О Советах

№ 6/22, VI.2018


Общеизвестно, что коммунистическое строительство в СССР осуществлялось в основном в форме Советской власти. В системе диктатуры рабочего класса СССР были и другие элементы, помимо Советов, но роль органа публичной власти выполняли именно они.

Различные «патриотические» и ностальгирующие граждане держатся за Советы, как слепой за стенку, полагая в них восстановление СССР.

Чтобы понять, что такое Советы, нужно не забыть четыре исторических факта: первый — большевики не только выдвигали, но и снимали лозунг «Вся власть Советам», второй — в качестве борьбы антикоммунисты выдвигали контрреволюционный лозунг «Советы без коммунистов», третий — Советы загнили вслед за КПСС, но не наоборот, и четвёртый — Советы в начале 1990-х превратись в антикоммунистические органы власти.

Уже из этих фактов видно, что Советы представляют собой некую политическую форму власти, но не являются сами по себе определяющими.

Увлекаясь преимуществами демократии советских органов СССР, многие левые не понимают сути.

Итак, Советы — это находка революционных рабочих 1905 года. Грубо говоря, Советы — это наиболее удобный для промышленных рабочих орган власти, по существу скопированный с буржуазного парламента. Рабочие добавили в него непосредственности, демократии, цехового духа.

Почему Ленин ухватился за Советы? Потому что они были рождены живым творчеством масс. Иными словами, форма Советов соответствовала представлениям людей о делегировании власти, назначении полномочий и функций.

Демократизм Советов, то есть составление депутатского корпуса непосредственно из трудящихся, отзыв депутатов и отчётность, является способом укрепления авторитета данного органа, но не видом осуществления власти.

То есть, если сегодня привести Федеральное Собрание РФ в строгое юридическое соответствие Советам, скажем, образца 1925 года или 1935 года, то власть буржуазии в России не падёт и даже не поколеблется. Ни выдвижение трудящимися коллективами, ни отзыв депутатов не помогут в этом деле.

Государственная власть принадлежит тому классу, который, во-первых, экономически господствует, во-вторых, по своей организации превосходит класс-антагонист. Сам орган публичной власти, принципы его организации и функционирования существенной роли не играют. Он может быть хоть военной хунтой в виде диктатуры узкой коллегии или даже единоличной власти диктатора.

Что значит превзойти буржуазию по степени организации? Это значит увлечь за собой основную массу народа, превзойти класс-противник по нравственному настроению, уметь управлять общественным богатством, мастеровито хозяйствовать, научиться защищать свою власть и, наконец, знать как, и собственно начать, строить коммунизм, то есть бесклассовое общество.

В основе организации пролетарских масс в боевитый революционный рабочий класс, который только и способен вырвать власть из лап олигархии, лежит продуктивная деятельность коммунистической партии, то есть штаба, мозга, авангарда рабочего класса. Всё, что необходимо рабочему классу для взятия государственной власти — это приемлемый уровень сознательности, если, конечно, под ней понимать и осознание, и политическую выучку, и компетентность, и единство воли, и дисциплину.

Если предельно кратко сформулировать разницу между пролетарием и борцом рабочего класса, то первый существует ради того, чтобы господствовали над ним, а второй самовоспитан господствовать сам. Поэтому, получившая в позднесоветсткие годы пренебрежительный и саркастический оттенок кличка «гегемон» как раз весьма неплохо отражает существо данной разницы: или ты — гегемон, или ты — холоп.

Но чтобы стать «гегемоном», необходимо не одно только желание, и тем более не стремление господствовать над своими братьями по классу или другими слоями общества. «Гегемония пролетариата» или власть рабочего класса — это новое государственное устройство и новый хозяйственный уклад, иными словами, диктатура рабочего класса и строительство коммунизма, добровольно вовлекающее гигантские массы населения.

Для учреждения диктатуры рабочего класса, её обустройства, процветания и разворачивания строительства коммунизма необходимо как минимум превзойти господствующий класс олигархии в умственной силе и классовой организованности. Отсюда проистекают текущие задачи для всех сознательных пролетариев физического и умственного труда, всех симпатизантов коммунизма.

При этом рабочий класс может господствовать исключительно посредством развития, укрепления общественной собственности, а это, в свою очередь, невозможно без всеохватывающего научного планирования. То есть политическое господство рабочего класса — это подавление насилием сопротивления, но не ради эксплуатации и угнетения, как в эксплуататорских обществах, а для продуктивного экономического и социального развития.

Таким образом, господство рабочего класса не является формой эксплуатации или угнетения кого-либо, наоборот, оно есть раскрепощение творческого потенциала всех слоёв общества. Насилие же направлено только против тех элементов, которые борются за восстановление прежних порядков.

Более того, власть рабочего класса невозможна без всемерного одобрения и поддержки большинства трудящихся. Поэтому диктатура рабочего класса является главным образом не системой насилия и подавления, а «системой» культурничества и убеждения.

Разве можно себе представить ситуации, при которой Советская власть совершала бы действия, которые не одобряло бы абсолютное большинство населения?

Каким образом сексот-антикоммунист Горбачёв разрушал СССР? Разве он прямо говорил или делал что-то против воли и понимания рабочего класса? Нет, он обманывал и завуалировал политику сознательного провоцирования кризиса. В отличие, например, от Путина. Путин, конечно, отчасти опирается на поддержку населения, но в сущности его власть стоит на штыках. Абсолютное большинство граждан РФ выступает за отъём имущества олигархии, за отмену результатов приватизации, за национализацию всех крупных средств производства, против социально-экономической политики и так далее. Но воля миллионов оборачивается не решениями в интересах миллионов, а укреплением аппарата насилия, созданием и вооружением гвардейцев, полицейских, частных охранных служб, запугиванием населения и только после — некоторыми уступками и утихомириванием политической активности подачками.

Даже самая выродившаяся и сгнившая Советская власть в 1992 году не могла пойти против народа. Поэтому после госпереворота Ельцин юридически уничтожил аппарат, перетряхнул кадры, создал новую нормативно-правовую базу для чиновничества: от судей и депутатов до солдат и гаишников.

Если же предположить ситуацию, при которой власть находится в руках рабочего класса, но коммунизм не строится, как было, например, в период Хрущёва — Брежнева — Горбачёва, то общественная система будет разлагаться под ударами и диверсиями империализма. От этого спасает только мощное антикапиталистическое воспитание, любовь к вождям, партии, высочайший авторитет с одной стороны и безупречная совесть руководства с другой стороны. Поэтому на Кубе, в Корее, Китае и возможно во Вьетнаме и Непале всё ещё первая фаза коммунизма, хотя движения к коммунизму если есть, то не достаточно последовательное. Следует учитывать, что во всех этих странах, кроме КНР, нет приемлимой материально-сырьевой базы, без чего развивать индустрию очень тяжело. И если бы не было эмбарго США, то и Куба и КНДР сделали бы мощный шаг вперёд.

Возня современных левых вокруг того, формировались ли Советы по производственному принципу или по территориальному, работала ли норма права об отзыве депутатов в сталинском СССР, есть продукт кошмарного непонимания самой сути демократии и власти.

Демократия — это не способ управления, не способ выработки и принятия решений, не выражение коллективного мнения, а форма отстранения от реальной власти.

Советская власть была властью рабочего класса не потому, что она формировала органы публичной власти из состава трудящихся, не потому, что был какой-то «волшебный» механизм «правильной» социалистической демократии, не потому, что массы принимали какие-то решения. А в связи с тем, что государство действовало в интересах трудящихся, а значит не в интересах буржуазии.

Государство становится в полном смысле слова коммунистическим, только если оно руководствуется марксизмом, то есть развивает общество по пути изживания всякой власти, государства, права, классов.

Сталинский демократизм работал не только как форма отстранения, но и как форма рекрутирования во власть. Хотя в основном в сталинском СССР выборы являлись своего рода показателем одобрения работы партии со стороны народных масс.

Как класс осуществляет свою власть? Первым делом нужно понимать, что государственная власть вообще существует только там, где количество некомпетентных людей, обывателей и мещан критически велико. Иными словами там, где необходимо принуждение.

Власть рабочего класса в таком случае — определённая организация трудящихся, в которой присутствует некоторая доля принуждения при грандиозной программе преобразований, строительства, прогрессивных изменений. Чтобы выработать данную программу коммунистического строительства, осуществлять её грамотно, необходима высокая компетентность, необходимо руководствоваться наукой, то есть марксизмом, который познаётся только вместе со всем богатством, которое выработало человечество за всю историю.

Поэтому власть рабочего класса — это не распорядительные документы, подписанные рабочими, а, во-первых, подавление капиталистов и капиталистических элементов, во-вторых, процесс коммунистического строительства. Процесс вовлечения миллионов в это строительство под руководством коммунистической партии — вооружённого научными знаниями передового отряда рабочего класса.

Если бы Ленин в 1917 году мог объяснить пролетарским массам, что никакие Советы не нужны, не нужна никакая демократия, депутаты и прочий хлам, а нужно вдумчиво понять хозяйственный план строительства коммунизма — ГОЭЛРО, освоить политический план строительства коммунизма — программу РКП(б), и с железной дисциплиной приняться остервенело претворять их в жизнь, то, поверьте, он бы так и сделал. Однако, к сожалению, уровень сознания пролетариата и тем более крестьянства был таков, что требовались не только Советы, но и разветвлённая система права, громоздкая бюрократия, регулярная армия, чекисты, профсоюзы и остальные «приводные ремни».

Таким образом, Советы — это орган политического руководства массами, качество которого всецело определяется качеством коммунистической партии, а способы формирования и функционирования продиктованы конкретно-историческими условиями.

Перед марксистами сегодня стоит задача создания подробной модели функций и организации Советов всех уровней как органов политического управления строительства именно коммунизма в сегодняшних условиях. Учитывая опыт реставрации капитализма в СССР, рабочий класс ждёт не только ясных и глубоких разъяснений по поводу сущности Советов, их функций, структур, задач и методов их строительства, но и разрешения проблематики контроля за политической линией строительства коммунизма, чтобы исключить возможность превращения Советов в органы контрреволюции.

А. Редин
23/06/2018

О Советах: 11 комментариев

  1. «Советы представляют собой некую политическую форму власти, но не являются сами по себе определяющими.»
    Определяющими что?

    «Если же предположить ситуацию, при которой власть находится в руках рабочего класса, но коммунизм не строится, как было, например, в период Хрущёва — Брежнева — Горбачёва, то общественная система будет разлагаться под ударами и диверсиями империализма. От этого спасает только мощное антикапиталистическое воспитание, любовь к вождям, партии, высочайший авторитет с одной стороны и безупречная совесть руководства с другой стороны»

    Как раз всё перечисленное не спасает, а усугубляет!
    Спасает неустанный контроль от масс за органами, выражающими власть от имени рабочего класса.
    Советы (как сами же написали — в качестве формы отстранения от власти) вполне могут стать таким постоянным контролем, но ТОЛЬКО если они формируются по признаку совместности коллективной деятельности (В частности, по производственному признаку, НО точно не по территориальному!)
    Без этого постоянного органа контроля никто не одёрнет власть, что перестала строить коммунизм..

    Предпоследний абзац можно рассматривать как констатацию факта о прошлом, но не как план на будущее!
    Мало того, сейчас новые Советы, буде они повсеместно организованы, наоборот, вполне могут стать САМИ источником Партии и её кадров, одновременно автоматически получая (и оставляя за собой навсегда) функцию её контроля.
    Но даже если Партия возникнет НЕ из Советов, то в любом случае сама Партия нужна для ВЗЯТИЯ власти, для УДЕРЖАНИЯ её до построения новой структуры управления хозяйством с учётом всех сложившихся к этому моменту условий, но НИКАК не для последующего бесконтрольного внеобщенародного решения общехозяйственных задач. (ИМХО)

    • Как известно, ТОЛ (тринитротолуол) при определенных условиях взрывается, а при иных может спокойно и долго гореть, как полено, несильным коптящим огоньком. Подобным образом ведёт себя и пролетариат. Если он признает руководящую роль профсоюзов, лейбористов, троцкистов, то он может столетиями коптить белый свет своими периодическими демонстрациями, выпрашивая подачки. Когда пролетарии России познакомились с учением Ленина, то они образовали Советы. Однако, поскольку в этих Советах обосновалось много троцкистов, то Советы быстро пошли на сговор с Временным правительством и стали отдавать власть Керенскому. Когда же большинство в Советах взяли большевики-ленинцы, то пролетариат взорвался и, фактически, в одну ночь установил диктатуру рабочего класса. Когда в Советах рабочие признавали руководящую роль сталинской ВКПб, то СССР успешно строил коммунизм и громил мировой фашизм и американский империализм в Корее. Когда же, пользуясь дефектами демократического централизма, КПСС возглавил беспринципный карьерист и полуграмотный мещанини Хрущев, То Советы превратились в безмозглые марионетки, а когда КПСС возглавил троцкисты Андропов и Горбачев, то Советы, получив на время «свободу» от влияния на них КПСС, тут же стали строить капитализм, превращая рабочих в миллионы бесправных гастарбайтеров. Иначе говоря, как только во главе компартии вставал тупой служака и личный скаморох Сталина, Хрущёв, или троцкист Андропов, или тупица Горбачёв, никакие Советы не смогли обнаружить обман и ответить действием. Такова объективная история. За годы своей жизни я много лет провел в непосредственном контакте с рабочими заводов, фабрик, работая станочником, транспортным грузчиком, разнорабочим, так что, прекрасно знаю что такое трудовые заводские коллективы, чем и живёт и как думает большинство непосредственных, высоко квалифицированных рабочих. Они могут годами тлеть или мощно взорваться, но это не от них зависит. Поэтому убежден, что подавляющее большинство рабочих может принести определенную пользу лишь в рамках Совета рабочих на предприятии, или в поселковом Совете. Никакое строительство коммунизма Советы рабочих, не признающие руководящую роль полноценной коммунистической партии, осуществлять не способны. К сожалению, в этой истории всё завязано на качестве партии с коммунистическим названием. 25 прошедших лет ДОКАЗАЛИ, что ни КПРФ, ни РКРП не являются коммунистическими партиями лениского или сталинского типа. Потому и российский пролетариат всё больше превращается в гастарбайтеров. В Москве существует Совет рабочих Москвы. Хорошие люди. Уже много лет они упорно выходят на массовые демонстрации, организованные КПРФ. Но людей в этом Совете рабочих хватает ровно на то, чтобы нести свой пятиметровый транспорант: «Совет рабочих Москвы». Так что, пока в РФ не будет создана, действительно, коммунистическая, т.е. ГРАМОТНАЯ партия, пролетарии будут, как и прежде, слегка тлеть и коптить, варясь в собственном соку. Увы.

  2. Но как же пролетариат сможет дистичь вершин самосознания, если не в практической политической деятельности рабочих советов? Телевизор он должен смотреть что ли, или в цирк ходить?
    И еще, скажите, в чем экономический и политический интерес партии в «выращивании» сознательного пролетариата, ведь это просто ведет к ослаблению партийного централизма?
    Очень здорово вы написали выше:
    «государственная власть вообще существует только там, где количество некомпетентных людей, обывателей и мещан критически велико».

    • Но как же пролетариат сможет дистичь вершин самосознания, если не в практической политической деятельности рабочих советов?

      Что такое «вершина самосознания»?

      в чем экономический и политический интерес партии в «выращивании» сознательного пролетариата, ведь это просто ведет к ослаблению партийного централизма

      У партии нет вообще никаких экономических и политических интересов отдельных от класса, так как партии бывают только у каких-либо классов. Причём тут партийный централизм — не ясно. Похоже, вы под централизмом разумеете совершенно не то же самое, что мы.

  3. В контексте вашего текста, вершина самосознания это то что позволит самосознанию перейти на новый качественный уровень, очевидно. Или это не предполагается в вашей доктрине?

    Партии постоянно водят за нос, ну скажим не классы, а публику, для этого они и создаются. Партии служат для трансляции от немногих к многим. Говорить что партии находятся в услужении у классов некорректно дважды.

    • Иван, наш разговор имеет очень мало смысла, так как вы оперируете не марксистскими понятиями, а произвольными смыслами зачастую случайных терминов.

      Я не понимаю, что конкретно значит «перейти самосознанию на новый качественный уровень». Могу только догадываться о смысле ваших слов. Тем более сложно что-то ответить, если вы не владеете и не разделяете марксистское учение о политике, классах и партиях.

      Обратите внимание, что мы в газете говорим всегда о предельно конкретных, предельно точных вещах. Например, вы пишете о вершинах самосознания, а мы о пропаганде марксизма и организации пролетарской массы в рабочий класс. Вы спрашиваете о доктрине, а мы утверждаем, что наша позиция научна. Вы утверждаете, что партии создаются, чтобы водить публику за нос, а мы придерживаемся мнения, что партия — это высшая форма классовой организации. Вы не читали Ленина: «В обществе, основанном на делении классов, борьба между враждебными классами неизбежно становится, на известной ступени ее развития, политической борьбой. Самым цельным, полным и оформленным выражением политической борьбы классов является борьба партий», и не согласитесь, видимо, с ним; а мы считаем взгляды Ленина руководящими для себя.

      Так какой смысл в нашей беседе?

  4. Я ему про барана, он мне про Ивана. Прямо в упор не желает обсуждать означенные проблемы, мол моя твоя нэ понэмай.
    Откуда вы возьмете партию, без низовой самоорганизации то, без выращенного классовыми противоречиями самосознания, осознания своих классовых интересов? Разве что оседлаете ЕДРО сверху.

    Простых людей вы презираете, советам не доверяете, говорите о каких то эфимерных вещах. Не иначе как делаете ставки на силу духа и доброго слова. И слово то — Наука!
    Вопрос открытый, какая у вас реальная общественная база?

    • Какие конкретно статьи газеты вы читали? Или вы предпочитаете давать советы не интересуясь позицией тех, кому эти советы адресованы?

      Никто с вами «означенные проблемы» обсуждать не будет, потому что вы никаких проблем не обозначаете, ибо исходите из никому не ясных посылов, не признаёте марксизм, оперируете туманными терминами.

      Откройте нашу статью о классовых интересах и поймёте, что ваши реплики не по адресу.

      Ваши сообщения начинают носить провокационный характер, что противоречит нашим принципам.

    • Иван, это вы-то простой человек? Вы уже очень квалифицированный демагог, не уступите Ковтутну, Мацейчуку и Грегу. Разве «Прорыв» мешает чему-нибудь создаваться «снизу»? Создавайтесь. Большое количество современных партий с коммунистическими названиями созданы снизу. Вы-то, в какой из этих партий состоите? Может быть у вас есть результаты? Поделитесь. Наша задача: из таких простых людей, как вы, сделать людей умных, думающих, грамотных, овладевших научным подходом к решению проблем. Если вы уже умный, то действуйте, помогайте другим простым людям стать победителями. Как и чем вы им поможете, если простые люди не признают вас умным, оразованным, честным, деятельным? Где газета или журнал, который вы обязаны научиться издавать, если вы сторонник идей Маркса и Ленина, которые, как раз, начали свою ПОБЕДОНОСНУЮ ПРАКТИЧЕСКУЮ деятельность по спасения простых людей от тирании предпринимателей с выпуска газет, в котором помещали умные статьи, сплотившие решительно настроенных деятельных пролетариев и интеллигентов. Активисты прорыва уже привыкли к совершенно конкретному подходу к явлениям, поэтому, если мы кого-то презираем, то только адресно. В данном случае, из помещённых сообщений ясно, что презирают конкретно вас, а не простых людей вообще. Простых людей нам, просто, жаль, поскольку простота хуже воровства… у самих себя.

  5. любовь к вождям

    все конечно хорошо, но вот требовать от людей любви к вождям — это какой-то уже перекос. В этом пункте вы противоречите сами себе. С одной строны призываете людей к научному, а следовательно скептическому, познанию, с другой требуете от них некритического отношения к «вождям».
    Смоей точки зрения любой авторитет может быть поддержан постольку и на сколько он выражает и руководствуется в своих действиях и завялениях познанием объективной реальности. И должен быть немедленно сброшен со своего пьедестала как только отходит от научных материалистических позиций.

    • Вы знакомы с народной мудростью, насильно мил не будешь? Нужно очень специфично воспринимать статью, чтобы увидеть требование любви к вождям. Такое требовать глупо и главное — бесполезно.

      Поразмышляйте над тем почему народ ЛЮБИЛ Ленина и Сталина.

      А потом примите к сведению тот неоспоримый факт, что познать объективную действительность в достаточной степени некоторое время огромные массы людей, к сожалению, не способны. Поэтому они руководствуются не познанием, а своими представлениями о правильности политического курса, эмоциями, чувствами и ВЕРОЙ, в частности верой в вождей, в партию. Так было, так будет в меньшей степени, но будет. Если слово у партии и её вождей совпадает с делом, если мнение, чувства и вера масс вполне удовлетворены делами партии и вождей, то естественным образом формируется любовь к партии и особенно любовь к вождям. Это то, что троцкисты, а за ними и либералы прозвали культом личности. Насадить силком такой культ практически невозможно, всякое насаждение будет казённым и искусственным, превратится скорее в анекдот и кривлячество, чем в любовь.

      Этот пассаж про любовь и антикапитализм написан в статье, чтобы читателю было понятно, почему современные коммунистические режимы не рухнули, несмотря на то, что они не вполне марксистские.

      В другой нашей статье вы найдёте более подробно про веру в вождей, лучше и конкретнее сказано. По сути вера в вождей и любовь к вождям в обсуждаемом контексте — одно и то же.

      Ниже цитата из статьи. Прочитайте её и сообщите своё мнение.

      Существует ли в политике доверие? Если мы ставим вопрос о том, что коммунист обязан быть правдивым и не может обманывать свою партию и свой класс, значит мы автоматически ставим вопрос о доверии к нему. Более того, отрицание доверия в политике, отрицание доверия к вождям, абсолютизация принципа сомнения есть либо самая примитивная детская наивность, либо провокация.

      Доверие есть оборотная сторона авторитета.

      Предположение, что у марксистов не бывает авторитетов и авторитеты в коммунистической партии якобы не нужны — смешное левачество, которое, между прочим, много раз высмеивали классики. В действительности рабочему движению авторитеты в лице коммунистов жизненно необходимы, а также жизненно необходимы авторитеты и в самой партии, в первую очередь в лице вождей.

      Наша газета считает, что «авторитет вождя представляет собой опыт значимых побед, который из-за сложности действительности и ограниченности условий и способов познания предстает в виде моральной гарантии разрешения имеющейся проблемы. Иными словами авторитет — это вера в то, что вождь знает как и что делать, потому что он более грамотен, опытен и достаточно силен нравственно. Авторитет в этом смысле нельзя путать с авторитетом казенным, который возникает в классовом обществе, исходя из господства принуждения, насилия и страха перед ним. Такой авторитет исключительно формальный, авторитет власти».

      Слово «вера» в данном случае употребляется не в классическим смысле, а именно как доверие.

      Следует отметить, что с одной стороны, доверчивость масс — это объективная реальность и начинать работу придётся именно на этой конкретно исторической основе, но с другой стороны, успех коммунистического движения зависит от того, смогут ли коммунисты в нарастающем объёме переводить индивидуальное сознание в понятийное русло, тем самым, уничтожая возможность реставрации отживших отношений. Более того, получить доверие трудящихся масс, упрочить в них веру в коммунизм, будет тем легче, чем бескомпромисснее и компетентнее научное мышление в области обществоведения будет насаждаться в самой партии, чем больше научного монизма будет в выступлениях всех партийных пропагандистов. Таким образом вопрос о доверии, по крайней мере в партии, постепенно полностью сведётся к вопросу о подлинном товариществе.

      Однако исторические условия были несколько иными, Сталин учил: «Не может быть настоящей партии там, где нет веры в вождей.. Почему русские рабочие верили Ленину безгранично? Только ли потому, что политика у него была правильна? Нет, не только потому. Они верили ему еще потому, что они знали, что у Ленина слово не расходится с делом, что Ленин „не обманет“. Вот на чем строился, между прочим, авторитет Ленина. Вот каким методом воспитывал Ленин рабочих, вот как он внедрял в них веру в вождей».

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s