О литературе

Комментарий редакции СП

Представленный ниже отрывок выступления Жданова на Первом Всесоюзном съезде советских писателей 1934 года даёт формулировку марксистского метода в литературе и искусстве в целом.


Речь А. Жданова, 1934 г.

Успехи советской литературы обусловлены успехами социалистического строительства. Рост её есть выражение успехов и достижений нашего социалистического строя. Наша литература является самой молодой из всех литератур всех народов и стран. Вместе с тем она является самой идейной, самой передовой и самой революционной литературой. Нет и никогда не было литературы, кроме литературы советской, которая организовывала бы трудящихся и угнетённых на борьбу за окончательное уничтожение всей и всяческой эксплуатации и ига наёмного рабства. Нет и не было никогда литературы, которая кладёт в основу тематики своих произведений жизнь рабочего класса и крестьянства и их борьбу за социализм. Нет нигде, ни в одной стране в мире, литературы, которая бы защищала и отстаивала равноправие трудящихся всех наций, отстаивала бы равноправие женщин. Нет и не может быть в буржуазной стране литературы, которая бы последовательно разбивала всякое мракобесие, всякую мистику, всякую поповщину и чертовщину, как это делает наша литература.

Такой передовой идейной революционной литературой могла стать и стала в действительности только советская литература — плоть от плоти и кость от кости нашего социалистического строительства. (Аплодисменты.)

Советские литераторы создали уже немало талантливых произведений, правильно и правдиво рисующих жизнь нашей советской страны. Есть уже ряд имён, которыми мы вправе и можем гордиться. Под руководством партии, при чутком и повседневном руководстве ЦК и неустанной поддержке и помощи товарища Сталина сплотилась вокруг советской власти и партии вся масса советских литераторов. И вот в свете успехов нашей советской литературы ещё больше и резче выявляется вся противоположность между нашим строем — строем победившего социализма и строем умирающего, загнивающего капитализма.

О чём писать, о чём мечтать, о каком пафосе может думать буржуазный писатель, откуда заимствовать ему этот пафос, если рабочий в капиталистических странах не уверен в завтрашнем дне, если он не знает, будет ли он завтра работать, если крестьянин не знает, будет ли он завтра работать на своём клочке земли или будет вышиблен из колеи капиталистическим кризисом, если трудовой интеллигент не имеет работы сегодня к не знает, получит ли он её завтра.

О чём писать, о каком пафосе может идти речь для буржуазного писателя, если мир не сегодня — завтра будет ввергнут вновь в пучину новой империалистической войны.

Современное состояние буржуазной литературы таково, что она уже не может создать великих произведений. Упадок и разложение буржуазной литературы, вытекающие из упадка и загнивания капиталистического строя, представляют собой характерную черту, характерную особенность состояния буржуазной культуры и буржуазной литературы в настоящее время. Ушли безвозвратно времена, когда буржуазная литература, отражая победы буржуазного строя над феодализмом, могла создавать великие произведения периода расцвета капитализма. Теперь идёт всеобщее измельчание и тем, и талантов, и авторов, и героев.

В смертельном страхе перед пролетарской революцией фашизм расправляется с цивилизацией, возвращая людей к самым жутким и диким периодам человеческой истории, сжигая на кострах и варварски уничтожая произведения лучших людей человечества.

Для упадка и загнивания буржуазной культуры характерны разгул мистицизма, поповщины, увлечение порнографией. «Знатными людьми» буржуазной литературы, той буржуазной литературы, которая продала своё перо капиталу, являются сейчас воры, сыщики, проститутки, хулиганы.

Всё это характерно для той части литературы, которая пытается скрыть загнивание буржуазного строя, пытается тщетно доказать, что ничего не случилось, что всё благополучно в «царстве датском», и ничто ещё не гниёт в строе капитализма.

Более остро чувствующие положение вещей представители буржуазной литературы объяты пессимизмом, неуверенностью в завтрашнем дне, восхвалением чёрной ночи, воспеванием пессимизма как теории и практики искусства. И только небольшая часть — наиболее честные и дальновидные писатели пытаются найти выход на иных путях, в иных направлениях, связать свою судьбу с пролетариатом и его революционной борьбой.

Пролетариат капиталистических стран уже куёт армию своих литераторов, своих художников — революционных писателей, представителей которых мы сегодня рады приветствовать на первом съезде советских писателей. Отряд революционных писателей в капиталистических странах ещё не велик, но он расширяется и будет расширяться с каждым днём обострения классовой борьбы, с нарастанием сил мировой пролетарской революции.

Мы твёрдо верим в то, что те несколько десятков иностранных товарищей, которые присутствуют здесь, являются ядром и зачатком могучей армии пролетарских писателей, которую создаст мировая пролетарская революция в зарубежных странах. (Аплодисменты.)

Так обстоит дело в капиталистических странах. Не то у нас. Наш советский писатель черпает материал для своих художественных произведений, тематику, образы, художественное слово и речь из жизни и опыта людей Днепростроя, Магинтостроя. Наш писатель черпает свой материал из героической эпопеи челюскинцев, из опыта наших колхозов, из творческой деятельности, кипящей во всех уголках нашей страны.

В нашей стране глазные герои литературного произведения — это активные строители новой жизни: рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, партийцы, хозяйственники, инженеры, комсомольцы, пионеры. Вот основные типы и основные герои нашей советской литературы.

Наша литература насыщена энтузиазмом и героикой. Она оптимистична, причём оптимистична не по какому-либо зоологическому «нутряному» ощущению. Она оптимистична по существу, так как она является литературой восходящего класса пролетариата, единственно прогрессивного и передового класса. Наша советская литература сильна тем, что служит новому делу — делу социалистического строительства.

Товарищ Сталин назвал наших писателей инженерами человеческих душ. Что это значит? Какие обязанности накладывает на вас это звание?

Это значит, во-первых, знать жизнь, чтобы уметь её правдиво изобразить в художественных произведениях, изобразить не схоластически, не мертво, не просто как «объективную реальность», а изобразить действительность в её революционном развитии. При этом правдивость и историческая конкретность художественного изображения должна сочетаться с задачей идейной переделки и воспитания трудящихся людей в духе социализма. Такой метод художественной литературы и литературной критики есть то, что мы называем методом социалистического реализма.

Наша советская литература не боится обвинений в тенденциозности. Да, советская литература тенденциозна, ибо нет и не может быть в эпоху классовой борьбы литературы не классовой, не тенденциозной, якобы аполитичной. (Аплодисменты.)

И я думаю, что каждый из советских литераторов может сказать любому тупоумному буржуа, любому филистеру, любому буржуазному писателю, который будет говорить о тенденциозности нашей литературы: «Да, наша советская литература тенденциозна, и мы гордимся её тенденциозностью, потому что наша тенденция заключается в том, чтобы освободить трудящихся — всё человечество от ига капиталистического рабства». (Аплодисменты.)

Быть инженером человеческих душ — это значит обеими ногами стоять на почве реальной жизни. А это в свою очередь означает разрыв с романтизмом старого типа, с романтизмом, который изображал несуществующую жизнь и несуществующих героев, уводя читателя от противоречий и гнёта жизни в мир несбыточного, в мир утопий. Для нашей литературы, которая обеими ногами стоит на твёрдой материалистической основе, не может быть чужда романтика, но романтика нового типа, романтика революционная. Мы говорим, что социалистический реализм является основным методом советской художественной литературы и литературной критики, а это предполагает, что революционный романтизм должен входить в литературное творчество, как составная часть, ибо вся жизнь нашей партии, вся жизнь рабочего класса и его борьба заключается в сочетании самой суровой, самой трезвой практической работы с величайшей героикой и грандиозными перспективами.

Наша партия всегда была сильна тем, что она соединяла и соединяет сугубую деловитость и практичность с широкой перспективой, с постоянным устремлением вперёд, с борьбой за построение коммунистического общества. Советская литература должна уметь показать наших героев, должна уметь заглянуть в наше завтра. Это не буцет утопией, ибо наше завтра подготовляется планомерной сознательной работой уже сегодня.

Нельзя быть инженерами человеческих душ, не зная техники литературного дела, причём необходимо заметить, что техника писательского дела имеет целый ряд специфических особенностей. Родов оружия у вас много. Советская литература имеет все возможности применить эти роды оружия (жанры, стили, формы и приёмы литературного творчества) в их разнообразии и полноте, отбирая всё лучшее, что создано в этой области всеми предшествующими эпохами. С этой точки зрения овладение техникой дела, критическое освоение литературного наследства всех эпох представляет из себя задачу, без решения которой вы не станете инженерами человеческих душ.

Товарищи, пролетариат, как и в других областях материальной и духовной культуры, является единственным наследником всего лучшего, что есть в сокровищнице мировой литературы. Буржуазия размотала литературное наследство, мы обязаны его тщательно собрать, изучать и, критически освоив, двигаться вперёд.

Быть инженерами человеческих душ — это значит активно бороться за культуру языка, за качество произведений. Наша литература ещё не отвечает требованиям нашей эпохи.

Слабости нашей литературы отражают отставание сознания от экономики, от чего, разумеется, не свободны и наши литераторы. Вот почему неустанная работа над собой и над своим идейным вооружением в духе социализма является тем непременным условием, без которого советские литераторы не могут переделывать сознания своих читателей и тем самым быть инженерами человеческих душ.

Нам нужно высокое мастерство художественных произведений и в этом отношении неоценима помощь Алексея Максимовича Горького, которую он оказывает партии и пролетариату в борьбе за качество литературы, за культурный язык. (Аплодисменты.)

Итак, советские писатели имеют все условия для того,чтобы дать произведения, как говорят, созвучные эпохе, дать произведения, на которых бы учились современники и которые были бы гордостью будущих поколений. Для советской литературы созданы все условия для того, чтобы она могла создать произведения, отвечающие требованиям культурно выросших масс. Ведь только наша литература имеет возможность быть так тесно связанной с читателями, со всей жизнью трудящихся, как это имеет место в Союзе Советских Социалистических Республик. Настоящий съезд является особенно показательным. Съезд готовили не только литераторы, съезд готовила вместе с ними вся страна. В этой подготовке ярко сказались та любовь и внимание, которыми окружают советских писателей партия, рабочие и колхозное крестьянство, та чуткость и вместе с тем требовательность, которые проявляют рабочий класс и колхозники к советским литераторам. Только в нашей стране литература и писатель подняты на такую высоту.

Организуйте же работу вашего съезда и работу Союза советских писателей в дальнейшем так, чтобы творчество писателей отвечало достигнутым победам социализма. Создайте творения высокого мастерства, высокого идейного и художественного содержания.

Будьте активнейшими организаторами переделки сознания людей в духе социализма.

Будьте на передовых позициях борцов за бесклассовое социалистическое общество. (Бурные аплодисменты.)

О литературе: 5 комментариев

  1. На мой взгляд, как художественную литературу, так и художественные фильмы можно разделить на три категории:
    Авторы первой категории рисуют идеальный воображаемый мир, фактически не существующий в реальности, где герои могут проходить через сотни передряг и испытаний, но всегда выходят победителями, и добро всегда побеждает зло. Также в этих произведениях либо явно, либо скрыто оправдывается существующий капиталистический строй (например, в романе М. Рида «Квартеронка» оправдывается рабство в США; в американском фильме 1951 года снятым по роману Т. Драйзера «Американская трагедия» с положительной стороны показаны капиталисты, хотя в книге все ровно наоборот) На мой взгляд, это самый примитивный тип литературы и кино. Хорошо это охарактеризовал Жданов в вышеприведенном выступлении, говоря о необходимости разрыва с романтизмом: «который изображал несуществующую жизнь и несуществующих героев, уводя читателя от противоречий и гнёта жизни в мир несбыточного, в мир утопий». Среди фильмов, к этой категории можно отнести как мексиканские сериалы, так и современные российские сериалы. Характерная особенность современных российских сериалов – это оправдание существующего капиталистического строя – как правило, богатые там показаны очень хорошо, есть честные предприниматели, честные полицейские, защищающие капиталистический строй, что упорным трудом можно добиться успеха в жизни. В общем, такая литература и кино – это что-то своего рода легкого обезболивающего, позволяющего пролетариату на время отвлечься от реальных проблем, и вместо поиска путей решения этих проблем, уйти в иллюзорный мир грез. Поэтому такой тип литературы и кино является очень вредным.
    Авторы второй категории рисуют правдивую картину мира, зачастую в деталях и подробностях показывают все мерзости и неприглядности капиталистического мира, произведения зачастую заканчиваются трагически, но авторы не могут правильно объяснить причины происходящих событий, либо объясняют их неправильно. Наиболее характерный представитель этой категории – Э. М. Ремарк – детально и в подробностях описывает ужасы капиталистического мира (войны, безработицы, фашизм и т. п.), но не может сделать вывод, что причина всего – это капитализм. Среди фильмов к этой категории можно отнести «Левиафан» А. Звягинцева. Книги и фильмы этой категории уже позволяют думать над путями решения реальных проблем.
    Авторы третьей категории отличаются авторов второй категории тем, что правильно объясняют происходящие события, либо подводят читателя к правильным выводам, что причина всех бедствий – капиталистический строй. Наиболее характерные авторы – М. Горький, Т. Драйзер. Книги этой категории действительно учат пролетария, что все жизненные неурядицы и трудности – это совершенно естественно для капитализма, и пока существует капитализм, будут и существовать негативные явления в общественной жизни им порожденные (бедность, безработица, преступность и т. д.).

    • Именно так, об этом газета отдельно писала:

      Империалистическая культура современного общества дает следующую картину индустрии искусства как средства духовного порабощения пролетариата. Самым реакционным видом искусства является формализм, бессодержательное искусство ради искусства. Его призвание до безобразия просто — играть формами искусства, иногда и мастерством исполнения, для увода внимания масс от социальной проблематики. За формализмом следует искаженный реализм — это самый массовый вид искусства, который полностью составляет так называемый масскульт. Искаженный реализм также напрямую служит интересам империализма, но к тому же открыто. Содержанием искаженного реализма можно считать отражение реальной жизни, но грубо и тенденциозно извращенное разными видами буржуазных ценностей: от анархизма и либерализма до национализма и фашизма. В искаженном реализме получает внимание некоторая социальная проблематика, но в форме негодяйства отдельных злодеев, побеждаемого зла или фаталистически присущего мирозданию зла. Обыкновенно, в силу плоскости содержания, такие произведения носят явно развлекательный характер.

      Значительно реже встречается натурализм. Это такой ненаучный протест против мерзостей капитализма, который заключается в фотографическом отображении реальности или реже в преувеличении и намеренной демонстрации мерзостей капитализма. Такое искусство, как правило, фаталистично, изображает крайний упадок, является чернухой и призвано шокировать и будоражить публику.

      Самый относительно прогрессивный и редкий тип искусства при империализме — это критический реализм. Он дает поверхностную, но реальную картину действительности и метафизически пытается вскрыть её причины, найти выход. Высшее достижение такого искусства — это критические разоблачения проблематики капитализма.

      В большинстве случаев произведения искусства соединяют в себе несколько этих видов.

      Поскольку всякий предмет искусства является продуктом конкретного общества, следовательно, он имеет свою уникальную национальную форму и создается на базе национального культурного наследия. Но это не означает культурную обособленность наций, опять же потому, что нации образуют человечество такими же хозяйственными связями. Стало быть, когда не станет наций, будет и общая культура; пока есть нации, искусство всегда имеет национальную форму.

      Империалистическая буржуазия, навязывая угнетенным классам и народам свою индустрию искусства, насаждает искаженное, грубо-тенденциозное содержание искусства, духовно закрепощает массы, воспроизводя убожество буржуазной морали и охранительства. К таким эстетическим ориентирам буржуазной культуры, проходящими практически в полном составе в любом современном произведении искусства, относятся: индивидуализм, успех, вера, демократия, казенный патриотизм, фальшивая семейственность, героика борьбы с примитивным злом, верховенство права, меценатство, половые чувства, культ насилия и т. п. Как правило, индустрия искусства, особенно в её массовых тиражах, находится под контролем западноевропейских и североамериканской наций — тех, кто господствует в экономике империализма.

    • В рамках антикапиталистической художественной литературы согласен с оценками Дмитрия в отношении Горького, Ремарка, но совершенно не согласен с оценкой творчества Звягинцева. Культрегер с очень двойным дном. Обласкан всей либеральной «тусовкой». На мой взгляд, современным российским читателям очень полезно перечитать Джека Лондона, Джона Рида, Френка Партного, особенно, «ФИАСКО», Джона Перкинса, а чтобы познакомиться со скотством самих успешных предпринимателей, так сказать, из первых рук, то и Сороса «Кризис мирового капитализма», Багирова «Гатсрабайтер». Так что, в будущем, придётся очень серьёзно работать с самонадеянными верхоглядами, т.е. с писателями, большинство из которых — флюгеры с повышенной жаждой сиюминутного признания.

      • Я, честно говоря, «Левиафан» не смотрел, но я смотрел фильм «Дурак», который по своему политическому звучанию подаётся левыми тоже как высшее достижение буржуазной индустрии кино, требующее поддержки и пропаганды. Например, Голобиани учит уважать картину:

        Жесткая своевременная картина без прикрас или преувеличений. Жанровая природа фильма близка к критическому реализму, поскольку показывает в деталях наше многострадальное общество, но не раскрывает причины его крайне болезненного состояния.

        В реальности же, фильм КРАЙНЕ ПОСРЕДСТВЕННЕН с художественной точки зрения, в частности абсолютно бредовый сюжет, до одури нереалистичный, хотя сама сюжетная концепция в общем-то довольно интересна. Если реализм требует от художника показать образы типичные, то в этом фильме нарезаны РУБАНКИ, а не образы, типичные для либеральных ПРЕДСТАВЛЕНИЙ о народе, о глубинке и т.д. Никакие причины болезненного состояния фильм не раскрывает, а является совершенно идиотской породией на идеалистические представления о борьбе добра и зла, человека и государства, личности и общества. По идейной глубине фильм «Дурак» находится примерно на уровне среднего голливудского дерьма.

  2. Герман (очень младший) снял фильм о Довлатове. Самое забавное, что Довлатов, по его словам, с младых ногтей хотел быть писателем. Просто писателем, не утруждая себя проблемами добра и зла, высокого и низкого. Хорошо, что у него не хватило легкомыслия хотеть быть, конкретно, Толстым или Шолоховым, а «просто», писателем. Беда советской писательской школы состоит в том, что у большинства писателей было слишком узенькое мировоззрение и слишком много внимания литерутурный институт, тем более, после смерти Жданова и Сталина, уделял форме. Довлатов тоже, успешно жонглировал формой, писал довольно своеобразными фразами полную мещанкскую бессмыслицу, как и Шендерович, как и Жванецкий. Самая большая беда советских беллетристов прошедшей эпохи, всяких асьтафьевых, солженицыных, распутиных, евтушонок в том, что на простых рабочих и колхозников, героев социалистического труда, они смотрели свысока, как Бунин и Шульгин, труды Маркса и Ленина они только подержали в руках, но ничего в них не постарались понять, никогда не знали, чего им больше хочется: демократии или севрюгу под хреном, с голой жрицей на столе?

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s