших современных условий, то можно сказать следующее.

Во-первых, у нас позабыта большевистская революционная традиция глубокой теоретической литературы. Как следствие, завалена вообще теоретическая работа. И мало кто, кроме нас, берётся это исправить. Во-вторых, пролетариат значительно атомизирован, дезорганизован и распылён, но при этом весьма образован и начитан по сравнению с дооктябрьским состоянием. Ушло в прошлое внимание к вопросам физического выживания. Теперь возросла роль убеждения, аргументированности и организационной состоятельности коммунистов, которые претендуют на роль авангарда. В-третьих, буржуазия и буржуазные государства значительно поумнели, научились эффективно бороться за укоренение капитализма как в экономике и политике, так и в сфере идеологии. Отсюда, в-четвёртых, оскудели источники марксистских кадров. Техническая, творческая интеллигенция, наиболее компетентные рабочие и служащие повально заражены буржуазной идеологией, предпочитают мещанскую жизнь при капитализме борьбе за коммунизм. Переломить эту тенденцию очень сложно, но необходимо, тем более этому благоволят глобальный кризис капитализма и из года в год разрушающий, воспетый в буржуазной культуре образ жизни.

Таким образом, современная атмосфера для марксистов гнетущая, полна деморализующих мелочей и частностей, но при этом и более свободная по сравнению с дореволюционным прошлым. Проблема многих начинающих левых состоит в том, что они не хотят наблюдать жизнь вокруг себя, скатываясь в примитивные аналогии истории революционного движения. Причём ладно бы они кропотливо, по первоисточникам изучали дооктябрьскую обстановку и перипетии становления большевистской партии. Этого как раз почти не наблюдается. В основном левые знают историю коммунистического движения по вторичной, третичной литературе, а то и вообще из художественных фильмов и книг брежневской эпохи. Даже «Что делать» Ленина и «Краткий курс» Сталина не являются для них настольными справочниками.

Современная атмосфера для марксистов достаточно агрессивна, потому что уровень организации низок, связи с массами пока не наработано, а начинающий сторонник марксизма, как правило, погружается в бурлящие воды левого движения. С одной стороны, в палитре мнений левого информационного пространства быстро происходит оттачивание собственной позиции и навыков по её пропаганде, с другой стороны, бесплодные склоки, тотальная теоретическая путаница и хронические шараханья истощают психологически. Полное отсутствие связи леваков с массами и их авторитета, оппортунизм, детские болезни и политическая незрелость сеют в душе ростки пессимизма и нагнетают уныние. Даже один вид типичных представителей левого политического спектра — выкинутых на обочину жизни неряшливых охламонов — вызывает тяжёлые чувства безнадёжности борьбы за коммунизм такими «силами».

Нужно понимать, что специфика и исторические пути формирования левого движения на постсоветском пространстве накладывают отпечаток на кадровый потенциал сообщества людей, претендующих на звание коммунистов. Это одна из объективных сторон последствий краха КПСС. Наблюдается два поколения левых, одинаково поражённых оппортунизмом: старшее, в котором запечатлелись пережитки идейной трансформации КПСС, и молодое, которое выросло на обильной почве троцкизма. И там и там главная проблема — это невладение теорией марксизма-ленинизма и особенно диаматикой.

В левом движении сложилось несколько более-менее устойчивых оппортунистических школ и школок, которые пытаются организационно оформиться, остальные многочисленные «партии», «движения», «паблики», кружки и прочие представляют собой тусовочные клубы по интересам. Критика первых, как и наиболее массовидных теоретических заблуждений в целом, проводится на страницах прорывских изданий. При этом только коллектив журнала «Прорыв», во-первых, ведёт многолетнюю систематическую теоретическую работу по актуализации и очищению теории марксизма от оппортунизма, во-вторых, предлагает логически цельную, фундаментальную теоретическую систему, обобщающую великий опыт побед коммунизма и горький опыт поражений. Мы единственные предлагаем исходить не из «политического прагматизма», модных концепций, отдельных работ классиков или почерпнутых из учебников СССР «основ марксизма»; не из непонятно кем написанных программ многочисленных партий, а из диалектико-материалистического понимания фундаментальных категорий бытия, то есть из диаматики. Любой, даже самый мелкий политический вопрос должен быть исследован в результате разворачивания стройной теории от первоначальных аксиом движущейся в пространстве и существующей во времени несотворимой и неуничтожимой материи, которая первична в отношении сознания и познаваема. Такой подход, если он сопряжён с добросовестностью, гарантирует отсутствие ошибок.

В отличие от других левых мы убеждены, что в основе мотивации борьбы за коммунизм лежат не материальные интересы, гуманистические позывы, а научное осознание неизбежности коммунизма, основанное на понимании его сущности и необходимости борьбы. И это не простой лозунг, а чрезвычайно сложный, долгий и извилистый путь утверждения марксистско-ленининского мировоззрения, сопряжённый со значительной трансформацией личности человека.

Знания и умение применять их на практике приобретаются, с одной стороны, взаимозависимо, с другой, рассинхронно. Можно что-то знать, но не уметь этим оперировать. Знать — ещё не значит понимать, можно знать, но не понимать. Например, основные положения теории марксизма, выраженные в различных словесных формулах и знаменитых цитатах классиков, известны многим, но не поняты абсолютным большинством. Потому что, чтобы понять, необходимо овладеть не только информацией (знать понятийную формулировку истины), но и всем движением теоретической мысли от наиболее общих аксиом диаматики, которая прямо и опосредованно затрагивает всё многообразие бытия.

Мироздание целостно, системно. Каждый закон, каждая научная категория выражают объективные, внутренние, существенные, устойчивые и потому повторяющиеся связи явлений без изъятия. Разумеется, изложение того или иного закона в абсолютной полноте взаимосвязей невозможно, потому что их бесконечное множество. В науке мы всегда излагаем главное и основное. Однако второстепенное и незначительное, взаимосвязанность и опосредованность всегда предполагаются на основе более общих категорий, фундаментальных категорий бытия и общей логики развития явления. Понимание чего-либо возникает не как сумма отдельных знаний, не от частного и единичного к целому и общему, а по маршруту: восприятие общего -> менее глубокое понимание общего -> более глубокое понимание общего. А уже от уровня глубины понимания общего или целого зависит качество понимания частностей.

На каждом этапе, от усвоения информации, проверки, её соотнесения, систематизации, выявления причинно-следственных связей, субъективной и объективной стороны явления до его интерпретации с точки зрения теории, немаловажную роль играет личность человека. Каков подход человека к познанию? Какие цели он преследует? Какой у него настрой? Ведь марксистское учение не является тайным, любой капиталист может открыть «Манифест» или «Капитал», тщательно изучить их, но при этом в абсолютном большинстве случаев такие примеры не приводят к появлению марксистов.

Ответы на подобные психологические вопросы сильно зависят от качества мировоззрения субъекта, и не столько с точки зрения багажа знаний, сколько с точки зрения совести. В левой литературе уделяется предельно мало внимания отношению объективного и субъективного в решении общественных проблем, в том числе в деле партийного строительства и строительства коммунизма. Если же говорить конкретно про соотношение объективных истин в процессе познания и субъективной личности, то наука ставит задачу рассмотрения диаматики личности, то есть совести человека. Если совесть продуктивна, то она есть «размышление о противоречии, содержащемся в собственном решении общественных проблем» (Подгузов).

Известно, что каждый человек испытывает чувство стыда, когда его поступки противоречат нормам морали круга его воспитания и общения, что и называют угрызениями совести. Это чувство не становится самостоятельным фактором развития в классовом обществе, потому что возникает из заведомо ненаучных представлений о морали, слепо отражающих классовые отношения. Однако если критерием совести становятся законы прогресса общества, если добросовестность в процессе познания и научного исследования гарантирует свободу субъекта от материальных интересов, симпатий, антипатий и личных страстей, то она выступает в качестве внутренней причины развития личности.

«Материалистическая диалектика личности, т. е. совесть, есть частный случай диаматики, порожденный противоположностью единичного и общего, индивидуальных и социальных ценностей в сознании человека, атавизма и человечности в потенциале каждой личности. Единство и борьба этих противоположностей и выступает в качестве внутренней причины развития личности, скачков в ее состоянии и социальной роли» (Подгузов).

Иными словами, усвоение информации, её научная проработка на основе теории марксизма тем продуктивнее и объективнее, чем выше добросовестность человека. Негодяю, подлецу, мерзавцу можно сколько угодно вдалбливать научные истины, толку не будет. Здесь работает другая механика — перевоспитания через изменение общественных условий. Однако если человек сам сознательно, добросовестно стремится к объективному познанию, то единственным препятствием на его «психологическом пути» является лень и заковырки старых привычек.

Специфика познания именно марксистской науки сопряжена с тем, что её выводы переворачивают привычную ценностную картину, противоречат морали классового общества и подрывают психологию мещанского благоденствия. Если человек живёт относительно благополучной жизнью, то его совесть под действием диаматики пробуждается мучительно сложно.

Таким образом, изучение теории и окружающей действительности при должном уровне работы совести переводит человека из состояния знающего в состояние понимающего, что открывает возможность обретения навыка применения знаний на практике. Сложность последнего связана с тем, что его критерием является исключительно ошибочность или безошибочность результатов практики. То есть человеку на каждом этапе может казаться, что он вполне способен оперировать теорией, вне зависимости от того, насколько в реальности он владеет навыком её применения, основанным на понимании. Существует несколько принципов и приёмов, которые позволяют избегать рассинхронности теории и практики.

Во-первых, марксизм признаёт практикой только

«действие, создающее предпосылки для ПРОГРЕССА, т.е. нового, еще более продуктивного действия. Практика — это действие, подтверждающее конкретную ИСТИНУ и тем самым опровергающее ВСЕ заблуждения по этому поводу» (Подгузов).

Значит, теория в любом случае должна предшествовать практике. Это абсолютный закон для коммуниста, бездумных коммунистов, действующих по наитию, не бывает.

Во-вторых, отношение к практике должно быть осторожным и ответственным. Ничего не вредит практике так, как паника, суетливость, хвостизм, которые и являются признаками отсутствия адекватной теории. Вместе с тем практика должна отвечать развитию ситуации, поэтому не должна быть запоздалой.

В-третьих, практика должна быть коллективной, организационной, что позволяет увеличить её результативность и потенциал. Более опытные товарищи указаниями, наставлениями и советами помогут избежать ошибок, значит, рассинхронность за их счёт будет сглаживаться.

Мотивационная сторона формирования коммуниста в случае разумной организации процессов освоения теории марксизма и применения её на практике, приобретает форму беззаветного служения делу прогресса, коммунизма. Все вышеобозначенные моменты достаточны для формирования коммуниста, но необходимыми являются бескорыстность и безжалостность субъекта к себе. То есть прежде чем задаться целью стать марксистом, а затем коммунистом, нужно вычистить из души все «хвосты» мелкобуржуазной, индивидуалистической психологии в виде личных интересов и страстишек.

Некоторые скажут, что нет ничего плохого в том, что человек сумеет «сочетать личные и общественные интересы», тягу к комфорту и научные требования к практике. Тем более ведь коммунист должен бережно относиться к свой жизни, питаться, жить, иметь условия для работы.

Это типичное заблуждение, которое очень дорого обходится прогрессу. Дело в том, что объективно жизнь человека ему не принадлежит, индивид не является хозяином своей судьбы. Человек есть порождение общества и всецело принадлежит обществу, что бы он об этом ни думал. Все наши поступки имеют последствия и отражаются на других людях и обществе в целом. У нас общая судьба и без общества мы ничто. Коммунистическая борьба — это витиеватый путь, наполненный испытаниями и трудностями, и логика компромиссного «сочетания личных и общественных интересов» в поворотных пунктах истории всегда играет злую шутку с её адептами. Здесь как на войне: если ты поднялся в атаку, заведомо не подготовив себя к смерти, решительности и натиска рано или поздно не хватит. Бескорыстность и безжалостность к себе являются для коммуниста основой боевого духа, залогом морально-психологической устойчивости. На кривой козе в коммунизм не въедешь. Все эталонные коммунисты прошлого были абсолютно бескорыстны и безжалостны к себе. Все эталонные оппортунисты были и являются адептами компромиссного «сочетания личных и общественных интересов». Такова практика и опыт революции.

Товарищество и дружба, возникающие в быту в обычном обиходе жизни, почти никогда не годятся для коммунистической борьбы. Говорят, что товарищество и дружба проверяются на прочность в беде, и это верно, когда речь идёт о преодолении трудностей и взаимовыручке. Однако основой обыденного товарищества и дружбы является естественно сложившаяся привязанность людей друг к другу на основе симпатии, уважения или кровнородственных связей, а это не слишком устойчивое основание.

Многие, кстати, не понимают нескольких важных вещей о товариществе и дружбе. Так, симпатии, уважение и кровнородственные отношения возникают прежде всего в ходе совместной практики, а не только общения. Если люди живут вместе, вместе учатся, работают или занимаются каким-то общим делом, то их взаимное отношение друг к другу и к обществу постоянно проверяется поведением и поступками. Возникает как понимание личности друг друга, так и привычка в отношении друг к другу с уважением и симпатией. На словах и посиделках вечером в пятницу прочного товарищества и дружбы не возникает, хотя многие и считают обратное. Следствием этого становится то, что если общая практика прекращается, то отношения товарищества и дружбы постепенно угасают, правда, бывает у них такой задел прочности, что его хватает и до конца жизни.

Важным элементом совместной практики, поскольку действия товарищей и друзей однонаправленны, становится та или иная степень единомыслия. Причём чем она выше, тем крепче узы товарищества и дружбы. Либералы не дружат с коммунистами, подонки — с порядочными, начальники тиранического склада — с подчинёнными.

Кроме того, главное в тенденции складывания тесных межличностных отношений — это степень объективной противопоставленности индивидов. Если люди из однородной классовой среды, между ними не возникает конкуренции, их интересы не противопоставляются до степени взаимной борьбы, то шансов для возникновения товарищества и дружбы кратно больше. А деньги, карьеризм, корысть, наследство подрывают межличностные отношения.

Сейчас обыватель уверен, что в основе его положительного или отрицательного отношения к другим людям лежат совместимость черт характера, качества воспитания и привычек поведения. Практика показывает, что это надуманное, идеалистическое объяснение из области буржуазной психологии. Есть даже в народе поговорка по этому поводу, что противоположности притягиваются.

И последнее, касательно товарищества и дружбы в обычном обиходе жизни. В среде товарищей и друзей всегда формируются лидеры, авторитеты, ведущие и ведомые. К этому факту обычно относятся негативно, потому что буржуазный быт и мелкобуржуазная идеология приучают ненавидеть иерархию в любом проявлении, даже если она естественная и добровольная. На самом деле все люди разные и нет ничего зазорного в том, что кто-то в области общения обладает более сильным характером, более острым умом, преуспел в жизненной мудрости. Если ты признаёшь в товарище и друге авторитета, это совсем не значит, что ты слабый и не имеешь собственного мнения. И, напротив, безудержное стремление каждого индивида к лидерству, заносчивость и необоснованные требования к другим, которые проповедуются буржуазной психологией, насаждают в среде доверчивых обывателей сквернохарактерность, мешающую нормальному общению.

В среде же коммунистов товарищество и дружба также зиждятся на общей практике — борьбе за коммунизм. Но главное в таких межличностных отношениях именно научное единомыслие. Единство научного мировоззрения, принадлежа к высшему элементу сознания — интеллекту, подавляет и сглаживает все порождённые бытом противоречия: возрастные, поведенческие, межполовые и все иные, имеющие эмоциональный окрас.

Некоторые искренне считают, что коммунистическая организация — это нечто вроде бюрократической структуры, в которой главное, чтобы все выполняли свои служебные обязанности, а личные отношения остаются за скобками делового взаимодействия. Это печальное заблуждение, так как настоящая коммунистическая партия является прообразом коммунистического общества, соединением единомышленников, которые не только действуют вовне, но и выстраивают отношения между собой на научной основе.

Марксистская наука требует знать не только что делать, но и как делать, а важнейшим элементом последнего является правильная организация работы. Общеизвестно и многократно доказано практикой, что эффективность взаимодействия людей прямо зависит от качества коллектива как целого, от атмосферы, тона и спайки в нём. Уже одна принадлежность к участию в борьбе за коммунизм объективно ставит людей в положение товарищей, священной обязанностью которых является взаимопомощь, взаимная открытость, наставничество и ученичество.

Коммунистическое товарищество не может ограничиваться служебной вежливостью, как это прописано в воинских уставах, а должно быть предельно искренним, чтобы перерастать в дружбу — высшую, любовную форму отношения между людьми. Причём для коммуниста как носителя научного мировоззрения межличностные отношения перестают носить частно-индивидуалистический характер, ведь все коммунисты считают себя проявлением, моментом организации — партии. Любовь к партии, являясь приближенным, конкретным проявлением любви к человечеству, к его коммунистическому будущему, воплощается в товариществе и дружбе внутри организации.

При этом товарищество и дружба коммунистов не носят безусловного характера, как это понимает романтическое мышление, но проявляется и в виде непримиримого отношения к недостаткам, колебаниям, заблуждениям, ошибкам товарищей. Если в среде обывателей допускается благодушие и попустительство в отношении товарищей и друзей, потому что они товарищи и друзья, то в среде коммунистов превалирует разумное отношение к человеку, основанное на признании господства общего над частным. Иными словами, коммунистические товарищество и дружба сильны и крепки постольку, поскольку человек является коммунистом, развивается и борется, не жалея себя. Так товарищество и дружественность не перерастают в компанейщину, дополняя деловой стиль.

И здесь необходимо подчеркнуть, что важно то, что думает и делает человек, а не то, насколько он полезен в данный конкретный момент. Все коммунистические партии мира обжигались на том, что отдельные талантливые люди вызывали к себе высокое расположение коммунистов и народа в силу их ситуативной полезности без учёта их действительной политической и мировоззренческой физиономии. Поэтому, в частности, теория научного централизма требует оценивать кадры прежде всего по глубине освоения ими теории марксизма-ленинизма, конкретным успехам в самообразовании и пропаганде. Такие достижения могут казаться более скромными по сравнению с результатами работы какого-нибудь отдельного «практика», но позволяют правильно определять качество личности и вектор её развития.

Самым сложным с эмоционально-психологической точки зрения в теории коммунистического товарищества и дружбы является вопрос об авторитете руководства и дисциплине. Легко заметить, что почти во всех коммунистических на словах организациях господствует абстрактно-формальное признание авторитета руководства. Выбрали ЦК, будем ему подчиняться, поэтому на словах признаём его авторитет. В действительности же авторитета у руководства нет, так как даже те, кто голосовал за избранный состав ЦК, часто это делали по принципу «на безрыбье и рак рыба».

Вместе с тем абсолютно все успешные коммунистические партии возглавлялись авторитетными вождями, но сегодня в среде левых с подачи оппортунистов их авторитет принято называть культом личности. Сначала был культ Маркса, культ Ленина, затем культ Сталина, культ Мао Цзэдуна, культ Ким Ир Сена, культ Хошимина, культ Ходжи. Правоверные леваки стеснительно замалчивают этот факт и отчаянно отрицают необходимость воспитания вождей, давно перейдя в вопросе наличия авторитетов в разряд анархистов и либералов.

Таким образом, в ходе реальной практики по развитию теории, организации и политической борьбы выковываются наиболее способные руководители, руководители высшего типа, признание авторитета за которыми становится главным фактором сознательной дисциплины. Естественное отношение коммунистов к своим вождям сродни любви к наставнику и учителю, как и было в случае с гениями революции.

Недоверчивый читатель может спросить: что же делать, если нет в коммунизме людей, которые способны вести за собой как вожди? Это значит прежде всего то, что перспективы у такого коммунистического движения печальны. Это значит, кроме того, что каждый рядовой марксист должен стремиться стать коммунистом, чтобы воспитать из себя вождя. Это значит, в конце концов, и то, что те лидеры, которые уже по факту имеются, по мере роста стихийного движения подвергнутся самому суровому экзамену истории, который выяснит их состоятельность в роли вождей. И преступно сейчас, на стадии более или менее подготовительной, игнорировать объективные законы становления коммунистической партии, уже известные и многократно показавшие себя в истории.

Становление марксиста в современных условиях прямо сопряжено с работой в коллективе. Все примеры одиночек, которые ведут замкнутую, «блоговую» пропаганду от своего имени, как самостоятельные, независимые авторы, показывают, что они впадают в стагнацию и самолюбование. Все самоназначенные теоретики-одиночки, годами упивающиеся своей «принципиальностью», несостоятельны в том числе потому, что их теоретические изыскания не обретают организационных форм, не являются практикой.

Поэтому, как только человек встал на путь марксистского самообразования, ему следует постепенно включаться в партийную работу, в нашем случае — участвовать в работе газеты и журнала. То, что в обыденной жизни его окружает атмосфера безразличия и люди с враждебными взглядами, ничего не значит. По мере развития сознания, роста мировоззрения и личности обыденное общение будет трансформироваться, будут появляться люди, сочувствующие, понимающие и даже поддерживающие. Прогрессивно настроенные родственники и друзья тогда встанут на путь положительного отношения к марксисту, когда сам он будет представлять из себя известную интеллектуальную величину.

Если очень грубо упростить, то одно дело, когда молодой человек, увлекающийся левыми идеями, надоедает родственникам и друзьям поверхностными рассказами и спорами о коммунизме, другое дело, когда он предстаёт перед ними как состоявшийся автор, признанный, пусть и в узких кругах, пропагандист. Люди вообще слабо усваивают какие-то отдельные декларируемые истины, они склонны испытывать пиетет перед достижениями человека. Если тебя уважают в какой-то среде, то это уважение автоматически «давит» на обывателя и он уже начинает прислушиваться к тебе как к личности.

Иными словами, проблематика общения начинающего марксиста в быту связана скорее не с тем, что люди обычного обихода заражены мещанством и враждебны коммунизму — это всеобщее фундаментальное условие капитализма, — а с отсутствием понятных и привычных для них формализованных результатов и достижений. Сначала изучи теорию марксизма, напиши и издай книжку по теме, пусть у тебя за плечами будет организация, тогда уже и доказывай состоятельность своей теории. По крайней мере, тебя внимательно выслушают. К сожалению, так воспринимают ситуацию большинство обычных людей.

Следовательно, сочувствие и поддержка окружающих могут возникнуть только на фоне того, как марксист преодолевает преграды и трудности, ежедневно работает на коммунизм, не жалея себя. Голая идейность мало кого впечатляет. Конечно, важно находить единомышленников, пропагандировать родственников и друзей в индивидуальном порядке, но в этом деле многое зависит от их субъективной предрасположенности и стремления к познанию. Ничего удивительного в том, что не удаётся даже самыми глубокими и убойными аргументами убедить обывателя в необходимости борьбы за коммунизм, нет. Совокупная сила буржуазной обстановки и буржуазной идеологии во много раз превышает силу любой аргументации.

Поэтому никаких хитрых и нехитрых рецептов поддержания мотивации нет, нужно самоотверженно работать в коллективе с осознанием важности и объективной необходимости нашего дела. Главной формой общения для коммуниста на данном этапе остаются теоретические и пропагандистские публикации. Связь между товарищами осуществляется прежде всего через совместную теоретическую, организационную и политическую работу в газете и журнале. Мы пишем статьи для себя, чтобы глубже понимать теорию марксизма и обстановку; для товарищей, чтобы поделиться нашими наработками; для пролетариев, чтобы учить, убеждать, организовывать класс. Это и становится высшей формой общения, которая органически дополняется редакционными обсуждениями, сетевой перепиской, частными разговорами.

Исторических примеров, когда отдельный человек в одиночку шёл против всех, совершая научный или политический подвиг, множество. Но марксизм не признаёт концепцию героев и масс, в которой отдельный человек становится вершителем истории. Поэтому мы работаем в коллективе, организации, чтобы удесятерить наши силы, а наш коллектив ведёт свою деятельность в гуще народных масс, чтобы задействовать действительное всемогущество организованного революционного класса.

А. Редин

О становлении марксистов в современных условиях: 48 комментариев

  1. У меня так и было. И только идеи коммунизма позволяют смотреть в будущее с надеждой.

  2. Совсем наоборот — именно при капитализме выковываются настоящие марксисты т.к. могут непосредственно наблюдать капиталистическую действительность. И только в реальной идеологической борьбе с агрессивным буржуазным сознанием можно стать настоящим идеологом коммунизма. В СССР как мы теперь видим практически не воспитывалось настоящих марксистов.

    • Не надо наводить тень на плетень.

      В СССР малое кол-во марксистов объяснялось не отсутствием идеологической борьбы, а как раз-таки ее наличием и пропорциональным нарастанием по мере строительства коммунизма. Настоящих марксистов и до революции было очень мало, при том настолько мало, что в партию приходилось принимать всякие сомнительные элементы, т.к. грамотных людей вообще в дореволюционной России было не ахти как много. Хотя казалось бы — капитализм, марксисты должны под каждым кустом валяться, исходя из вашей логики. В послереволюционные, предвоенные и послевоенные годы забот было столько, в т.ч. и благодаря идеологическим противникам, отвлекавшим колоссальное кол-во сил, что у Сталина не было возможности лично подготовить приемника, в результате чего после его смерти (в условиях отсутствия сильного вождя и при наличии демократических процедур внутри партии), к власти пришла группа оппортунистов во главе с Хрущевым, которому подготовка настоящих марксистов была нужна так же, как и построение коммунизма. Впрочем, этот вопрос был уже десятки (если не сотни) раз разобран на страницах Прорыва и Прорывиста.

      По-вашему же выходит наоборот: идеологическая борьба в СССР отсутствовала, и именно поэтому настоящих марксистов не воспитывалось в нужном количестве. По такой логике вообще получается, что сразу же после революции ковка настоящих марксистов станет невозможной, а раз построение полного коммунизма возможно только под руководством настоящих марксистов, то получается, что нужно сохранять где-то и как-то на Земле капитализм, чтобы выращивать этих самых настоящих марксистов. «Складно. Просто. Легко запомнить…»

      Более того, «агрессивное буржуазное сознание» при «непосредственном наблюдении капиталистической действительности» — это гораздо более легкая мишень, чем «неагрессивное» буржуазное сознание в период внешнего затихания идеологического противостояния, когда вокруг с виду тишь да благодать, а враги коммунизма вместо открытой борьбы начинают активно краситься в красный цвет, изображая из себя ярых коммунистов. Вот где требуется настоящее глубокое владение теорией марксизма, а не на полях сражения с «агрессивным буржуазным сознанием».

      • Что вы ограничиваете деятельность марксиста только идеологической борьбой? А как же политическая борьба, борьба за власть, организационная, подпольная и даже вооружённая?

        Марксистов нельзя подготовить извне, марксист может только сам им стать. Все настоящие марксисты в СССР были из дореволюционных времён.

        • То, чем вы занимаетесь, называется демагогией.

          Разумеется, становление марксиста обусловлено СОВОКУПНОСТЬЮ внешних и внутренних факторов. Внешнее воздействие (обучение, воспитание) является необходимым, но не достаточным условием становления марксиста. А вот наличие откровенно-агрессивного буржуазного окружения не является ни необходимым, ни тем более достаточным условием становления марксиста. Иными словами: несмотря на то, что личный опыт столкновения с капиталистической действительностью может придать некого эмоционального «ускорения», нужно помнить, что марксист — это в первую очередь человек с научным мировоззрением. Т.е. для понимания мерзостей эксплуататорского общества ему вовсе необязательно самолично эти мерзости наблюдать. Качество марксиста зависит от его научной добросовестности, а не от того, жил ли тот при капитализме или на первой фазе коммунизма.

          И вообще, на территории бывшего СССР уже как 30 лет один сплошной капитализм, а настоящих марксистов прибывает с трудом. Лично я помимо Прорыва ни одного толкового марксистского издания не видела.

          • Виктория, т.н. «научное мировоззрение» без связи в конкретной живой действительностью, без практики, без опыта конкретной борьбы, станет только предметом культа и веры. А сейчас да, в связи с кризисом капитализма статистически достаточно много людей обращаются к марксизму, намного больше чем в позднем СССР. Такая вот диалектика.

        • Pilot, а после контрреволюционного отката, сейчас какие времена, дореволюционные или послереволюционные?
          И второе, ваше обобщение по вопросу становления «настоящего идеолога коммунизма» не слишком ли преждевременно, и достаточно ли обоснованно?

        • Пилот, вам что, лавры Гапона спать не дают? Вон, «желтые жилеты», ГОДАМИ водят людей под дубинки и водомёты. Мы предпочитаем не заниматься политической гимнастикой, а в ночь, с 24, на 25…

    • Пилот, во-первых, таких как вы, троцкистов, в СССР было полно и до 1917 года и после. И они развернули гигантскую идеологическую войну против РКП(б), которая приугасла к 1937 году, но возродилась после 1953 года, в том числе, проникая во все структуры, на все кафедры потихоньку уродуя марксизм в учебниках, словарях и энциклопедия, газетах, журналах и на лекциях в ВУЗах. Вы, Пилот, и продолжаете это делать. Во-вторых, капитализм существовал на планете и делал всё для растления советской молодёжи, пока троцкисты, бандеровцы и власовцы делали делали свои идеологические диверсии, пропагандируя «ценности» западного образа жизни, хозрасчёт, национализм и клерикализм. Сегодня, поскольку троцкистам невозможно пробраться в руководство «Прорыва», то и вам, Пилот, как видите, не удаётся проводить свои диверсии в наших структурах. Вы и публикуетесь под псевдонимом, поскольку знаете, что пишите утонченные антимарксистские гадости.

      • Антип, тут вы начинаете уходить конспирологию. Типа враги специально не давали добросовестно осваивать марксизм. Ну это сказки. Просто не было достаточного количества личностей готовых его осваивать и применять. А сейчас же сам капитализм толкает людей к изучению марксизма.
        И я смотрю вы меня уже записали в агенты мирового империализма направленного на ведение подрывной деятельности? Ведущие теоретики марксизма испугались каверзных вопросов? Как вы будете бороться насмерть с буржуазией если даже с каким то пилотом справиться не можете?

        • Извините за грубость, но один глупец может столько вопросов задать и такого качества, что тысяча мудрецов не ответит. Я уверен, что один Виталий Милонов, будь у него такая возможность, в дискуссиях и спорах уложил бы на лопатки и Ленина, и Сталина, и Маркса с Энгельсом и всех четверых одновременно, просто закидывая вопросами и прыгая в разговоре. Это не означает, что он прав; вряд ли бы его одного стали переубеждать, ибо ресурсы, в том числе время, надо расходовать рационально. Человек либо стремиться познать истину, либо нет.
          И с чего такая уверенность, что сам капитализм толкает людей к изучению марксизма??? Обычно он толкает к приспособленчеству или эскапизму. Я лично уверен, что к изучению марксизма толкает внутренняя потребность к познанию истины, попытка добросовестно разобраться в происходящем. Лично я пришел к марксизму чрез антисоветскую пропаганду: мне стало интересно, почему так получается, что у нас в стране празднуют День Победы и День Космонавтики, не забывая обильно полить помоями советское прошлое и общество, достигшие этого. На тот момент СССР не существовал уже четверть века, мне все уши прожужжали, что он оказался не жизнеспособным и доказал свою неэффективность, никому не нужен… Зачем бороться с трупом (при этом еще и проигрывать)? В свое время мне удалось пообщаться с разными людьми. Со всеми я говорил на тему необходимости коммунизма как единственной возможности развития общества. Я нашел понимание и отклик у управляющего отделом банка, директора одного из филиалов крупной логистической фирмы, чиновника минэка (а кое-кого даже серьезно заинтересовал)… и ни одного у пролетария. Я сам химически чистый пролетарий, живу и работаю в такой среде — ни одного работягу изучение марксизма не интересует. Там даже слова сказать не дают, сразу шлют известно куда. Иногда отвечают: «мы не хотим ходить строем! и жить убого как при СССР; если коммунизм такой хороший, то почему СССР такой мертвый, вон в Европе без всяких революций! богато живут, мы хотим так же; надо валить из Рашки», ну и так далее в том же духе…А у самих ипотека+кредит и перед начальником спину выпрямить бояться. А казалось бы, кому революция нужнее. А, иногда мне говорят, что нет времени, надо работать, но у них же всегда есть время смотреть бесконечные сериалы, ютуб, играть в «танки», пить пиво и т.д. Причем каждый вечер.

          • «И с чего такая уверенность, что сам капитализм толкает людей к изучению марксизма??? Обычно он толкает к приспособленчеству или эскапизму. Я лично уверен, что к изучению марксизма толкает внутренняя потребность к познанию истины, попытка добросовестно разобраться в происходящем. Лично я пришел к марксизму чрез антисоветскую пропаганду: мне стало интересно, почему так получается,».
            Если начать с начала – марксизм без капитализма возник бы? Стал бы Маркс писать «Капитал», если бы не было капитализма? Живи он лет на 300 раньше – он бы написал что? «Феодал», скорее всего, нет? Сам «Капитал» — это что как не развернутое определение капитализма с подробным описанием и доказательством всей его текущей мерзости и таящихся в нем угроз? Даже если Марксу просто стало интересно – что именно его заинтересовало? Почему вокруг так хорошо или почему всё так плохо и может ли быть лучше? Да, самому Марксу, при этом прям уж сильно плохо не было – он не из угнетаемых, он увидел угнетенных и решил в интересах действовать, начав с теории.
            Короче говоря, раз тут все материалисты, что как не окружающая материя в виде капитализма, воздействуя на свою высшую форму в виде сознания, вызвала реакцию высшей формы высшего на тот момент сознания в виде сознания Маркса, не создала высший продукт – марксизм?
            Второй этап. В отношении ныне здравствующей высшей формы материи (сознания) не действует ли тот же принцип – не отражается ли в сознании капитализм, вызывая реакции?
            Та самая антисоветская пропаганда, подвигнувшая Вас к изучению марксизма – это что? Одно из проявлений рабовладельчества или все же капитализма?
            Но это так, для вступления. Меня другой вопрос мучает. К чему все эти высокомудрые рассуждения и гневные комментарии? В чем смысл исследования путей прихода к марксизму? В том, чтобы улучшить пропаганду и агитацию и, грубо говоря, повысить количество и качество вербовки сторонников?
            Так «все украдено до нас» — в том смысле, что все уже давно разработано.
            1) Агитировал или пропагандировал ли Ленин среди царского окружения или в схожей враждебной аудитории? Или, может быть, Ленин свои статьи для публикации направлял в «Московские ведомости» или иную реакционную газету? Сведений об этом не сохранилось, но скорее всего – не делал ни того, ни другого. Вместе с тем, в каких регулярных издания смог издать статьи, обличающие народников и прочих «-истов», а заодно популярно разъясняющие Маркса, — в тех и издал. Сколько работ не сохранилось и где напечатать не удалось, мы сейчас можем только догадываться.
            Издавалась ли «Искра» для распространения исключительно среди членов РСДРП? Нет, члены РСДРП должны были донести ее до рабочих через наиболее грамотных, несколько просвещенных РСДРП рабочих; кроме того, для рабочих издавались «листки» и другие материалы.
            2) Что сделал Ленин для того, чтобы рабочие «Искру» ждали не для использования на самокрутки? Поучаствовал в «экономизме», окрасив его некоторой долей политики и оказался в ссылке. Ссылка вряд ли являлась частью плана, а вот авторитет для себя и Маркса заработал в плановом порядке, статью про закон, которого рабочие добились под руководством «Союза борьбы…» написал, и потом, при случае этим законом козырял.
            По пункту 1 – четыре с половиною года назад здесь был такой материал https://prorivists.org/mission-1/ .
            Отличная идея! С двумя предложениями по ее улучшению.
            «На наш взгляд, статья В.А. Подгузова «Можно ли считать себя коммунистом, не владея методологией марксизма в полной мере?» претендует на комплексный вводный в теорию марксизма материал, в котором под единственно правильным углом поставлена задача для всех левых» — не будет ли более ориентированным на результат попытка использовать другие материалы В.А.П.? Скажем так, более относящиеся к азам, но успешно инициирующие переформатирование мозга?
            «выйти с данным рефератом к заинтересованной публике. Это может быть, например: 1) кружок, в котором вы состоите, 2) профсоюз на предприятии, где вы работаете, 3) первичная организация КПРФ, Комросов, РКРП и др., 4) студенческий клуб, 5) собрание левых активистов, 6) просто собрание коллег, 7) любая другая площадка, вплоть до объявления публичной лекции, скажем, в популярном городском кафе» — не является ли более ориентированным на результат не распыление сил, а их сосредоточение в одном месте и, для начала, на электронной площадке? Сталин с Жуковым так и делали… При этом можно грамотно подобрать наименее страдающую «уклоном» площадку, тщательно ее изучить, наметить, прежде всего, не теоретические ошибки, а логические, которые допущены, потому что нужно же им было как-то из теоретических выкарабкаться. И аккуратно начать задавать вопросы…
            Высказывать гипотезы не люблю, но в данном случае выскажу предположение, что издавайся «Искра» в наше время – у всех, допущенных к издательской работе, а может быть и более широкого круга РСДРП, было бы неограниченное количество «левых» аккаунтов для подписки на все окололевые ресурсы Интернета. Также предположу – что атаки были бы последовательны на каждом ресурсе, тщательно спланированы и полемически исправляли бы все ошибки. Переубедить удавалось даже самых отъявленных, а что уж говорить о рядовых подписчиках «Русского Богатства»?
            По пункту 2 не пишу, а то затыкают пальцами про «экономизм», хотя я этого и не собираюсь предлагать.
            В общем, если глубоко разбираться в путях прихода к марксизму, тыкая друг в друга пальцами и обвиняя друг друга в смертных «-измах», то умирая, будешь перефразировать Гегеля: «Я только что понял марксизм… но не понял, как к нему приходят».

            • Сергей, капитализм развивался, как минимум, сто лет до Маркса. И не породил ни одного Маркса. Подобно тому, как пересекаются траектории метеорита и планеты, подобно тому пересекается траектория общественного развития и развития первой гениальной личности, которая с ранних лет, не как Мах, который двигал, поначалу, только физику, и только к старости занялся попытками оформлением своих дурацких мировоззренческих взглядов, Маркс с юности поставил себя на службу угнетенным, прежде всего, наёмным рабам. Бывает и такое, что рабы не сразу понимают своих истинных освободителей. Это не повод опускать руки. Гегель потому и остался в истории идеалистом, что марксизм возник после его смерти. А так, он лучше других понял бы марксизм. ПОНЯТЬ МАРКСИЗМ, ЗНАТЬ ТЕОРИЮ МАРКСИЗМА — ЭТО И ОЗНАЧАЕТ ПРИЙТИ К МАРКСИЗМУ. ДРУГОЙ ДОРОГИ НЕТ. Не поняв марксизм, вы никого марксистом не сделаете. Можете собирать сколько угодно кружков, издавать газеты, как это делает КПРФ, иногда, но ни одного марксиста на основе газет современных партий с коммунистическими названиями сформировать невозможно. Сегодня в этих партиях всё ещё нет марксистов, поэтому некому приходить к марксизму.

          • Onton, на мой взгляд, у вас получился очень краткий и великолепный диаматически точный анализ обозначенной проблемы. А такие троцкисты, как «пилот», рассчитывают только на неосведомленность читателей. В частности, капитализм за всю многовековую историю своего существования, по факту, сформировал лишь Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, а вот антимарксистов, 1 и 2 интернационал, которые пали под ударами оппортунистов, т.е. антимарксистов, много, составивших большинство членов интернационалов. Феодализм, который по степени зверства, «круче» капитализма вообще не породил ни одного теоретика марксизма. Пусть «пилот» назовёт фамилии теоретиков Запада, которых именно капитализм, за 300 лет своего существования, расстарался воспитал как марксистов калибра Маркса или Ленина. Может быть С-Д, которые сидели в тюрьмах и на каторгах капитализма имели шикарные возможности для развития марксизма, а не развития туберкулёза? Пока доказано одно, что настоящие марксисты довольно штучный продукт истории. А у пилота получается, что якобы именно социализм, а не, например, гениальность и сложность учения Маркса, сложность и гениальность его диаматики, является главной причиной редкого «рождения» подлинных марксистов. Мне представляется, что очередного и подлинного Маркса сформировать несколько труднее, чем очередного Моцарта в музыке.

        • Т.е. пилот, вы считаете, что троцкисты идеологической борьбы не вели, школу на Капри отрыли из лучших побуждений и набрали туда побольше троцкистов и богостроителей, и труды и свои труды Троцкий и Бухарин писали, чтобы помочь Ленину и Сталину? Пилот, а вы почитайте наши статьи о процессах 30-х годов. Вы думаете, мы их зря публиковали? Ведь, если вы не понимаете слов, то придётся басню Крылова, по отношению к вам, отредактировать.

            • Богданов был одним из лекторов на Капри. Ленин в своём письме и обозначил всю эту школку как антибольшевистскую, а Троцкий и был их лидером и организатором всех антиленинских и антибольшевистских начинаний.

          • Антип, речь не о том что когда то были идеологические враги. А о том, что СССР при всей своей мощи и направлении ресурсов в политобразование не смог выковать хоть сколько то марксистов которые могли бы как минимум элементарно противостоять ревизионизму. Противостоять не просто строча разгромные статьи в журналах, а в реальной борьбе на партсобраниях и съездах. Как вы не понимаете, что т.н. «троцкисты» не будет с вами «идеологически» бороться, у них совсем другие методы.

  3. Great article.

    While I still have much to learn still, I understand that we must base our actions on science. I have been trained as a scientist (biologist), I think its pretty clear to any scientist that other (ie nonscientific) ways of approaching a problem are often waste of time.

    For coming into Marxism, I think its both a cold understanding of scientific theory AND the ability to look at the result no matter how bitter it is (though one can argue both are within science). For me, I came to Marxism because liberal ideas and actual outcome are abysmal.

    Capitalism is definitely repulsive to people. I hate capitalists, their servants, and their system. Even bourgeois professor now say they are socialists at my university where I work (and of course they are not!).

    Obviously, going about it using Aleksandr Ulyanov’s method is wrong. Vladiimir’s method is the correct one. Clearly, I need to study more.

    The bit about personal interest and the collective interest is a realistic assessment.

      • Thanks.

        I use prorivists’ link section to go to other comrades blogs. Those have some great articles too.

        As for Proriv.ru, google translate can’t seem to translate the text to English properly.. =(

        • Hello, Tom

          Maybe you can find people in the USA who could translate the Breakthrough texts into English or correct the automatic translator? That would be a very good thing.

            • Hi, Tom.
              To motivate You to learn the Russian language, this poem can by a certain V.Mayakovsky (this poem was written in those days (1927 г.), when the word «Negro» was not bad tone, at least the author didn’t mean to offend anyone, that’s for sure):

              «Да будь я
              и негром преклонных годов,
              и то,
              без унынья и лени,
              я русский бы выучил
              только за то,
              что им
              разговаривал Ленин».

              Transcription:
              Da budʹ ya i negrom preklonnykh godov, i to, bez unynʹya i leni, ya russkiy by vy•uchil tolʹko za to, chto im razgovarival Lenin..

              Translation by google:
              Yes be me
              and a negro of advanced years,
              and then
              without despondency and laziness,
              I would learn Russian
              just for that
              what to them
              Lenin spoke.

              Or my version in the context of the full meaning of the poem:
              Even if I suddenly became a very old person of any race or nationality — I would gladly spend the rest of my life diligently studying the Russian language, because Lenin spoke it.

              “What Lenin wrote is not an archive, but an arsenal. When the hour of battle comes, we leaf through the pages of his books in the same way that we stuff machine-gun belts with cartridges before an attack.”

              This saying is attributed to a certain Ivor Goldsmid Samuel Montagu. Unfortunately, I cannot vouch for the accuracy of this information, but the meaning of the statement is very, very true. And … I personally like this imagery of speech.

              Sorry for my English)

              • Thanks Irina for this. =)

                I absolutely agree with the claim that Lenin’s writings are ideological weapons.

                We will shall leave»I am being offended» to the liberals.

  4. «В отличие от других левых мы убеждены, что в основе мотивации борьбы за коммунизм лежат не материальные интересы, гуманистические позывы, а научное осознание неизбежности коммунизма, основанное на понимании его сущности».
    К сожалению, если не упоминать о капитализме, то не проявится осознанная на понимании его сущности неизбежность уничтожения человечества – в результате ядерной войны ли, экологической катастрофы ли, и т.п.
    Кроме того, осознание неизбежности коммунизма может несколько снизить мотивацию, разве нет?
    Не является ли мотивацией борьбы за коммунизм научное осознание необходимости смены капитализма иной формацией, причем научное осознание необходимости успеть произвести эту смену до того, как капитализм уничтожит человечество?

    • Вы совершенно правы, осознание неизбежности коммунизма подразумевает неизбежность БОРЬБЫ за него. Я подкорректирую формулировку. Имеется в виду, что будущее человечества неизбежно коммунистическое или… гибель.

    • Маркс и посвятил свой основной труд изложению НАУЧНОГО взгляда на капитализм, из которого следует не только необходимость свержения капитализма во имя устранения опасности мировых войн, но и ВОЗМОЖНОСТЬ устранения капитализма в силу действия имманентных объективных законов развития и загнивания самого капитализма при развитии его средств производства. Диаматика процесса в том и состоит, чем больше капитал стремится к своему развитию, тем очевиднее он загнивает и апеллирует к насилию и невежеству, чтобы продлить свою тиранию.

  5. И если всё-таки научная совесть выступает главным двигателем мотивации, то как это понять вообще? Что означает быть совестливым в отношении законов общественного прогресса НЕ ИМЕЯ никаких симпатий/антисимпатий и прочих страстишек? Ненаучная совесть ведь и базируется на этом. Пример: мёрзость капитализма — это антисимпатия и как следствие, краткосрочное желание изменить эту ситуацию. Научная совесть устроена иначе, что тогда?

    Есть и другая проблема, Сергей в комментарии очень верно раскрыл суть проблемы о неизбежности коммунизма.

    Возвращаясь к первому вопросу, мне лично совсем не представляется, что есть научная совесть вообще в личном плане, что человек должен испытывать? Что человек на самом субъективном уровне должен осознавать и понимать? Если это не заинтересованность, гуманизм, симпатия к коммунизму, то что тогда на смену приходит? То что нужен коммунизм, это думаю всем и так очевидно, но в этом и кроется вся проблема, человек может вполне прекрасно отдавать себе в отчет, но не иметь конкретную направленную мотивацию для ведения теоретической и уж тем более практической борьбы. Причем, особенно, если очень хочется, но не находятся силы на это. Для упрощения, самый типичный пример это спорт, все прекрасно осведомлены, что спорт очень полезная вещь, может повысить уровень удовлетворенности в целом жизнью, но далеко не каждый делает этого.

    Возможно ли, что сама постановка рассуждения о научнной совести в корне неверна? Не с той стороны пытаемся раскрыть этот вопрос? Разве истина не должна быть конкретной, настолько кристально ясной и простой, как теория о коммунизме, чтобы это понял даже маленький ребенок?

    Благодарю.

    • Поясняю. Вы не совсем верно поняли фразу: «Однако если критерием совести становятся законы прогресса общества, если добросовестность в процессе познания и научного исследования гарантирует свободу субъекта от материальных интересов, симпатий, антипатий и личных страстей, то она выступает в качестве внутренней причины развития личности».

      Речь идёт о том, что ПОЗНАНИЕ и НАУЧНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ должны быть очищены от интересов, симпатий, антипатий и страстей. Совесть как эмоционально окрашенная диаматика личности не может быть свободна от чувств, например, от классовой ненависти, любви к коммунизму, народу, партии, товарищам, вождям. Теперь согласны?

    • Уважаемый blacksaws. История науки знает, что многие крупнейшие ученые были настолько погружены в свои исследования, что нет каких-либо свидетельств, что у них оставалось время для удовлетворения возникающих у них страстишек, тем более пороков. Наука, как писал Менделеев, самая свободная сфера бытия. Причем, погруженность в одну из научных областей знаний трансформировала личность ученого в таком плане, что к каждой новой проблеме они уже не могли подходить с точки зрения чувств, симпатий, страстишек. Глубочайшие познания в одной области порождали в учёных необходимость, столь же добросовестно погружаться в исследования смежных наук. Научное исследование и превращалось в наибольшую страсть. Но это был удел отдельных лиц, предопределявших прогресс всего человечества в технической сфере. Беда ВСЕХ прошедших поколений за все тысячелетия истории человечества в том и состоит, что миллиардные массы рабов, крепостных, пролетариев и их господ руководствовалось исключительно инстинктами, рефлексами, чувствами, верой, вкусовыми пупырышками, «голосом» желудка. В распоряжении людей не было научно сформулированных законов общественного и личного прогресса. Все развитие происходило хаотично. Можно сказать, что только в 1847 году человечеству был предложен добросовестный научно состоятельный образец теории «Манифест Коммунистической Партии». Так что, наука об обществе весьма молодая отрасль знаний. Даже Фейербах, будучи материалистом, отрицал возможность открытия объективных законов прогресса общества. Он считал психический мир людей, настолько хаотичен, настолько иррационален, что не видел возможности превращения НАУЧНЫХ знаний в главный мотив человеческой деятельности. И сегодня в сознании гигантских масс высоко дипломированной интеллигенции, господствуют инстинкты, рефлекса, чувства, страстишки, мистика. Теория марксизма для большинства заключена в томах, покоящихся на полках, а не в сознании докторов и профессоров. Потому мир успешно катиться к третьей мировой ядерной войне, что сознание большинства интеллигенции не является строго научным. «Прорыв» и начал свой «поход», будучи убежденным, что освоение научного мировоззрения большинством половозрелых людей, коренным образом изменит содержание их реакций на современное общественное бытие. Инстинкты, рефлексы, чувства… успешно ведут человечество к самоуничтожению. Научное сознание, научная добросовестность — путь спасения. Мысль настолько же простая, насколько и гениальная, как весь марксизм.

      • «The trouble of ALL past generations for all the millennia of human history lies in the fact that the billions of slaves, serfs, proletarians and their masters were guided solely by instincts, reflexes, feelings, faith, taste pimples, the «voice» of the stomach.»

        I don’t know how others may feel but the contrast between passivity and activity (i.e., correct activity) is very clear to me at my stage of learning. Without the knowledge of Marxism, one can only react to the situation around her. With Marxism (the law of social formation in accordance with changes in the level of productive forces), one can understand that contradiction is inherit within a social system in terms of the conflict between relations of production and forces of production, as well as the classes of people whose interests are tied up in such a conflict. One can understand that the contradiction will inevitable grow so large that it would tear society apart because one side simply cannot survive without social change. With a scientific theory, we have some abilities to appraise the present, predict the future, and can know & take appropriate actions for social progress. Marxism embraces development and its prescription is completely different than bourgeois professors’ voting and praying to halt progress. Marxism says class struggle and revolution, backed by scientific analysis. These are extremely profound for the proletariat because there are many things one can devote oneself on but which one is correct?

        Without Marxist theory, the proletariat will continue be like Sisyphus and fall victim to the bourgeois professors and their unscientific ideologies. Without the Marxist theory, the proletariat has no theory of its own that correctly describes reality of the process of social development, the proletariat’s own deprivations, and its historical task which stand in opposition with the bourgeoisie.

        With the above understanding, I think one can be more secure in rejecting and fighting reactionaries of all stripes. Reactionaries from professors to conservatives use obscure facts and “clever” arguments against socialism, but the basic objective fact is that their beloved capitalism is decaying, and that the proletariat is suffering because of capitalism, which naturally cause the servants of the exploiters to rise in the defense of their masters against the exploited who are beginning to wake up. Only Marxism can satisfyingly explain the current situation and even the nature of the reactionaries themselves.

        As for conscientiousness, I think Marxism is supposed to be a solid incontrovertible scientific “rock.” Marxism may be seen as a foundation which we can build our human aspirations on, but we should not build our passion along with a scientific theory. Mixing passionate struggle with Marxist science is like mixing a directed evolution experiment with the theory of evolution. It is incorrect to mix them. On the other hand, refusal to mix both does not diminish in any way passions, conscientiousness, compassion, or free will of the individual. Lenin’s 1894 “Friends of the People” featured a very brief discussion of free will that I like very much. It must be said that one must have and understanding of a scientific theory to be able to fulfill those passions most effectively and, at the correct times, even realize that certain passions cannot be fulfilled yet at a particular stage of social development. I think that important to have an objective theory to limit our passions, make our tasks realistic, and direct changes that are possible at present. I cannot discount that many passions have been fueling my study of Marxism today. Marxists would say that we as humans are also part of the social development, which is pretty evident to me. It is most practical and fulfilling give in to both science or personal passion when one of them is needed and appropriate.

    • Речь идёт о способности человека к контролю своих чувств интеллектом, осознание причинно-следственных связей возникновения тех или иных эмоций должно влечь за собой полный их контроль
      Сейчас вопрос о социалистической революции стоит скорее не во времени(так как это единственный путь прогресса), а в социально-экономическом положении уже существующего строя и его динамике взаимодействия с революционным движением-так как в центре мирового капитализма борьба с эксплуататорами может быть очень кровопролитной ввиду устойчивости их положения
      Осознание человеком неэффективности, тупиковости развития насильно удерживаемого буржуазным государством общественного строя и осознание необходимости решения тех или иных глобальных вопросов жизни общества на конкретных примерах может вызвать у человека стремление к самореализации посредством решения этих объективно важных вопросов
      Что бы понять что вдохновляет вас на изучение коренных вопрос устройства общественного строя нужно иметь личный опыт, так как у каждого человека он отличается по форме
      У чувственно-мыслящего человека будущего нету, есть только у того кто способен контролировать свои эмоции и использовать их в качестве физиологической составляющей мотивации к труду-это и есть механизм становления коммунистического строя, степень освоенности обществом которого и выражает близость наступления последнего

  6. Замечательная статья, никаких сложностей в освоении не вызвала. Постоянно проверяю новые части (включая сегодняшнюю пятую).

    Также меня всегда смешили какие-то (назовём их так, ибо таковыми и являются) выдергивания г.Пилота.

    Куда (и на какую статью) не придёшь, то он обязательно выплюнет какую-то оппортунистическую чепуху, которую разгромят бравые товарищи из Прорыва, Прорывиста и самое умилительное, что даже читатели настоящего журнала, газеты его легко громят как дурака, который не то, что не понимает, он не хочет понимать.

    Г. Пилот я знаю Вас очень давно, так как писал я свои комментарии под множествами псевдонимами и помню убийственно-смешную полемику Вашу, где разбирался случай с кустарщиной (где ни о какой работе с массами идти и не может, если идеолог сие тусовки — «презентует марксизм более товароспособно». Глупость? Да, но уж такой он левак с постепенным (и вероятно уже скорым) уклоном в троцкизм) «Вектора».

    В целом, полезно иметь изданию дежурных антикоммунистов, которые как Бухарин, Троцкий, Рыков, Радек, Зиновьев и ещё плотва из право-троцкистской террористической группировки также прикрывались «желанием подробнее узнать», «убедиться в правильности» и под этими словами – разваливали работу партии. Постоянно перекрашиваясь как истинные пустышки (товарищи из Прорыва — было другое слово, оно также говорит о пустоте в голове, но при это яром желании порулить, помню начиналось с «без-«.) то во врагов партии, то в её «непонявших» «друзей», а бывало и якобы в «коммунистов».

    Очевидно, что мне, Прорыву и даже Ленину, Сталину, Марксу, Энгельсу не удастся убедить г. Пилота в его дурости, ибо твердолобая пустая голова (заряженная антикоммунизмом!) не позволит такому случится и против классиков, Прорыва, сторонника коммунизма (т.е. меня) посыпятся всякая галиматья антикоммунистического толка, при этом я уверен, что будут даже ссылки на самих классиков или Прорыв (якобы разоблачающие меня или классиков, Прорыв), указывая на мою какую-нибудь глупость, якобы неверность высказывания.

    Короче, что-нибудь (хм, буквоедов разбирал множество раз тов. Подгузов — радует, что я читал его статьи и знаю врагов в лицо), чтобы показать мою «неверность», «непросвещенность» или (вспомню ли этот Ваш пируэт?) «в своей невежественности [ай-яй! Какой я невежда, смею перечить г. Пилот Пилотовичу! (Хорошая отсылка к словам Ленина о институте благородных девиц, кто читал и понимает — улыбнулся)] сдруживаетесь на вере с такими же как Редин, Антип…».

    Собственно, такие вот мысли. Ответ вновь не требую от высокогоблагородного Пилота, так как не нуждаюсь в его тексте, а написать мне ему не особо нужный ответ — надо.

    Кому я доверяю поправлять мои неточности и кого признаю авторитетом в теоретическом плане — редакция Прорыва с тов. В.А. Подгузовым, ибо такое доверие, авторитет заслужен был не критиканстве, зудении (как это у высокоблагородного Пилота) в комментариях (Высокоблагородный Пилот — последуйте совету Прорыва, а именно: организуйте / вступите в какое-нибудь издание и публикуйте Ваши воззрения о Прорыве. Прорыв, читатели, я. — к большому счастью прочитаем Ваши измышления и критически их оценим! За нами не заржавеет.), а в критических, истинно диаматических статьях, т.е. в каждой статье начинается исследование именно со стороны марксизма (в одно слово включаю всех классиков) и современного момента. И причём, я отчётливо увидел, что марксизм отлично вскрывает все «сложные, запутанные вещи» для обывателя, высокоблагородного Пилота и др.

    Поэтому очень благодарю редакцию Прорыва, тов. Подгузова за крайне полезные статьи для пролетариата, революционной интеллигенции (подразумеваю людей, которые поняли и стоят за марксизм, распространяют его среди своей среды и рабочих) и других слоёв общества, исключая естественно крупную буржуазию.

  7. Должно ли человеку, решительно вступившему на путь освоения Марксизма-Ленинизма и борьбы за Коммунизм, отказываться от личной жизни, а именно от любви?

    • Это ваши личные выводы или вы пришли к подобному вопросу после изучения статьи?

      • К этому вопросу я пришел после прочтения статьи. Возможно, неправильно понял посыл.

        • А что именно в статье, какие её положения, натолкнули вас на этот вопрос? Если, конечно, получится их выявить.

          Мой ответ на ваш вопрос: нет. Можете ради интереса прочитать «Эссе о любви» по этому поводу.

          • «То есть прежде чем задаться целью стать марксистом, а затем коммунистом, нужно вычистить из души все «хвосты» мелкобуржуазной, индивидуалистической психологии в виде личных интересов и страстишек»

            «Коммунистическая борьба — это витиеватый путь, наполненный испытаниями и трудностями, и логика компромиссного «сочетания личных и общественных интересов» в поворотных пунктах истории всегда играет злую шутку с её адептами.»

            Эти положения навели на вопрос.
            В целом из статьи понятно, что необходимо убить в себе любой «Шкурный интерес», но остался небольшой зазор для интерпретации.

            Спасибо за статью, за комментарии и за рекомендацию. Обязательно прочту.

            • Всё понял, что у вас вызвало этот вопрос. Согласен, подумаю как доработать статью в этом направлении. Спасибо. Я, к сожалению, не настолько хороший автор, чтобы с первого раза писать без крупных изъянов. Буду править.

            • maxweisskopff, если не путать любовь с сексом или материальной обусловленность семейных отношений, то, как показали отношения Маркса и Женни, стихи Маркса, посвященные Женни, героизм Женни при переписывании текстов Маркса, любовь и марксизм очень гармонируют. Марксизм проверяется отношением к людям вообще и любимому человеку в частности. Если в этих отношениях нет эгоизма, но есть и чувство обожания, то высокая революционная продуктивность возлюбленным — гарантирована.

    • Во-первых, капитализм постарается, чтобы человек, вступивший на путь марксизма, испытал как можно больше неудобств в жизни и тюремного аскетизма. Во-вторых, любая жизнь обречена не то, чтобы быть личной, чем бы человек не занимался. В-третьих, личная жизнь не тождественна любви. Ни при какой формации человек не будет заниматься любовью 24 часа в сутки 365 дней в году. И если у одного из партнёра есть склонность именно к такой любви, то трудно предположить, что в его сознание может каким-то образом успеть поселиться марксизм. «Ничто человеческое мне не чуждо», писал Маркс.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s