Антисталинские цитаты деятелей СССР

Предисловие СП

В дополнение к данному материалу публикуем подборку цитат доперестроечной эпохи различных деятелей СССР, которые проводили антисталинкий курс (кроме самого Хрущёва).

Чудовищной ложью, нахальным передёргиванием, жуткой похабщиной и прочей мерзостью руководство КПСС пичкало партию, рабочий класс и народные массы. Порою уровень оголтелого троцкизма буквально зашкаливал.

Из цитат видно, что наступление на марксизм производилось по всем фронтам — в теории, политике, экономике, истории, юриспруденции, военном деле и культуре. Троцкисты в своей трескотне сбивались даже в самый примитивный бред навроде «признание — царица доказательств», «Краткий курс умалял роль Ленина» и т. п. враки. Но ключевыми, на наш взгляд, были следующие темы: отрицание теоретического вклада Сталина в марксизм, возвышение товарно-денежных отношений и репрессии. Между прочим, по тематике репрессий видно, что до перестройки про «большой террор» в яковлевско-земсковской трактовке, принятой ныне не только буржуазией, но и левыми, никто и не слыхал.

Страна должна знать своих антигероев. У нас все на карандаше. И этот позор КПСС нужно помнить.

Из крупных известных фигур не отметился, пожалуй, лишь Черненко, что, разумеется, делает ему честь.


Руководители партии и государства

Брежнев Л.И.

«Центральный Комитет нашей партии, решая за отчетный период сложные, поистине грандиозные задачи в области внутренней и внешней политики, проводил подлинно ленинскую генеральную линию. Преодоление последствий культа личности Сталина, восстановление ленинских норм партийной жизни, дальнейшее развитие социалистической демократии, успешная борьба за выполнение семилетнего плана, последовательное проведение ленинской политики мирного сосуществования, настойчивая борьба за мир — вот что прежде всего характеризует деятельность нашей партии и ее Центрального Комитета».

«…мне бы хотелось особо подчеркнуть ту, прямо скажем, гигантскую работу, которую провел Центральный Комитет по ликвидации наслоений прошлого, связанных с культом личности, по укреплению социалистической законности, расширению прав союзных республик, последовательному развитию демократических принципов управления народным хозяйством».

«Албанским руководителям, раздувающим в своей стране атмосферу культа личности, не нравится курс XX съезда нашей партии, курс на полную ликвидацию последствий культа личности, обеспечение внутрипартийной демократии и революционной законности».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 19.10.61. «Правда» 21.10.61.)


Андропов Ю.В.

«…Известно, что культ личности И.В. Сталина наложил отпечаток на взаимоотношения нашей страны со странами народной демократии. Под влиянием культа личности осуществлялись действия, которые в некоторых случаях задевали национальные чувства народов братских социалистических стран, против чего предостерегал В.И. Ленин. Свежий ветер XX съезда устранил в отношениях Советского Союза c братскими странами все то наносное, нездоровое, что возникло под влиянием культа личности и было чревато самыми отрицательными последствиями для дальнейшего развития социалистической системы…».

«Сейчас, когда руководство АПТ поднимает на щит культ личности И.В. Сталина, когда все более пышным цветом расцветает уродливый культ личности Э. Ходжа и М. Шеху, уместно напомнить указания III съезда АПТ по этому вопросу. „Наша партия и албанский народ, — говорится в резолюции этого съезда, — одобрили смелую и принципиальную борьбу Коммунистической партии Советского Союза против культа личности“. Культ личности И.В. Сталина нашел свое резкое выражение и в нашей партии. Албанская партия труда извлекает ценные уроки из борьбы против культа личности“. Теперь албанские руководители, забыв о том, что говорили вчера, без тени смущения наскакивают на ленинский курс XX съезда, ставя себя поистине в неприглядное положение».

(Из его статьи «ХХII съезд КПСС и развитие мировой социалистической системы». «Правда» 2.12.61, с. 2—3.)


Микоян А.И.

«Идейное направление XX съезда выявилось не в один день до съезда и не в течение нескольких дней его работы. Оно вырабатывалось на протяжении двух лет до съезда в процессе критического пересмотра практической работы партии и государства, ликвидации вредных последствий культа личности…

В своей деятельности Центральный Комитет последовательно исходит из ленинских норм партийной жизни. Это проявилось и в том, что борьба против консервативно-догматической группы велась методами внутрипартийной демократии, без применения государственных репрессий, как это было в условиях культа личности. Победа же антипартийной группы привела бы к расправе со всеми активными сторонниками XX съезда методами, которые партия никогда не может забыть.

Не разбив идейно консервативно-догматическую антипартийную группу, мы не могли бы претворить в жизнь решения XX съезда и добиться тех гигантских успехов, которые возвеличили нашу страну, укрепили ее могущество и авторитет на мировой арене и обеспечивают успешное строительство коммунизма».


Суслов М.А.

«…В первые годы после XX въезда партия встретилась с ожесточенным сопротивлением со стороны антипартийной группы Молотова, Кагановича, Маленкова, Ворошилова, Булганина и других, пытавшихся сбить партию с ленинского пути, вернуть ее к временам культа личности… Многие лица из этой группы непосредственно виновны в массовых репрессиях в период культа личности против честных коммунистов».

«В условиях горячего одобрения проекта Программы трудящимися всех стран обращает на себя внимание тот факт, что в Албании проект Программы нашей партии опубликовав в урезанной и извращенном виде. Тем самым создано искаженное представление о позиции КПСС в ряде принципиальных вопросов. Этот недружественный акт албанских руководителей является не случайным. Всемерно раздувая в своей партии и стране культ личности, грубо попирая ленинские нормы партийной жизни, они не хотят примириться с проводимым нашей партией курсом на преодоление вредных последствий культа личности и восстановление революционной законности».

«После XX съезда КПСС наша идеологическая работа стала более целеустремленной и действенной, охватила новые миллионы советских граждан, укрепила свои связи с жизнью. Проведенные Центральным Комитетом меры по ликвидации последствий культа личности в политической, идеологической и культурной жизни, восстановление и последовательное проведение ленинский принципов партийного руководства открыли все возможности для мощного подъема идеологической работы».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 21.10.61. «Правда» 23.10.61.)

«Претензия Сталина на своеобразную монополию в области развития революционной теории, присвоение им права на последнее слово в теории и стремление решать теоретические вопросы административным путем серьезно тормозили, сковывали развитие общественных наук. Великое теоретическое наследие Маркса—Энгельса—Ленина и теоретической деятельности всей нашей партии принижалось. В угоду возвеличению Сталина его произведения, статьи, выступления незаслуженно превозносились как „гениальные“, „исторические“.

Конечно, И.В. Сталин имел заслуги перед партией и коммунистическим движением, в том числе и в области теории. Поэтому нельзя перечеркивать все его произведения, считая их ошибочными. Но надо подходить критически к его произведениям последнего периода его жизни, когда Сталин оторвался от жизни Партии, возомнил себя законодателем теории, допускал много теоретических ошибок и наносил серьезный ущерб развитию марксистско-ленинской теории.

Особенно тяжелый вред нанес культ личности исторической науке, и прежде всего истории КПСС.

„Краткий курс“ истории КПСС был объявлен энциклопедией основных знаний в области марксизма-ленинизма. Характерной чертой „Краткого курса“ являлось выпячивание лишь одной фигуры Сталина, в угоду ему нередко подгонялись исторические события.

В освещении истории Октябрьской революции, гражданской войны, строительства социализма допускались серьезные ошибки. В работах по истории гражданской войны, например, вопреки фактам одни фронты выдвигались на первый план, значение других принижалось в зависимости от того, где в тот или иной момент находился Сталин, почти все победы на фронтах гражданской войны рассматривались прежде всего, как результат деятельности Сталина.

Роль Ленина и партии в руководстве обороной страны принижалась. Более того: в известном письме к военному историку тов. Разину Сталин дошел до прямого отрицания роли Ленина в развитии военной теории, военного искусства.

На освещении и многих других вопросов послеоктябрьской истории партии сказывалось воздействие культа личности.

В период культа Личности было создано неправильное отношение к научному наследию М.Н. Покровского, огульно отрицающее значительный вклад, внесенным этим видным историком-марксистом в разработку отечественной истории. Ведь известно, что именно Покровский начал при поддержке Ленина марксистскую разработку истории России и провел большую борьбу с буржуазной историографией.

Немало вреда нанес культ личности и в философской науке. Работа Сталина „О диалектическом и историческом материализме“, крайне схематично излагавшая основы марксистской философии, считалась вышиной научной мысли. На самом же деле эта работа привела лишь к обеднению научной и преподавательской работы философов.

В ней Сталин совершенно обошел один из основных законов диалектики — закон отрицания отрицания и дал неправильную трактовку вопроса о соответствии производственных отношений характеру производительных сил в социалистическом обществе.

Известный тезис Сталина об обострении классовой борьбы после победы социалистического строя, когда эксплуататорские классы были ликвидированы, служил обоснованием грубейших нарушений ленинских норм партийной и государственной жизни, социалистической демократии и законности.

Сильное отставание от жизни, требований практики социалистического строительства имело место и в экономической науке.

Известно, что одним из самых запутанных и нерешенных вопросов политической экономии социализма был вопрос о товарном производстве и законе стоимости. В брошюре Сталина „Экономические проблемы социализма в СССР“ не давался правильный ответ на это поставленный жизнью вопрос. Более того, в ней допускалась недооценка возможностей использования товарно-денежных отношений в народном хозяйстве. Сталин ошибочно ограничивал сферу товарного производства только лишь предметами личного потребления, исключая из нее средства производства. Он отрицал всякую возможность продажи техники колхозам только на том основании, что это привело бы к расширению сферы товарного обращения.

В „Экономических проблемах“ Сталин ошибочно утверждал, что групповая колхозная собственность и товарное обращение уже (в условиях 1952 года!) превращаются в тормоз нашего движения вперед, в тормоз развития производительных сил и создают препятствия для полного охвата всего народного хозяйства, особенно сельского хозяйства, государственным планированием. На практике это означало пренебрежение к развитию колхозного хозяйства, к решению вопросов подъема сельскохозяйственного производства в целом. Все это приводило Сталина к неправильному освещению вопросов о путях постепенного перехода от социализма к коммунизму».
(«Из его доклада на Всесоюзном совещании заведующих кафедрами общественных наук высших учебных заведений. «Правда» 4.2.62, с. 3.)

«…Руководство КПК тщится во что бы то ни стало дискредитировать линию XX съезда КПСС по всем вопросам, объявить ошибкой борьбу с культом личности Сталина, бросить тень на Программу КПСС».

«Китайско-албанский альянс не является случайным. Он возник на почве противодействия ленинскому курсу XX съезда КПСС, на почве враждебного отношения к ликвидации последствий культа личности Сталина. Как и в Китае, защита албанскими руководителями культа личности связана с тем, что на протяжении многих лет они сами насаждали культ личности, прибегали к порочным методам руководства партией и страной».

«…Руководство КПК опасается, что сотрудничество с нашей страной может донести и до Китая очистительный ветер идей XX съезда, развеявший нетерпимую обстановку, созданную культом личности Сталина».

«Теперь уже совершенно ясно, что руководство КПК добивается того, чтобы распространить культ личности Мао Цзэдуна на все мировое коммунистическое движение, чтобы руководитель КПК, как и в свое время Сталин, подобно богу, возвышался над всеми марксистско-ленинскими партиями и по своему произволу решал все вопросы их политики и деятельности. Идеология и практика культа личности во многом объясняют появление гегемонистских замыслов у китайских руководителей.

Однако история не повторяется дважды. И то, что однажды было трагедией, во второй раз может выглядеть лишь как фарс. Руководители КПК должны были бы знать, что коммунистическое движение никогда не допустит повторения чуждых марксизму-ленинизму порядков культа личности, за которые оно расплачивалось в прошлом такой дорогой ценой. Коммунистическое движение несовместимо с культом личности.

Двадцатый съезд КПСС навсегда покончил с этим чуждым марксизму-ленинизму явлением в нашей партии, создав все условия для того, чтобы порядки, подобные тем, которые были в период культа личности, не повторились никогда.

Партия полностью восстановила ленинские принципы партийной и государственной жизни, восстановила и развила принципы социалистической демократии. Курс XX съезда КПСС получил полную поддержку в Декларации и Заявлении Московских совещаний. Понятно поэтому, что осуждать борьбу против идеологии культа личности — значит отступать от согласованной линии коммунистического движения, значит сознательно толкать его на ошибочный путь, чуждый марксизму-ленинизму и природе социалистического строя.

А именно так поступают китайские руководители. Они открыто взяли на себя роль защитников культа личности Сталина, объявили, будто бороться против него — значит „низвергать марксизм-ленинизм“, „порочить диктатуру пролетариата“.

Между тем как раз культ личности ведет к искажению важных сторон диктатуры пролетариата, являющейся высшей формой демократии — демократии для трудящихся. При Ленине обеспечивалось строжайшее соблюдение демократических принципов партийной и государственной жизни, социалистической законности. Он боролся против антипартийных групп и течений посредством партийных методов, опираясь на партийные массы. В период культа личности Сталина возобладал иной метод — метод физической расправы с теми деятелями партии, которых Сталин подозревал в несогласии с его взглядами, причем репрессии и произвол в отношении испытанных и преданных кадров партии и государства с особой силой обрушились как раз тогда, когда борьба с оппозицией была уже позади, когда была достигнута победа социализма. Разящий меч диктатуры пролетариата, созданный для того, чтобы наносить удары по врагам, Сталин обратил против кадров Коммунистической партии и социалистического государства.

Но, как видно, китайским руководителям как раз именно эта сторона деятельности Сталина пришлась по душе: поэтому они и отождествляют его неправильные методы руководства с диктатурой пролетариата. Несмотря на ставшие широко известными многочисленные факты злоупотребления Сталиным властью в период культа личности, несмотря на отход Сталина в ряде важных вопросов от ленинских заветов, китайские руководители поднимают Сталина на пьедестал, изображая его „великим продолжателем“ дела Ленина. О массовых репрессиях в период культа личности китайские руководители говорят и пишут так, словно речь идет всего лишь о небольших „перегибах“.

Такая линия китайских руководителей не сулит ничего хорошего народу. В ней проявляется идеология и мораль не марксистов, не ленинцев, а людей, которые делают ставку на методы насилия, подавления. Пусть бы китайские руководители спросили у советских коммунистов, у рабочих, крестьян, интеллигенции, которые испытали на себе тяжелые последствия культа личности, как они относятся к попыткам реабилитировать извращения и ошибки упущенные Сталиным, и восстановить порядки культа личности. Они получили бы только один ответ: этому не бывать!

Наша партия разгромила антипартийную группу Молотова, Кагановича, Маленкова. Эта группа оказывала сопротивление ликвидации культа личности не в последнюю очередь потому, что некоторые ее участники также ответственны за массовые репрессии против невинных людей в период, когда вместе со Сталиным стояли у руководства страной.

Уже известны факты расправы, учиненной Сталиным и разоблаченными впоследствии участниками антипартийной группы, над видными деятелями Коммунистической партии и Советского государства. Но мало этого, как выяснилось, Молотов вместе со Сталиным дал санкцию на осуждение к высшей мере также и жен этих деятелей по так называемому „Списку № 4 жен врагов народа“, где значились В.А. Дыбенко-Седякина, Е.С. Косиор, А.И. Чубарь, Е.Е. Эйхе-Рубцова и другие. Во многих случаях Молотов старался, как говорится, быть „большим католиком, чем сам папа“. В одном из документов, в котором давалась санкция на тюремное заключение на длительный срок большой группы жен репрессированных работников, Молотов против одной фамилии, указанной в списке, написал: „ВМН“, то есть высшая мера наказания.

Не о восстановлении ли таких бесчеловечных порядков пекутся китайские руководители? Не поэтому ли они проявляют симпатии к людям, которые выброшены из рядов нашей партии?».
(Из доклада на пленуме ЦК КПСС, 14.2.64. Пленум ЦК КПСС 10—15.2.64: стенотчет. Москва, 1964, с. 472, 482, 516, 546—548; тоже «Правда» 3.4.64.)


Косыгин А.Н.

«Восстановление партией ленинских норм партийной жизни и ленинских принципов руководства, преодоление до конца отрицательных последствий культа личности вызвали небывалый подъем творческой инициативы и активности нашего народа…».

«…Большое значение для укрепления и сплочения рядов нашей партии имел разгром антипартийной фракционной группировки Молотова, Кагановича, Маленкова, Ворошилова, Булганина, Первухина, Сабурова и Шепилова, пытавшихся вернуть партию к старому курсу культа личности, оторвать руководящее ядро партии от партии и народа. Они пытались снова нарушить восстановленные ленинские нормы в партийной жизни и государственной работе, боролись за сохранение старой, изжившей себя экономической политики в области сельского хозяйства и промышленности. Борьба с антипартийной фракционной группировкой — это борьба с культом личности, которым заражены все члены антипартийной группировки…».

«На нашем съезде мы говорили об антипартийной группе не потому, что она представляет в настоящее время какую-то силу или опасность для деятельности нашей партии… Но мы это делаем для того, чтобы еще раз показать партии и народу, к чему ведет культ личности, какой непоправимый урон антипартийная группировка могла нанести партии и государству. Мы хотим, чтобы уроки истории никогда не забывались.

Мы должны сделать и сделаем все возможное, чтобы и в дальнейшем в нашей партии, в нашем обществе не было места культа личности, чтобы были полностью уничтожены его ростки и корни.

На примере борьбы нашей партии за единство своих рядов, за чистоту ленинских принципов партия воспитывает молодые партийные кадры в духе непримиримости к любым попыткам нарушения ее единства. Культу личности не должно быть места в коммунистическом строительстве».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 28.10.61. «Правда» 30.10.61.)


Подгорный Н.В.

«Центральный Комитет партии провел большую, важную и необходимую работу по преодолению культа личности и его вредных последствий, по восстановлению ленинских норм партийной жизни, что повысило роль и развязало творческую инициативу масс. Сегодня мы еще раз убеждаемся, какое исключительное значение имели разоблачение и разгром антипартийной группы, которая оторвалась от народа и, встав на путь фракционности, пыталась свернуть партию с ленинского курса, выработанного XX съездом КПСС».

«В Отчетном докладе абсолютно правильно указывается, что Молотов, Каганович, Маленков, Ворошилов оказывали сопротивление линии партии на осуждение культа личности, развязывание внутрипартийной демократии, на осуждение и исправление всех злоупотреблений властью, на выявление конкретных виновников репрессий, ибо они несут персональную ответственность за многие массовые репрессии в отношении партийных, советских, хозяйственных, военных и комсомольских кадров.

В этой связи нельзя не рассказать о провокационной деятельности на Украине Кагановича. Став в 1947 году секретарем ЦК КП Украины, он окружил себя сворой беспринципных людей и подхалимов, избивал преданные партии кадры, травил и терроризировал руководящих работников республики. Как настоящий садист, Каганович находил удовлетворение в издевательствах над активистами, над интеллигенцией, унижал их человеческое достоинство, грозил арестами и тюрьмой. Не случайно до сих пор многие партийные, советские и творческие работники называют период пребывания Кагановича „черными днями“ для Советской Украины.

Каганович раздувал культ личности Сталина, подхалимничал перед ним, использовал его слабые стороны в своих карьеристских целях, создавал одновременно культ своей личности, изображая из себя „вождя“ украинского народа».

«В условиях господства культа личности Сталина это была поистине героическая борьба, тем более, что в конечном итоге Каганович преследовал цель скомпрометировать и расправиться с руководящими кадрами Компартии Украины и в первую очередь он нацеливался на компрометацию товарища Н.С. Хрущева. Это для нас сейчас совершенно ясно».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 19.10.61. «Правда» 20.10.61.)

«Товарищи! Делегация Компартии Украины целиком и полностью поддерживает предложения, внесенные делегатами Ленинградской, Московской партийных организаций и Компартии Грузии. (Бурные аплодисменты). Это — единодушное мнение всех коммунистов Украины и всего украинского народа.

Советские люди с огромным, все возрастающим вниманием следят за работой XXII съезда партии. Они горячо одобряют Отчет Центрального Комитета, проект Программы, оценку деятельности Центрального Комитета, принятые съездом, всю работу нашего исторического XXII съезда. При этом коммунисты и трудящиеся, е негодованием осуждают презренную антипартийную фракционную группу, пытавшуюся подвергнуть ревизии исторические решения XX съезда КПСС.

Опираясь на силу и мудрость решений XX съезда КПСС, ленинский Центральный Комитет и местные партийные органы проведи большую работу по разоблачению культа личности Сталина и по ликвидации его вредных последствий, по восстановлению социалистической законности, по реабилитации невинно пострадавших кадров нашей партии.

Еще в 1956 г. коммунисты и трудящиеся Советской Украины, как и другие республик, ознакомившись с материалами XX съезда партии, высказывали мнение о том, что прах Сталина не может находиться в святыне советского народа и всех трудящихся мира — в Мавзолее В.И. Ленина. Но тогда еще далеко не все было известно.

В выступлениях делегатов нашего съезда были приведены многочисленные дополнительные факты о преступлениях, совершенных Сталиным, а также Молотовым, Кагановичем, Маленковым, которые, злоупотребляя властью, организовали расправу над многими людьми, неугодными им видными деятелями нашей партий, государства, партийным и советским активом.

Коммунисты и трудящиеся нашей страны, обсуждая на многочисленных митингах и собраниях материалы XXII съезда партии, решительно требуют сурово наказать организаторов чудовищных злодеяний Молотова, Кагановича и Маленкова. Участники митингов и собраний считают недопустимым, чтобы рядом с нашим вождем и учителем великим Лениным, знаменем всех побед коммунизма, находилось тело Сталина, с именем которого связано столько зла причиненного нашей партии, стране и советским людям.

Мы не можем не учитывать этих совершенно правильных требований коммунистов и трудящихся всей нашей страны. Настало время восстановить историческую справедливость!

Товарищи! Разрешите мне по поручению ленинградской, московской делегаций, делегаций компартий Украины и Грузии внести на ваше рассмотрение следующий проект Постановления XXII съезда КПСС:

XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза постановляет:

1. Мавзолей на Красной площади у Кремлевской стены, созданный для увековечения памяти Владимира Ильича ЛЕНИНА — бессмертного основателя Коммунистической партии и Советского государства, вождя и учителя трудящихся всего мира, именовать впредь: Мавзолей Владимира Ильича ЛЕНИНА.

2. Признать нецелесообразным дальнейшее сохранение в Мавзолее саркофага с гробом И.В. Сталина, так как серьезные нарушения Сталиным ленинских заветов, злоупотребления властью, массовые репрессии против честных советских людей и другие действия в период культа личности делают невозможным оставление гроба с его телом в Мавзолее В.И. Ленина».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 30.10.61. «Правда» 31.10.61.)

«…B последние годы, решительно преодолевая последствия культа личности Сталина, разгромив антипартийную группу, пытавшуюся сохранить ведомственно-бюрократический подход к делу, сложившийся в этот период, партия осуществила ряд крупных мер направленных на коренное улучшение стиля9 форм и методов руководства экономикой страны, на развитие творческой инициативы и активности широких масс».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 20.11.62. Пленум ЦК КПСС 19—23.11.62: стенотчет, Москва, 1963, с.114.)

«Всестороннее обсуждение и решение столь важных вопросов стало возможным потому, что наша партия, ее Центральный Комитет проделали огромную работу по восстановлению ленинских норм и принципов во всех областях партийной, хозяйственной и культурной жизни, ведут последовательную и непримиримую борьбу против остатков культа личности Сталина, разгромили антипартийную группу, выступавшую против исторических решений ХХ-ого съезда КПСС».
(Из его доклада на пленуме ЦК КП Украины 6.12.62. «Правда Украины» 7.12.62.)


Ахундов В.Ю.

«И если в последние годы, особенно после XX съезда КПСС, после ликвидации вредных последствий культа личности и разгрома антипартийной группы, наша страна гигантскими шагами движется к коммунизму, то это прежде всего результат ленинского стиля руководства Центрального Комитета, его решительной борьбы со всякого рода отступлениями от ленинизма во внутренней и внешней политике».

«…если бы Ленин увидел тот курс, который взят Центральным Комитетом нашей партии во главе с Н.С. Хрущевым после XX съезда, то он сказал бы: правильный курс, так держать».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 20.10.61. «Правда» 21.10.61.)

«Необходимо отметить, что в годы культа личности вопросы экономики, и прежде всего экономики сельского хозяйства, были отодвинуты на второй план. В этом одна из основных причин резкого отставания сельского хозяйства. Партия приложила и прилагает много усилий, чтобы преодолеть это отставание».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 20.11.62. Пленум ЦК КПСС 19 — 23.11.62 стенотчет, Москва, 1963, с.192.)


Багдасарян О.М.

«Партийные организации республики единодушно одобрили принятые съездом решительные меры по ликвидации серьезных последствий культа личности Сталина, по идейному и организационному разгрому антипартийной группы и восстановлению ленинских норм партийной жизни». («Идеологическая работа — наше боевое оружие». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с.238.)


Баркаускас А.С.

«Идеологические работники от всей души благодарны ленинскому Центральному Комитету КПСС за то, что он принципиально поставил вопрос о культе личности и до конца довел борьбу за полное восстановление ленинских норм партийной жизни и ленинского стиля в идеологической работе. Без этого мы не могли бы преодолеть догматизм сушивший умы и чувства людей, повысить весомость и эффективность партийной пропаганды».
(«В братской семье советских народов» XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с.360.)


Басов А.В.

«В результате твердого и последовательного осуществления Центральным Комитетом партии постановлений XX съезда наша партия до конца преодолела последствия культа личности, идейно разгромила фракционную антипартийную группу. (Продолжительные аплодисменты). Мы полностью поддерживаем высказанное делегатами съезда предложение о привлечении к строгой партийной ответственности организаторов антипартийной группы Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова. Сейчас полностью восстановлены ленинские нормы партийной жизни и принципы партийного руководства».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 28.10.61. «Правда» 30.10.61.)


Бодюл И.И.

«Благодаря верному ленинскому курсу, взятому Центральным Комитетом, Президиумом ЦК во главе с товарищем Хрущевым, партия провела большую работу по искоренению последствий культа личности во всех областях партийного, государственного, хозяйственного и культурного строительства, восстановила ленинские нормы партийной жизни».

«Одним из величайших достижений Центрального Комитета, всей партии после ликвидации культа личности Сталина является дальнейшее развитие всех сторон общественной жизни страны, привлечение широких масс трудящихся к управлению государством. Это подняло у советских людей гордое чувство хозяина своей страны, — неизмеримо повысило активность и самодеятельность трудящихся в строительстве коммунизма».

«Товарищи делегаты! Теперь, когда стали известны другие факты преступных действий фракционеров, когда для каждого коммуниста, для всех советских людей стало очевиднее, какие тяжкие преступления совершили эти интриганы и карьеристы, мы поступим в полном соответствии с ленинскими требованиями Устава КПСС, исключив из партии участников этой презренной группировки. Делегаты XXII съезда от Компартии Молдавии поддерживают предложение о том, что Молотову, Маленкову, Кагановичу не место в нашей славной ленинской партии.

Да, товарищи, нелегкую правду сказали советскому народу Центральный Комитет, Никита Сергеевич Хрущев на XX съезде и на июньском Пленуме ЦК. Лучшим подтверждением правильности этого смелого и мужественного шага явилось единодушное одобрение и всеобщая поддержка советским народом и братскими коммунистическими партиями линии XX съезда и ленинского ЦК нашей партии».
(из речи на 22 съезде КПСС, 25.10.61. «Правда» 27.10.61.)


Воробьев Г.И.

«XX съезд Коммунистической партии Советского Союза осудил чуждый духу марксизма-ленинизма культ личности и восстановил ленинские нормы партийной жизни. Это способствовало расширению и упрочнению связей партии с массами, ускорению движения вперед, к коммунизму.

После XX съезда, когда наша партия устранила ошибки, порожденные культом личности, и приступала к решению таких неотложных задач, как освоение целины, перестройка управления промышленностью и строительством, расширение прав союзных республик, улучшение благосостояния народа и восстановление законности, антипартийная группа Молотова, Кагановича, Маленкова, Ворошилова, Булганина и других развернула свою фракционную деятельность. Фракционеры пытались изменить политику партии, свернуть партию с ленинского пути, но их замыслы потерпели полный провал. Жизнь подтвердила правильность линии Коммунистической партии, и теперь всем видна огромная заслуга Центрального Комитета и лично товарища Хрущева перед партией и народом по разоблачению подрывной, раскольнической деятельности антипартийной группы и осуждению культа личности. (Аплодисменты). Политический курс XX съезда партии восторжествовал».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 21.10.61. «Правда» 23.10.61.)

«В последние годы, начиная с сентябрьского Пленума ЦК КПСС (1953 года) и особенно после XX съезда, партия совершила крутой поворот к вопросам конкретного руководства хозяйством. Она осудила и отбросила прочь негодные, декларативные и формально-бюрократические методы руководства, которые сложились во времена культа личности Сталина, возродила в полной мере и развила дальше ленинский стиль руководства государственной и партийной работой».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 21.11.62. Пленум ЦК КПСС 19—23.11.62: стенотчет, Москва, 1963, с.228.)


Воронов Г.И.

«…Все видят и единодушно одобряют огромную работу, которую Центральный Комитет партии проделал за последние годы, чтобы расчистить наш путь к коммунизму. Ликвидация последствий культа личности, восстановление ленинских норм партийной жизни, перестройка руководства народным хозяйством, решительные меры по подъему сельского хозяйства и повышению благосостояния народа, активизация внешней политики ССОР — во всем этом исключительная роль принадлежит ленинскому Центральному Комитету во главе с Никитой Сергеевичем Хрущевым».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 19.10.61. «Правда» 21.10.61.)

«За последнее время, когда были отброшены прочь обветшалые догмы периода культа личности и широко развернулись творческие, созидательные силы партии и народа, мы многого добились в сельском хозяйстве. Культ личности Сталина нанес этой отрасли особенно большой ущерб. Люди, которые руководили сельским хозяйством, плохо в нем разбирались, приукрашивали действительность, неразумными требованиями вели дело к подрыву экономических основ сельскохозяйственного производства».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 6.3.62. Пленум ЦК КПСС 5—9.3.62: стенотчет, Москва, 1962, с.100.)

«В период культа, личности Сталина догматические методы руководства отрицательно сказывались на развитии экономики, что особенно проявлялось в сельском хозяйстве. Решительно преодолевая последствия культа личности, разгромив и отбросив прочь с дороги антипартийную группировку, яростно цеплявшуюся за старое, отжившее, партия осуществила подлинно революционные меры, которые открыли широкий простор росту производительных сил нашего общества».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 2.11.62. Пленум ЦК КПСС 19—23.1.62: стенотчет, Москва, 1963, с.102.)


Воронов Ю.П.

«В свое время на развитие советской печати пагубно влияли проявления культа личности. Различные ограничения, начетничество и догматизм, подозрительность к свежей мысли и свежему слову тормозили развитие прессы, отделяли ее от народа. И радостно сознавать, что сейчас эти болезни прошлого преодолены или успешно преодолеваются. Ныне в нашей печати полностью восстановлены ленинские нормы и принципы работы».
(«Против формализма и казенщины в воспитании школьников». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с. 191.)


Восс А.Э.

«Да, теперь, после XXII съезда, мы стали во много раз сильнее…».

«Нам, работникам идеологического фронта, особенно легко и радостно работать сейчас, когда партия преодолела, вредные последствия культа личности, восстановила ленинские порядки в нашем партийном доме».
(«В духе нерушимой дружбы народов». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с.201—202.)


Георгиев А.В.

«В период культа личности Сталина грубо нарушались ленинские нормы партийной жизни, допускались произвол и беззаконие. Наша делегация горячо поддерживает предложение о перенесении праха Сталина из Мавзолея в другое место».

«После ликвидации последствий культа личности Сталина и разгрома антипартийной группы, рьяно выступавшей против всего нового, в том числе и против освоения целины, в нашей стране подул свежий ветер, люди словно расправили крылья».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 30.10.61. «Правда» 31.10.61.)


Горкин А.Ф.

«Товарищи! Центральный Комитет КПСС в соответствии с директивами XX съезда провел большую работу по восстановлению ленинских норм партийной жизни, нарушенных в период культа личности И.В. Сталина. За отчетный период регулярно созывались Пленумы Центрального Комитета, проводились активы и широкие всесоюзные и зональные совещания по вопросам сельского хозяйства, промышленности, строительства и культуры, проекты важнейших законодательных актов выносились на всенародное обсуждение. О решениях Центрального Комитета как по вопросам внутренней жизни страны и внешней политики, так и по вопросам внутрипартийным широко информировался актив, члены партии. Это обеспечивало в партии коллегиальность руководства, высокую активность коммунистов».

«Жизнь полностью подтвердила правильность линии партии, намеченной в решениях исторического XX съезда. И большая заслуга Центрального Комитета и лично товарища Н.С. Хрущева перед партией состоит в том, что Центральный Комитет сумел преодолеть серьезное сопротивление, которое оказывалось проведению этой ленинской линии партии. На июньском Пленуме ЦК КПСС 1957 года была разоблачена подрывная, раскольническая деятельность антипартийной группы Молотова, Кагановича, Маленкова, Ворошилова, Булганина, Первухина, Сабурова и примкнувшего к ним Шепилова, пытавшейся свернуть партию с ленинского пути, сорвать выполнение исторических решений XX съезда и вернуться к старым, изжившим себя методам руководства».
(Из отчетного доклада ЦРК КПСС на 22 съезде КПСС, 17.10.61. «Правда» 18.10.61.)

«Чрезмерная централизация судебного надзора, умаление прав судебных органов союзных республик, которые были допущены в годы культа личности, мешали правильному осуществлению надзорных функций в судебной системе, нередко вели к формальному отношению при рассмотрении жалоб в Верховном Суде СССР, порождали судебную волокиту и бюрократизм, умаляли роль и ответственность судебных органов союзных республик. Имевшие место в годы культа личности произвол и злоупотребление властью, забвение ленинского учения о законности, вредные лженаучные теории Вышинского о судебных доказательствах, оправдывавшие беззаконие, нанесли серьезный ущерб делу правосудия. Помимо репрессий, которым подвергались граждане во внесудебном порядке, были случаи прямого вмешательства и в деятельность судебных органов».
(«На страже социалистической законности». «Правда» 19.4.64, с.4.)


Горячев Ф.С.

«Успехи партии в проведении генеральной линии дались не самотеком. Партия добилась их в условиях больших трудностей, ценой огромной организаторской и политической работы, в условиях ожесточенного сопротивления антипартийной фракционной группы Молотова, Маленкова, Кагановича и других. Антипартийная группа перешла в открытую атаку по всем направлениям, стремилась столкнуть партию и страну с ленинского пути. Эти „деятели“ нанесли огромный вред партии и в организационных вопросах. В последний период жизни Сталина, как известно, не собирались съезды, пленумы, активы. Коммунистов не знакомили с важнейшими директивами партии, что привело к отрыву центральных органов от местных партийных организаций. Насаждались угодничество, подхалимство, очковтирательство, взаимное подозрение, практиковались провокации, произвол, репрессии и аресты ни в чем не повинных руководящих работников.

На собраниях коллективов предприятий Новосибирской области в эти дни рабочие говорят: „Какой справедливый съезд! Он рассказал народу всю правду о бывшем руководстве — Сталине, Молотове, Маленкове, Кагановиче — и о допущенных ими преступных делах“.

Новосибирская делегация от имени всей партийной организации области единодушно поддерживает предложение о перенесении из Мавзолея Ленина праха Сталина в другое место. (Аплодисменты).

Нельзя было доверять Молотову, Маленкову, Кагановичу — этим слизнякам, нельзя было их допускать к руководству. У всех коммунистов единодушное мнение — за допущенный произвол и массовые репрессии они должны быть исключены из наших рядов — из рядов славной ленинской партии. (Аплодисменты).

Разоблачение культа личности и успешное преодоление его вредных последствий, восстановление и дальнейшее развитие ленинских норм партийной жизни и принципов коллективного руководства развязали инициативу коммунистов, повысили боеспособность и ответственность партийных организаций за дело нашей партии».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 30.10.61. «Правда» 31.10.61.)

«В докладе товарища Н.С. Хрущева уделяется серьезное внимание повышению уровня руководства сельским хозяйством и ответственности партийных организаций за производство сельскохозяйственных продуктов. После проведенных партией мер по разоблачению культа личности Сталина и его последствий партийные организации на селе, так же, как и в городе, выросли, организационно окрепли».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 7.3.62. Пленум ЦК КПСС 5—9.3.62.стенотчет, Москва, 1962, с.310—31l.)


Гришин В.В.

«Важнейшее значение для успешной деятельности партии имеет восстановление и дальнейшее развитие ленинских норм партийной жизни и принципа коллективности руководства, преодоление отрицательных последствий культа личности, решительный разгром антипартийной фракционной группы… Молотов, Маленков, Каганович, Ворошилов, которые нанесли большой вред партии и стране в период культа личности, упорно цеплялись за старые методы руководства, оказывали всяческое сопротивление восстановлению ленинских норм партийной жизни, осуществлению мер по ликвидации последствий культа личности».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 21.10.61. «Правда» 23.10.61.)

«3а последние годы, преодолевая последствия культа личности Сталина, разгромив антипартийную группу, сопротивлявшуюся всему новому, прогрессивному, партия создала необходимые условия для широкого развития активности масс, повышения роли общественных организаций в жизни нашей страны».
(из речи на пленуме ЦК КПСС, 21.11.62. Пленум ЦК КПСС 19-23.11.62.
стенотчет, Москва, 1963, с.200.)

«Китайские руководители ныне поднимают на щит осужденный нашей партией и народом, мировым коммунистическим движением культ личности Сталина. Они нападают на смелые принципиальные действия нашего Центрального Комитета, товарища Никиты Сергеевича Хрущева, направленные на ликвидацию последствий культа личности, на разгром антипартийной группы, некоторые участники которой, и в частности Молотов, ответственны за массовые репрессии, совершенные в тот период.

На что рассчитывают китайские руководители, взяв на себя неблаговидную роль защитников культа личности Сталина, на что они надеются, столь бесцеремонно вмешиваясь в дела нашей партии, нашего народа?

Мы можем сказать китайским лидерам: ни один советский человек никогда не согласится на возврат к мрачным временам культа личности с его злоупотреблениями и произволом, с его атмосферой страха и неуверенности, отравлявшей жизнь народа. Советские люди безгранично благодарны нашей партии, ее Центральному Комитету, товарищу Хрущеву за их ленинскую принципиальность, смелость и мужество, проявленные в борьбе за преодоление последствий культа личности.

Защищая культ личности Сталина, руководители КПК пытаются оправдать уродливые проявления культа личности Мао Цзэдуна, которые тяжелым грузом давят на все стороны жизни Китая, порождают насилие, пренебрежение к жизненным нуждам рядового человека, произвол в решении экономических проблем, авантюризм в политике, грубые нарушения демократии».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 15.2.64. Пленум ЦК КПСС 10—15.2.64: стенотчет, Москва, 1964, c.561.)


Даниялов А.Д.

«На опыте трех последних съездов партии и Пленумов ЦК народы Дагестана, как и все советские люди, убедились в том, что каждое новое мероприятие, проводимое партией и ее Центральным Комитетом, ведет к ускорению развития экономики нашей страны, неуклонному подъему жизненного уровня народных масс, удаляет нас от пережитков и вредных последствий культа личности Сталина. Вот почему я от имени парторганизации и трудящихся Дагестана заявляю, что целиком и полностью разделяю и поддерживаю все предложения и положения доклада, рассматриваю их как новое доказательство ленинской гибкости, огромных творческих возможностей и усилий Президиума ЦК и товарища Хрущева в руководстве страной».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, Пленум ЦК КПСС 19—23.11.62: стенотчет, Москва, 1963, с.490.)


Демичев П.Н.

«…Совершив акт высокого мужества и политической зрелости — открыто сказав о культе личности, партия проделала огромную работу по ликвидации его последствий. Отброшена прочь антипартийная кучка фракционеров, которые, по меткому выражению Никиты Сергеевича Хрущева, представляли собой давно погасшие звезды, а некоторые из них никогда не были звездами и светили лишь отраженным светом».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 19.10.61. «Правда» 20.10.61.)

«Товарищи! Московская делегация от имени коммунистов столицы целиком и полностью поддерживает предложение ленинградской делегации о выносе саркофага с гробом И.В. Сталина из Мавзолея. (Бурные аплодисменты.)

На XX и XXII съездах партии перед нами во всей полноте раскрылись факты грубейших нарушений социалистической законности, злоупотребления властью, факты произвола и репрессий против многих честных людей, допущенные в период культа личности Сталина.

Когда мы слушали заключительное слово Никиты Сергеевича Хрущева, наши сердца наполнялись болью и горечью за все то тяжелое, что пришлось пережить партии. И хотя это пройденный этап, о таких фактах нельзя молчать. Партия прямо и открыто сказала народу всю правду, глубоко веря, что он правильно поймет свою родную партию. И партия, ее ленинский Центральный Комитет не ошиблись. Критика культа личности и ликвидация его последствий, разгром антипартийной группы, пытавшейся сохранить и увековечить порочные методы сталинского руководства, сделали наше советское небо безоблачным и ясным, сняли с плеч народа, давившую его тяжесть, расчистили путь для более быстрого движения вперед, к коммунизму.

XX, XXI и XXII съезды нашей партии — это ленинские съезды, съезды великой правды и коммунистической честности. Отныне и навсегда ленинские принципы торжествуют и будут торжествовать во всей нашей жизни!

Товарищи! Коммунистов Москвы и Ленинграда многое роднит. С болью в сердце переживали москвичи разгром ленинградского актива, учиненный Сталиным и Маленковым. Без вины погибло и много крупных партийных, советских, хозяйственных работников московской организации. И мы знаем — ленинградские товарищи также с болью переживали это.

Вся наша партия, весь наш народ сурово осуждают беззаконие и произвол, царившие в период культа личности. Москвичи с гневом говорят об антипартийной группе и полностью поддерживают предложения делегатов съезда об исключении из рядов нашей ленинской партии жалких отщепенцев — Молотова, Маленкова, Кагановича.

После XX съезда и особенно сейчас в Москве, как и в Ленинграде, на партийных активах, собраниях, трудящихся выдвигается требование: вынести из Мавзолея саркофаг с гробом И.В. Сталина. Оставлять его там дальше было бы кощунством.

Вот что, в частности, говорится в единогласно принятой резолюции митинга рабочих, инженеров, техников завода имени Владимира Ильича:

„Владимир Ильич неоднократно выступал на митингах и собраниях рабочих нашего завода. В нашей памяти сохранился обаятельный образ друга рабочих, учителя и вождя. Ленин представлял собой неподражаемый пример человеческой чистоты, смелости, честности.

Нас радует, что вся работа XXII съезда проникнута духом великих ленинских идей, что новая Программа нашей партии является воплощением заветов Владимира Ильича. Коллектив завода единодушно одобряет деятельность Центрального Комитета партии по ликвидации культа личности Сталина и его последствий.

Мы считаем несовместимым нахождение саркофага с гробом Сталина в Мавзолее рядом с прахом родного Ильича и обращаемся к высшему органу нашей партии — XXII съезду с предложением: вынести этот саркофаг из Мавзолея великого Ленина“.

И таких резолюций можно привести много.

Предложение ленинградских товарищей — это и предложение коммунистов и всех трудящихся нашей столицы. (Бурные аплодисменты). Мы уверены, что оно найдет всеобщую поддержку делегатов XXII съезда КПСС».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 30.10.61. «Правда» 31.10.61.)


Джавахишвили Г.Д.

«Товарищи! XX съезд нашей партии совершенно правильно и своевременно осудил культ личности Сталина, который нанес большой ущерб делу партии. На основе решений XX съезда, единодушно одобренных всей нашей партией, всем советским народом, братскими коммунистическими и рабочими партиями, восстановлены ленинские нормы внутрипартийной жизни, социалистической законности».

«На съезде получила должную оценку антипартийная группа Молотова, Маленкова, Кагановича и других, пытавшаяся в своих низменных целях захватить руководство партией и восстановить враждебные ленинизму методы периода культа личности. Обстановка, сложившаяся в стране в связи с культом личности, порождала беззаконие, произвол. Жертвой этого произвола оказались многие видные деятели партии и государства, их имена были названы на съезде.

Обстановкой беззакония и произвола пользовались многие авантюристы, они творили свои гнусные дела. Членам Центрального Комитета, многим товарищам известен большой урон, который понесла партийная организация Грузии. В результате этого произвола безвинно погибли видные деятели: Мамия Орахелашвили — секретарь Закавказского крайкома партии, Миха Кахиани, Шалва Елнава, Леван Гогоберидзе, Сосо Буачидзе, Лакоба, Картвелишвили и многие другие. Эти товарищи посмертно реабилитированы.

Всем известны выдуманные против деятелей партии провокационные дела, например, мингрельское дело и др. Все это, товарищи, тяжелые и горькие факты. Но Центральный Комитет партии во имя справедливости, во имя нашей ленинской правды, интересов нашего победоносного движения вперед не мог и не может поступить иначе, как честно и откровенно сказать народу всю правду, чтобы в истории нашей славной партии больше это не повторялось.

Грузинская партийная организация полностью одобряет и поддерживает предложения ленинградской и московской делегаций о перенесении праха Сталина из Мавзолея в другое место».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 30.10.61. «Правда» 31.10.61.)


Егорычев Н.Г.

«Решения XX съезда партии свежим ветром ворвались в нашу жизнь, говорят коммунисты. Все застойное, все наносное, чуждое ленинским нормам и принципам партийной жизни, все, что мешало нашей работе во времена культа личности Сталина, было развеяно и унесено прочь этим свежим ветром.

Московская партийная организация единодушно, со всей суровостью осудила преступную деятельность антипартийной группы, выступившей против ленинского курса, разработанного историческим XX съездом КПСС, против всего нового в жизни партии и страны.

Будучи не способными видеть те огромные перемены, которые произошли в жизни партии после съезда, Молотов, Маленков, Каганович, Ворошилов, Булганин, Первухин, Сабуров и Шепилов надеялись простым арифметическим большинством в Президиуме ЦК изменить намеченную XX съездом политику в партии и стране.

Центральный Комитет, возглавляемый стойким ленинцем Никитой Сергеевичем Хрущевым, на июньском (1957 г.) Пленуме ЦК разгромил антипартийную группу, в полной мере дал почувствовать фракционерам силу решений XX съезда. Они испытали, что означает напрактике восстановление ленинских принципов коллективного руководства».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 28.10.61. «Правда» 29.10.61.)

«Коммунисты и беспартийные выражают глубокую благодарность нашей партии, ее Центральному Комитету, которые, смело и открыто осудив культ личности Сталина, полностью восстановив ленинские нормы и принципы партийной и государственной жизни, отбросив прочь с нашего пути презренную антипартийную группу Молотова, Кагановича, Маленкова и других, уверенно ведут наш народ к новым победам коммунизма. Теперь все видят, какую огромную роль сыграла ликвидация последствий культа личности и для развития идеологической работы, насколько богаче стала духовная жизнь партии и народа после XX съезда».
(«В тесной связи с жизнью народа». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с.88.)

«За последнее десятилетие развернулась особенно кипучая теоретическая и практическая деятельность нашей партии. Ее авторитет среди народа еще более возрос благодаря решительной борьбе против культа личности Сталина и его вредных последствий, разгрому антипартийной группы, благодаря полному восстановлению ленинских норм партийной жизни и принципов партийного руководства, дальнейшему укреплению связей партии с народом».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 18.6.63. Пленум ЦК КПСС 18—21.6.63: стенотчет, Москва, 1963, с.69.)

«Иных выступлений, иных резолюций у нас не было, да и быть не могло. Ведь пекинские отступники подняли руку на святая святых нашего народа — на ленинский курс XX и XXII съездов, на новую партийную Программу.

С огромным удовлетворением восприняли вся наша партия, весь советский народ, мировое коммунистическое движение генеральную линию, выработанную XX съездом, — XX съезд, нанеся решительный удар по идеологии и практике культа личности, восстановил ленинские нормы в партийной, государственной и общественной жизни. Миллионы и миллионы людей вздохнули свободно и с облегчением, творческим силам партии и народа был открыт широчайший простор. А что уж говорить о тысячах семей, которые в результате беззакония потеряли своих родных и близких… Ленинская правда восторжествовала, политический курс XX съезда стал кровным делом всего советского народа.

Претворение в жизнь идей съезда позволило нам добиться огромных успехов в коммунистическом строительстве, способствовало оздоровлению международной обстановки, укреплению всего лагеря социализма, мирового коммунистического движения.

Для чего же сейчас потребовалось китайским руководителям оправдывать культ личности Сталина, взяв на себя неблаговидную роль адвокатов его идеологии? Это понадобилось для того, чтобы оправдать и обосновать, раздуть до невероятных размеров культ личности Мао Цзэдуна в своей стране, чтобы попытаться навязать порядки этого культа всему международному коммунистическому и рабочему движению, внести тем самым в это движение дезорганизацию и хаос в целях достижения своих авангардистских националистических, далеко идущих устремлений».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 15.2.64. Пленум ЦК КПСС 10—15.2.64: стенотчет, Москва, 1964, с.568—569.)

«В последнее время стало модным, например, выискивать в политической жизни страны какие-то элементы так называемого „сталинизма“, как жупелом пугать им общественность, особенно интеллигенцию. Мы говорим им: не выйдет, господа! Никому не удастся опорочить передовой отряд международного коммунистического движения, созданную великим Лениным Коммунистическую партию Советского Союза.

Культ личности, нарушение ленинских норм и принципов партийной жизни, социалистический законности — все то, что мешало нашему движению вперед, решительно отброшено нашей партией, и возврата к этому прошлому не будет никогда!»
(Из речи на 23 съезде КПСС, 30.3.66. XXIII съезд КПСС: стенотчет, Москва, 1966, т. 1, с. 126—127.)


Елютин В.П.

«Большая работа ведется в связи с пересмотром программ по общественным наукам. Мы хотим, чтобы к новому, 1969 учебному году студенты получили учебники, обогащенные теоретическими положениями Программы КПСС, очищенные от последствий культа личности. Но это только начало большой работы…».

«Необходимо расширить подготовку кадров и особое внимание уделить подготовке докторов наук. Ясно, конечно, что общественные науки поразил особенно тяжелый удар культа личности. В те времена все должно было укладываться в прокрустово ложе сталинских работ. Каждая работа по общественным наукам рассматривалась прежде всего с точки зрения, затронут ли Сталиным этот вопрос. И если этот вопрос в трудах Сталина не затрагивался, то говорили, что автор написал „отсебятину“. Труд объявлялся „крамольным“ а автора предавали „анафеме“».
(«Выше уровень подготовки молодых специалистов». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.61, Москва, 1962, с. 341, 343.)

«…Огромную помощь в улучшении идейно-воспитательной работы в вузах оказало решительное разоблачение партией вредных последствий культа личности Сталина, последовательное осуществление курса на связь идеологической работы с жизнью, с практикой коммунистического строительства».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 18.6.63. Пленум ЦК КПСС 18—21.6.63: стенотчет, Москва, 1963, с. 102.)


Епишев А.А.

«…На развитие военно-теоретической мысли благотворное влияние оказали решительные меры партии по преодолению последствий культа личности, породившего догматизм и субъективизм в освещении военно-исторических событий, в толковании теории вооруженной борьбы.

…В последнее время выпущено значительное количество трудов на военно-теоретические и военно-исторические темы. В воспитании кадров, их военно-теоретической подготовке большее значение имеет издающаяся по решению ЦК КПСС „История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945“».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 19.6.63. Пленум ЦК КПСС 18—21.6.63: стенотчет, Москва, 1963, с. 187.)


Ефремов Л.Н.

«Громадное значение для судеб нашей партии, для строительства коммунизма имела мужественная, смелая и принципиальная борьба Центрального Комитета против чуждого марксизму-ленинизму культа личности и его вредных последствий, за восстановление ленинских норм партийной жизни и принципов руководства, за развитие советской демократии…».

«…Ожесточенные атаки Молотова, Кагановича, Маленкова, Ворошилова и других участников антипартийной группы на ленинский курс партии выражали их стремление уйти от персональной ответственности за массовые репрессии в отношении многочисленных кадров партии и государства. Фракционеры ставили перед собой далеко идущие цели. Известно, что в мрачный период провокационного „ленинградского дела“, сфабрикованного Маленковым, невинно пострадал и подвергался преследованием ряд коммунистов-горьковчан, а к руководящим партийным и советским органам области предъявлялись необоснованные политические обвинения, что создавало неуверенность в партийной организации и тормозило решение важнейших вопросов хозяйственного и культурного строительства».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 20.10.61. «Правда» 22.10.61.)

«Решительно преодолев вредные последствия культа личности Сталина, отбросив со своего пути антипартийную группу отщепенцев, наша партия, ее Центральный Комитет во главе с Н.С. Хрущевым восстановили ленинские принципы руководства, последовательно осуществляют крупнейшие мероприятия в развития экономики страны».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 21.11.62. Пленум ЦК КПСС 19—23.11.62: стенотчет, Москва, 1963, с. 287—288.)


Ефремов М.Т.

«…Теперь у нас вся жизнь несравнимо лучше, чем была до XX съезда, когда процветал культ личности Сталина. За последние годы Центральный Комитет нашей партии во главе с товарищем Никитой Сергеевичем Хрущевым, твердо и неуклонно следуя ленинским курсом, проделал в стране гигантскую работу по дальнейшему мощному подъему экономики и культуры, повышению народного благосостояния. Вот за все это партия, весь советский народ так безгранично любят и глубоко уважают Никиту Сергеевича Хрущева».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 27.10.61. «Правда» 28.10.61.)

«Вот до какого падения и низости привела пекинских лидеров их платформа современного троцкизма. Они хотят, чтобы мы отказались от курса, выработанного XX и XXII съездами нашей партии, от Программы КПСС, чтобы мы возродили порядки в стране, которые были во времена культа личности Сталина, и поддержали их авантюристический курс во внешней политике. На все это мы можем ответить: только люди, лишившиеся здравого рассудка или полностью оторвавшиеся от насущных проблем международного коммунистического движения, могут ставить так вопросы. Мы проводили и будем проводить, последовательно проводить в жизнь решения XX и XXII съездов и Программу КПСС».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 15.2.64. Пленум ЦК КПСС 10—15.2.64: стенотчет, Москва, 1964, с. 597—598.)


Ивашутин П.И.

«В период культа личности Сталина органы государственной безопасности были фактически оторваны от партии и поставлены Сталиным под его личный контроль. В среду чекистов пробрались различного типа карьеристские элементы, беспринципные политические интриганы. Они, угодничая перед Сталиным, чинили беспардонную расправу над честными советскими людьми. Жертвами произвола оказались многие выдающиеся деятели Коммунистической партии и Советского государства.

Тяжелые последствия периода культа личности наглядно показывают, что, будучи оторваны от партии и народа, органы государственной безопасности лишаются фактически той животворной силы, которая одна лишь помогает им успешно решать основную задачу, задачу борьбы с происками агентуры иностранных разведок.

Благодаря неустанной заботе партии и ее Центрального Комитета, с необычайным мужеством, принципиально и резко разоблачившего культ личности Сталина, органы государственной безопасности очистились от скверны беззаконий и произвола, творившихся в то время, вновь стали подлинно партийными, укрепили связь с народом, вернули себе его любовь и доверие.

Решения июльского Пленума ЦК КПСС 1953 г. и XX съезда партии помогли органами государственной безопасности освободиться от лиц, грубо попиравших социалистическую законность, от карьеристов и угодников».
(«Вместе с народом». «Известия» 20.12.62, с. 1.)


Казанец И.П.

«Преодолев последствия культа личности, партия восстановила ленинские нормы и принципы коллективного руководства, создала наиболее благоприятные условия для развития партийной и советской демократии, для безграничного творчества масс…»

«…Именно после XX съезда КПСС, после разоблачения культа личности, идейного и организационного разгрома антипартийной группы, после восстановления ленинских норм и принципов руководства, идя по ленинскому пути, наша партия, ее Центральный Комитет обеспечили коренное улучшение руководства всеми отраслями хозяйственного и культурного строительства».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 28.10.61. «Правда» 29.10.61.)


Кириленко А.П.

«Во всеобъемлющих, замечательных докладах, сделанных на XXII съезде Никитой Сергеевичем Хрущевым, с исчерпывающей полнотой, предельно ясно показаны все этапы благородной борьбы партии ее Центрального Комитета за торжество ленинской генеральной линии, за победу политического курса XX съезда, который решительно осудил культ личности, смело вскрыл его вредные последствия, восстановил ленинские нормы партийной жизни и принципы коллективного руководства.

Нелегко далась победа нашей партии. Новый курс, как известно, встретил ожесточенное сопротивление со стороны фракционной антипартийной группы Маленкова, Молотова, Кагановича, Ворошилова, Булганина, Первухина, Сабурова и Шепилова, которая хотела свернуть партию с ленинского пути и сохранить старые порядки, существовавшие в период расцвета культа личности, уйти от ответственности за грубейшие извращения революционной законности, за расправы над многими, ни в чем не повинными лучшими работниками партии и государства.

На съезде уже приводились факты преступной деятельности членов антипартийной группы, имевшие место в Ленинграде, на Украине, в Белоруссии и в других местах. Мне хотелось бы сказать, что массовым репрессиям были также подвергнуты многие партийные, советские и хозяйственные работники Свердловской области. Почти полностью были выведены из строя два состава обкома партии, все секретари горкомов и райкомов, руководители предприятий и высших учебных заведений. Особенно много пострадало кадров на Свердловской железной дороге.

Вспоминая эти мрачные страницы из недавнего прошлого, коммунисты и все советские люди воочию убеждаются в том, какую поистине мужественную, самоотверженную борьбу пришлось провести вашему Центральному Комитету, лично Никите Сергеевичу Хрущеву. Они по-ленински смело и принципиально разоблачили перед лицом партии и народа всю подлую деятельность фракционной, антипартийной группировки и отбросили ее прочь с победоносного пути, по которому шла и идет наша славная партия!».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 24.10.61. «Правда» 26.10.61.)


Колчина О.П.

«Годы, прошедшие после XX съезда партии, наполненные пафосом великих свершений, войдут золотыми страницами в историю нашей партии, оставят неизгладимый след в думах и сердцах советских людей.

Важнейшей заслугой Центрального Комитета партии за этот период является восстановление и дальнейшее развитие ленинских норм партийной жизни и принципа коллективного руководства, решительное осуждение и преодоление культа личности и разгром фракционной антипартийной группы. Нелегко производить переоценку некоторых взглядов, понятий. Но, то, что стало известно на XX съезде партии о культе личности Сталина и его тяжелых последствиях, те дополнительные материалы и факты, о которых мы услышали здесь, на этом съезде, из докладов товарища Н.С. Хрущева, из выступлений членов Президиума Центрального Комитета и многих делегатов, заставляют решительно отойти от многих старых оценок, представлений и понятий.»
(Из речи на 22 съезде КПСС, 28.10.61. «Правда» 30.10.61.)


Косульников А.П.

«Известно, что в „Кратком курсе истории ВКП(б)“, написанном с позиций культа личности Сталина и содержащем немало субъективистских ошибок и извращений многих исторических фактов и событий, умалялась роль В.И. Ленина, принижалось его идейное наследие, замалчивались многие его произведения, особенно написанные в послеоктябрьский период. С целью преувеличить роль Сталина и скрыть его ошибки такие важнейшие письма В.И. Ленина, как „Письмо к съезду“, „К вопросу о национальностях“ или об „автономизации“, в течение долгого времени не публиковались и оставались не известными для широкой общественности…».

«Во Втором издании книги „История КПСС“ на основе решений и материалов XXII съезда партии, архивных документов дается более развернутая критика культа личности и его вредных последствий. Достоверный фактический материал книги показывает, что культ личности Сталина, имевший столь тяжелые последствия для жизни советского общества, постепенно сложился к XVII съезду партии и особенно уродливую форму приобрел после убийства С.М. Кирова. В книге указывается, что Сталин использовал это убийство „как повод для организации расправы со всеми неугодными ему людьми. Последовали многочисленные аресты“.

После XVII съезда партии Сталин полностью перестал считаться с коллективным мнением партии и ее ЦК, грубо нарушал ленинские заветы, ленинские нормы партийной жизни. Сталин оторвался от народа, боялся его, попирал социалистическую законность. В результате произвола погибли многие ни в чем не повинные партийные, советские и военные работники, видные деятели партии и государства».
(«Страницы героической истории». «Известия» 9.12.62, с. 2.)


Куликов В.В.

«Советскому правосудию серьезный ущерб был нанесен в период культа личности. Внесудебными приговорами так называемых, особых совещаний и „троек“ далеко не исчерпываются грубые и неприсущие природе нашего общества извращения законностей. В те годы нередким было вмешательство в работу судов, вследствие чего рассмотрение дел о политических преступлениях, например, в Военной коллегии, мало чем отличалось от внесудебного „порядка“. Многочисленные извращения законности того времени нельзя объяснить неосведомленностью Сталина о положении дел. В декабре 1939 года в письме Сталину и Молотову Верховный суд СССР сообщал, что Военной коллегией (особенно в 1937 и 1938 гг.) рассмотрено большое количество дел о контрреволюционных преступлениях в „упрощенном порядке“. В письме говорилось, что в ряде случаев вынесенные по этим делам обвинительные приговоры являются ошибочными и подлежат отмене; в некоторых случаях должностные преступления квалифицировались как контрреволюционные. Это сообщение Верховного суда СССР осталось без ответа. В то время были ограничены возможности исправить ошибки и у местных судебных органов. Ранее областные и Верховные суды автономных республик исправляли нарушения законности на месте путем рассмотрения дел на своих президиумах. В 1938 году был принят новый Закон о судоустройстве, президиумы в краевых, областных судах, а также в Верховных судах автономных и союзных республик были упразднены. С этого времени исправить ошибочный, но вступивший в силу приговор местных судебных органов мог только Верховный суд союзной республики по протесту председателя этого суда или прокурора республики, а ошибку Верховного суда республики — только Верховный суд СССР по протесту его председателя или Генерального прокурора. Верховные суды союзных республик и Верховный суд СССР оказались заваленными грудами жалоб и дел, рассмотреть и проверить которые не было возможности. Дела накапливались, а справедливые требования граждан о восстановлении их нарушенных прав оставались без ответа.

Разоблачив культ личности Сталина, партия восстановила ленинские принципы во всей вашей государственной жизни. Последнее десятилетие ознаменовалось выдающимися достижениями советского народа в промышленности и сельском хозяйстве, в развитии науки и техники, культуры и искусства. Знаменательно это десятилетие и новыми успехами в развитии советской демократии, укреплении социалистической законности. Упразднен внесудебный порядок рассмотрения дел. Пересмотрены искусственно созданные в период культа личности дела и реабилитированы все честные люди, ставшие жертвами произвола и беззакония. Теперь у нас никто не может быть наказан иначе, как по приговору суда и за конкретное, предусмотренное законом преступление».
(«На страже правосудия». «Известия» 19.4.64, с. 3.)


Кунаев Д.А.

«Восстановление ленинских норм партийной жизни и принципов коллективности руководства, ликвидация последствий культа личности, дальнейшее развитие социалистической демократии, успешное осуществление важнейших государственных мероприятий в области хозяйственного и культурного строительства неизмеримо подняли народную инициативу, раскрыли колоссальные резервы нашей экономики, позволили добиться поразительных достижений советской науки и техники».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 19.10.61. «Правда» 20.10.61.)

«Оглядывая пройденный путь, мы еще и еще раз убеждаемся в том, что истоки нашего ускоренного продвижения вперед лежат в твердом и последовательном проведении ленинского курса. На этом пути подлинным водоразделом стал XX съезд КПСС, который решительно отбросил глубоко чуждые нашей партии наслоения культа личности. Восстановив полностью ленинские нормы партийной и государственной жизни, партия открыла дорогу для построения коммунистического общества».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 20.11.62. Пленум ЦК КПСС 19—23.11.62: стенотчет, Москва, 1963, с. 181.)


Кэбин И.Г.

«…Большое значение для жизни партии народа имело осуществление ленинского курса XX съезда на преодоление культа личности и его вредных последствий. Восстановление ленинских норм партийной жизни и укрепление коллективности руководства, дальнейшее расширение демократии, расширение прав и развитие инициативы республиканских и местных органов, коренная перестройка управления промышленностью, строительством и сельским хозяйством, подъем уровня всей организационной и идеологической работы партии — все это благотворно сказалось на решении хозяйственных вопросов…»
(Из речи на 22 съезде КПСС, 20.10.61. «Правда» 23.10.61.)

«Ленинские принципы организации партийно-государственного контроля были грубо нарушены Сталиным. В 1934 году на XVII съезде партии, по предложению Сталина, вместо ЦКК-РКИ — единого органа партийно-государственного контроля были созданы два контрольных центра — Комиссия партийного контроля при ЦК партии и Комиссия советского контроля при Совнаркома СССР.

Сталиным был нарушен и другой важнейший принцип: вовлечение широких масс трудящихся в работу органов контроля. Положением о Наркомате государственного контроля (1940 г.) вообще не предусматривалось привлечение трудящихся к участию в контроле.

В период культа личности особенно когда начались массовые репрессии, многие важные функции контроля были переданы органам государственной безопасности, руководители которых, как известно, пытались стать над партией». (Из его доклада на 14 пленуме ЦК КП Эстонии, 6.12.62. «Советская Эстония» 7.12.62, с. 2.)
Леонов Л.А.

«Как известно, высшим принципом партийного руководства является коллективность руководства. Культ личности и связанные с ним нарушения внутрипартийной демократии, как об этом говорится в новом Уставе, не могут, быть терпимы в партии, они несовместимы с ленинскими принципами партийной жизни.

XXII съезд КПСС — съезд монолитного единства и сплоченности ленинской партии. Он еще раз ярко и убедительно показал, насколько дальновидной, по-ленински принципиальной является борьба нашей партии против культа личности.

Преодолев чуждый марксизму-ленинизму культ личности Сталина, сломив сопротивление антипартийной группы, осмелившейся поднять руку на монолитное единство партийных рядов, Центральный Комитет и лично товарищ Н.С. Хрущев мудро и прозорливо направляли советский народ по ленинскому курсу, начертанному XX съездом нашей, партии…»
(Из речи на 22 съезде КПСС, 30.10.61. «Правда» 31.10.61.)


Мазуров К.Т.

«Борясь за чистоту марксистско-ленинской теории против ревизионистов и догматиков, творчески применяя марксизм, партия провела в этот период (после XX съезда) огромную идеологическую и организаторскую работу в массах. Центральный Комитет партии возглавил борьбу против вредных последствий чуждого духу марксизма-ленинизма культа личности, за восстановление ленинских норм партийной жизни и революционной законности в стране, проявив при этом монолитное единство, высокую принципиальность и решимость.

Проводя линию, выработанную XX съездом, Центральный Комитет партии встретил противодействие Молотова, Кагановича, Маленкова и других членов антипартийной группы, выступивших против ряда, экономических и политических мероприятий, проводившихся Центральным Комитетом по инициативе Никиты Сергеевича Хрущева в целях исправления допущенных в прошлом ошибок и быстрейшего подъема экономики страны.

Не имея опоры в партии и в Центральном Комитете, эти люди объединились во фракционную антипартийную группу с целью заменить руководство Центрального Комитета и свернуть партию с ленинского курса, намеченного XX съездом КПСС. Вдохновителями этой авантюры выступили Молотов, Каганович и Маленков. Это они в первую очередь были лично заинтересованы в том, чтобы не допустить исправления ошибок периода культа личности Сталина».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 19.10.61. «Правда» 20.10.61.)

«После смерти Сталина нашей партией проведена громадная организаторская и идеологическая работа. Истекшее десятилетие по значимости и важности событий составило целую историческую эпоху в жизни нашей партии и советского народа. Развенчание культа личности Сталина, как явления, чуждого марксизму-ленинизму и несовместимого с идеологическими и организационными основами нашей партии, выработанными Лениным, активная работа ЦК под руководством товарища Хрущева по преодолению вредных последствий культа личности, восстановление ленинских принципов в работе партии и правительства способствовали невиданному росту творческой активности, инициативы широких масс трудящихся».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 20.6.63. Пленум ЦК КПСС 18—21.6.63: стенотчет, Москва, 1963, с. 199.)


Мжаванадзе В.П.

«Великой заслугой Центрального Комитета и лично товарища Никиты Сергеевич Хрущева является то, что исходя из интересов партии, интересов народа, был мудро, смело, принципиально поставлен вопрос о ликвидации культа личности и его вредных последствий. Восстановление ленинских норм партийной жизни и принципа коллективности руководства положительно сказалось на всех областях партийной, государственной, идеологической работы, еще выше подняло авторитет партии среди народа, развязало инициативу широких масс и обеспечило бурные темпы коммунистического строительства».

«Партии, ее Центральному Комитету чужд дух догматизма, который ничего общего не имеет с животворным учением марксизма — ленинизма. Только люди, оторванные от жизни, громкими фразами прикрывающие свою идейную пустоту, цепко придерживаются догмы. И мы видим, как жизнь смела и сметает с пути истории всякого рода догматиков и начетчиков.

Достаточно вспомнить создание советов народного хозяйства. Ведь были такие — их не стоит и называть, — которые оказывали сопротивление этому мероприятию партии. На чем базировалась их антипартийная позиция? На догматической вере в культ личности, на отрицании веры в народ, массы».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 21.11.62. Пленум ЦК КПСС 19—23.ll.62: стенотчет, Москва, 1963, с. 214.)


Новиков И.Т.

«В годы культа личности Сталина было запрещено подключать потребителей сельского хозяйства к государственным энергосистемам. Электрификация села пошла по пути строительства мелких электростанций мощностью 30—50 киловатт. Такие станции не могут стать надежным и экономичным источником электрификации села».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 22.11.62. Пленум ЦК КПСС 19—23.11.62: стенотчет, Москва, 1963, с. 314.)


Нуриев З.Н.

«Время, прошедшее после XX съезда, для Коммунистической партии Советского Союза коренным образом отличается от предшествующего периода ее истории полным возрождением ленинских норм партийной жизни и принципов партийного руководства, преодолением культа личности и его вредных последствий».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 25.10.61. «Правда» 27.10.61.)

«Наши успехи несомненны. Их видят, ими восхищается каждый советский человек, все прогрессивные люди за рубежом. Одним из важнейших условий этих успехов является то, что деятельность Коммунистической партии, ее ленинского Центрального Комитета во главе с Никитой Сергеевичем Хрущевым от начала до конца пронизана живительным марксистско-ленинским духом. Партия решительно искореняет культ личности Сталина, смело перестраивает устаревшие формы и методы государственного и партийного руководства народным хозяйством, подчиняя их потребностям дальнейшего развития нашего общества».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 22.11.62. Пленум ЦК КПСС 19—23.11.62: стенотчет, Москва, 1963, с. 315—316.)

«В результате успешного преодоления последствий культа личности пропагандистская работа стала более содержательной, живой и действенной…

Устранение крупных недостатков в воспитательной работе позволило партийным организациям еще более укрепить связи с народом. Свежий ветер ленинских норм жизни развеял затхлую атмосферу культа личности, Трудящиеся стали более активно участвовать в политической, общественной и культурной жизни…

Как известно, культ личности Сталина значительно затормозил прогресс общественных наук. Догматизм и начетничество не только мешали развитию научной мысли, но и затрудняли само партийное руководство исследовательской работой. XX съезд Коммунистической партии Советского Союза открыл поистине новый этап в развитии советской общественной науки. Сейчас созданы широкие возможности для творческих исследований. Общественные науки, особенно историческая наука, освобождаются от всего наносного, субъективистского.

После XX съезда КПСС обком партии разобрался в обстановке, сложившейся в Институте истории, языка и литературы филиала Академии наук. Этот институт годами работал вхолостую, не давая никакой научной продукции. Здесь свили себе гнездо невежественные в научном отношении люди. Единственным методом их „научной“ работы было запугивание, приклеивание различных ярлыков тем научным работникам, которые пытались влить свежую струю в деятельность института».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 19.6.63. Пленум ЦК КПСС 18—21.6.63: стенотчет, Москва, 1963, с. 137, 138—139.)


Овезов Б.

«Наша партия, решительно преодолев культ личности, разоблачив и осудив действия антипартийной группы оторвавшихся от жизни фракционеров, пришла к своему XXII съезду еще более окрепшей, монолитной, добилась грандиозных успехов в области промышленности, строительства, сельского хозяйства, в развитии науки и культуры».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 20.10.61. «Правда» 22.10.61.)

«В последние годы партия, ее Центральный Комитет и лично товарищ Н.С. Хрущев большое внимание уделяют вопросам совершенствования организационных форм и методов партийного и хозяйственного руководства промышленностью и сельским хозяйством. Осудив культ личности Сталина, преодолев его вредные последствия, партия после своего XX съезда взяла решительный курс на восстановление ленинских принципов, норм и стиля руководства всеми областями жизни нашего общества».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 22.11.62, Пленум ЦК КПСС 19-23.11.62: стенотчет, Москва, 1963, с.368-369.)


Павлов С.П.

«…Известно, что в период культа личности, особенно в последние его годы, комсомолу явно не хватало больших и конкретных дел, которые могли бы по-настоящему увлечь молодежь. Вот почему призыв партии взяться за освоение целины встретил бурный и восторженный отклик молодежи».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 24.10.61. «Правда», 25.10.61.)

«Критика на XX съезде партии шумихи, политической трескотни, митинговщины, отсутствия живой работы в комсомоле, была очень справедливой и своевременной. Партия развернула перед комсомолом широкую и вдохновляющую программу больших, конкретных, чрезвычайно важных народнохозяйственных дел. Но сегодня хотелось бы вспомнить об истоках этой шумихи и трескотни. В 1935 году по указанию Сталина была перестроена работа комсомола. В чем же было существо этой перестройки?

Принимая руководителей комсомола, Сталин сделал несколько замечаний по существу работы комсомола. Как известно, комсомол в то время занимался конкретными хозяйственными делами, теперь, по личному указанию Сталина, комсомол должен был сделать поворот от участия в хозяйственном строительстве к созданию специального „высококвалифицированного аппарата воспитания“. На XI пленуме ЦК ВЛКСМ в 1935 году были подвергнуты разносной критике те комсомольские организации, которые стремились принимать конкретное участие в развитии народного хозяйства. Но что же предлагалось взамен этого? На первый план выдвигалось — и это черным по белому было записано, — что первейшей задачей всей воспитательной работы комсомола является высматривание и распознавание врага, которого нужно потом убирать только насильственно, методами экономического воздействия, организационно-политической изоляции и методами физического истребления. Вот куда хотел направить усилия комсомола Сталин.

В соответствии с его указаниями был перестроен комсомольский аппарат. Только в Центральном Комитете комсомола было создано несколько параллельно действующих полит-культ- и прочих секторов, зато не осталось ни одного отдела или сектора, который занимался бы вопросами участия молодежи в развитии промышленности и сельского хозяйства.

Рецепты, которые дал в то время Сталин, нанесли, конечно, ущерб ленинскому комсомолу».

«Разоблачение культа личности освободило советских людей от пут страха и недоверия, вызвало, особенно у молодежи, желание глубоко изучать, сравнивать, самостоятельно анализировать и осмысливать различные события и явления жизни».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 20.6.63. Пленум ЦК КПСС 18—21.6.63: стенотчет, Москва, 1963, с.207.)


Пельше А.Я.

«Товарищи! Наша партия проделала огромную работу, борясь против вредных последствий культа личности, за восстановление и дальнейшее развитие ленинских норм партийной жизни. Результат этой борьбы — подлинный расцвет партийной демократии, небывалый рост активности и творческой самодеятельности партийных масс.

На фоне наших великих побед жалкими и ничтожными выглядят потуги презренной кучки фракционеров — Молотова, Маленкова, Кагановича и других, пытавшихся свернуть нашу партию с ленинского пути. Окончательно обанкротившись, они оказались в мусорной яме истории. Справедливо было бы выбросить этот мусор из нашего партийного дома».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 24.10,61. «Правда» 26.10.61.)

«После ликвидации последствий культа личности Сталина Центральный Комитет во главе с Никитой Сергеевичем Хрущевым восстановил ленинский стиль руководства, неуклонно осуществляет заветы Ильича. Теперь действительно пленумы ЦК олицетворяют собой коллективный опыт, коллективный разум партии и народа. Это видно и по составу, и по работе настоящего Пленума. Для пленумов теперь характерны ленинский творческий дух, ленинские традиции, поиски нового, передового, смелая, решительная ломка всего устаревшего».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 22.11.62. Пленум ЦК КПСС 19—23.11.62: стенотчет, Москва, 1963, с.384.)

«Каково отрицательное воздействие культа личности на развитие общественных наук?

Это, во-первых, умаление ленинского теоретического наследства, умаление роли Ленина, роли масс и партии в истории и жизни нашей страны и незаслуженное превознесение роли Сталина, его положений, среди которых было немало ошибочных и вредных.

Во-вторых, это распространение немарксистского подхода к изучению исторического процесса и общественных явлений, субъективизм и произвол в оценке событий, деятелей, фактом, это догматизм, начетничество, ведущие к отрыву общественных наук от жизни, от практики коммунистического строительства.

В-третьих, это обстановка администрирования, недобросовестной критики в научных коллективах, приклеивание ярлыков, шельмование честных ученых, а иногда и их физическое устранение.

Особенно пагубным было воздействие культа личности на историю КПСС. Сталин поставил разработку проблем историй партии под свой контроль, подчинив ее задаче возвеличения своей личности. После того как в 1938 году вышел „Краткий курс истории ВКП/б/“, история партии была втиснута в узкие рамки сталинских схем и формул. А теоретическая сокровищница марксизма-ленинизма оказалась по существу отделенной от исследователей „Кратким курсом“, как непроницаемой стеной.

Культ личности стал тормозом на пути развития советской общественной науки. Но остановить ее развитие он не смог. Хотя, по образному выражению секретаря ЦК КПСС академика Б.Н. Пономарева, культ личности, — подобно кандалам, висел на ногах советской общественной науки, она все же продолжала идти вперед. Советские историки, философы, экономисты под руководством партии и в тот период создали немало ценного, вопреки идеологии культа личности, на основе заветов Ленина.

XX съезд убрал все наслоения периода культа личности, открыл новую страницу в истории и жизни партии, оказал благотворное влияние на дальнейшее развитие не только нашей страны, но и всего мирового коммунистического и рабочего движения. Для работников науки теперь создана подлинно творческая обстановка.

Однако вряд ли можно утверждать, что уже целиком и полностью покончено с последствиями, пережитками культа личности в общественных науках.

Культ личности Сталина господствовал долго, укоренился глубоко, и всем нам надо крепко потрудиться, чтобы избавиться от его пережитков. Борьба за искоренение вредных взглядов, оставшихся в сознании людей со времен культа личности, — задача не только ученых. Это дело и преподавателей вузов, пропагандистов, работников издательств, редакций газет, журналов».


Полянский Д.С.

«На съезде уже говорилось о том, что фракционеры особенно ожесточенно сопротивлялись мероприятиям, направленным на преодоление культа личности, на восстановление ленинских норм внутрипартийной жизни, на ликвидацию нарушений революционной законности и расширение связей партии с массами. Они боялись разоблачения. Это объединяло их, связывало круговой порукой. Они пускали в ход клевету, прибегали к интригам, стремились ошельмовать и запугивать всех, кто был не согласен с ними. Это была острая борьба старого, отжившего с новым, прогрессивным. Центральный Комитет боролся за ленинскую линию и с честью отстоял».


Пономарев Б.Н.

«…Высоко подняв знамя Ленина, осудив культ личности Сталина, восстановив ленинские принципы в деятельности партии и всех советских органов, определив путь дальнейшего движения вперед, XX съезд открыл широчайший простор для развития активности партии и народа, для творчества масс».

«…ХХ съезд КПСС определил путь коренного улучшения идеологической работы партии. Съезд подверг критике „Краткий курс“ истории партии, потому что он был пропитан духом культа личности Сталина, неверно освещал многие коренные вопросы, принижал роль В.И. Ленина, партии и народных масс. Было решено создать научный марксистский учебник по истории КПСС. Для того чтобы дать правильное, ленинское направление созданию такой книги, были выработаны необходимые директивы. При обсуждении директив на заседании Президиума ЦК КПСС Молотов, Каганович рьяно, буквально с пеной у рта, выступили против самой идеи создания нового, отвечающего требованиям ленинизма учебника по истории партии. Этим самым они добивались того, чтобы вопреки решениям XX съезда была подтверждена правильность всего, что было сделано раньше, в том числе в 1937—1938 гг. Они стремились также к тому, чтобы все воспитание коммунистов и впредь велось по пропитанному культом личности „Краткому курсу“. И хотя они получили на заседании Президиума отпор, все же продолжали свою линию. В апреле 1957 г. Молотов, незадолго до открытого выступления антипартийной группы, на страницах печати восхвалял „Краткий курс“ и ни словом не обмолвился о вредных последствиях культа личности. Больше того, он пытался подвести своего рода „теоретическую“ базу для оправдания ошибок и беззаконий, которые были допущены в период культа личности Сталина. В этой статье Молотов писал: „Мы знаем, что отдельные ошибки, и иногда тяжелые ошибки, неизбежны при решении столь больших и сложных исторических задач. Нет и не может быть гарантии на этот счет ни у кого“. Другими словами, Молотов пытался доказать: „так было при культе личности, так будет и впредь“. Но партия, ее Центральный Комитет сказали: нет, так не должно быть и так никогда больше не будет!

Выдающуюся роль в исправлении всех ошибок старого периода, в восстановлении ленинских принципов в жизни партии и государства, в разгроме антипартийной группы сыграл пламенный поборник интересов и счастья народов, верный ленинец Никита Сергеевич Хрущев».

«Вместе с тем ленинские организационные принципы требуют того, чтобы все члены партии отвечали за свои действия, и участники фракционной группы должны ответить перед партией за свои антипартийные деяния как в период культа личности, так и после XX съезда партии» Особую ответственность за все позорные, незаконные действия в отношении честных коммунистов несут Маленков, Молотов, Каганович, как об этом подробно говорил тов. Шверник, раскрывший картину их позорных деяний. Им нет места в рядах нашей ленинской партии!».

«Академик Б.П. Пономарев указывает на отрицательные последствия культа личности Сталина для исторической науки. Их можно свести к трем главным моментам. Это, во-первых, умаление роли Ленина, роли масс и партии в истории нашей страны; Во-вторых, распространение немарксистского подхода к изучению исторического процесса, субъективизм и произвол в оценке исторических событий и деятелей. Это, наконец, обстановка администрирования, недобросовестной критики в научных коллективах, приклеивание различных ярлыков. Произвольная оценка событий, фактов, лиц, порожденная культом Сталина, тяжело отразилась на исторической науке. Нарушение социалистической законности в отношении многих и многих деятелей партии и Советского государства неизбежно вело к извращению их роли в борьбе за победу революции и социализма в СССР. Упрощенчество в освещении исторического процесса, насильственная подгонка его под угодные Сталину схемы приводили к вопиющим нарушениям исторической правды».
(Из его доклада на Всесоюзном совещании историков, 18.12.62. «Правда» 19.12.62, с.4.)

«Следует со всей решительностью сказать, что мы не могли бы обеспечить успешное продвижение к коммунизму, достигнуть выдающихся успехов на международной арене, если бы не возродили во всей полноте и силе творческий дух ленинизма, если бы не развенчали культ личности Сталина, который тяжелой гирей висел на ногах советского общества, привносил многие несвойственные, чуждые социализму черты. Культ личности тормозил развитие советского общества, но он не остановил его поступательного развития и не изменил природу социалистического строя. Советский народ под руководством партии в те годы добился крупных успехов, хотя они и омрачались отрицательным влиянием культа личности.

Решительное преодоление вредных последствий культа личности дело большой исторической важности, и в этом заслуга ленинского Центрального Комитета нашей партии во главе с товарищем Н.С. Хрущевым».
(Из его доклада, 22.4.63. «Ленинизм — наше знамя и всепобеждающее оружие». «Правда» 23.4.63, с.2.)


Поспелов П.Н.

«…Замечательные успехи, которых добилась наша партия за годы, прошедшие после сентябрьского Пленума Центрального Комитета партии 1953 года, во многом опираются на то, что был устранен наметившийся в последние годы жизни Иосифа Виссарионовича Сталина опасный разрыв между теорией и практикой».
(Из речи на 21 съезде КПСС, 31.1.59. Внеочередной XXI съезд КПСС: стенотчет, Москва, 1959, т.1, с.536.)

«Вчера и сегодня уже говорилось об антипартийных выпадах Молотова против нашей Программы. Мне хотелось бы остановиться на этом несколько подробнее. Известно, что Молотов на XX съезде голосовал за все решения съезда. Однако позднее он стал на путь ревизии и отрицания этих решений, одобренных не только нашей партией, но и высокоавторитетными совещаниями братских партий в 1957 г. и в 1960 г.

Молотов, проявляя себя в качестве беспринципного двурушника, стал выступать не только против осуждения культа личности Сталина, не только против курса партии на ликвидацию последствий культа личности на развитие социалистической демократии. Молотов выступил против важнейшего принципиального положения XX съезда партии о возможности предотвращения новой мировой войны в современную эпоху».

«…Правильно говорили многие делегаты съезда, что Молотов, Маленков, Каганович не могут быть членами нашей великой ленинской партии. Несомненно, что XXII съезд единодушно одобрит предложения ряда делегаций об исключении этих раскольников и фракционеров из партийных рядов. (Аплодисменты). Они должны нести ответственность и за свои преступные действия в период культа личности Сталина, и за попытку противопоставить ленинскому курсу партии свою антипартийную, антиленинскую, опасную и вредную для дела коммунизма линию!».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 26.10.61. «Правда» 28.10.61.)

«В докладе /Л.Ф. Ильичева/ правильно указывалось на те отрицательные последствия, к которым приводил культ личности Сталина на идеологическом фронте. XX, XXI и XXII съезды нашей — партии не только развенчали культ личности, осудили его последствия во всех областях» но и открыли невиданный простор для дальнейшего развития общественных наук, внесли гигантский новый вклад в теорию марксизма-ленинизма, в творческое развитие марксистско-ленинской теоретической мысли.

После XX съезда КПСС была проделана большая работа по устранению вредных последствий культа личности Сталина в историко-партийной науке. Важное значение имел выпуск 36-го тома четвертого издания Сочинений В.И. Ленина, тома, в который были включены выступления Владимира Ильича Ленина на заседаниях ЦК РСДРП 18 и 23 февраля 1918 года, „Письмо к съезду“, „К вопросу о национальностях и автономизации“ и другие материалы, а также выпуск XXXVI Ленинского сборника, в который вошло более 600 неопубликованных ленинских документов.

Значительная работа по преодолению культа личности Сталина была проведена в связи с подготовкой нового учебника по истории КПСС, учебного пособия „Основы марксизма-ленинизма“, научной биографии В.И. Ленина. На основании изучения подлинных архивных документов с позиций преодоления господствовавшего в освещении истории гражданской войны культа личности Сталина были написаны 3, 4 и 5-й тома „Истории гражданской войны в СССР“. В соответствии с указаниями XX и XXI съездов партии на основании обобщения большого документального материала в первых трех томах „Истории Великой Отечественной войны“ дана всесторонняя и яркая картина патриотической борьбы советского народа под руководством Коммунистической партии против фашистской Германии.

В свете решений XXII съезда КПСС необходимо до конца развенчать культ личности Сталина, еще более глубоко продолжать работу по преодолению последствий культа личности в историко-партийной науке. В этих целях необходимо привлечение и тщательное изучение новых материалов и документов, литературы, в том числе мемуаров активных участников революционной борьбы, вышедших до периода культа личности.

В докладе справедливо указывалось, что в период культа личности Сталина, теоретические вопросы нередко решались административным путем. Я хотел бы привести один факт такого административного диктата в области историко-партийной науки. Известно, что в „Кратком курсе истории ВКП/б/“, пропитанном культом личности, есть грубо ошибочная формулировка, гласящая, что „Пражская конференция положила начало партии нового типа, партии ленинизма — большевистской партии“. Эта формулировка прямо противоречит ленинскому указанию о том, что большевизм существует как течение политической мысли и как партия с 1903 года.

Как появилась эта формулировка в „Кратком курсе истории ВКП/б/“? Это прямой результат сталинского диктата в области теории. Комиссия Центрального Комитета при подготовке проекта „Краткого курса“ вносила такую формулировку: „Пражская конференция положила начало самостоятельному существованию большевистской партии“. Сталин вычеркнул слово „самостоятельному“, и получилось, что Пражская конференция вообще положила начало существованию большевистской партии. Такая формулировка явилась прямым отходом от исторической правды и игнорированием неоднократных ленинских указаний что, большевистская партия существует с 1903 года.
(«К новым успехам историко-партийной науки». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с.184—186.)


Постовой Е.С.

«Коммунисты и все трудящиеся Молдавии единодушно одобряют решительные меры по окончательному искоренению последствий культа личности Сталина и разгрому антипартийной группировки».
(«Расширить рамки партийной пропаганды». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с.453.)


Промыслов В.Ф.

«Здесь уместно напомнить о том, что в 1935 году в ЦК партии состоялось первое совещание строителей. На этом совещании выступил Н.С. Хрущев, бывший в то время секретарем Московского комитета партии, Никита Сергеевич резко критиковал строителей за распыленность строительных организаций и ресурсов и первым поставил вопрос о запрещении в Москве строительства хозяйственным способом.

Однако в годы культа личности Сталина не все удалось сделать. И только почти 20 лет спустя по предложению Никиты Сергеевича, несмотря на сопротивление антипартийной группировки, в Москве была создана крупная территориальная строительная организаций — Главмосстрой, объединившая строительные тресты и управления многих министерств и ведомств».
(«Из речи на пленуме ЦК КПСС, Пленум ЦК КПСС 19—23.11.62: стенотчет, Москва, 1963, с.569.)


Расулов Д.

«…Период между XX и XXII съездами КПСС занимает в истории нашей партии и Советского государства, в истории мирового коммунистического движения особое место. Это был период, когда партия, преодолев последствия чуждого марксизму-ленинизму культа личности, сопротивление антипартийной группы, осуществила крупные, поистине революционные меры по крутому подъему сельского хозяйства, промышленности, улучшению хозяйственного и культурного строительства, расширению прав союзных республик».


Рашидов Ш.Р.

«…В жизни партии и народа исключительно важное значение имеет период после XX съезда КПСС. Мужественная критика и преодоление последствий культа личности Сталина, разоблачение и разгром фракционной антипартийной группы, восстановление и дальнейшее развитие ленинских норм партийной жизни и принципа коллективности руководства открыли широкие просторы для творческого созидания».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 19.10.61. «Правда» 20.10.61.)

«Только люди такой высокой идейности и душевной красоты способны творить дивные дива, которыми так богата советская действительность. Это — результат огромной идеологической деятельности нашей партии. Особенно широкий размах получила она после XX съезда, после того, как партия решительно осудила культ личности Сталина, ликвидировала его вредные последствия, когда партия восстановила ленинские нормы партийной жизни, когда вновь восторжествовали ленинские принципы идейно-политического воспитания трудящихся».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 20.6.63. Пленум ЦК КПСС 18—21.6.63: стенотчет, Москва, 1963, с.226.)


Родионов Н.Н.

«…Партия, весь народ с удовлетворением восприняли решения XX съезда партии, который развенчал культ Сталина и восстановил ленинские нормы нашей жизни. Вырвавшись из тенет культа личности, партия вздохнула полной грудью и с новыми силами, как бы помолодевшая, приступила к осуществлению очередных задач коммунистического строительства.

Только ничтожной кучке фракционеров-раскольников — Молотову, Кагановичу, Маленкову, Ворошилову, Булганину и другим участникам антипартийной группы — решения XX съезда оказались не по душе. Вместо активной, революционной борьбы за новое, что принес с собой XX съезд, они стали отчаянно сопротивляться подлинно партийному ленинскому курсу».

«Товарищи делегаты! Делегация партийной организации Казахстана вместе со всем съездом горячо поддерживает предложение ленинградцев о выносе тела Сталина из Мавзолея. Это правильно. Прах Сталина не должен осквернять святые чувства, которые испытывают люди, приходя к Ленину. (Аплодисменты). Справедливость требует отвести праху Сталина иное место. Это отражает мнение всех коммунистов».

«В период культа личности грубо нарушалась внутрипартийная демократия. В докладе тов. Ф.Р. Козлова и в проекте нового Устава отчетливо выражена линия на расширение внутрипартийной демократии, на ее последовательное развитие».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 30.10.61. «Правда» 31.10.61.)


Романов А.В.

«В принятом недавно постановлении „О мерах по улучшению руководства развитием художественной кинематографии“ Центральный Комитет партии отметил, что в результате осуществленных партией и правительством мер по улучшению условий для развития социалистического искусства и ликвидации последствий культа личности Сталина за последние годы достигнут заметный подъем советского кино».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 19.6.63. Пленум ЦК КПСС 18—21.6.63: стенотчет, Москва, 1963, с.142.)


Снечкус А.Ю.

«Следует сказать, что в идеологической работе мы учитываем и то обстоятельство, что империалисты в борьбе против стран социализма, против всего коммунистического и рабочего движения немало места отводят клевете на сравнительно молодые Прибалтийские советские республики. Они усиленно ищут, чем бы здесь поживиться. Мы помним, как после XX съезда КПСС иностранные империалисты и их агентура пытались использовать в своих преступных целях проводимые партией мероприятия по ликвидации последствий культа личности. Империалисты и их агентура пытались поставить под сомнение правильность политики нашей партии, опорочить марксистско-ленинскую идеологию, подорвать дружбу наших народов. Но, как они ни старались, им не удалось поколебать у трудящихся Литвы веру в советский строй, любовь к Коммунистической партии».
(Из речи на 21 съезде КПСС, 3.2.59. Внеочередной XXI съезд КПСС: стенотчет, Москва, 1959, т.2, с.188.)

«Товарищи! Мы, делегаты съезда от партийной организации Литвы, целиком и полностью одобряем и поддерживаем принятые Центральным Комитетом партии меры по восстановлению и дальнейшему развитию ленинских норм партийной жизни. Все мы, а в особенности те из нас, кто в те годы находился на руководящей работе, хорошо помним, каким тяжелым грузом на плечах партии был чуждый ленинизму культ личности. Поистине трудно переоценить историческое значение смелости Центрального Комитета КПСС во главе с товарищем Н.С. Хрущевым в устранении вредных последствий культа личности. В том, что партия не побоялась вскрыть опасные последствия культа личности, его вред для коммунизма, сказались могучая внутренняя мощь и непобедимость боевой, мудрой ленинской партии. Ликвидация последствий культа личности была жизненной необходимостью для партии. Без этого партия не могла бы укреплять свои связи с массами, не могла бы двигаться вперед по пути строительства коммунизма, правильно решать внутренние и внешние задачи.

В период культа личности создавались серьезные трудности и в нашей республике, в которой Советская власть установилась сравнительно недавно. В условиях классовой борьбы, которая проходила в годы, когда литовский народ должен был сломить сопротивление буржуазно-националистических банд, созданных гитлеровскими оккупантами и поддерживаемых американо-английскими разведками, нарушение социалистической законности нанесло немалый ущерб. Творя беззаконие по отношению к невинным людям, бериевские авантюристы пытались скомпрометировать политику Советской власти, затрудняли борьбу против изменников и подчас тем самым давали возможность уйти от ответственности недлинным врагам народа и социализма. Нарушения законности создавали большие трудности в нашей работе по сплочению трудящихся масс вокруг партии и Советской власти. Восстановление партией социалистической законности имело огромное положительное значение для нашей республики. Постановления XX съезда, осудившего культ личности, нацелили партийные организации на борьбу против нарушений ленинских норм внутрипартийной жизни».

«Партия призывала покончить с культом личности, а националистические элементы стремились критику культа личности подменить критикой ленинизма, пытались поставить под сомнение принципы демократического централизма, политику партии на селе, коллективизацию».

«XX съезд партии и вся последующая деятельность ЦК КПСС открыли необъятные просторы для проявления творческой инициативы на всех участках партийной, государственной, хозяйственной и культурной работы.

Фракционная антипартийная группа, в которую входили Молотов, Каганович, Маленков, Ворошилов и другие, рьяно выступала против решений XX съезда партии. Не имея за душой никакой положительной программы и боясь своего разоблачения, своей ответственности, она попросту цеплялась за власть, за сохранение прежних методов и стиля руководства. А это грозило тяжелыми последствиями для партии, для всей страны.

И если сегодня мы радуемся огромным успехам во всех областях хозяйственного и культурного строительства и обсуждаем на нашем съезде величественные планы построения коммунистического общества в СССР, то это благодаря тому, что при полной поддержке всех коммунистов партия отстояла ленинский курс XX съезда.

После ликвидации культа личности стало легче дышать. Люди на всех участках стали работать уверенно, зная, что они могут смело трудиться, дерзать, творить с пользой для общего коммунистического дела. Достаточно сравнить работу наших кадров, деятельность общественных организаций, научных и культурных учреждений, творческих союзов с тем, что было прежде, чтобы увидеть, какие огромные изменения произошли в нашей жизни».

«В период культа личности грубо нарушалась внутрипартийная демократия. В докладе тов. Ф.Р. Козлова и в проекте нового Устава отчетливо выражена линия на расширение внутрипартийной демократии на ее последовательное развитие».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 3.10.61. «Правда» 31.10.61.)


Романов А.В.

«В принятом недавно постановлении „О мерах по улучшению руководства развитием художественной кинематографии“ Центральный Комитет партии отметил, что в результате осуществленных партией и правительством мер по улучшению условий для развития социалистического искусства и ликвидации последствий культа личности Сталина за последние годы достигнут заметный подъем советского кино».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 19.6.63: Пленум ЦК КПСС 18—21.6.63: стенотчет, Москва, 1963, с.142.)


Снечкус А.Ю.

«Следует сказать, что в идеологической работе мы учитываем и то обстоятельство, что империалисты в борьбе против стран социализма, против всего коммунистического и рабочего движения немало места отводят клевете на сравнительно молодые Прибалтийские советские республики. Они усиленно ищут, чем бы здесь поживиться. Мы помним, как после XX съезда КПСС иностранные империалисты и их агентура пытались использовать в своих преступных целях проводимые Партией мероприятия по ликвидации последствий культа личности. Империалисты и их агентура пытались поставить под сомнение правильность политики нашей партии, опорочить марксистско-ленинскую идеологию, подорвать дружбу наших народов. Но, как они ни старались, им не удалось поколебать у трудящихся Литвы веру в советский строй, любовь к Коммунистической партии».
(Из речи на 21 съезде КПСС, 3.2.59. Внеочередной XXI съезд КПСС: стенотчет, Москва, 1959, т.2, с.188.)

«Товарищи! Мы, делегаты съезда от партийной организации Литвы, целиком и полностью одобряем и поддерживаем принятые Центральным Комитетом партии меры по восстановлению и дальнейшему развитию ленинских норм партийной жизни. Все мы, а в особенности те из нас, кто в те годы находился на руководящей работе, хорошо помним, каким тяжелым грузом на плечах партии был чуждый ленинизму культ личности. Поистине трудно переоценить историческое значение смелости Центрального Комитета КПСС во главе с товарищем Н.С. Хрущевым в устранении вредных последствий культа личности. В том, что партия не побоялась вскрыть опасные последствия культа личности, его вред для коммунизма, сказались могучая внутренняя мощь и непобедимость боевой, мудрой ленинской партии…»


Спиридонов И.В.

«…Теперь, когда мы оглядываемся на пройденный партией и советским народом путь от XX к XXII съезду, когда уже и история дает оценку событиям этого времени, особенно очевидна правильность осуждения культа личности Сталина и связанных с ним ошибок и извращений.

По-ленински мудро поступил Центральный Комитет, когда он по инициативе Никиты Сергеевича Хрущева вынес вопрос о культе личности на обсуждение XX съезда КПСС, а затем и всей партии. Критика культа личности, устранение извращений в области партийной и государственной работы, восстановление ленинских норм партийной жизни, принципов коллективного руководства внесли в жизнь нашей партии и всего народа, в международное коммунистическое движение новый животворный дух, способствовали повышению уровня политической и организационной работы партии, всех ее организаций. Каждый член партии как бы прозрел, увидел сковывавшие его путы культа личности, решительно стряхнул их о себя, почувствовал новый прилив сил для борьбы за дело ленинской партии. С глаз людей как бы спала пелена, и они стали свободнее ориентироваться в окружающей обстановке».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 19.10.61. «Правда» 20.10.61.)


«Многие делегаты в своих выступлениях приводили факты произвола и беззакония, совершенные в период, культа личности Сталина.

Ленинградская партийная организация понесла особенно, большие потери партийных, советских, хозяйственных и других работников в результате неоправданных репрессий, обрушившихся на Ленинград после убийства Сергея Мироновича Кирова.

В течение четырех лет в Ленинграде шла непрерывная волна репрессий по отношению к честным, ничем себя не запятнавшим людям. Часто выдвижение на ответственную работу было равносильно шагу на край пропасти. Многие люди были уничтожены без суда и следствия по лживым, наскоро сфабрикованным обвинениям. Репрессиям подвергались не только сами работники, но и их семьи, даже абсолютно безвинные дети, жизнь которых была надломлена, таким образом, в самом начале.

Как репрессии 1935—1937 гг., так и репрессии послевоенного времени — 1949—1950 гг. были совершены или по прямым указаниям Сталина, или с его ведома и одобрения. Какой огромный вред стране нанесло это истребление кадров, ставшее возможным только в условиях безудержного господства во всей жизни культа личности Сталина!

Вред культа личности далеко не исчерпывается истреблением ленинских кадров, людей, выросших и воспитанных под непосредственным, руководством Владимира Ильича Ленина.

Как на XX, так и на настоящем съезде с достаточной полнотой был вскрыт большой, нередко непоправимый вред культа личности в различных областях хозяйственной, политической и идеологической жизни.

Ленинградская партийная организация, как и вся партия, единодушно осудила культ личности Сталина, одобрила меры, направленные на ликвидацию его вредных последствий. В ходе обсуждения итогов XX съезда КПСС на многих партийных собраниях и собраниях трудящихся Ленинграда уже тогда принимались решения о том, что пребывание тела тов. Сталина в Мавзолее Владимира Ильича Ленина, рядом с телом великого вождя и учителя мирового рабочего класса, создателя нашей славной партии и первого в мире пролетарского государства, несовместимо с содеянными Сталиным беззакониями…».

Наша делегация получила решения собраний трудящихся ленинградского Кировского завода (бывшего Путиловского), Невского машиностроительного завода имени Ленина, где неоднократно выступал наш учитель и вождь, в которых ленинградцы вносят предложения о перемещении праха Сталина в другое место.

Ленинградская делегация на настоящем съезде присоединяет свой голос к этому предложению. От имени ленинградской партийной организации и трудящихся Ленинграда я вношу на рассмотрение XXII съезда предложение — переместить прах Сталина из Мавзолея Владимира Ильича Ленина в другое место и сделать это в кротчайший срок».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 30.10.61. «Правда» 31.10.61.)


Стуруа Д.Г.

«…(XXII) Съезд разработал конкретные пути перехода от социализма к коммунизму, вооружил партию и народ великой программой создания общества братства, мира и счастья всех людей.

В свете этих больших исторических задач, поставленных на съезде, становится совершенно очевидной вся важность окончательного преодоления партией культа личности Сталина и идейно-организационного разгрома антипартийной группы Молотова, Маленкова, Кагановича и других.

Во всей идеологической и пропагандистской работе партийных организаций республики большое внимание уделяется разъяснению сущности и принципиального значения критики культа личности Сталина на XXII съезде партии».

«…На партийных активах, на митингах и собраниях трудящиеся горячо одобрили решительные меры ЦК КПСС по окончательному преодолению культа личности, полному восстановлению ленинских принципов и норм партийной и государственной жизни. На республиканском партийном активе и на собраниях партийных организаций выступавшие приводили множество убедительных фактов, свидетельствующих о том, что в период культа личности матерый враг народа и партии Берия нанес Грузии особенно большой ущерб. Его рукой были уничтожены многие видные деятели партии и государства, научной и творческой интеллигенции.

В период культа личности трудно, почти невозможно было писать историю Компартии Грузии. Нельзя было упоминать фамилии Орахелашвили, Элиава, Кахиани, Гогоберидзе, Буачидзе и многих других. Нельзя было упоминать фамилии выдающихся писателей Табидзе, Джавахишвили. Писатель Паоло Яшвили был пламенным патриотом Грузии и всей нашей великой Родины. Он был общественным деятелем всецело преданным делу партии, автором программы осушения Колхидской низменности. И этого человека объявили агентом пяти разведок.

Теперь можно с полной уверенностью сказать, что в нашей разъяснительной работе главные трудности позади, хотя в этом направлении предстоит еще многое сделать».
(«Опыт маяков — в народные массы». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28. 12.61, Москва, 1962, с. 176—178.)


Табеев Ф.А.

«…Преодоление вредных последствий культа личности и восстановление ленинских норм партийной жизни создали исключительно благоприятные условия для расширения сферы и повышения уровня идеологической работы партийных организаций, сделали ее более действенным средством борьбы за коммунизм».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 19.6.63. Пленум ЦК КПСС 18—21.6.63: стенотчет, Москва, 1963, с. 147.)


Толстиков В.С.

«Великим счастьем для партии, для всего советского народа, для дела коммунизма явился разгром антипартийной группы — этой кучки интриганов и политических пустоцветов, пытавшихся подорвать идейное и организационное единство партии, свернуть нашу партию и народ с ленинского пути, помешать осуществлению важнейших мероприятий, проводимых ленинским Центральным Комитетом во главе с Никитой Сергеевичем Хрущевым.

Осудив чуждый духу марксизма-ленинизма культ личности Сталина и восстановив ленинские, нормы партийной жизни, Центральный Комитет взял твердый курс на строжайшее соблюдение ленинского принципа коллективного руководства. В коллегиальности — источник мудрости нашей партии, залог правильного руководства великим коммунистическим строительством. Пример такой коллегиальности показывает нам ленинский Центральный Комитет. На регулярно созываемых Пленумах члены ЦК с присущей марксистам-ленинцам деловитостью и принципиальностью, учитывая опыт партийных организаций, широких масс трудящихся, разрабатывают и решают коренные вопросы развития народного хозяйства, международных отношений, партийно-организационной и идеологической работы.

Ленинский Центральный Комитет нашей партии постоянно советуется с народом, неуклонно проводит курс на дальнейшую демократизацию работы партийных органов. Все это способствует дальнейшему росту активности коммунистов, повышению боеспособности партийных организаций, укреплению нерушимого единства партии и народа, еще более тесному сплочению трудящихся вокруг боевого штаба нашей партии — ленинского Центрального Комитета.
(Из речи на 22 съезде КПСС, 28.10.61. «Правда» 29.10.61.)

«Для нашей партии, для всего советского народа вопрос культа личности — вопрос, решенный окончательно и навсегда. Осуждение культа личности XX, XXII съездами позволило освободить нашу страну от грубейших извращений и искажений. Наша партия имела великое мужество заявить на весь мир об ошибках в период культа личности. Мы это сделали не только для себя, но и для того, чтобы никто никогда не повторял этих ошибок прошлого.

Действия КПСС по восстановлению ленинских норм партийной жизни встретили горячую поддержку всех подлинно ленинских партий.

Эти меры до недавнего времени одобрялись и руководителями КПК. Теперь же руководство КПК, поднимая этот вопрос, фальсифицирует его существо. По сути дела китайские руководители взяли сегодня на себя роль идеологов культа личности, громогласно заявляя при этом, что будто бы бороться против культа личности — это значит не уважать марксизм-ленинизм, порочить диктатуру пролетариата. Подоплека этих ухищрений проста. Возвеличивание роли Сталина и восхваление культа личности его нужно руководству КПК, чтобы опорочить идейно-политические позиции КПСС, для „теоретического“ обоснования непомерно раздутого культа личности Мао Цзэдуна, для оправдания тех беззаконий и произвола, которые принимают все более чудовищные размеры, в Китае.

Больно видеть, как сегодня руководство КПК взяло на вооружение выдвинутую Сталиным так называемую теорию о неизбежности обострения классовой борьбы по мере роста успехов социализма.

Мы на собственном опыте знаем, к чему на практике привела эта теория. Беззаконие и произвол, массовые репрессии и физическое уничтожение ни в чем не повинных людей — вот последствия этой теории.

Ленинградцы хорошо помнят эти жертвы и произвол. Сотни преданных партии коммунистов и беспартийных стали жертвами так называемого „ленинградского дела“. Вот почему мы, ленинградцы, глубоко благодарны Центральному Комитету КПСС за разоблачение культа личности и полную ликвидацию его последствий.

Мы особенно ценим роль Никиты Сергеевича Хрущева в восстановлении чести и достоинства Ленинградской партийной организации — одного из крупнейших отрядов нашей славной партии».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 15.2.64. Пленум ЦК КПСС 10—15.2.64: стенотчет, Москва, с. 577.)


Трапезников С.Д.

«…Что же касается тактики — форм и методов деятельности на различных этапах революционной борьбы, — то ни одна революционная партия не гарантирована от ошибок и недостатков, которые возникают в результате столкновения со сложным комплексом противоречий, трудностей, препятствий на пути прогрессивного движения общественных сил. Весь вопрос в характере и глубине тех или иных ошибок, в своевременности вскрытия и исправления их.

Например, наша партия смело, по-ленински вскрыла и подвергла критике культ личности Сталина. Безусловно, культ личности нанес значительный ущерб делу социалистического строительства в отдельных сферах жизни общества…Однако ни сам культ личности, ни его последствия ни в коей мере не вытекали из природы социалистического строя, не изменили и не могли изменить его характера. Поэтому нельзя признать ни теоретически, ни фактически правильным, когда в некоторых наших научных или художественных публикациях жизнь изображается только под углом зрения явлений культа личности и тем самым заслоняется героическая борьба советских людей, построивших социализм».
(«Марксизм-ленинизм — незыблемая основа развития общественных наук». «Правда» 8.10.65, с. 3.)


Устинов Д.Ф.

«Истекшие три года ознаменовались повышением организующей и руководящей роли партии, дальнейшей деятельностью партий по ликвидации последствий культа личности — восстановлению и развитию ленинских принципов руководства и норм партийной жизни.

Последовательно осуществляя генеральную ленинскую линию, наша партия, ее Центральный Комитет при поддержке всего народ неуклонно претворяя в жизнь исторические решения XX съезда, смели со своего пути и разгромили презренную фракционную антипартийную группу Маленкова, Кагановича, Молотова, Булганина и Шепилова, пытавшуюся сорвать ленинский курс партии, затормозить победоносное движение нашей страны на пути к коммунизму».
(Из речи на 21 въезде КПСС, 4.2.59. Внеочередной XXI съезд КПСС: стенотчет, Москва, 1959, т. 2, с. 275—276.)


Усувалиев Т.

«Радостно сознавать, что наша партия, решительно преодолев культ личности, разгромив антипартийную группу оторвавшихся от жизни фракционеров, пришла к своему XXII съезду еще более окрепшей, тесно сплоченной вокруг ленинского Центрального Комитета во главе с товарищем Никитой Сергеевичем Хрущевым».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 23.10.61. «Правда» 24.10.61.)


Фурцева Е.А.

«…Сейчас уже всем ясно, что у нас не было бы тех гигантских успехов, с которыми мы пришли к XXII съезду, если бы партия не покончила с культом личности, не преодолела до конца его последствий, не восстановила в полной мере ленинские нормы партийной жизни, ленинские принципы руководства политической жизнью страны, государственным, хозяйственным и культурным строительством».

«В этой связи стоит напомнить об одном, на мой взгляд, очень важном событии. Незадолго до июньского 1957 г. Пленума Центрального Комитета состоялось заседание Президиума ЦК, на котором были многие члены и кандидаты в члены нынешнего состава Президиума. Я думаю, что все они могут освежить в своей памяти обстановку, которая была на этом заседании. Обсуждался вопрос о полной, в том числе партийной, реабилитации бывших крупных руководителей нашей армии — Тухачевского, Якира, Уборевича, Егорова, Эйдемана, Корка и других. Невиновность их была столь очевидна, что даже Молотов, Маленков, Каганович и другие высказались за их реабилитацию, хотя в свое время приложили руку к их трагической гибели. И тогда при обсуждении Никита Сергеевич очень спокойно, но прямо спросил их: когда же вы были правы? Тогда, когда вы голосовали за их судьбу и она была решена так трагически, или сейчас, когда вы их полностью реабилитируете? Скажите, когда вы были правы? Этот прямой и честный вопрос привел их в ярость и замешательство…».

«…По их поведению на этом заседании стало ясно, что они боялись того, что правда всплывет наружу, что о допущенных ими грубых нарушениях советской законности станет известно всей партии и народу. И вот тогда эти раскольники пошли на сговор, чтобы повернуть партию с нового курса, который восстанавливал ленинские нормы партийной жизни, на старые позиции времен культа личности».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 20.10.61. «Правда» 22.10.61.)

«…За последние годы в новой творческой обстановке, в атмосфере, свободной от наслоений культа личности, созданы многие замечательные произведения во всех областях художественного творчества: в литературе, кино, театре, музыке, изобразительном искусстве».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 19.6.63. Пленум ЦК КПСС 18-21.6.63: стенотчет, Москва, 1963, с. 170.)


Чернышев В.Е.

«Годы, прошедшие после XX съезда, были годами стремительного движения нашей Родины вперед. Преодолев вредные последствия культа личности Сталина, разгромив и отбросив прочь обанкротившуюся преступную антипартийную группу Молотова, Кагановича, Маленкова, и других, партия полностью восстановила ленинский курс».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 28.10,61. «Правда» 3.0.10.61.)

«Всемирно-исторические успехи коммунизма, особенно за последнее десятилетие, были бы невозможны без преодоления последствий культа личности, без приобщения широких масс к Марксистско-Ленинской теории, раскрывающей закономерности утверждения нового общественного строя».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 19.6.63. Пленум ЦК КПСС 18—21, 6.63: стенотчет, Москва, 1963, с. 161.)


Чистяков Н.Ф.

«Следует, к сожалению, сказать, что эти замечательные принципы работы органов ВЧК были попраны в период культа личности Сталина породившего произвол и беззаконие в деятельности органов госбезопасности.

В период культа личности на основе сфальсифицированных обвинений были уничтожены многие преданные Родине партийные, советские и военные работники, честные советские труженики.

Тяжелые последствия культа личности привели к ослаблению связи органов госбезопасности с народом, в результате чего в значительной степени было утрачено то доверие трудящихся, без которого невозможна эффективная борьба с действительными врагами Советского государства…».

«XX съезд КПСС по инициативе товарища Н.С. Хрущева разоблачил культ личности Сталина и вскрыл его тяжелые последствия…

Важным событием для нашей партии и страны является разоблачение и уничтожение матерого врага и авантюриста Берия, а также его подручных — Абакумова, Рюмина и других, чинивших в органах госбезопасности безудержный произвол и беззаконие.

Для восстановления законности и справедливости чрезвычайно важно и то, что партия развенчала антипартийную группировку Молотова, Кагановича, Маленкова, повинных вместе со Сталиным в злоупотреблениях властью и уничтожении невинных людей. Эта группировка являлась серьезным препятствием на пути претворения в жизнь решений XX съезда КПСС.

В деле разоблачения Берия и антипартийной группировки большая заслуга принадлежит лично товарищу Н.С. Хрущеву, проявившему в решении этих вопросов огромную волю, твердость, мужество и прозорливость.

С ликвидацией культа личности и его вредных последствий навсегда покончено с нарушениями социалистической законности в органах госбезопасности. До конца искоренены порочные методы ведения следствия и факты необоснованного привлечения к уголовной ответственности невиновных людей.

За последние годы по указанию ЦК КПСС органы госбезопасности, их следственные аппараты проделали большую, политически важную работу по Проверке обоснованности привлечения к уголовной ответственности и осуждения лиц, репрессированных в период культа личности Сталина. Со многих тысяч, советских граждан сняты тяжкие обвинения, и они реабилитированы.

В настоящее время вся деятельность органов госбезопасности, в том числе и их следственных аппаратов, основана на строгом соблюдении советских законов.

За последние годы в Комитете госбезопасности при Совете Министров СССР не было ни одного случая неправильного возбуждения уголовного дела или необоснованного ареста».
(«Законность и справедливость». «Московская правда» 13.5.64, с. 3.)


Шауро В.Ф.

«Полное и единодушное одобрение нашего народа получили меры, принятые Центральным Комитетом КПСС по преодолению последствий культа личности Сталина, так много бед принесшего и нашему белорусскому народу, по идейному разгрому антипартийной группы Молотова, Кагановича, Маленкова и других отщепенцев, в восстановлении ленинских принципов в жизни советского общества».
(«Главное в пропаганде — ее действенность». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с. 124.)


Шелепин А.Н.

«Прикрываясь маской словесных заверений о своей верности и преданности партии, антипартийная труппа на деле обманывала партию и народ, извращала и фальсифицировала действительное положение дел в стране, намеривалась сбить партию с курса, намеченного XX съездом КПСС. Антипартийная группа и в первую очередь Молотов, Каганович, Маленков и Ворошилов были против решительного поворота в сторону восстановления социалистической законности в стране. И это понятно почему. Их тактику легко разгадать. Они не новички в политике и не наивные простачки. Они хорошо понимали, что, став на путь восстановления социалистической законности, они выступили бы против себя, помогли бы тем самым разоблачить свои собственные преступные действия перед нашим народом.

Имеющиеся многочисленные документы неопровержимо доказывают, что участники антипартийной группы повинны в незаконных массовых репрессиях против многих партийных, советских, военных и комсомольских работников и несут прямую, персональную ответственность за их физическое уничтожение

Убийство Сергея Мироновича Кирова Сталин и приближенные к нему Молотов и Каганович использовали как повод для организации расправы с неугодными людьми, с видными деятелями нашего государства.

В то время были приняты чрезвычайные уголовные законы, позволявшие шельмовать и истреблять честных и преданных партии и народу руководителей. В тот период появился целый ряд внесудебных органов. Установлено, что предложение об их организации разработал лично Каганович. В архиве сохранился проект этого документа, написанный его рукой.

Молотов, Каганович и Маленков, грубо злоупотребляя своим высоким положением в партии и государстве, одним росчерком пера предрешали судьбы многих людей. Просто поражаешься с какой преступной легкостью все это делалось.

В дополнение к тому, что уже говорилось на съезде, хочу рассказать делегатам еще о некоторых фактах. В ноябре 1937 г. Сталин, Молотов и Каганович санкционировали предание суду Военной коллегии большой группы товарищей из числа видных партийных, государственных и военных работников (сохранились их подписи на этом документе). Большинство из них было расстреляно. Среди невинно расстрелянных и посмертно реабилитированных такие видные деятели нашей партии и государства, как товарищи Постышев, Косиор, Эйхе, Рудзутак, Чубарь, нарком юстиции Крыленко, секретарь ЦИК СССР Уншлихт, нарком просвещения Бубнов и другие.

О жестоком отношении к людям, к руководящим товарищам, оказавшимся под следствием, говорит ряд циничных резолюций Сталина, Кагановича, Молотова, Маленкова и Ворошилова на письмах и заявлениях заключенных. Например, в свое время Якир — бывший командующий военным округом — обратился к Сталину с письмом, в котором заверял его в своей полной невиновности.

Вот что он писал: „…я честный и преданный партии, государству, народу боец, каким я был многие годы. Вся моя сознательная жизнь прошла в самоотверженной, честной работе на виду партии и ее руководителей… Я честен каждым своим словом, я умру со словами любви к Вам, к партии и стране, с безграничной верой в победу коммунизма“.

На этом письме Сталин начертал: „Подлец и проститутка“, Ворошилов добавил: „Совершенно точное определение“, Молотов под этим подписался, а Каганович приписал: „Предателю, сволочи и…(далее следует хулиганское, нецензурное слово) одна кара — смертная казнь“».

«Теперь, после разгрома антипартийной группы, особенно глубоко чувствуешь, какие хорошие, товарищи, времена настали, какой свежей стала атмосфера в нашей партии и стране, как по-настоящему легко дышится и легко работается».

«Товарищи! Мы рады сегодня доложить съезду, что в органах государственной безопасности полностью ликвидированы извращения в работе и нарушения социалистической законности. Решительными мерами ЦК КПСС и Советского правительства с этим покончено и покончено Навсегда.

Органы государственной безопасности реорганизованы, значительно сокращены, освобождены от несвойственных им функций, очищены от карьеристских элементов. На работу в них партия направила большой отряд партийных, советских и комсомольских работников. Комитет Государственной безопасности и его органы на местах имеют сейчас хорошо подготовленные, грамотные, беспредельно преданные партии и народу кадры, способные успешно решать сложные задачи обеспечения государственной безопасности нашей страны. Вся деятельность органов КГБ проходит теперь под неослабным контролем Партии и Правительства, строится на полном доверии к советскому человеку, на уважении его прав и достоинства.

Никто сейчас не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнуть наказанию иначе, как по приговору суда. В нашей стране не на словах, а на деле строжайшим образом обеспечивается неприкосновенность личности в соответствии с Конституцией СCCP.

Партия восстановила подлинно ленинский стиль и методы работы органов государственной безопасности. Чекисты опираются на народ, тесно связаны с трудящимися, с широкой советской общественностью. Органы государственной безопасности — это уже не пугало, каким их пытались сделать в недалеком прошлом враги — Берия и его подручные, а подлинно народные политические органы нашей партии в прямом смысле этого слова. Исключительно большую роль в деятельности органов КГБ играют партийные организации, которые заняли достойное, подобающее им место во всей нашей работе. Теперь чекисты могут с чистой совестью смотреть в глаза партии, в глаза Советского народа».

«Товарищи! Крупные недостатки в правовой науке, уход ее от насущных земных вопросов не случайны. Дело в том, что в юридической науке сложился своеобразный культ личности Вышинского, „теоретические“ исследования которого, и в частности в определении понятия права, исходят из известного ошибочного положения Сталина о том, что по мере нашего продвижения к коммунизму будет обостряться классовая борьба, что должно повлечь за собой усиление репрессий и других принудительных мер. Право в определении Вышинского сводилось лишь к мерам принуждения и совершенно отбрасывалась его воспитательная роль, а разработанная им „теория“ о признании обвиняемого, как решающем доказательстве по делам о государственных преступлениях, по существу оправдывала имевшие в свое время массовые факты произвола в судебно-следственной практике».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 26.10.61 «Правда» 27.10.61.)


Шелест П.Е.

«…Наша партия, осудив и отвергнув как чуждый марксизму-ленинизму культ личности Сталина, решительно восстановила ленинские нормы партийной жизни и открыла широкий простор творческим силам народов Советского Союза, успешно осуществляющим величественные планы коммунистического строительства. Об этом убедительно говорят и небывалые масштабы развития экономики Украинской ССР».
(«Всемирно улучшать технико-экономические показатели в промышленности и строительстве». «Экономическая газета.» 2.11.63, с.7.)


Шибаев А.И.

«Коммунистическая партия Советского Союза после XX съезда выросла численно, укрепилась идейно и организационно. Центральный Комитет нашей партии, возглавляемый мужественным ленинцем Никитой Сергеевичем Хрущевым, проделал в отчетный период огромную работу по ликвидации последствий культа личности. Отбросив со своего пути антипартийную фракционную группу Молотова, Маленкова, Кагановича и других, партия восстановила и строго соблюдает, ленинские принципы коллективности руководства, ленинские нормы партийной жизни.

Делегаты саратовской партийной организации, единодушно одобряя ленинский курс партии, выработанный XX съездом, глубоко признательны Центральному Комитету и Никите Сергеевичу Хрущеву за решительные меры по разгрому фракционеров и поддерживают внесенные предложения об исключении из партии Молотова, Маленкова, Кагановича.

Наша делегация целиком и полностью поддерживает предложения тт. Спиридонова и Демичева о перенесении тела Сталина из Мавзолея В.И. Ленина в другое место».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 30.10,61. «Правда» 31.10.61.)
Шитиков А.П.

«Мы благодарны ленинскому Центральному Комитету партии, лично Никите Сергеевичу Хрущёву, которые вовремя разоблачили и обезвредили антипартийную группу, проделали огромную работу по преодолению культа личности, восстановлению ленинских норм партийной и государственной жизни и по перестройке управления всеми звеньями народного хозяйства».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 23.10.61. «Правда» 26.10.61.)


Школьников А.М.

«Страшно даже подумать, на какой пагубный путь толкали нас фракционеры Молотов, Каганович, Маленков, Ворошилов и их сообщники. Надо прямо сказать: если бы антипартийной группе удалось захватить власть в партии и стране, вновь возродились бы методы руководства, господствовавшие в период культа личности, со всеми их тяжелыми последствиями. Наше великое счастье в том, что Центральный Комитет КПСС своевременно разоблачил и обезвредил антипартийную группу, осмелившуюся посягнуть на единство нашей партии, ее руководителей во главе с Никитой Сергеевичем Хрущевым, твердо стоящих на ленинских позициях!».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 26.10.61. «Правда» 28.10.61.)

«За последнее время, когда были ликвидированы последствия культа личности и широко развернулись творческие силы партии и народа, наша страна добилась больших успехов в развитии промышленности и сельского хозяйства».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 21.11.62. Пленум ЦК КПСС 19—23.11.62: стенотчет, Москва, 1963, с. 256.)


Щетинин С.Н.

«Смелое и принципиальное осуждение на XX съезде партии несовместимого с марксизмом-ленинизмом культа личности Сталина, разгром на июньском Пленуме ЦК КПСС антипартийной группировки оздоровили руководство партии, еще более активизировали творческую инициативу народа в коммунистическом строительстве. Иркутская делегация целиком и полностью присоединяет свой голос к требованиям делегатов XXII съезда — очистить партию от раскольников и фракционеров Молотова, Кагановича, Маленкова, которые своими действиями опозорили высокое звание членов ленинской партии».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 30.10.61. «Правда» 31.10.61.)


Военные и военные историки

Болтин Е.А.

«Неудачи советских войск в начале войны обусловливались рядом причин. Накануне войны крайне важно было сочетать величайшую осторожность по отношению к возможным провокациям, строгое соблюдение приятиями и приведением приграничных округов в полную боевую готовность. Но из-за допущенного И.В. Сталиным серьезного просчета в оценке военно-политической обстановку сложившейся непосредственно накануне Великой Отечественной войны, такое сочетание осуществлено не было. И.В. Сталин излишне верил в силу заключенного пакта с фашистской Германией. Даже утром 22 июня, когда уже началась война и вражеские снаряды и бомбы разрушали советские города и села, убивали людей, а фашистские танки топтали нашу землю, И.В. Сталин считал, что это, „возможно, провокационные действия некоторых германских генералов“».
(телефонный Разговор маршала Тимошенко с Болдиным. Ген.-полковник И. Болдин, «Сорок пять дней в тылу врага». «Военно-исторический журнал» 1961, № 4, с.65.)

«После XX съезда КПСС в нашей историко-партийной и военно- исторической литературу широко освещается решающая роль партии в победоносном исходе Великой Отечественной войны. Это явилось прямым результатом осуществления мероприятий ЦК КПСС по ликвидации последствий культа личности И.В. Сталина. Известно, что до этого все наши победы в войне объяснялись „гениальным руководством“ одной личности — Сталина. В краткой биографии Сталина писалось: „Сталин вдохновил советский народ на отпор врагу, Сталин привел советский народ к победе“. Этим самым принижалась роль партии, ее ЦК, роль советского народа в завоевании всемирно-исторических побед в войне.

Конечно, Сталин возглавлял Государственный Комитет Обороны, был Верховным Главнокомандующим. Партия, ее ЦК возложили на него большую ответственность за организацию отпора врагу. Как и многие другие руководящие партийные, государственные и военные деятели, он выполнял сложные обязанности и задачи по мобилизации всех сил народа на разгром фашистских захватчиков. Однако было бы неправильно победы нашей партии и народа приписывать одному человеку…

Взять, например, вопрос о руководстве вооруженной борьбой в условиях культа личности Сталина. Совершенно очевидно, что культ личности имел отрицательное воздействие как на предвоенную обстановку и состояние готовности страны и армии к обороне, так и на ведение войны, в особенности на развертывание событий ее начального периода. Культ личности порождал в практике ряда партийных работников стиль выжидания указаний и директив, отучал их мыслить и действовать самостоятельно. Вместе с тем Сталин в первые дни войны находился в состоянии растерянности, отошел от практического руководства ЦК партии, его аппаратом и местными партийными органами. В этих условиях, казалось бы, партия рисковала отстать от развертывания событий, потерять необходимый контакт с массами в сложнейшей обстановке.

Однако этого не случилось…

Первыми партийными документами, в которых нашла ясное и четкое отражение организующая и вдохновляющая роль нашей партии, явились Заявление Советского правительства от 32 июня и особенно — директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года… Следует отметить, что эта директива легла в основу последующих заявлений и выступлений деятелей партии и Советского государства (в том числе и известной речи И.В. Сталина по радио 3 июля 1941 года, которую в период культа личности считали плодом индивидуального творчества)…

Не Сталин, а вся партия с ЦК во главе выступила организатором и вдохновителем побед Советской Армии. Не „гениальное“ руководство одного человека, одного полководца, а коллективный ум и воля многих военачальников лежали в основе стратегических и оперативных решений и планов…

Но это не означает, что отрицательное влияние культа личности Сталина вообще не имело места в руководстве военными действиями. Уверовав в свою непогрешимость, Сталин доходил до того, что иногда грубо отвергал разумные, исходившие из реальной обстановки предложения командующих фронтами, членов Военных советов, не считался с их обоснованными доводами и мнениями. Так, например, в сентябре 1941 года Военный совет Юго-Западного направления обратился к Верховному Главнокомандующему Сталину с докладом, в котором говорилось об исключительно тяжелом положении войск в районе Киевского выступа и вносилось предложение разрешить отвод войск на тыловой рубеж. Сталин, не вникнув в обстановку, категорически возразил против этого. В то же время он и Ставка не приняли достаточных мер, чтобы предотвратить назревавшую катастрофу в районе Киева. В результате несколько наших армий оказались в окружении фашистских войск, понесли большие потери. В боях в окружении был смертельно ранен командующий фронтом генерал-полковник М.П. Кирпонос, погибли член Военного совета фронта секретарь ЦК КП(б)У М.А. Бурмистенко, начальник штаба фронта генерал-майор В.И. Тупиков. Всего этого можно было бы избежать, если бы Сталин, Ставка в свое время согласились с предложением Военного совета Юго-Западного направления.

Известно, что неудачей для наших войск закончилась Харьковская операция в мае — июне 1942 года. И одной из основных причин этого было то, что Сталин не посчитался с предложением Военного совета Юго-Западного направления о немедленном прекращении наступления на Харьков.

В целом же планы важнейших операций, в частности наступательных операций 1944—1945 годов, разрабатывались в процессе совместной работы командований фронтов и Генштаба. Такой процесс оперативного творчества, протекавший при активном участии командующих фронтами, членов Военных советов — в своем большинстве членов ЦК, руководителей республиканских или областных организаций, — ограничивал отрицательное влияние культа личности Сталина на советскую военную стратегию и оперативное искусство и обеспечивал прямое влияние партии на решение оперативно-стратегических вопросов».
(«Партия — организатор великой победы». «Красная звезда» 16.2.62, с. 2—3.)


Голиков Ф.И.

«Мы хорошо сознаем, какую огромную опасность ленинскому курсу нашей партии создавала своими действиями презренная антипартийная группа, пытавшаяся возвратить худшие времена культа личности. Полный разгром этой группы и неуклонное проведение в жизнь решений XX съезда партии является важнейшим достоинством и исключительно большой заслугой во всей деятельности нашего Центрального Комитета…

Военные работники хорошо знают об огромных жертвах, понесенных армией и флотом в период массовых репрессий и произвола против кадров партии и государства. Тяжесть потерь была тем более велика, что они были понесены накануне труднейших военных испытаний нашей Родины, партии и армии в борьбе с германским фашизмом и его сателлитами. И я хочу подчеркнуть, что коммунисты Вооруженных Сил высоко ценят и горячо одобряют принципиальность, мудрость и мужество Центрального Комитета, смело сказавшего партии и народу ленинскую правду о Сталине, культе его личности и тяжелых последствиях этого культа».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 28.10.61. «Правда» 30.10.61.)


Горбатов А.В.

«Первый и второй день войны дивизии приводили себя в боевое состояние. Командование корпусом вместе со штабом выехало к Днепру к находящимся там двум дивизиям, южнее Киева.

Сводки Информбюро приносили только печальные вести: 25 июня мы узнали, что противник занял города Каунас и Вильнюс. На восточном берегу Днепра появились беженцы, целыми селениями уходящие с Правобережной Украины. Считалось, что противник продвигается столь быстро из-за внезапности его нападения и потому, что Германия поставила себе на службу промышленность чуть ли не всей Европы. Конечно, это было так. Но меня до пота прошибли мои прежние опасения, как же мы будем воевать, лишившись стольких опытных командиров еще до войны? Это, несомненно, была по меньшей мере одна из главных причин наших неудач, хотя о ней не говорили или представляли дело так, будто, „очистив армию от изменников“ в 1937—1938 годах, увеличили ее мощь…»…

«После встречи с Коневым я невольно задумался. Почему те, что командовали полками в 1936—1937 годах, теперь командуют армиями или стали заместителями командующих фронтами, те, что командовали в то время дивизиями, теперь командуют фронтами (например, Фоминых, который был старшим политруком в 1938 году, теперь уже стал генерал-лейтенантом и членом Военного Совета Западного фронта!), а один из опытнейших командиров И.С. Конев, который командовал стрелковым корпусом еще в 1935 году, командует армией».
(«Годы и войны». «Новый мир» 1964, № 5, с. 106, 107.)


Гречко А.А.

«Политика мира и стремление избежать войны, составляющие крае угольные камни нашего внешнеполитического курса, целиком оправданы историей. Вместе е тем события, происшедшие четверть века назад, учат, что никогда нельзя недооценивать прямую угрозу империалистической агрессии в каждый данный исторический момент. В те дни наличие договора о ненападении с Германией породило определенные иллюзии. Возникла надежда, что удастся отсрочить конфликт и завершить работы по увеличению оборонной мощи страны. Необходимая настороженность уступала место необоснованной успокоенности.

Советские разведчики сумели своевременно добыть многочисленные данные о подготовке германских вооруженных сил к нападению на Советский Союз: об общем стратегическом замысле, силах, их группировке, сроках нападения. Небезынтересно отметить: через 11 дней после принятия Гитлером окончательного плана войны против Советского Союза (18 декабря 1940 года) этот факт и основные данные решения германского командования стали известны нашим разведывательным органам. В последующие месяцы сведения наших разведчиков о военных приготовлениях Германии накапливались и ширились.

Однако они без всяких к тому оснований недооценивались или отвергались И.В. Сталиным, который не верил в возможность нападения Германии на СССР в июне 1941 года. Это повлекло за собой запоздалые и ошибочные решения по ряду принципиальных вопросов обороны страны.

Приходится с горечью констатировать, что одна из главных причин тяжелых неудач в начале войны коренилась в ошибках, допущенных высшим военно-политическим руководством. Сталин, его ближайшее окружение, руководители Наркомата обороны, Генерального штаба, а также Главного разведывательного управления совершили крупнейший просчет в оценке военно-стратегической обстановки. Единоличное решение важнейших проблем обороны страны, отсутствие достаточно принципиального реагирования компетентных, осведомленных в обстановке лиц и нарушение принципов коллективного руководства привели к тому, что при явном нарастании угрозы нападения фашистской Германии на Советский Союз не последовало своевременного указания о полном стратегическом развертывании и приведении в боеготовность наших Вооруженных Сил, хотя бы в приграничных округах. К сожалению, неправильная оценка военно-стратегического положения и игнорирование угрозы фашистской агрессии не встретили последовательных и действенных возражений со стороны ответственных военных товарищей, нередко поддерживались и подкреплялись ими. Это имело далеко идущие тяжелые последствия».
(«25 лет тому назад». «Новое время» 17.6.66, № 25, с. 7 и «Военно-исторический журнал»1966, №6, с. 7—8.)


Еременко А.И.

«Перед началом битвы на Волге обстановка сложилась, неудачно для наших войск. Весной 1942 года врагу удалось несмотря на жестокий урон, понесенный им под Москвой, добиться значительных успехов в Крыму и под Харьковом, в результате чего соотношение в силах и средствах изменилось в его пользу. Летом фашистские полчища широким потоком разлились на громадных просторах Южной России и Украины, а затем достигли перевалов Главного Кавказского хребта. Гитлеру и его генералам вновь сопутствовали успехи. Сталин в свое время объяснял их отсутствием второго фронта в Европе. Несомненно, удар союзников с запада облегчил бы борьбу на советско-германском фронте. Но тем не менее значительную роль в неблагоприятном для нас развитии обстановки сыграли крупные ошибки самого Сталина при оценке положения, в стратегическом планировании и руководстве войсками. Сталин признавал возможность наступления вермахта на юге, однако считал, что основной удар врагом будет нанесен во фланг центральной группировки Советской Армии с целью овладения Москвой, хотя действительные намерения противника наступать на Приволжье и Кавказ были своевременно установлены нашей разведкой.

Переоценив успехи нашего зимнего наступления, Сталин не учел, что фашистская армия сумела оправиться после понесенного поражения и восстановила свои наступательные возможности.

В свете исторической правды надо также развеять и легенду о якобы решающей роли Сталина в планировании и руководстве операциями в районе Волгограда. Роль его в этом деле в свое время была сильно преувеличена. Кроме того, некоторые принципиальные решения его были ошибочными. Так, например, он приказал в начале августа 1942 года разделить фронт, оборонявший Волгоград, на два, что сильно затруднило оборону города, нарушило взаимодействие, потребовало бесцельной затраты драгоценного времени на различные орг. мероприятия. По прошествии нескольких дней для обоих фронтов вновь пришлось создавать единое командование, но многие благоприятные возможности для организации обороны были упущены».
(«В дни героической эпопеи: к 20-летию битвы на Волге». «Правда» 27.1.63, с. 3.)


Жуков Г.К.

«Безусловно, успех контрнаступления в декабре 1941 г. на центральном стратегическом направлении был весьма большим Ударные группировки немецкой группы армий „Центр“ потерпели тяжелое поражение и отступали. Но в целом враг был еще силен не только на западном, но и на других направлениях. На центральном участке фронта противник оказывал ожесточенное сопротивление, а успешно начавшиеся наши наступательные операции под Ростовом и Тихвином, не получив должного завершения, приняли затяжной характер. Но Верховный Главнокомандующий, находясь под влиянием наших успехов, достигнутых в ходе контрнаступления, был настроен оптимистически. Он считал, что и на других участках фронта неподготовленные к зимним боям немцы не выдержат ударов Советской Армии. Отсюда у него возникла идея начать как можно быстрее наступление на всем фронте от Ладожского озера до Черного моря.

Мне и члену Военного совета фронта Н.А. Булганину часто приходилось в те дни бывать в Ставке. И.В. Сталин неоднократно вызывал нас, объясняя при этом, что он хочет лично посоветоваться с нами о положении дел на фронте и оценке обстановки на ближайшее время.

Вечером 5 января 1942 года, как члена Ставки Верховного Главнокомандования, меня вызвали в Москву для обсуждения плана дальнейших действий. На этом заседании присутствовали члены Государственного Комитета Обороны, начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников и, если мне память не изменила, его заместитель А.М. Василевский, а также был приглашен Н.А. Вознесенский. С краткой информацией о положении дела на фронтах и наметками плана наших действий выступил Шапошников. Как выяснилось, Верховный Главнокомандующий намеревался помимо контрнаступления фронтов западного направления осуществить переход в наступление советских войск и на всех других направлениях, целью которого являлся бы разгром противника под Ленинградом, западнее Москвы и на юге страны. Таким образом, контрнаступление на центральном направлении должно было перерасти в общее наступление на всем фронте.

Главный удар намечалось нанести по группе армий „Центр“. Ее разгром должны были осуществить войска Западного, Калининского, левого крыла Северо-Западного и Брянского фронтов. Перед войсками Ленинградского, правого крыла Северо-Западного фронтов и Балтийским флотом ставилась задача разгромить группу армий „Север“ и ликвидировать блокаду Ленинграда. Войска Юго-Западного и Южного фронтов должны были нанести поражение группе армий „Юг“ и освободить Донбасс. Кавказскому фронту и Черноморскому флоту надлежало освободить Крым. Переход в общее наступление намечалось осуществить в крайне сжатые сроки.

Резюмируя выступление Шапошникова, Сталин сказал: „Немцы сейчас в растерянности от поражения под Москвой, плохо подготовились к зиме. Теперь самый подходящий момент для перехода в общее наступление. План общего наступления был очень большой, но для его выполнения мы тогда не имели ни сил, ни средств. Кто желает высказаться?“ — спросил Сталин после того, как начальник Генерального штаба изложил весь этот план.

Я попросил слова и доложил, что на западном стратегическом направлении, где создались более благоприятные условия и противник еще не успел восстановить боеспособность своих частей, фронтам надо продолжать наступление. Но для этого необходимо пополнить их личным составом, боевой техникой и усилить резервами, в первую очередь танковыми частями, без чего трудно выполнить планируемые задачи. Что касается наступления наших войск под Ленинградом и на юго-западном направлении, то там они стоят перед необходимостью прорывать серьезную оборону и без наличия мощных артиллерийских средств не смогут сделать этого, а только измотаются и понесут большие, ничем не оправданные, потери. Поэтому надо усилить фронты западного направления и здесь вести более мощное наступление, на других же направлениях от наступления пока, следует воздержаться.

Из реплик, брошенных Сталиным по ходу моего выступления, я понял, что решение уже принято и пересмотрено не будет. Однако выступивший вслед за мной Н.А. Вознесенский также высказался против общего наступления. Он аргументировал это тем, что мы не располагали материальными возможностями, достаточными для обеспечения одновременного наступления всех фронтов. Дав ему закончить, Сталин сказал: „Я говорил с Тимошенко, он за то, чтобы наступать. Надо быстрее перемалывать немцев, чтобы они не смогли наступать весной“.

Сталина поддержали Маленков и Берия, сказав, что у Вознесенского всегда находятся непредвиденные трудности, которые можно преодолеть. Больше желающих высказаться не было. Верховный Главнокомандующий завершил обсуждение словами — „На этом, пожалуй, и закончим разговор“.

У меня сложилось такое впечатление, что И.В. Сталин вызвал в Ставку военных не для обсуждения целесообразности общего наступления, а для того, чтобы „подтолкнуть военных“, как любил он иногда выражаться. Когда мы вышли из его кабинета, Б.М. Шапошников сказал: „Вы зря спорили. Это вопрос был заранее решен Верховным. Директивы почти всем фронтам уже отданы, и они в ближайшие дни начнут наступление“.

„Тогда зачем же спрашивалось наше мнение?“

„Не знаю, не знаю, голубчик“, — тяжело вздохнув, ответил
Борис Михайлович.

Из того, как докладывал Борис Михайлович, и его фразы, приведенной выше, мне стало ясно, что Генеральный штаб не являлся инициатором плана всеобщего наступления…».

«Мне часто задают вопрос: „Где был Сталин во время битвы под Москвой?“. Сталин был в Москве, организуя силы и средства для разгрома врага под Москвой. Надо отдать ему должное, он, опираясь на Государственный Комитет Обороны, членов Ставки и творческий коллектив руководящего состава наркоматов, проделал большую работу по организации стратегических резервов и материально-технических средств, необходимых для вооруженной борьбы. Своей жесткой требовательностью он добивался, можно сказать, почти невозможного. В период битвы под Москвой он был весьма внимателен к советам, но, к сожалению, иногда принимал решения, не отвечающие обстановке. Так было с выводом в резерв 1-й ударной армии, с развертыванием наступления всех фронтов».
(«Контрнаступление под Москвой». «Военно-исторический журнал» 1966, № 10, с. 78—80, 85.)


Калашник М.Х.

«Трудно переоценить значение решений съезда для развития советской военной науки. Известно, что в период господства культа личности Сталина был нанесен ущерб и военной науке. Военное наследство создателя Советского государства и Вооруженных Сил В.И. Ленина не изучалось и не популяризировалось. Нередко ошибочные же положения Сталина выдавались за последнее слово военной науки. Особенно неприглядную роль в этом деле сыграл ответ Сталина на письмо профессора Разина в 1947 году. Безапелляционно заявив, что Ленин якобы не считал себя знатоком военного дела, Сталин повернул всю военную мысль в сторону от ленинского военного наследства. Насколько ошибочно было это утверждение, показывают труды и воспоминания товарищей, близко знавших Владимира Ильича Ленина и видевших, как глубоко он изучал теорию и практику военного дела.

В период господства культа личности были допущены грубые извращения в военно-исторической науке. Одной из первых работ, открывших целую полосу культа личности в военной истории, была статья К.Е. Ворошилова „Сталин и Красная Армия“, написанная в конце 1929 года. Там говорится, что Сталин был единственным человеком, которого Центральный Комитет „бросал“ на ликвидацию всех прорывов на фронтах и сделал „специалистом по чистке конюшен военного ведомства“.

На протяжении многих лет героическая история борьбы советского народа за свою независимость освещалась с точки зрения прославления Сталина, которого стали называть не иначе как „гениальным полководцем всех времен и народов“. Другие военные руководители, непосредственно руководившие действиями войск, были вычеркнуты из истории. Роль народных масс и партии, творивших подлинные чудеса во время гражданской и Великой Отечественной войн, явно принижалась.

А какой огромный вред делу обороны страны был причинен тем, что в канун грозных событий второй мировой войны были репрессированы и истреблены многие видные военные руководители и теоретики! Среди них — Тухачевский, Якир, Уборевич, Егоров, Эйдеман, Меженинов, Бубнов, Верховский, Вацетис, Славин, Свечин, Алкснис, Роговский, Петин и многие другие. Их труды также оказались заброшенными и забытыми.

С ликвидацией культа личности и в военной науке повеяло свежим ветром…

Проделана известная работа по преодолению отрицательных последствий культа личности в военно-исторических трудах. Опубликован ряд книг, правильно освещающих роль партии и народа в борьбе против империалистических захватчиков, роль В.И. Ленина в руководстве этой борьбой в годы гражданской войны. Завершено издание „Истории гражданской войны“, и вышло три тома „Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945 гг.“.

Конечно, придется еще немало поработать, чтобы окончательно очистить военно-историческую литературу от пагубного влияния культа личности и дать марксистско-ленинское освещение грандиозным событиям минувших лет.
(«Воспитание советского воина — всенародная задача». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с. 263—264.)


Интеллигенция и партийные пропагандисты

Беялем Д.К.

«Не секрет, что отставание в области генетики в нашей стране в значительной мере связано с отрицательным влиянием культа личности Сталина, с фактами произвола и администрирования в науке. Произвол в отношении генетики особенно проявился в 1948 году. После известной августовской сессии ВАСХНИЛ генетика была объявлена буржуазной лженаукой, идеализмом, метафизикой и т.д. Нет ничего ошибочнее этих утверждений. Наука, изучающая материальные структуры, явления и процессы, вскрывающая законы, ими управляющие, использующая эти законы для практики, не может быть ни идеалистической, ни метафизической. Было бы очень полезно, если бы некоторые наши философы, опираясь на классический ленинский анализ философских вопросов естествознания, разобрались, наконец, в методологии современной генетики.

После XX съезда партии и восстановления ленинских норм в государственной и общественной жизни положение с развитием генетики значительно улучшилось. Сейчас же, когда партия решениями октябрьского Пленума с новой силой подчеркнула незыблемость ленинской линии XX, XXI и XXII съездов КПСС, для всей советской науки открываются новые, еще более широкие горизонты».
(«На основе законов генетики». «Правда» 22.11.64, с. 3.)


Васильев А.Н.

«Партия решительно покончила с культом Сталина, — говорил Арк. Васильев. — Но было бы, я думаю, неправильно считать что души всех людей полностью очистились от наследия тех лет. Очень важна сейчас работа писателя, художника, актера. Она должна быть разнообразной. Заметим, например, что „Правда“, „Известия“ и другие наши газеты рассказывают о тех деятелях партии и государства, которые стали жертвой произвола в период культа. И наше писательское дело — участвовать в восстановлении правды, создать об этих людях книги».
(«Разговор о творчестве молодых: на пленуме правления Московской писательской организации». «Литературная газета» 2.10.62, с. 3.)


Герасимов О.А.

«Съезд дал каждому советскому человеку основание для глубоких размышлений и обобщений. Полное восстановление ленинских принципов партийной жизни, мужественное и окончательное осуждение всех явлений, связанных е культом личности Сталина, научный анализ современной политической и экономической обстановки, данный в докладах Н.С. Хрущева и решениях съезда, и, наконец, обсуждение и утверждение новой Программы — все это определило масштабы жизни народа, масштабы его замыслов, деловой практики, все это охарактеризовало и определило размах работы, которую нам предстоит осуществить в ближайшие годы».
(«К новым успехам советского киноискусства». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания, по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с.96.)


Емельянов В.С.

«Вместе с тем тогда мне не приходило в голову, что вполне оправданные призывы к бдительности могут быть использованы жестокими и мстительными людьми, бессовестными и беспринципными карьеристами, обманывавшими партию в своих личных целях. И повлечь за собою те нарушения законности, которые впоследствии нашли свою справедливую оценку в решениях XX съезда КПСС».
(«О времени, о товарищах, о себе: записки инженера». «Новый мир» 1967, № 1, с., 57.)


Иогансон Б.В.

«В свое время культ личности нанес советскому изобразительному искусству большой урон Коммунистическая партия помогла нам преодолеть ошибки, связанные с культом личности, и теперь наши художники могут с законной гордостью оглянуться на путь, пройденный советским искусством».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 27.10.61. «Правда» 28.10.61.)


Кельдыш М.В.

«Важнейшей стороной деятельности партии явилось восстановление и дальнейшее развитие ленинских принципов и норм партийной жизни. Полностью восторжествовал политический курс XX съезда партии, который решительно осудил чуждый марксизму-ленинизму культ личности, открыл широкие просторы для творческой активности масс. В результате этого партия еще более укрепила связи с народом. В период после XX съезда были преодолены последствия культа личности Сталина. Ленинский Центральный Комитет во главе с товарищем Н.С. Хрущевым разгромил фракционную группу Молотова, Кагановича, Маленкова и других, пытавшуюся свернуть партию с правильного пути, воспрепятствовать проведению ее важнейших мероприятий, захватить руководство партией и страной. XXII съезд КПСС до конца разоблачил и сурово осудил антипартийную деятельность фракционеров и преступления, совершенные ими в период культа личности Сталина».
(Из его доклада на Общем собрании Академии наук СССР, посвященном итогам XXII съезда КПСС, 15.11.61. «Вестник Академии наук СССР» 1961, № 12, с. 9 и в сокращенном виде в «Правде» 17.11.61, с. 3.)


Корнейчук А.Е.

«В радостные и счастливые дни съезда строителей коммунизма мы с волнением и гордостью вспоминаем XX съезд нашей партии, который очистил атмосферу в нашей стране от вредной пыли, рассеиваемой культом личности, мешавшей всем дышать, свободно дышать полной грудью.

Культ личности Сталина нанес большой ущерб нашей партии и народу. Он нанес ущерб также братским коммунистическим партиям, так как он игнорировал и принижал творческий вклад в марксистско-ленинскую теорию, в наше общее партийное дело.

От всей души мы выражаем вам, дорогой Никита Сергеевич, великую благодарность за то, что вы проявили подлинно ленинскую прозорливость, и смелость в борьбе против культа личности. Под вашим руководством Центральный Комитет разгромил антипартийную группу, которая создавала культ личности и прикрывалась им как щитом, творя беззакония и преступления. Вы, Никита Сергеевич, показали, перед всем мировым Коммунистическим движением, как нужно по-ленински, беспредельно верить в партию, в народ. Вот почему Центральный Комитет, вся партия, весь наш народ, все подлинно марксистско-ленинские партии поддержали вас в этой решающей борьбе за восстановление и торжество ленинских норм в нашей жизни, за восстановление равноправных и подлинно братских отношений со всеми коммунистическими и рабочими партиями мира.

Как жалки и презренны действия албанских руководителей, старающихся очернить великую борьбу нашей партии за торжество ленинских принципов. Мы не понимаем и никогда не поймем тех, кто недооценивает борьбу против культа личности, ибо кто-кто, а мы хорошо знаем, к чему он может привести.

С этой высокой трибуны делегаты нашего съезда в своих выступлениях ярко и вдохновенно рассказывали, как расцвела наша жизнь после XX съезда партии, после разгрома антипартийной группы, после того, когда Центральный Комитет не побоялся и перед всем миром выбросил на свалку весь сор, весь хлам, накопившиеся во время культа личности, и за это нас уважают, и моральный авторитет нашей партии, нашей Родины поднялся выше всех спутников над миром».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 27.10.61. «Правда» 29.10.61.)


Кочетов В.А.

«После XX съезда партии, когда, ломая сопротивление догматиков, и фракционеров, безудержных раздувателен кадила культа личности, ветер революционных, ленинских преобразований освежил всю общественную жизнь нашей страны, а с нею, конечно, и атмосферу в литературе, в искусстве…».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 30.10.61. «Правда» 31.10.61.)


Леонтьев В.А.

«На съезде было высказано много горьких истин о той тяжелой обстановке, которая создавалась культом личности, для развития общественных наук. Отмечалось, что идеология культа личности вела к опасному отрыву теории от практики, который прикрывался словесными призывами увязывать теорию с практикой. Узкий догматизм и ограниченность, нетерпимость к свежей мысли, к свежему слову, принижение роли трудов Маркса, Энгельса и Ленина — в этих условиях не могли плодотворно развиваться общественные науки…

Думается, что и нам, экономистам, следовало бы присмотреться к тем остаточным явлениям и отголоскам прежних представлений, которые могут тормозить развитие науки. Известно, что как раз в последний период культа личности экономическая наука оказалась под особенно сильным давлением. Обстановка была в корне изменена XX съездом партии и той огромной работой, которая была проделана партией по ликвидации вредных последствий культа личности. Но жизнь показывает, что преодоление иных неправильных представлений и навыков — дело непростое.

Условия для этого созданы ликвидацией того злоупотребления властью в теории, которое порождалось культом личности и заключалось, как было сказано на XXII съезде КПСС, в попытке решать теоретические проблемы путем декретирования. Можно ли, однако, считать, что эти благоприятные условия полностью используются для того, чтобы поразмыслить над теми представлениями, которые под влиянием культа личности вошли в обиход, стали некритически переноситься из одной книги в другую и приобрели в известном смысле прочность предрассудка?

Взять, к примеру, положение об „основном экономическом законе“, появившееся в нашей экономической литературе после, выхода „Экономических проблем социализма в СССР“ Сталина… Ленин также употребляет выражение основной закон в совершенно ином смысле, чем в нашей экономической литературе. Он писал, например, что „порождение монополии концентрацией производства вообще является общим и основным законом современной стадии развития капитализма“, противопоставляя этот общий и основной закон „несущественным различиям“. В другом случае Ленин писал, что наука „во всех областях знания показывает нам проявление основных законов в кажущемся хаосе явлений“. Как видим, и тут нет ничего похожего на „основной экономический закон“, который единолично определяет все существо того или иного способа производства, все его стороны. Скорее наоборот — из слов Ленина вытекает, что он исходил из наличия ряда „основных законов“, а вовсе не одного-единственного для каждой общественной формации.

Но, может быть, установление основного экономического закона для каждой формации является серьезным вкладом в политическую экономию, крупным открытием, дальнейшим развитием марксизма-ленинизма, как это утверждало ь после появления „Экономических проблем социализма в СССР“? Может быть, здесь обобщены новые факты, неизвестные Марксу, Энгельсу и Ленину? Увы, во всей массе статей и брошюр об основных экономических законах, в многословных рассуждениях на эту тему в большом количестве книг, вышедших за последние 10 лет, нельзя обнаружить каких-нибудь серьезных аргументов в пользу этого „открытия“.

Поступают как раз наоборот. Вопреки фактам пытаются изобразить „основной экономический закон“ в его всеохватывающем понимании как традиционную категорию марксистско-ленинской политической экономии. Так, в предметном указателе к 4-му изданию Сочинений Ленина, вышедшем в 1955 году, читатель найдет рубрики „Основной экономический закон монополистического капитализма“ и „Основной экономический закон социализма“ с маловразумительной оговоркой „исходные положения“. Однако читатель не найдет этих „положений“ на перечисленных под названными рубриками странных Сочинений Ленина…

Но может быть, просто не возникало сомнений в полезности открытия основного экономического закона? Нет, такие сомнения высказывались, но из-за укоренившейся привычки решать теоретические вопросы административным путем они отбрасывались, что называется, с порога…

Сколько-нибудь серьезное размышление над такими новинками, как основной экономический закон и некоторые другие теоретические положения, выдвинутые в „Экономических проблемах социализма в СССР“, приводит к вопросу: не были ли эти новинки выдвинуты е целью имитировать творческий вклад в марксистско-ленинскую теорию, который на самом деле отсутствовал?

В нашей научной экономической печати встречаются упоминания о важности такой задачи, как изучение истории советской экономической мысли. Следует признать, что в этом отношении советские экономисты сильно отстали, например, от советских историков. И не только в том, что к выполнению указанной задачи до сих пор по-серьезному даже не приступили. Но и в том отношении, что встречающиеся высказывания на сей счет никак не свидетельствуют о такой ясности позиции, какая имеется опять-таки у наших историков.

Эти высказывания обычно исходили из весьма упрощенной схемы, признающей лишь два цвета: черный и розовый. В черный цвет окрашено все, что происходило в экономической науке до 1930 года, когда появились известные замечания Сталина об экономической дискуссии. Тогда, мол, было раз и навсегда покончено со всякими ошибками, и все дальнейшее окрашено в розовый цвет полного благополучия. Единственно, что нарушает эту идиллическую картину, это опасные рецидивы ошибочных взглядов, существовавших до 1930 года. Крупнейшим же достижением науки, согласно этой схеме, была экономическая дискуссия 1951 года.

Схема эта далека от действительности. Конечно, в 20-х годах в нашей экономической литературе, немало высказывалось незрелых, неправильных, ошибочных взглядов. Но прежде всего нельзя сбрасывать со счетов большую плодотворную работу старых экономистов-марксистов, соратников Ленина, высоко им ценимых. В этой связи достаточно упомянуть И.И. Скворцова-Степанова. В ряде теоретических вопросов он занимал неправильные позиции, но его перу принадлежали и весьма ценные работы. Много интересного можно найти и у таких экономистов, как В. Милютин, Л. Крицман и другие, хотя, разумеется, в их работах были и ошибки и слабые положения, не выдержавшие испытания временем. К этому же периоду относятся и ценные работы таких ныне здравствующих ветеранов Советской экономической науки, как Е.С. Варга, С.Г. Струмилин, М.Н. Смит.

Далее, 20-е годы были периодом острой идейной борьбы экономистов-марксистов против буржуазной и мелкобуржуазной идеологии, а также против антиленинских взглядов. Какие бы ни были недостатки в этой работе экономистов-коммунистов, она сыграла свою положительную роль в утверждении марксизма-ленинизма в советской экономической науке. В этой работе наряду со старыми кадрами принимали активное участие и молодые экономисты, часть которых безвинно погибла в 30-х годах. Это было люди, преданные партии, и многие из них соединяли научную работу с практической деятельностью в органах планирований и управления народным хозяйством. Разве не было бы справедливо извлечь их имена из забвения, помянуть добрым словом то положительное, что ими сделано в защите, разработке, пропаганде марксистско-ленинской экономической науки?

Нельзя не заметить, что чересчур розовые тона в изображении 30-х годов едва ли оправданы. Несомненным достижением явилось утверждение безраздельного господства марксистско-ленинской политической экономии, идейное разоблачение противников марксизма-ленинизма, носителей антипартийных взглядов. Но наряду с положительными сторонами в этот период, особенно с середины 30-х годов, сильнее, проявились отрицательные стороны враждебном марксизму культа личности, имевшего столь пагубные последствия для всех областей идеологической работы. Как раз к этому времени относится тот отрыв теории от практики, который не преодолен еще и поныне. Место творческих дискуссий, честного обсуждения научных проблем заняли пресловутые проработки, критика не на исправление, а на истребление. Проработки часто были непосредственно связанны с необоснованными репрессиями против неповинных людей. И это слово, как говорится, из песни не выкинешь.

Наконец, что касается экономической дискуссии 1951 годе, то не следует забывать, что проводилась она под непосредственным руководством Маленкова на самом высоком накале культа личности, под знаком безудержного рекламирования несуществующего сталинского этапа в политической экономии, со своеобразным состязанием в умалении значения работ наших великих учителей — Маркса, Энгельса и Ленина.
(«Отголоски старого и требования жизни». «Экон. газ.» 20.11.61, № 16, с.9—10.)


Михалков С.В.

«Многие из нас были воспитаны и выросли в годы расцвета культа личности. Со школьной скамьи, с пионерского возраста, нолей неволей впитывали мы в себя все то, что несло с собой это явление. И тот, кто может сегодня сказать, что он уже полностью, на 100 процентов перестроил свое сознание, тот, мне кажется, погрешит против правды.

Мы благодарны Центральному Комитету нашей партии за то, что теперь до конца разгромлена антипартийная, антиленинская группировка, которая хотела повернуть все вспять. Партия ведет нас по ленинскому пути!…

Рухнул культ личности Сталина. Нельзя пройти мимо того, что во всех советских семьях это исторически справедливое событие было и остается до сих пор темой многих разговоров и не всегда правильных суждений. Почти во всех семьях есть дети, а дети, как я сказал, чутко прислушиваются к разговорам взрослых, по-своему воспринимают и истолковывают, и иной раз неправильно, то, что слышат от старших.

А книги, написанные нами, писателями, за четверть века! Их не сбросишь со счета. Они в библиотеках, их читали, читают. И многие их них, талантливо написанные, оставили глубокий след в душах многих детей, юношей и девушек, которым сегодня, после ликвидации культа, приходится пересматривать, заново переосмысливать усвоенное ранее. А детские души легко ранимы, и то, что разумом, умом и сердцем понимаем мы, для них часто остается непонятным».
(«Новые задачи — новые требования». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с. 215—217.)


Плотников К.Н.

«Культ личности оказал вредное влияние и на развитие экономической науки. На протяжении многих лет культ личности сковывал научную теоретическую мысль, мешал разработке экономических проблем. Всякие попытки самостоятельного творчества пресекались.

У многих экономистов еще в памяти тот разгром, который был учинен в 40-x годах журналу „Проблемы экономики“ за помещение статьи профессора Кубанина. В этой статье он высказывал совершенно правильную мысль о том, что по производительности труда в области сельского хозяйства мы отстаем от Америки. Крупный ученый, большой знаток экономики сельского хозяйства поплатился жизнью за эту правильную мысль, а журнал за свою „ересь“ был закрыт.

Видимо, чтобы поменьше было свежих, новых идей, в период культа личности были закрыты многие экономические научно-исследовательские институты. Был закрыт Институт экономики Госплана СССР, Институт экономики торговли, два института демографии и ряд других институтов.

Культ личности нанес также серьезный ущерб разработке марксистско-ленинской теории по важнейшим проблемам перехода от социализма к коммунизму.

В этой связи я бы хотел подчеркнуть, что и в настоящее время ряд неправильных положений из работ Сталина имеет довольно широкое хождение среди некоторых советских экономистов. Взять хотя бы такой важный вопрос, как товарно-денежные отношения. В работе Сталина игнорируется основа товарных отношений сфера производства. Им было выдвинуто упрощенное положение: о том, что стоит лишь заменить товарные отношения продуктообменом, — и товарные отношения отпадут сами робой…

Критикуя культ личности и его последствия, мы не должны зачеркивать, как это делают некоторые экономисты, все то положительное, что было достигнуто в развитии экономической теории в этот период. В последнее время в печати появились высказывания некоторых экономистов о том, что этот период характеризовался полным застоем экономической теории.

На совещания уже упоминалась статья члена-корреспондента Академии наук СССР тов. Леонтьева, опубликованная в „Экономической газете“16 ноября 1961 года. В этой статье тов. Леонтьев начисто отвергает какое-либо развитие экономической теории в период культа личности. Он пытается доказать, что в 20-е годы экономическая теория развивалась, а с 30-х годов и позже в экономической науке был сплошной застой…

Отрицать развитие экономической науки с 30-х годов — это значит утверждать, что весь этот период мы работали без руля и без ветрил, что, конечно, является совершенно неправильным.

В своей статье тов. Леонтьев также поднимает на щит таких экономистов 20-х годов, как Крицман, хотя он не может не знать, что этот экономист по целому ряду важнейших теоретических вопросов извращал марксистско-ленинскую теорию…

Не прав тов. Леонтьев в своей статье и тогда, когда он начисто отвергает существование основного экономического закона социализма. Этим утверждением он внес сумятицу в преподавание. политической экономии социализма».
(«Творчески развивать экономическую науку». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы, материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.6l. Москва, 1962, с. 442—444.)


Румянцев А.М.

«Вопрос. Можно ли пользоваться для изучения экономической науки трудом Сталина „Экономические проблемы социализма“ или это будет ошибкой?

Ответ. Конечно, ошибкой. Эта работа не освещает проблемы социалистической экономики правильно. Там очень много ошибок. Например, положение о том, что колхозы стали мешать планомерному развитию народного хозяйства. Есть и другие ошибочные положения. Поэтому-то ее не рекомендуют для изучения».
(Из ответов на вопросы, заданные Румянцеву после его доклада в конце 1965 г. в Центральном лектории Общества «Знание». «Как использовать экономические законы». «Наука и жизнь» 1966, № 2, с. 20.)


Семенов Н.Н.

«Культ личности Сталина с его догматизмом и грубейшими нарушениями социалистической законности был чужд и враждебен советским ученым. После XX съезда партии в нашей стране с новой силой возродились ленинские традиции. Они вызвали бурный прилив творческой инициативы нашего народа. Никита Сергеевич Хрущев смело и твердо стоял и стоит за правое ленинское дело, и мы, ученые, как и весь наш народ, бесконечно благодарны ему за это. (Аплодисменты) Никита Сергеевич — истинный друг и организатор советской науки. Благодаря его заботам в нашей стране сейчас, как и в те, 20-е годы, происходит подъем научного творчества, только в несравненно более грандиозном масштабе».
(Из речи на 22 съезде КПСС, 26.10.61. «Правда» 27.10.61.)


Сиволобов М.А.

«Линия XX съезда партии полностью восторжествовала и получила свое дальнейшее развита в решениях XXII съезда, в новой Программе и новом Уставе КПСС. Ленинский ЦК во главе с Н.С. Хрущевым, смело и решительно поднявший партию на борьбу с культом личности Сталина, на борьбу с фракционной антипартийной группой Молотова, Маленкова, Кагановича и других отступников от линии партии, привел к восстановлению ленинских норм партийной жизни и методов руководства. Принципы ленинизма раскрываются сейчас в полную силу во всех областях народного хозяйства — в науке, культуре, партийной и государственной работе.

Много еще недостатков в идеологической работе, но и здесь ужу чувствуется появление новых сил. Ведь это же факт, что целая серия учебников и учебных пособий по истории партии, основам марксизма-ленинизма, философии, политической экономии, эстетики, конкретной экономики, труды по истории Великой Отечественной войны появились только после XX съезда партии…

В докладе Ильичева справедливо критиковались мы, издатели, за медлительность в выпуске литературы. Это объясняется, как мне кажется, тремя причинами.

Первая причина. Как следствие культа личности, в издательском деле сложился определенный тип редактора—„ортодокса“. Этот редактор не допускает мысли, чтобы автор имел свой стиль и почерк, а поэтому все автором написанное переписывает и излагает своим зачастую дубовым языком. В итоге — огромная редакторская правка, которая делает книгу подобной железобетону. В ней все правильно, но читать ее невозможно».
(«Упорядочить книгоиздательское дело». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.62, Москва, 1962, с. 296—297,300.)


Скаба А.Д.

«…Коммунисты и все трудящиеся республики полностью поддержали смелое, открытое и решительное осуждение XXII съездом культа личности Сталина и его тяжелых последствий, окончательный разгром антипартийной группы и разоблачение преступной деятельности албанских фракционеров…

Для Украины, как и для других республик, культ личности Сталина был связан с тяжелыми последствиями. Я хочу сказать о последствиях культа личности в исторической и историко-партийной литературе.

Дело дошло до того, что на Украине, по данным этой литературы, среди руководящего ядра не было ни одного честного человека, все были превращены во врагов народа. Некоторые „историки“ из кожи лезли, чтобы причислить к врагам таких верных партии к народу сынов, как Чубарь Косиор, Постышев и многих других».
(«Доходить до каждого советского человека». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с. 108—109.)

«Партия развернула огромную работу по воспитанию нового человека. Она предприняла решительные меры по ликвидации последствий культа личности Сталина, сбросила все, что сковывало идейную жизнь, омертвляло ее, отрывало от практической деятельности».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 18.6.63. Пленум ЦК КПСС 18—21.6.63 стенотчет, Москва, 1963, с. 84.)

«Как видно, Мао Цзэдун стремится любой ценой утвердиться в качестве вождя международного коммунистического движения, встать в один ряд с классиками марксизма-ленинизма. Именно поэтому руководители КПК выступают против осуждения нашей партией культа личности Сталина.

Защищая культ личности Сталина, они тем самым хотят оправдать и узаконить культ личности Мао Цзэдуна не только в Китае, но и в международном коммунистическом движении. Всяческими средствами они обожествляют его личность, воспитывают китайский народ в духе святого преклонения перед Мао Цзэдуном, фанатичной веры в его непогрешимость и гениальность. При этом он не гнушаются ничем, вплоть до заимствования мистических приемов из арсенала религиозных культов и реакционных традиций феодального быта.

Как и всем советским людям, украинскому народу хорошо известны те пагубные последствия, к которым неминуемо ведет культ личности. Культ личности Сталина тормозил хозяйственное и культурное строительство, сковывал народную инициативу, наносил огромный ущерб во всех областях материальной и духовной жизни общества, приводил к нарушению ленинских норм и принципов партийной и государственной работы.

В нашей республике в период культа личности были уничтожены многие честные люди. В их числе такие видные деятели партии и правительства, представители старой ленинской гвардии, как Косиор, Чубарь, Затонский, Постышев, Якир, Юрий Коцюбинский, Примаков, Дубовой и многие другие. Были доведены до самоубийства старейший член нашей партии Скрыпник, председатель Совнаркома Украины Дюбченко, выдающийся драматург Иван Микитенко. Подвергались репрессиям или уничтожению по разным наветам многие руководители науки, литературы и искусства, к чему приложил свою грязную руку Каганович.

Культ личности Сталина и его вредные последствия были большим злом для всей страны, для каждой национальной республики.

Таким же, а может быть, еще более страшным злом является для китайского народа, для Коммунистической партии Китая культ личности Мао Цзэдуна.

Наша партия и советский народ решительно смели со своего пути культ личности Сталина. Мы верим, что придет время, когда коммунисты и трудящиеся Китая сделают то же самое с культом личности Мао Цзэдуна».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 15.2.64. Пленум ЦК КПСС 10—15.2.64 стенотчет, Москва, 1964, с. 591—592.)


Смирнов Б.А.

Культ личности Сталина нанес большой вред искусству. На протяжении многих лет в искусстве господствовал субъективизм. XX и XXII съезды партии открыли широкие возможности для работников искусства, для подлинно свободного творчества».
(«Создавать яркие художественные образы современников». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61 Москва, 1962, с. 316.)


Строгович М.С.

«В период культа личности среди практических работников — юристов и теоретиков права имела хождение „теория“, что для осуждения достаточно, якобы, того, что виновность представляется вероятной „в высокой степени“. Все знают, какой вред нашему обществу принесла эта теория».
(«Судебная ошибка». «Литературная газета» 23.5.64, с. 2.)


Сурков А.А.

«Не прошло для литературы бесследно и отрицательное влияние культа личности И.В. Сталина. Особенно оно сказалось в послевоенные годы, когда распространились так называемые „бесконфликтность“ и „облегченный показ“ различных сторон жизни народа».
(«Вместе с народом». «Коммунист» 1957, № 15, с. 143.)

«Теперь, хочу перейти к главному. Ликвидация последствий культа личности не кончается теми актами, которые партия в последние годы предприняла. Она должна затронуть, и те привычки и навыки, которые остались у нас, коммунистов того поколения, жизнь которого сопутствовала полосе культа личности. Из числа недостатков, вызванных тогдашней полосой истории, мне хотелось остановиться на одном, очень существенном. Мы разучились говорить с людьми без написанного текста. Была такая полоса в нашей партийной жизни. Это не карикатура, это факт, когда человек перед открытием партийного собрания писал, четыре-пять фраз на машинке о том, что „собралось столько-то, отсутствует по болезни столько-то, разрешите считать партийное собрание открытым“…

XXII съезд нашей партии окончательно разоблачив все последствия культа личности, открыл перед нами гигантские возможности ленинской, правдивой, прямой, настоящей пропаганды и агитации, правдивого, прямого разговора с нашим народом по всем большим вопросам его жизни».
(«Партийной пропаганде — доходчивый задушевный характер». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61 Москва, 1962, с. 304—305, 308.)


Федосеев П.Н.

«Успехи социализма в нашей стране поистине грандиозны. Решающее значение в их достижении имело восстановление ленинских принципов руководства и решительное преодоление культа личности Сталина, разоблачение антипартийной группы, которая тянула к порочным методам и традициям прошлого периода.

Культ личности нанес большой урон развитию общественных наук. На съезде совершенно справедливо говорилось о том, как, тогда незаслуженно избивали и чернили многих работников науки, как глушилась творческая мысль.

В целях самовозвеличения Сталин замахивался и на произведения классиков марксизма. Вез всяких оснований он критиковал книгу Энгельса „Происхождение семьи, частной собственности и государства“, которую Ленин называл классической, где можно с доверием относиться к каждому слову. Под предлогом, что это не законченная работа, были поставлены под сомнение и „Философские тетради“ Ленина. Трудно и почти невозможно было выпускать книги по актуальным вопросам марксистско-ленинской теории. Нетерпимый произвол и диктат в решении теоретических вопросов подрывали престиж общественных наук, отбивали охоту заниматься актуальными проблемах, отрицательно сказывались на пополнении общественных наук новыми силами, отпугивали молодежь.

На словах Сталин порицал догматизм, говорил о вреде буквоедства и талмудизма. Однако культ личности и был главным источником догматизма, начетничества, отрыва от жизни».
(Из его речи на Общем собрании Академии наук СССР, посвященном итогам XXII съезда КПСС, 16.11.61. «Вестник Академии наук СССР» 1961, №12, с. 53 и «Правда» 17.11.61, с. 3.)


«Следует отметить, что работа Сталина „Экономические проблемы социализма в СССР“ поставила вопрос о действии объективных законов при социализме, однако не продвинула вперед решение этого вопроса. Более того, подчеркивая объективный характер законов общественного развития, Сталин, по существу, упустил из виду особенности действия законов общественного развития при социализме, в отличие от предшествующих общественных формаций, основанных на антагонизме классов. А это дало повод толковать действия объективных законов общественного развития при социализме в духе фатализма и механицизма. С другой стороны, неумение связать активную преобразующую деятельность людей с действием объективных законов вело к оживлению волюнтаризма, субъективизма…

В связи с пропагандой Программы партии и решений XXII съезда КПСС я хотел бы кратко остановиться еще на одном вопросе — о так называемом комментаторстве. Сейчас часто и много говорится, что заедает нас комментаторство, что во времена культа личности вся теоретическая работа наша сводилась главным образом к комментированию произведений Сталина. Это верно. В этом мы погрешны это мы осуждаем. Вместе с тем надо сказать, что это было, собственно, не научное комментирование, а пережевывание того, что сказано Сталиным, восхваление каждого его слова. Но есть настоящее, научное комментирование».
(«Марксизм-ленинизм — научная основа руководства общественной жизнью». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с. 282—283, 285—286.)

«Одной из важнейших сторон совершенствования хозяйственно управления является соответствующее развитие общественных наук, в том числе экономических и юридических наук, а также социологических исследований. Главная задача в этой области состоит в том, чтобы до конца преодолеть вредный разрыв между деятельностью работников этих наук и практикой хозяйственного руководства, который сложился в условиях культа личности Сталина. В работе институтов общественных наук тогда преобладал догматизм. Исследование конкретных явлений, фактов, статистических данных подменялось цитатами и начетническим их толкованием…

Создавая разрыв между экономической наукой и практикой хозяйственного строительства, Сталин давал этому свое обоснование. Он категорически заявлял, что политическая экономия не может изучать проблемы организации производства и планирования народного хозяйства, что эти проблемы составляют якобы предмет не науки, а лишь хозяйственной политики. Он даже утверждал, что политическая экономия-де будет загублена, если она станет заниматься этими проблемами. Так грубо нарушалось ленинское положение о том, что основой экономической науки должно быть изучение фактов, анализ практического опыта, новых явлений экономической жизни.

Из системы подготовки экономистов все более изгонялось обучение конкретным расчетам и практическим методам ведения хозяйства. Актуальные экономические вопросы почти полностью исчезли из учебных программ подготовки инженерно-технических кадров, экономического образования. На первый план выдвигалось заучивание общих положений и цитат. Многие годы велись бесплодные дискуссии том, к экономическим или техническим наукам относятся конкретная экономика отдельных отраслей и вопросы организации производства.

Народнохозяйственная практика слабо обобщалась. Планирование недостаточно подкреплялось научно разработанными методами и расчетами. Много тогда говорилось на словах о значении объективных экономических законов, но это не мешало попирать их на практике. Широкое распространение получило так называемое волевое планирование. Отброшены были научные основы ценообразования. Экономическим институтам вообще не рекомендовалось заниматься проблемой ценообразования. Свернута была научная работа в области статистики. Начатые по инициативе В.И. Ленина исследования по научной организации труда были вовсе прекращены. Многие дельные экономисты отошли от проблем народного хозяйства, стали заниматься вопросами далекого прошлого или абстрактной теорией».
(«Творческие решения проблем хозяйственного строительства». «Правда» 9.12.68, с. 2.)

«Это и есть их выражение идеологии насилия, подавления, ибо и идеология культа личности это есть тоже идеалистическая теория насилия и подавления. Они предлагают и нам руководствоваться этой теорией, чтобы наше государство вплоть до полного построения полного коммунизма проводило политику подавления, насилий, репрессий. В этих целях они и поднимают щит Сталина. В этих целях они раздувают у себя культ личности».
(Из речи на пленуме ЦК КПСС, 15.2.64. Пленум ЦК КПСС 10—15.2.64, стенотчет, Москва, 1964, с. 609.)


Францев Г.П.

«Величайший вред культа личности прежде всего в том, что он принижал, сковывал революционнее творчество народа, его широкую самодеятельность. Недаром Сталин постоянно облекал свои рассуждения о стратегии и тактике партии в парадный военный мундир, злоупотреблял военной терминологией. Такая фразеология на самом деле выражала склонность подменять организаторскую работу в гуще масс командованием, администрированием, свести дело к выполнению полученных приказов и указаний. А все эти рассуждения о „приливах и отливах“ в движении масс в корне противоречили понятию планомерного развития производства, вели к штурмовщине, сосредоточению всего внимания на одном участке в ущерб другому. Такой строй мыслей, конечно, чрезвычайно далек от практической деятельности людей труда, не выражает потребностей правильного руководства развитием общества…

…А самоуспокоительная теория, насаждавшаяся во времена культа личности Сталина, согласно которой нам не у кого учиться, способна была только гасить творческие искания людей. Такая теория, несомненно, находится в прямом противоречии с ленинским призывом непрестанно учиться, в том числе и у капитализма».
(«Торжество ленинских принципов». «Правда» 29.11.62, с. 3.)


Хренников Т.Н.

«Не секрет, что на развитие нашего искусства наложил свой отпечаток культ личности. Можно было бы привести немало примеров, когда тот или иной художник должен был ломать свои творческие намерения в угоду вкусам одного человека. Диктат личного вкуса, мелочная опека, необоснованные политические обвинения приводили к боязни творческих поисков, без которых немыслима подлинно художественная деятельность.

Общеизвестно, что следствием культа личности явился крайний догматизм в нашей художественной критике, что теоретическая работа в области эстетики была сведена почти к нулю. Несомненно, что в силу всего этого искусство наше понесло большие издержки. Это не значит, конечно, что наше художественное творчество было парализовано культом личности…».
(«За подлинно народную жизнеутверждающую музыку». XXII съезд КПСС и допросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.12.61, Москва, 1962, с. 2,3—274.)


Чаковский А.Б.

«Известно, что упрощенность, схематичность нашей пропаганды и особенно контрпропаганды была характерна для периода культа личности.

В пропаганде того периода появились сухость, директивность, бездумное жонглирование формулировками. Нередко целью пропаганды становились не убеждение слушателей, а лишь повторение перед ними прописных истин. Подчас пропагандисты заботились не о том, чтобы доказать правоту своих слов, и не о том, чтобы завоевать умы и сердца слушателей. Они лишь стремились не забыть повторить все то, что было сказано ранее Сталиным, а затем повторено в бесчисленном количестве газетных статей. Они беспокоились не о том, что уйдут неубежденными, а боялись лишь, что забудут или не успевают сказать всего того, что „положено“ говорить в таких случаях, что пропустят какую-нибудь „обязательную“ формулировку».
(«За боевую наступательную пропаганду и агитацию». XXII съезд КПСС и вопросы идеологической работы: материалы всесоюзного совещания по вопросам идеологической работы 25—28.13.61, Москва, 1962, с. 173—174.)

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close