Барьеры сознания. Об ускорении взращивания настоящих соратников

№ 1/77.I.2023


Интересно наблюдать глубину пропасти, лежащей между людьми из одной общности — «общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры». Особенно ярко она проявляется при общении агитаторов-марксистов c обычными людьми, с представителями, как говорится, народных масс. «Это катастрофа мыслительного процесса, интеллектуальная болезнь», — переходит на эмоции агитатор, получая в ответ на обстоятельное раскрытие сущности капиталистических отношений что-то вроде «наш президент разберётся с ситуацией, а ты раскачиваешь лодку». Верно и обратное: во фразе «производство средств жизни первично в отношении всех остальных явлений и процессов в обществе» представитель народной массы слышит лишь набор инопланетянских звуков и переходит к оскорблениям.

Нечто похожее можно было бы наблюдать в разговоре космонавта, объясняющего принципы работы ракеты, с представителем древней цивилизации, считающим солнце этаким фонариком на шапке громовержца.

А тем временем разговор-то идёт не с пращуром: вы с современником смотрите на одно и то же явление и понимаете о нём порою диаметрально противоположные вещи. Потому что у одного из вас между глазами и явлением чистое стекло, а у второго — стена с нарисованной на ней иллюзией. Иначе говоря, пропасть между вами пролегает между разными уровнями научного знания: от полного невежества на одной стороне до целостного марксистского мировоззрения на другой. Задача её преодоления не может быть решена одним разговором, пусть даже самым выверенным.

Не лишним будет в сотый и тысячный раз повторить, что главный нерв проблематики сегодняшнего дня сосредоточен в том, что, по меткому выражению Редина,

«господство буржуазии держится не на насилии в прямом смысле слова, что вооружённая буржуазия способна подавить пролетариат, а на невежестве пролетариата, так как только субъективные заблуждения позволяют гигантской материальной силе большинства общества самоисключаться из объективного процесса классовой борьбы».

Как происходит дело сейчас?

В мире возникла благоприятная для коммунистов обстановка, когда невидимая нога рынка раздаёт всё более чувствительные пинки мелкобуржуазному в массе своей пролетариату, что выталкивает всё больше людей из всё менее уютных норок к тому, чтобы начать интересоваться устройством окружающего мира. Кропотливая работа агитаторов-марксистов в таких условиях ведёт к тому, что всё больше обывателей обращается к марксизму. Прискорбно, что значительная их часть со временем отсеивается: либо устраняется от марксистского движения, либо оседает в оппортунистических болотцах. «Фонарик с шапки громовержца» оказывается более родным и привлекательным.

Оставшиеся постигают марксизм во всей полноте через добросовестное самообразование ([1])([2]) и, по достижению необходимого уровня компетентности, могут в будущем влиться в авангард рабочего класса. К сожалению, не все справятся с поставленной задачей и часть снова отсеется и проследует в никуда за своим «фонариком».

Конечно, редакция «Прорыва» и будущая партия Научного Централизма не стремится к массовости самой по себе, потому что дело вовсе не в количестве, а в том, что нужны кадры, обладающие высшей степенью компетентности и добросовестности; кадры, способные завтра вести за собой десятки тысяч, а послезавтра — миллионы. В конце концов, чем поможет эта самая массовость, если «причиной реставрации капитализма в СССР являлась некомпетентность членов КПСС, особенно в её руководящем составе, в вопросах практического строительства коммунизма».

Однако если просто увеличение количества кадров авангарда рабочего класса не может являться необходимой целью партии рабочего класса или печатного органа, то качественное количество, то есть количество компетентных кадров, играет огромную, если не решающую роль для победы революции. Равно как и скорость, с которой такие кадры появляются. Следовательно, необходимо бороться с вышеуказанным отсевом посредством выработки новых подходов к обучению. Такая задача, как и всякая другая задача, поддаётся планированию и осуществлению.

Как пишет В. Подгузов,

«самым сложным и до сих пор наименее разработанным, наименее детализированным вопросом марксистской теории и является вопрос о доведении индивидуального и общественного мышления, т.е. мышления всего населения земного шара, до научно теоретического уровня, когда моральным признаётся только то, что служит делу строительства коммунизма на планете. Поэтому и самой сложной в цепи задач, стоящих перед коммунистами, является задача теоретического моделирования и практической реализации КУЛЬТУРНОЙ революции, которая совершенно не равна умению читать, считать и писать, и уж совсем не тождественна всеобщей сытости и умению одеваться по моде».

Что нужно сделать для того, чтобы повысить скорость ковки компетентных кадров? Прежде всего для этого необходимо увеличить количество таких кандидатов, которые, будучи вытолкнутыми общественными обстоятельствами и усилиями марксистов-агитаторов из своих норок и заинтересовавшись марксизмом, смогли бы дойти до того, чтобы заняться полноценным добросовестным самообразованием.

Для этого, в свою очередь, нужно понять суть тех барьеров в сознании, которые заставляют обывателя возвращаться к своим «фонарикам», и искать пути их преодоления.

Часть I. Барьеры

Наши потенциальные кадры — всё человечество. При этом, как говорит один агитатор, активно общающийся с населением, — «никакой жареный петух не заставит идиота пользоваться мозгом».

Задумаемся: почему так?

Для ответа прежде всего надо понять, на какие стороны сознания индивида нужно обратить внимание. Мы уже знаем, что марксист критерием совести ставит законы прогресса общества, что в свою очередь требует известного качества мировоззрения, приобретённого путём усердного самообразования, и общественной практики, следующей этим законам. Следовательно, рассмотрению подлежат две сущностные характеристики: способность отражать объективную действительность без искажений и способность направлять свои мысли и действия не только на себя. Иначе говоря, уровень добросовестности в теории, то есть качество мировоззрения, и уровень добросовестности в практике.

Самая сущность ответа находится в том, как на эти характеристики воздействует капиталистическая формация с её абсолютным экономическим законом — жаждой максимальной прибыли.

1) Мировоззрение современного человека по качеству может варьироваться от утопленного в невежестве, оппортунизме и иллюзиях глубоко мещанского сознания до высококачественной целостной марксистской системы взглядов. При капитализме вся система формирования личности направлена на укоренение идиотизма по всем обществоведческим вопросам.

Известно, например, что в большинстве буржуазных стран профессия школьного учителя буквально втоптана в грязь: обложена бюрократией, плохо оплачивается, ограничена в воспитательной функции, а значит, задача формирования высококачественной системы взглядов сознательно профанируется. Выйдя из школы, человек попадает в цепкие лапы рыночных СМИ, генерирующих информационно-пропагандистский хаос в режиме 24/7. Политическая пропаганда в классовом обществе направлена на то, чтобы скрывать сущность общественных отношений, подменяя их национально-религиозно-демократическим мороком. Сложно сформулировать происходящее лучше:

«Мы видим искаженные факты, не зная контекста, предыстории и перспектив, до нас доходят большей частью интерпретации, так называемая аналитика, попросту терроризирующие мышление. Сжимающийся от натиска ахинеи, эклектики, поверхностной чепухи ум приобщается к фрагментарности, насильственно толкается в эмоциональные приоритеты над рациональными. Мозг учится мыслить отсебятиной, не утруждаясь проработкой деталей, сторон, развитием событий, даже не озадачиваясь банальной проверкой фактов. Мозг приходит к бинарности, простым черно-белым и выраженно эмоциональным схемам, облачающим любую информацию. Такой ум с легкостью принимает любую утку, обладающую хотя бы толикой правдоподобия, даже если ситуация в целом является сюрреалистичной и абсурдной».

К делу оболванивания масс подключены как специалисты по идеализму религиозного толка, пытающиеся «вырядиться в научную тогу», так и представители буржуазной науки, картина мира которых мало чем отличается от библейских писаний с сотворением из ничего, чудесами, тёмной материей и превращением движения в материю.

Это значит, что первый барьер в сознании — это барьер некачественного мировоззрения, барьер иллюзий.

Несмотря на это прогресс в плане роста количества образованных людей всё же наблюдается, потому что капитализм, в силу развития средств производства, уже не может совсем избавиться от профессий, связанных с умственным трудом. Однако прогресс этот относительный, ведь указанный рост существенно ограничен, да и сами работники-интеллектуалы, как правило, развиваются односторонне, вырастая в профессионалов одного дела. В то же время для массы людей, с горем пополам закончивших школу, пределом умственного напряжения является просмотр образовательного интернет-ролика и изучение истории на примере голливудского фильма. О каком самообразовании тут может идти речь, если привычка к интеллектуальной работе не привита с детства?!

Это значит, что второй барьер в сознании — это барьер сложности, сложности самостоятельного чтения и усвоения.

2) Уровень добросовестности в деятельности варьируется от мещанства, лелеющего животные атавизмы носителя, до предельно беспристрастной и самокритичной марксистской общественной практики, осуществляемой согласно законам общественного развития.

Первое, что надо отметить, это путь становления человека, путь, проходящий через напряжённую борьбу.

Хорошо понятна эта борьба противоречий, борьба между общественным началом человека и его животными атавизмами:

«Человек, действительно, обречен им противостоять почти с той же силой, какая понадобилась десяткам миллионов лет естественного отбора, когда формировались способности к воле, выступающей мостом между рассудком и общественной жизнедеятельностью. Любая возобновляемая потребность организма непрогрессивна. Включая сон или питание, включая все исходящее из психических желаний уровня «хочу», что можно считать низовыми, в силу обусловленности гормональной, нервной системой. Когда такие потребности обретают определяющий характер, они становятся явно реакционными, поскольку занимают роль, противостоящую более высоким формам человеческой мотивации».

Широк спектр характеров, в разной степени превозмогающих животное начало: это человек-желудок (он же мещанин классический), человек-семьянин, человек-хранитель-группы (однокурсники, друзья, группа по интересам, артель, волонтёрская группа), человек-общественник («обустрою родной город»), человек-любитель-родины («отдам жизнь за родину»), подвижник и, наконец, коммунист.

Второе, что надо отметить, это стихийную самоотверженность.

В тех, кто ушёл в развитии дальше человека-желудка, важно увидеть существование стихийных, то есть ненаучных, задатков добросовестности, и ещё каких! Например, в наше время можно наблюдать деятельность значительного числа религиозных подвижников и национально-ориентированных волонтёров, которые готовы отдать и отдают свои жизни в тылу и на фронте войны против империализма. Конечно, иллюзии в голове значительно ограничивают их в способности к достижению настоящей победы, да и на стороне врага-империалиста немало самоотверженных людей, искренне верящих в то, что их действия способствуют установлению мира.

Третье, что надо отметить, это биологический механизм, на который воздействует капиталистическое общество.

Так или иначе, мозг человека при взаимодействии с окружающей действительностью получает некоторую обратную связь, подкрепление, сообщающее ему об успешности произведённого действия. Как действует человек-желудок? А просто-напросто получает удовольствие от своего мещанского копошения: сначала образование и культура наполняют его голову капиталистическим сознанием, а затем он его реализует через конкуренцию со своими ближними: идёт по головам, возможно, становится предпринимателем, ворует и по пути всячески услаждает плоть. Не зная другого подкрепления и имея годы успешного животного подкрепления, такой человек не имеет ни малейшего понятия о том, что жизнь может проходить как-то иначе. Можно его винить, что он стихийно не стал другим, но равным образом можно винить сами обстоятельства. А между тем подкрепление тем сильнее, чем оно больше исходит от общественной и тем более от необходимой и осознанной деятельности. Но слепой не понимает рассуждений о красном и белом.

Это значит, что третий барьер в сознании — это барьер животного атавизма.

Часть II: Экспозиция. Потенциальные кадры

С точки зрения этих трёх барьеров — иллюзий, сложности и животных атавизмов — взглянем на условную «карту потенциальных кадров».

Из вышеприведённой иллюстрации следует и детализированная постановка задачи, рассматриваемой в этой статье. Если задача «Прорыва» ставится так, чтобы потенциальные кандидаты (категория 8) через годы добросовестного самообразования стали достойными членами авангарда рабочего класса, то целью этой статьи является начало разговора о том, как эффективнее подвинуть к категории 8 остальные семь и как помочь им преодолеть три вышеназванных барьера.

Для наглядности рассмотрим несколько персонажей из проиллюстрированных категорий.

Категория 8: готовый кандидат, взращивающий свою компетентность.

Категория 3: самый классический мещанин — в голове картинка из СМИ, полагается на бытовой «рассудок», или т.н. «умение мыслить», приспосабливается к господствующим условиям среды, то есть социально мимикрирует. При избавлении от ряда капиталистических иллюзий легко перековывается в сознательного вредителя из категории 1.

Категория 4: например, священник, мелкий предприниматель или представитель национального общественного движения, совершенно искренне и самоотверженно отдающий всего себя на некоторое благое дело, ту же войну с империализмом.

Категория 6: тут можно привести два примера. Вот небезызвестный И. Стрелков. Да, лавры Корнилова где-то не дают ему покоя; да, дальше внешней (пусть и верной) оценки явлений по форме он никак не может проникнуть в их сущность. Но кто может сказать, что такой человек не способен к образованию, и кто может усомниться в том, что он сегодня же готов положить жизнь за свои пусть искажённые, но, несомненно, направленные не на себя, а на всё русское в его понимании общество идеалы? Или В. Грубник, прошедший антимайданное одесское подполье, преданное властями РФ; выдержавший годы в СБУ-гестапо; вернувшийся после обмена в строй как организатор и главный двигатель гуманитарно-волонтёрского движения с начала СВО; прекрасно понимающий беспомощность нынешнего правящего режима; предлагающий в качестве глобального решения… самоорганизацию сознательных русских людей в стиле народного ополчения времён Смуты. Можно сказать, что чем высокоинтеллектуальнее человек, тем сложнее преодолевать барьер его иллюзий. А ведь именно «таким ребятам надо раскрывать классовое содержание государства, показывая, что на одной стороне горстка „эффективных“ приватизаторов разграбивших СССР, а с другой — трудящиеся массы, доведённые рынком до состояния устойчивого вымирания».

Категория 5: этакий профессор Преображенский, но давайте уберём лишнюю гротескность для проникновения в сущность. Такой человек может иметь высокий уровень интеллекта, может ударно трудиться всю жизнь, не быть гедонистом, уметь управлять коллективами, уметь искренне заботиться о целой группе людей (от семьи и друзей до группы по, например, волонтёрским интересам) и иметь достойные результаты в практической деятельности (научной, предпринимательской, профессиональной и пр.).

Наблюдая окружающее неравенство, естественным образом приспосабливается к этому риску через постоянное накопление «финансовой подушки». Она, во-первых, даёт иллюзию контроля, иллюзию того, что надвигающейся катастрофы можно избежать, во-вторых, всё-таки провоцирует потребительство, а в-третьих, подталкивает к сотрудничеству с олигархией самого похабного разлива ради собственного благополучия.

Перспективу, где общество развивается планово, считает идеалистической утопией, так как такое устройство требует отказаться от всего своего предыдущего опыта (барьер животного атавизма не позволяет мыслить категориями необходимости в масштабах всеобщего!), в первую очередь от финансовой подушки, чем подвергнуть себя риску. Исходя из этого наш «профессор» объявляет текущий ход вещей «естественным», а все кризисы — несущественными в исторической перспективе, так как человечество вопреки им продолжает расти. Количественный фактор тут определяет его мышление, а качество жизни этих миллионов несущественно.

Смерти миллионов в войнах и угроза лично семье из-за разгорающихся рядом войн воспринимается с фатализмом как естественная несправедливость в рамках общего исторического процесса. Фатализм подавляет способность к борьбе. Он объявляет революционеров фанатиками, тем более что их подвижничество конфликтует с личной привычкой перераспределять часть общественных благ в свою сторону.

Резюмировать мировоззрение нашего «профессора» можно так: «Я работаю продуктивно и усердно. Я получаю заслуженное вознаграждение, и бросать это ради, может быть, и понятных, но, по моему мнению, непроверенных коммунистических идей — этим пусть занимаются пассионарии; а если война всё-таки нагрянет и затронет нас — значит, это судьба такая, на масштабах человечества, судя по его количественному росту, это не скажется».

Несложно представить реакцию представителей разных категорий на то, как рыночная экономика с её разрастающимся кризисом нарушает их спокойствие.

Во-первых, «в меру политизации сознания большинства граждан, роста их социальной, в т.ч. и митинговой, активности формируются предпосылки к очередным крупным общественным изменениям. Т.е. происходит постепенное, стихийное сближение содержания фундаментальной теории общественного развития и массового сознания».

Во-вторых, работа марксистов-агитаторов выталкивает людей к самому начальному, поверхностному пониманию того, что их мировоззрение в чём-то ущербно и это необходимо исправить. В этом смысле агитационная работа — это огромный шаг к тому, чтобы люди из любой категории начали двигаться к марксизму.

Однако этого недостаточно, ведь только кандидаты из категории 8 способны правильно реагировать и самообразовываться. Остальные поступят другим образом. Представители категории 1 начнут защищать привычный мещанский миропорядок и не преодолеют барьер животных атавизмов. Представители категории 2 не преодолеют барьер сложности и бросят чтения вскоре после начала. Представители категорий 3 и даже 5 начнут читать и тоже бросят, но уже из-за барьера иллюзии. Например, будут держаться за религиозную картину мира или за антисоветские мифы, вдолбленные с детства, и даже идущая вокруг война не сможет заглушить «ужасы» позднесоветской эпохи, вроде очередей за туалетной бумагой. И несмотря на интеллект, многие представители категории 6 также не могут сопротивляться изменению привычного иллюзорного миропорядка.

Можем ли мы просто забыть этих людей и отбросить с ними разговор? Не можем! Но нам необходим рост кадрового костяка, то есть значительное количество людей, занимающихся самообразованием, — массовая категория 8. Создать и приумножить такую почву — вот как автор видит одну из текущих задач авангарда.

Работать с разными категориями придётся по-разному: представителей категории 1 и 3 — насильно обучать и приобщать к практике, но в перспективе; с представителями категории 7 — сражаться, а представителям оставшихся категорий 2, 4, 5, 6 — помогать преодолевать барьеры и доводить их состояние до категории 8.

Часть III: Преодоление барьеров

Борьба за умы происходит в теоретической и практической плоскостях.

В теоретической плоскости необходимо продолжать линию на самообразование с избеганием упрощения ради упрощения. При этом автор предлагает поставить дополнительную задачу на создание программы самообучения, построенной по принципу от простого к сложному.

В рамках программы самообучения борьба с барьером иллюзий должна вестись по принципу максимально широкого удара по ненаучной картине мира, при этом не скатываясь в глубину по отдельно взятым аспектам. Крайне необходимо донесение широкой, целостной картины мира с указанием провалов наиболее широко распространённых иллюзий.

Почему так? Неверная картина мира изобилует логическими нестыковками, и задача состоит не в том, чтобы, например, утомить неглупого человека из категории 6 глубокими рассуждениями о правильности использования марксистских категорий, а в том, чтобы дать ему возможность максимально быстро погрузиться в целостную и непротиворечивую картину марксизма. Для этого необходимы написанные лёгким языком материалы, охватывающие вопросы методологии, философии, связи общего и частного, экономики, истории в диаматическом ключе и т.д. Автор предпринял попытку создать такой материал, но искомой лёгкости в силу отсутствия опыта пока не достиг. Увидев логические провалы своего мировоззрения, наш потенциальный соратник сможет осуществить дальнейший выбор: либо прийти к полноценному самообразованию, либо продолжить жить в своих иллюзиях. Материалов должно быть несколько: от самого лёгкого, до подробного, но каждый из них должен содержать максимальный спектр вопросов, затрагиваемых марксизмом.

В рамках программы самообучения борьба с барьером сложности должна вестись через создание школы самообразования. Известно, что сами по себе упрощённые материалы по изложению марксизма вредны; однако они становятся силой, если их выстроить в стройную многоуровневую структурированную систему, в которой широкая картинка углубляется с каждым новым этапом обучения. Так школа годами проводит человека от элементарного понятия устного счёта простых чисел до высшей математики самого серьёзного уровня через поэтапное погружение в сложность. При этом такая система подготовки поддаётся временному планированию.

Почему так? Слишком широк спектр знаний для освоения в марксизме и слишком мало людей, приученных к дисциплине самообразования и способных системно такой спектр охватить. Тут хоть каждый день вещай про добросовестность: человек или физически не вытянет без поэтапного введения в курс дела, либо утонет в каких-либо частностях, не познав всего учения.

Вот возьмём «Науку логики» (дальше — НЛ). Изучившие её товарищи подтвердят, что барьер сложности тут высок. Не вызывает сомнений, что в конечном итоге штудировать её придётся от корки до корки, но и помочь в этом деле предложенным выше методом также можно. Какие элементы повествования можно увидеть в НЛ? Переход от категории к категории осуществляется через рассуждение, построенное по определённой методологии. В процессе рассуждения иногда вводятся аксиомы (как, например, о ведущей роли бесконечности); также иногда могут встречаться излишние рассуждения и даже идеалистические ошибки (как, например, выведение объективности из субъективности при изучении понятия). Некоторые категории в снятом виде попадают в диаматику и становятся диаматическими категориями. Несложно представить систему поэтапного обучения:

* Уровень 1. Широкое освещение диаматического учения. Можно привести в пример направляющий материал от Редина и очерк о НЛ в привязке к диаматике и необходимости выработки верной системы отражения окружающего мира от автора.

* Уровень 2. Основные аксиомы и методы рассуждения НЛ.

* Уровень 3. Знакомство с категориями и аксиомами НЛ, чуть более детальное рассмотрение принципов рассуждения НЛ.

* Уровень 4. Полноценное изучение принципов рассуждения НЛ, а также рассмотрение ошибок НЛ.

* Уровень 5. Использование НЛ в работах классиков (например, в «Капитале»): диаматические категории, гегелевские категории, принципы рассуждения, а также рассмотрение ограниченности формальной логики.

* Уровень 6. Свободное плаванье, то есть самостоятельное чтение НЛ с применением вспомогательных материалов.

И, наконец, в рамках программы самообучения борьба с барьером животных атавизмов не может вестись иначе, кроме как через управляемое привлечение к широкой общественной практике для того, чтобы человек в коллективе единомышленников получил настоящее «общественное подкрепление».

Почему так? Слишком широк спектр для деятельности, и поэтому слишком легко начать заниматься не тем, чем надо, особенно когда марксизм ещё не освоен. Можно потратить миллион часов на копание в несвоевременном аспекте теории; можно писать бесконечное число статей, даже формально верных с марксистской точки зрения, о политике, но действовать при этом сугубо в рамках капиталистической «повестки». Иными словами, у новичка есть масса возможностей действовать крайне неэффективно как для себя, так и для всего коммунистического движения. В то же время партийный актив может разработать ряд задач, которые будут последовательно, от простого к сложному, давать возможность потенциальным кадрам приобщаться к делу коммунизма. Такие задачи могут находиться как в области агитации и пропаганды, например критика тех или иных капиталистических или левацких публикаций, так и в области теории, где можно взять за основу перечень проблем строительства коммунизма, требующих незамедлительного научно-теоретического изучения, и сделать из них ряд менее общих, более простых и детализированных подзадач.

Я. Дубов
18/01/2023

Барьеры сознания. Об ускорении взращивания настоящих соратников: 2 комментария

  1. Школа самообразования требуется однозначно. Говорю, как человек, не получивший высшего образования.

    • Леонид, вы не получили диплома о высшем образовании от официального ВУЗа, но ваша высокое интеллектуальное развитие отчётливо просматривается в оценке вами принципа самообразования. Если бы Маркс и Ленина остановились в своём самообразовании на том материале, который их обязали заучить официальные профессора, то никакого марсизма-ленинзма человечество не получило бы.

Комментировать

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s